открытые двери! 222 vk
Round and round like a horse on a carousel [SW]

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » And in this heart of darkness [greek mythology]


And in this heart of darkness [greek mythology]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

AND IN THIS HEART OF DARKNESS [GREEK MYTHOLOGY]
But in the heart of darkness
Our hope lies lost and torn;
All flame like love is fleeting
When there's no hope anymore

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://a.radikal.ru/a43/2009/11/5b374dc33826.jpg
Hope, Vol. 2 -  Apocalyptica feat. Matthias Sayer

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Charon, Morai (Queenie Goldstein)

unk

АННОТАЦИЯ

Я ведь не Атлант, что б на плечах своих груз нести.
И время, кружа у ног, тихим шелестом опадая,
тянет во мрак, где засыпаешь все забывая...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Charon (01-09-2020 12:51:11)

+2

2

Почти по-кошачьему мягкие шаги, скрадывал слой свежего снега, припорошевшего дорогу.
Харон брел по богом забытой тропинке парка, где-то в пригороде Лондона, скрываемый не толькой мрачной тенью обнаженных деревьев, отбрасываемой лунным солнцем, но и словно оберегаемый матерью, чье время сейчас было в самом разгаре.
Лодочник размерено брел вперед, меж губами держа сигарету, а руки спрятав в карманы черного пальто, что было растегнуто нараспашку.
Излюбленное желтое такси осталось где-то далеко позади. Сейчас сын Эреба даже не сказал бы как далеко. Он просто вышел из машины, захлопнув дверцу, закурил сигарету и пошел вперед. Приятная тишина явно правила тут бал. И это то не многое, что сейчас приносило ему покой.
-Покой... - Харон произнес это слово, почти по слогам, перекатывая на языке и словно пробуя на вкус. Какое оно? Да весьма приятное. Отдающее чем-то... Сложно определеяемым. Терпким? Нет. Сладким? Кислым? Горьким? Пресным? Нет. Вкус был совершенно не поддающийся описанию. Едва ли ему можно было подобрать метафору. Хотя лодочник мог бы предположить, что это примерно тот вкус, который ощутит ребенок, когда пробует что-то впервые, что впоследствии станет его самым излюбленным вкусом. Наверное как-то так.
- По-кой..., Харон снова произнес это слово, наконец-то признавая себе, что это именно то чего он так отчаянно желал и что ему было заказанно. А ведь забавно. Казалось бы: ни разу не пыльная работенка. Катайся себе туда-сюда, сюда-туда, собирай души, и все. Аж грех жаловаться. Он и не жаловался. Не просил иной участи. Не просил смягчения своего странного безмолвного и эфемерного "приговора". Он просто вел свою жизнь по течению иного русла, никогда не заглядываясь по сторонам.
Но каждый сосуд имеет свою вместимость. Вот и сосуд под названием "Харон" заполнился до дна.
Работа, извечные склоки в семье, извечные Тартаро-Олимпийские разборки. Он почти что атлант, на чьих плечах должен был лежать такой хрупкий баланс. Баланс между членами его огромной семьи. Баланс между преданностью Гадесу и между привязанностью к семье. И он хранил его. Как мог хронил.
Но сегодня что-то сменило направление. Словно нить его что прялили его сестры вдруг ощутимо задрожала, готовая ни то лопнуть, ни то испариться.
"Испариться..."
Пожалуй да. Ему бы хотелось этого сейчас.  Остаться одному, утонуть во мраке, забыться, возможно долгим беспробудным сном. Пожалуй да. И он не скажет никому о планах. Не обсудит это с братом. Не подаст даже виду, что в нутри у него что-то струной натянулось. Не скажет матери, присутствие и царствование которой он ощущает здесь и сейчас. Не станет выходить на душевный разговор с отцом.
"Отец", думает лодочник и решение находит его самого. Едва заметная вспышка темноты посреди узкой аллеи, и одиноко бредущая в ночи фигура исчезает, что бы оказать далеко внизу, глубоко во тьме. В самом сердце мрака, скрытым ото всех. И пусть он слышит удивленное отцовское: Харон?, он лишь тихо отмахивается:
- Не сейчас, и мрак окутывает его сильнее, молчаливо принимая и понимая его.

+1

3

[indent] Они молчат долго, словно выжидают чего-то. Каждая делает свою работу механически, со стороны кажется, что совсем без души. Но нет, на самом деле в каждом движении любовь, проверенная временем.
Клото останавливается первой, руки опустились.
- Что-то происходит снова. Мне это не нравится, - девушка выглядит потерянной и уставшей.
- Ты опять за своё? - подтягивает к себе спряденную нить Лахесис. У неё ловкие пальцы и меткий взгляд. Она без труда совмещает работу за каким-нибудь приятным занятием. Ей вот совсем некогда скучать и даже грустный текст в состаренной тетради не лишает Лахесис азарта. Утончённое перо откладывается.
Им редко доводится в нынешние времена сидеть вот так. Современная жизнь странная, но затягивающая, любопытная. Даже богини судьбы не перестают открывать что-то новое.
Старшая сестра сидит чуть поодаль и записывает в свою тетрадь отнюдь не стихи как легкомысленная Лахесис. Точёным движением выводит имена смертных, а резкими и ровными линиями вычёркивает умерших. Она замирает второй.
- Лахесис, я бы не сбрасывала со счетов чувства нашей сестры. И если тебе так уж скучно, можешь пойти приглядеть за парой смертных. Только, прошу, пусть они отойдут в мир иной без приключений. - сестра в ответ только фыркает и всё же в её глазах вспыхивает обыкновенный азарт. Великий Громовержец, она неисправима. Иногда кажется, что она уж точно дочь Зевса. То и дело тянет на приключения. Спасибо в её случае легкомыслие сошлось с эгоизмом, иначе сестра точно посоревновалась бы с Зевсом в количестве бастардов.
- Я не хочу потом убирать твои экзотически следы по всему свету.
Сестра только отстранённо кивает, больше предавая значения роскошным каштановым локонам, а не обещанию.
От неё же однако исходят первые существенные поводы для беспокойства. Трель звонка была слишком внезапной.
- Ты что там делаешь, сестра? Этот идиот всё ещё жив. И преследует меня. - раздалось на том конце провода.
- Скажи, что ты не при чём, - хмыкнула Айса.
- Я не шучу, он не умирает! Что не так? Хватит впадать в меланхолию, пока я сама не разбилась здесь насмерть! - звуки в телефонной трубке стали приглушённее. - Ну же!
- Никак, не получается. - в голосе Атропос нет замешательства: не первая, совсем не новая ситуация. Особенно теперь, когда люди научились вытаскивать из самых безнадёжных положений себе подобных. Мойра пытается снова и снова.
- Да разорви ты её наконец! - нервничает Лахесис. Но знает, что это большая глупость. Нити судьбы слишком крепки даже для безжалостных рук сестры.
И пока раздаётся неуверенная, сопротивляющаяся смертному речь Лахесис, Айса пытается найти решение. Время не пришло? Она не могла просчитаться. Мысли перебирались стремительно. Западало какое-то одно звено. Она знала, что в этом не может быть замешана беспечность и порой даже забывчивость Мороса. Дело было в другом.
Их "семейный бизнес" включал не так уж много звеньев и все они работали слажено.
- Ты ещё тут? - кричит в трубку средняя сестра.
- Я думаю, кто из нас не у дел. Клото, милая, сходи поищи Харона. Я удивлена, что он не подобрал нашего смертного по пути. Мы к тебе присоединимся.
Нить крошится в её руках. Атропос злится. Ей нужен ответ, что в конце концов происходит.
- Если он сейчас не умрёт, то оставим в покое, - пальцы проворно разбирают нить на части, если даже сейчас ничего не изменится...к радикальным мерам обращаться не хотелось.
Хруст, треск, звук падения. Неужели сестра прекратила затянувшуюся жизнь? Нить без труда распалась на части под лезвием.
- Допустим, что ты наконец решила проблему. - иронически отзывается сестра. - Но здесь есть другая.
[indent] Она находит его так далеко, куда даже бессмертные не забредают.
- Харон! - окликает мойра, чтобы убедиться, что ей не привиделся старший брат в играх тьмы. Клото видит в темноте как кошка, но идёт осторожно, чтобы не спровоцировать большую беду. Эта девочка не привыкла, чтобы ей не были рады. - Я, - осторожно интересуется - я могу тебе помочь?
Такие предложения они друг другу озвучивают нечасто. В их семье не приняты приторные проявления чувств. И исходящая от брата энергия должна была отпугнуть девушку, но она не была бы мойрой, если бы сдалась.
Когда между ними остаётся не так много шагов, как раньше, Клото останавливается. Брату ничего не стоит провалиться в темноту, в самый Тартар, или спустить туда её, если сочтёт, что сестра пришла невовремя.
- Мы давно не виделись. Девочки волнуются. - она с нежностью смотрит на него. Такого родного и чужого. Уже отвыкла видеть его. Чаще всего Харон просто проносится мимо на своей жёлтой машине, которую невозможно спутать даже в сотне таких же. От неё веет родным, тёмным и отстранённым.
А вот от Харона сейчас чувствуется что-то иное. И ей нужно понять что, пока это не обернулось бедой. [nick]Moirai[/nick] [status]Мыв курсе! [/status] 
[icon]https://b.radikal.ru/b08/2009/72/13e85d586d6a.gif[/icon]
[sign]https://i.imgur.com/lSlymyV.png https://i.imgur.com/fXLmIBZ.png https://i.imgur.com/IIhnsxT.png[/sign]
[rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Мойры, unk</a><br><fn>GREEK MYTHOLOGY</fn>[/rus_n_fn][lz]В наших руках всё - прошлое, настоящее и будущее.
[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (27-12-2020 19:45:54)

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » And in this heart of darkness [greek mythology]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно