TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » One lockpick's all I have [slavic mythology]


One lockpick's all I have [slavic mythology]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

У меня осталась одна отмычка...
... и немного осознания того, где я нахожусь
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/wZk039y.jpg

"we're not in Wonderland anymore, Alice" (c)

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Морана и Кощей Бессмертный

психиатрическая клиника в 1840-1950 годах

АННОТАЦИЯ

Иногда, не совсем ясно, насколько правдив сюжет твоей "книги" и многие ли поверят в него. Но однажды появляется один слушатель. Приходящий каждый день выслушать твою историю. Начинающий задавать много вопросов и подводящий итог тем событием, что он поможет. Но какой ценой? И каким образом?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Morana (14-10-2020 18:30:14)

+1

2

Мормерзглая черная тьма. Пожалуй, за столькие века к ней даже удалось привыкнуть, но не признать. В том месте, где застрял Кощей, было по-настоящему скучно. Когда-то он думал, что усохнет от тоски, живя на два мира: ни то в Яви у людей под боком, не то в Навьи, где царили мертвые и педантичный порядок мироздания. Наполненный жизнью мир или смертью. Как же он жестоко ошибался. Оказавшись на долгое время запертым в Навьи, кощей взвыл от тупой безысходности. Здесь не было ничего, но одновременно с этим было все. Это пустое, тусклое место, наполненное ужасом и страхом. Конечно, это не сильно-то и пугало Кощея [казалось бы, он рожден здесь], но внушало какую-то дикую меланхолию. В конечном итоге пришлось возвести для себя конкретную цель, чтобы банально не уподобиться некоторым зверям и шакалам, что таились во тьме загробного мира.

Но Кощей был на редкость упрямым существом, мало того — безжалостным. Даже к самому себе. У него было вдоволь времени, чтобы поэкспериментировать. Врата было плотно закрыты. Еще давно, слишком давно. И даже всех знаний Кощея не хватало, чтобы не, чтобы открыть их. притворить и найти выход. Плотная могучая сила сковала выход, заперев в ином мире всех возможных тварей, существ, а возможно даже Богов. Кощей не бесился, не рвался в драку, хотя порой приходилось защищаться от неразумных обитателей, которые постепенно со временем приходили в бешенство. Они даже не различали поначалу на кого им хватало нападать, а на кого — нет.

Время — относительное понятия для того, кто не мог умереть. В конечном итоге, кощей здраво рассудил, что, если не может выйти физическая оболочка, то духу его должно было легче пробиться в мир Яви. Впрочем, легче — не значило ежесекундное исполнение плана. Кощей был силен в управлении стихиями, погодой, проклятиями, но никак не ритуалов. Отчего приходилось учится, поглощая горечь собственных ошибок. кровавые, жестокие, беспринципные ритуалы. Все это положило начало тому, чтобы явиться в мир Яви бесплотным призраком, с одним единственным значением — якорем. Ему нужен был кто-то, к кому явиться, зацепиться за еще одно такое же мистическое существо, которое способно было ему помочь. Среди многих вариантов выбор пал на Морану.

Не самый худший выбор.

Настоящее тело погрузилось в глубокий сон, напоминающий смерть. Ведь дух отделился от бренного тела, своих жизненных оков. Костлявое, старческое тело подходило для этого лучше всего. Восседая в своем своеобразном троне, окутанный тишиной, Кощей открыл глаза уже в другом мире. Он предстал в своем привычном одеянии черного цвета. Сверху был надет доспех, чистый и сверкающий, в отличии от настоящего, пропитанного кровью врагов. Кощей выдохнул, точнее сделал имитацию вдоха, ведь дышать ему было не нужно. Он слегка повернулся, оглядываясь. Мир Явит ак изменился. Его одежда. весь его облик разительно отличался от окружения. Как и его длинные как смоль волосы, обрамляющие лицо, ниспадающие на плечи. Наверное, он выглядел очень нелепо, но никто, кроме Мораны не сможет увидеть его.

Это было просторное и очень светлое помещение. Вокруг было довольно много людей, ведущие себя как всегда странно. В белых одеждах, словно собрались кучкой, чтобы провести священный обряд, но все было далеко от этого. Аккуратно сложенные вещи, чистые полы и стены. Незнакомые предметы. Кощей выцепил фигуру Мораны почти сразу, глядя на нее в упор. Сделал шаг вперед, понимая, что глухой и нереальный для остальных шум скрежета металла о металл едва ли способен был достичь чужих ушей.

— Наконец-то я нашел тебя. Выглядишь очень… плачевно.

Морана и правда более не походила на Богиню смерти, зимы и ночи, больше на простую крестьянскую девку, заточенную и таявшую на глазах. По крайне мере так показалось Кощею. Он недовольно нахмурился, вдруг понимая, что Явь не могла пощадить за прошедшии века его знакомых.

+2

3

Доверять можно только себе. Так считала Морана уже довольно долгое время, пока находилась здесь. Проходили дни, недели, месяцы... может быть даже и года. Она не была уверена в том, сколько времени точно прошло: все эти лекарства хоть и не оказывали на неё никакого эффекта, зато на её тело - да. Порой у неё случались "приступы", при которых случалось вокруг пара необъяснимых вещей. Например, осыпалась штукатурка со стен, трескалась мебель, стёкла, но не более. У людей вокруг она могла вызвать головную боль, но всё вышеперечисленное не казалось окружающим чем-то странным и сверхъестественным. Тем более, такое произошло где-то раз... шесть? Семь? До вызова священника так и не дошло, в общем. Люд тут не был религиозным. Тут царило другое "божество" - наука, как здешняя чернь её называла. О, кстати, за время проведённое здесь, богиня поняла, что она не на Руси. А в Польше. У неё возникло какое-то дежавю и неспроста. Несколько сотен лет назад, а то и боле - она уже здесь была. Не в больнице. Но... здесь. На этом конкретном месте. Правда, сейчас она не могла понять этого. Она с трудом распознавала простые вещи вокруг себя, в данный момент, чего уж там.

В чём было дело? Таблетки давали о себе знать. Не очень радостное ощущение. Твоё тело мало что ощущает и передвигаться становится трудно, зато разум - прекрасно осознает что что-то не так. До тех пор пока - щёлк! - и он медленно начинает усыплять тебя. Лекарства начинают усыплять. Но не до конца. И ты ходишь, подобно упырю, по этим белоснежным залам, по которым эхом отдаются то резкий смех, то советы лекарей между собой. А затем садишься и внезапно к тебе возвращается слух, но не всё остальное. Всё так же приглушённо в плане остального организма. Ха, приглушённо. Забавно звучит, если учесть текущее состояние. Она совсем забыла, что ей надо возвращаться в Явь. В очередной раз. В очередной раз смотреть на залы своих чертогов. Окинуть взглядом Калинов мост, стоя на крыльце. Посетить зимой кого-то в Яви и либо спасти, либо послать мар по чью-то душу. Проведать русалку в Яви, позаботиться о стрыге, к которой она давно не являлась в ту же самую Польшу с хорошими новостями. Маленькие прелести жизни богини смерти. За окном был где-то апрель или май. Конец весны-начало лета. Не лучшее время года для Мораны. Пир во время чумы.

Вслушиваясь в тиканье часов, которые остановились, Морана медленно подняла глаза и увидела то, что явно было далёким приветом из Нави. Но она не могла узнать фигуру этого человека. Никак. Таблеточки мои, таблеточки... Хотя, стоп, подождите. Почему остальные его не видят? Пациенты, врачи, все. Кроме богини. Сказав, что она плачевно выглядит - он не врал. На данный момент - так и было. И так длилось уже долгое-долгое время. Обычному смертному она навряд ли это простила. Но обычный смертный навряд ли бы появился из ниоткуда, весь в латах, да ещё и незаметно для остальных.
- Знакомы мы? Из Прави небось или наваждение ты какое? - сказала Морана медленным тоном, прижимаясь к спинке кровати.  - Nie ważne. Важно лишь то, что ты в моей палате и не подходишь ко мне медленно со смирительной рубашкой в руках, в компании ещё двух крестьян. Вещай, что тебе нужно. Я постараюсь ответить.

К странному стилю общения Мораны, в котором было полно устаревших слов, привыкли все в больнице. И врачи, и, тем более, пациенты. И тех, и других она чем-то настораживала внутри. Богиня могла видеть это по их глазам. Сегодняшний же гость... ну, не был таков от слова "совсем". Никакого страха или сомнения, сплошная целеустремлённость. И это даже немного вывело из того состояния "овоща", в котором она находилась, Морану. Внешне же, она пыталась выдавить из себя хоть какую-то эмоцию, но увы. Даже до попадания в эту больницу, богиня не очень любила их показывать всем и каждому. Включая родню. Забавный факт: из палаты Мораны, через окно и за забором, было видно кладбище. Почти что славянское. Там она не собиралась окончить свой путь. Да, она богиня смерти, но знаете... какие-то вещи в своём досье лучше так и оставить под грифом "секретно".

+2

4

С каждой секундой Кощей убеждался, что в Яви время — не такое относительное понятие. Он ощущал себя застрявшим и не изменившимся с прошедшими летов, словно камень, вросший в холодную землю у берега реки с быстрым и смертоносным течением. И вид Мораны все сильнее усилил это ощущение. По этой причине Кощей не пустился в неторопливую беседу, не пытался выстроить пышный монолог, полный красивых речей. Все это было сейчас неуместно. Оценивай и взвешивай. В данной ситуации риск был — роскошью, на который старый колдун позволить не мог.

Кощей снова огляделся, словно в этом была необходимость, слушая знакомую до боли речь. Сам он, казалось, успел разучиться изъясняться, хотя в голове вертелось куча слов. Тем не менее Морана его не узнала. К лучшему ли это? Как минимум, сие означало, что придется просто похлопотать больше, чем рассчитывал сам Бессмертный, приводя ритуал в исполнение там, в тени Навьи.

— Безотрадно.

Кощей не сдвинулся с места, вновь переводя свой темный взор на Морану, словно бы в попытках увидеть ее мысли насквозь. Что, конечно же, было невозможно. Сейчас вся его мощь была заперта вместе с физическим телом, разгоревшимся во время подобного сна далеко от места действий. Единственное, что было в его силах — поддерживать эту иллюзорную оболочку. Но делу время, потехе час. Кощею еще многому предстоит изучить, будучи в таком неосязаемом обличии. В целом, это было даже потешно. когда еще он сам окажется еще в такой плачевной ситуации? Кощей даже усмехнулся, вспоминая что-то такое же искристо-глупое…

Впрочем, сейчас было главное другое: вытащить Морану из этого плачевного состояния. Не погнушался бы кощей также и вернуться обратно да попробовать еще какой способ, но на это уходит так много сил, а на Морану всегда было легче настроиться, найти по одному мгновению… Кощей не любил отступать почем зря.

— В отношении тебя у меня нет дурных намерений, Морана. Мне нужна помощь. И тебе нужна помощь.

Кощей снова сделал шаг, приблизившись к богине. Неясно, но он мог различить, что все былое величие, былой холодок и восторженность, кои вызывал раньше взгляд Мораны, попросту испарился. Кощей все более и более убеждался, глядя в эти темные глаза, в исхудавшие черты лица, ставшие еще острее с их прошлой встречи, что силы почти покинули это тело. Но душа… Душа еще была сильна, раз он смог ее найти. Сила воли, вроде как да?..

— Что за яд вводят тебе эти смертные?

Кощей протянул руку, но лишь провел ее по воздуху, прекрасно зная, что не сможет коснуться ничего из мира Яви. Он — неосязаемая иллюзия, тогда как тут просто присутствовала его душа. Нечистый дух, готовый развоплотиться от малейшего дуновения какой-нибудь яростной светлой ауры. Впрочем, это не угнетало. Кощей хотел убедиться, увидеть —  он это сделал. Что помешает ему в дальнейшем влиять на этот бренный мир, заручившись таким товарищем? Да, зачастую Кощей всегда со всем справлялся в одиночку, но не в той ситуации, когда все три мира стали крепостью и тюрьмой.

Учитывая, что он не может ничего сделать сейчас, не может разогнать этот яд в чужом теле, у него ничего не оставалось кроме слов. Дурных ли, сильных ли, не ему судить. С Мораной всегда было сложно, впрочем, как и со многими другими. Отчасти, Кощей понимал, почему ему так сложно найти общий язык с мифическими существами; когда слишком горд, слишком ленив, чтобы идти на подобные ухищрения как лесть. Пожалуй, в этом они очень похожи с Горынычем...

— Зачем ты здесь?

Отредактировано Кощей Бессмертный (11-10-2020 08:48:50)

+2

5

Пока Кощей вещал про безотрадность того, что собой сейчас представляла Морана, произошло мало хорошего. Хотя, может он под этим "безотрадно" имел ввиду что-то другое? Пока не было ясно. Разговор длился, а врачи в коридоре, наблюдающие за Мораной поняли, что она ведёт беседу сама с собой. Точнее, с Кощеем. Но его они не смогли увидеть, как бы не старались, в отличие от неё. И она знала что это значит - снова лекарства или ещё что похуже. Хотя, крайние варианты хотелось исключить во вовсе. Что же до собеседника, то он выглядел всё мрачнее и мрачнее. Или богине так казалось? По Кощею так сразу и не скажешь. Все обитатели Нави не отличались приветливостью. По некоторым это было заметно больше, чем по другим. Забавная штука в том, что именно Кощей явился сюда. Явился в Явь - что может быть ироничнее? Хорошее место, чтобы не привлекать внимания кого-то в других царствах. Плохое для того, чтобы узнать о людях чуть больше. Они не самые приятные существа. И с течением времени и приходом прогресса, мало что поменялось в хорошую сторону. Богиня провела здесь много времени и она знает о чём говорит.

- А покуда мне знать что тебе можно доверять, "przyjaciel"? - произнесла Морана, усмехнувшись, облокотившись головой о стенку возле кровати. - Всем нужна помощь. Особенно в этом месте. Видимо, смертные, что здесь работают и живут по этому принципу. Вот только способы помощи иногда рискованные: некоторые приводят прямиком к смерти, а некоторые просто-напросто всё усугубляют. Хотя о чём это я... нам это знакомо, мы же из Нави, верно?

С каждым ударом стрелок часов, чьи-то минуты жизни подходили к концу в этом заведении. Но не Мораны. Это место для неё не темница, не тюрьма. Всего лишь временные оковы. И она знала, что однажды выберется отсюда. Просто... не таким образом. Никого не пришлось обманывать и убивать. Пришёл старый знакомый и предложил сделку. Не помощь даже. В этот момент, Моране показалось, что у неё в голове начали тикать те самые часы, что висят на стене. Это тело не было смертным, его можно было повредить, но прошло время бы - и Морана была бы без единой царапинки. Любое лечение, которое вели над Мораной здесь не отражалось на ней морально и психически никак. Физически - тем более. Не зря же она исцеляла одной рукой и несла смерть другой на древней Руси. Единственное что проявлялось в ходе всего этого - эффект таблеток. Всё же, иногда ей казалось, что у неё развилась паранойя и недоверие в этих стенах. Чуть-чуть. Самую малость. Но этого хватило бы на всех.

- Не чудных дел это явление. Но действует не самым приятным образом пару минут. Сонное зелье? Поди их разбери... - вернувшись в прежнее положение и почесав затылок, она добавила. - Что сделано смертными - для них и смертельно. За века на Руси я исцелила не одну хворь, чтобы утверждать такое.

Кощей медленно протянул руку, которая казалось почти прозрачной. Только сейчас до богини дошло - его тут нет физически. Ха, в его стиле, вполне. Она бы и сама не хотела оказаться тут, вот только у карт не тот расклад. Неудивительно, что с первого взгляда она не поняла этого. В таком состоянии сложно было разглядеть что-либо или кого-либо в деталях. Возможно, он пытался развеять то состояние, в котором пребывала Морана? Может нет. Главное то, что у него не вышло сделать этого. Как и у богини - в первые дни своего пребывания, она пыталась убрать эффект этих таблеток. Но нет. Царапины, раны и синяки лечились с лёгкостью, надо было только лечить их незаметно. "Убиралось" всё, кроме этого чёртового около-паралитического состояния, в котором казалось, что твои силы иссякли чуть больше, чем наполовину, а весь мир - из красивой обёрточной бумаги.

- Зачем я здесь? Почему именно этот вопрос? - богиня не любила смеяться, но это вызвало в ней искру смеха где-то глубоко внутри. Вероятно потому, что вопрос для неё прозвучал немного странно. - Можно было бы спросить "сколько я здесь" или "рада ли я цвету утвари в почевальне". У тебя чуднóй способ задавать вопросы. И у меня будут такие же ответы, если мы продолжим притворяться, будто бы всё так, как и дóлжно быть. Как это делают в Прави.

Моране нужна была передышка. Она не общалась с кем-то из своих уже долгое время. Она уже забыла как кто-то её по настоящему имени-то называет. Здесь её все кратко называют "Анна". И, помнится, одна буква "М." возле её фамилии. Да, подсмотреть карту пациента - бесценно. Неужели, Морана - для них настолько странное имя?

- Так что надобно от меня? - произнесла она, не зная что может предложить в текущей ситуации.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » One lockpick's all I have [slavic mythology]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно