TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Mad about you [greek mythology]


Mad about you [greek mythology]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

MAD ABOUT YOU [GREEK MYTHOLOGY]
I'm lost without you, I'm mad about you
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.pinimg.com/originals/57/f7/ce/57f7ce49efe3f8b1bb8c856844ef61c4.gif

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Persephone, Hades

Древняя Греция

АННОТАЦИЯ

Что есть любовь?!
Высоких текстов чувства?
А может просто помутнение рассудка?
Вопрос извечный —
Как свет белый — бесконечный...
И смысл знать —
Черта любви и без того сладка.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Свет... Солнечные лучи проникали сквозь густую листву, вычерчивая на земле яркое кружево, которое, словно живое, находилось в постоянном движении. Менялось, выхватывая из тени стебельки сочной изумрудной травы, лесные цветы, что кроткими нежными лепестками тянулись к солнцу, напитываясь его теплом и счастьем. Лучи играли, резвились, как непослушные котята, играя в догонялки на шелковом травяном ковре. Мир радовался новому дню, новой надежде, новому началу.

Шальной ветер взметнул волосы, запутался в прядях, что смесью золота и серебра упругими локонами спускались по спине. Богиня коснулась цветов, вплетенных от затылка в вискам, отбросила непослушную прядь от лица и подняла лицо наверх, щурясь на солнце. Она была одна, но в то же время словно находилась в толпе. Сверху послышалось грозное боевое чириканье, посыпались перья и Персефона едва успела подставить руки, поймав только только переоперившегося птенца, видимо вывалившегося из гнезда во время ссоры с "родственниками".
— Нужно думать о последствиях. Если ты еще не умеешь летать, то подумай трижды, прежде чем затевать ссору с братьями. — девушка погрозила птенцу пальцем, затем нежно коснувшись мягких перышек на спинке. Ухватившись свободной рукой за ветку, Персефона уперлась ногой о выступ дерева, приподнимаясь над землей и усаживая неудачливого бойца обратно в гнездо.
Лес жил, лес дышал. И с ним было куда комфортнее, чем на Олимпе.

Олимп... невероятно шумное место. Остаться наедине с собственными мыслями там абсолютно невозможно. Обязательно кто-нибудь подойдет ради ничего не значащей и абсолютно пустой беседы, предложит пропустить пару бокалов амброзии или устроить какую-то авантюру. Артемиду всегда тянуло на подвиги, и, хотя богиней охоты являлась именно она, а не Персефона, больше времени в лесу проводила именно вторая. Артемида же чаще проводила время с братом на горе.
Именно поэтому, как только представлялась возможность, Персефона покидала обитель богов, предпочитая компанию нимф и сатиров. Они были проще, открытее и честнее. Но даже с ними богиня весны не могла быть собой в полной мере.

Сейчас она хотела побыть в одиночестве, отдохнуть от гула и гомона, от голосов и чьего-либо присутствия. Ей не хотелось ни чьей компании, даже Деметра, почувствовав настроение дочери, лишь молча проводила ее взглядом, едва коснувшись плеча.
Океаниды зазывали ее потанцевать, но богиня отказалась. И Ниссейская долина показалась ей идеальным местом для того, чтобы провести день наедине с собой.
Лес закончился, открывая перед Персефоной совершенно очаровательный луг, со всех сторон окруженный огромными вековыми деревьями. Идеально. Ветер донес отголоски сладостного аромата, неведомого ей доселе. Подобрав подол длинного хитона, весна шагнула на луг, выходя из тени деревьев. Спокойствие...

Ветер играл свою песню. Шелест травы, скрип деревьев, шум родника, бьющего где-то неподалеку. Песнь природы была прекрасна, волшебна и затрагивала глубочайшие струны в душе самой Персефоны. Даже сама не поняв как, она начала танцевать. Закрыв глаза, медленно раскачивалась, ведомая сердцем, поглощенная прекрасной музыкой природы. Вскинув стройную ногу, шаг, изящные руки, словно крылья, взметнулись наверх. Ветер присоединился к танцующей богине, прижимая тонкий лен белого платья к стану, развевая подол лебедиными перьями. Снова удивительный аромат коснулся обоняния Персефоны, дурманя, заставляя улыбаться. Сладострастно изогнувшись в очередном па, танцевала юная богиня одной ей ведомый танец. Раскрывая в нем душу, являясь самой собой. Никакого притворства, лишь обнаженные эмоции.

Звонко, радостно, чувства лентами, смеялась Персефона. Где ступала нога ее расцветали цветы, раскрашивая зеленый луг яркими красками. Она повалилась в мягкую траву, продолжая счастливо улыбаться. Танец дал выход скопившемуся напряжению, одиночество очистило мысли, даря хрустальную ясность сознанию. Персефоне было хорошо. Как не было уже довольно давно.

Снова аромат. Пьянящий, сладкий, вызывающий в душе что-то темное. Тягучий, терпкий, словно гречишный мед, что сладостью растекается на языке, погружая в томную негу. Он звал, манил, заставлял желать. Персефона медленно поднялась на ноги, стряхнув с хитона прилипшие травинки, закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Незнакомый, неведомый, но манящий. Ей было необходимо найти его источник...

+2

3

[indent] Дыши. Только дыши. Дыхание спирает. Поверхность не такая, как Подземный мир. Она насыщена яркими оттенками и резкими, но приятными запахами. Непривычный солнечный свет заставляет щурить глаза, а ласковое щебетание птиц режет слух. Он чувствует себя некомфортно, он здесь чужой. Мрак, который он несёт следом за собой, пугает местную живность, заставляя её скрываться в гнёздах, дуплах, норах. Он сам, желая укрыться от солнечных лучей, ищет взглядом тень, а найдя исчезает в ней. Ветер развевает подол его мантии. Он отступает вглубь, упираясь спиной в ствол дерева и замирает. Мирно спящая где-то в кроне пташка встрепенулась и, издав тревожный клич, унеслась прочь. Где-то в далеке ей отозвалась другая пташка, должно быть, давая первой понять, что там, где она, безопасно. Гадес глубоко вдыхает, грудная клетка отзывается болью. Пора возвращаться. Что он здесь забыл?
[indent] Мир старшего сына Кроноса всегда был погружён во тьму. Даже насыщенные цвета тускнели на мрачном фоне его обители. Порой Гадес задумывался о том, что и сам он мёртв в душе. Он настолько проникся собственным миром, что каждая вылазка в Наружность давалась ему нелегко. Этот мир, казалось, способен поглотить его и уничтожить. Он бог Царства мёртвых, он сам способен уничтожить кого угодно, даже это треклятое дерево за его спиной, но даже осознание этого не помогало ему справляться. Гадес поднимает голову, устремляя взгляд на яркую зелёную листву и вновь щурится. Дерево продолжает жить, а назойливое солнце своими лучами умудрилось достать до бога Подземного царства даже сквозь не столь уж и непроглядную крону. Опустив голову, Гадес морщится и окидывает взглядом поляну. В противоположной стороне из-за кустов робко высовывает голову косуля, принюхиваясь к новому порыву ветра. Она не поворачивает голову в сторону Гадеса, уже хорошо. Бог ловит себя на том, что уголки его губ приподнимаются, складываясь в некое подобие улыбки. Он одёргивает себя. Косуля вновь исчезает в кустах и, судя по шелесту листьев, уносится вглубь лесной чащи.
[indent] Небрежное создание. Так ты и до рассвета не дотянешь. Глупое животное, хоть и старается быть осторожным, не высовываясь на открытые местности, но умудряется создавать слишком много шума в лесу. Уже совсем скоро Артемида доберётся до неё, и маленькая косуля отправится в объятия Аида.
[indent] Золотистый смех разносится по поляне, и Гадес замирает, сдерживая дыхание. Сердце попускает удар, богу невольно кажется, что этот удар - предательски - прозвучал слишком громко. Гадес стискивает зубы, издавая тихое шипение, которое тут же уносит следом за собой ветер. Бог Подземного царства, наконец, замечает златокудрую девушку, танцующую на траве. Она кружится и улыбается, а под её босыми ногами распускаются цветы. Гадеса бросает в холодную дрожь. Она несёт Жизнь, а он несёт Смерть. Эта противоположность отталкивает и чарует одновременно. Какое-то время спустя - прошло лишь несколько секунд, а ему казалось, что прошла целая вечность - он понимает, что не способен оторвать от взгляд прекрасной незнакомки. Сколько он здесь стоял? Почему он не заметил её раньше? Доля укора ненадолго возвращает его к реальности, и сердце вновь начинает биться, но в каком-то непривычном сбивчивом ритме. Это чувство... он никогда не испытывал его ранее. Словно его душа ожила. Гадес вдыхает как можно глубже, чтобы наполнить лёгкие ароматами, которые принесла следом за собой юная богиня. Теперь воздух уже не кажется ему таким чуждым, а яркие краски перестали казаться неприятными взору.
[indent] Кто она? — беззвучно выдыхает Гадес, но не спешит податься вперёд. Быть может, ей удалось привлечь его внимание, но он не хотел пугать её. Но что, если он никогда не увидит её более? Гадес с силой сжал ладони в кулак, хмуря брови. Как только он мог допустить такую мысль? Нет, он вернётся в Наружность, он отыщет её вновь. Снова и снова. Сколь бы ему не был чужд этот мир, он готов был мириться с ним ради неё.
[indent] Это всё не я, — вдруг всплывает мысль у него в голове. И действительно. Он? Будет являться в Наружность чаще? Пугать всю местную живность, прятаться в тенях, ради того, чтобы увидеть ту, что заставила его сердце биться чаще? Разве эта история про него? Мрачного и безучастного к жизни бога, управляющего ничем иным, как Подземным царством? Он не мог, нет, не мог влюбиться. Любовь, она для смертных. Даже олимпийцы дурят себя мыслями о том, что знают, что это за чувство, хотя на самом деле все их мысли заняты похотью и пьянством.
[indent] Но за отрицанием всегда следует принятие. Он по-прежнему не отрывает от неё взгляд, а она, казалось, почувствовала его присутствие. Они вот-вот встретятся взглядом. Ещё больше слиться с деревом не представлялось возможности. Возвращаться обратно в Аид? Он что - трус? Нет уж, пусть взглянет. Она испугается, уйдёт дальше в глубь леса, не оборачиваясь назад, и, возможно, ему станет легче. Он не хочет отпускать её, но отпустит, потому что ещё не время.
[indent] Такую красоту грех не украсть. Губы дёргаются, складываясь в нервной усмешке. Забрать её с собой в Подземный мир? О! Она станет лучом света в его тьме. И ему не придётся возвращаться в Наружность, она будет там, рядом с ним. И внутри него всегда будет так же тепло, как сейчас. Мысль кажется безумной, но он готов пойти на это, если только она не испугается его мёртвых глаз, его сущности. Хотя, казалось бы, почему ему это так важно? Сколько необдуманных [глупых] спонтанных поступков делали его братья? Их несчесть. А он, привыкший быть не таким, как все, пытается сопротивляться зову сердца, топчась на перекрёстке совести и аморальности.
[indent] Здравствуй. — слетает с его губ, когда их взгляды встречаются. Он не узнаёт собственный голос. Некогда уверенный и властный, сейчас он словно мальчишеский - дрожащий и робкий. Гадесу даже почудилось, что он проглотил конец слова. Всё не должно было быть так.
[indent] Она не спешит отвести взгляд, отвернуться, вздрогнуть? Смотрит на него столь же внимательно, как и он на неё? Или ему кажется? Велика ли возможность того, что он видит только то, что хочет видеть? Гадес решает развеять свои догадки и подаётся вперёд, выходя навстречу девушке, но не покидая тени.

Отредактировано Hades (14-09-2020 14:32:10)

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Mad about you [greek mythology]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC