открытые двери! 222 vk
Round and round like a horse on a carousel [SW]

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Angels Fall First [Asgard]


Angels Fall First [Asgard]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Angels Fall First
An angelface smiles to me
Under a headline of tragedy.
That smile used to give me warmth
Farewell — no words to say
Beside the cross on your grave
And those forever burning candles.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://a.radikal.ru/a33/2008/c9/2f1c9804c2f9.gif  https://b.radikal.ru/b05/2008/49/9e1261e3e825.gif  https://a.radikal.ru/a34/2008/cb/24374e9b7440.gif

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Loki & Sigyn & Thor

некое время до намеченной коронации

АННОТАЦИЯ

Нелегко слушать хвалебные оды тому, кого ты знаешь совсем не святым. Локи кажется, что весь Асгард и Всеотец во главе просто сошли с ума, утратив зрение - а с ним и ум, иначе никак не объяснить, почему они перестали осознавать, насколько Тор еще не готов быть царем. Насколько Тор не идеален. Что ж - если все так, младший принц не собирается сдаваться без боя, и если для того, чтобы обнажить публике истинную суть брата, придется пойти на вопиющий риск - Локи не привыкать. И он не намерен отступать.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+3

2

[indent] В Асгарде стало неспокойно, но это была не суета, полная волнения от надвигающейся опасности; всему виной было то, что Всеотец, кажется, серьезно решил отойти от дел, передав бразды правления старшему сыну, чем и взволновал все сердца и умы не только в столице, но и сведущих мирах, по крайней мере, в Ванахейме эту новость тоже обсуждали все, кому не лень.  Сигюн не так уж хорошо знала Тора, но, насколько могла судить, это был отважный, доблестный и полный решимости стоять во всем до конца молодой ас, гордость своего народа и мечта многих девушек; даже прославленная своими похождениями Амора-Чаровница, столько лет пытавшаяся добиться его любви, так и не встретила благосклонности, что лично для ванессы означало еще такое положительное качество в старшем принце, как умение выбирать, возможно, даже чувствовать зло и добро в окружающих. Полезное качество для правителя, ведь так куда меньше вероятности, что некий злобный ум его обхитрит, втеревшись в доверие.
[indent] Если уж говорить об этом, то подобное было маловероятно, по мнению девушки, еще и потому, что она с трудом представляла личность достаточно ушлую, чтобы могла обойти такую защиту царского трона, как Локи; уж он то никакой злой умысел, никакую интригу не пропустит, с таким братом за плечом у трона Тору можно было ничего не бояться и править многие века во благо своего народа и Девяти миров. Такое будущее ей виделось для него, этого златокудрого воина с горячим сердцем, как и для его более хладнокровного и хитроумного брата. Они всегда должны быть вместе, этот лед и пламень, золото солнца и воронова чернота, плечом к плечу, не отступая, вести миры к процветанию и гармонии, как в мирные дни, так и в дни войны оберегая и поддерживая друг друга, дополняя взаимно теми качествами, что были в избытке у одного и не превалировали у другого.  Стоя в толпе, внизу в зале, когда Всеотец объявил о планируемом, Сигюн, задумчиво глядя на Тора, гадала, какую из дев вокруг назовут его женой, ведь царю никак без супруги, такой же достойной и прекрасной.  Агата? Сибилла? Нет, они обе уступают в этих качествах темноволосой  и воинственной Сиф, которая, и в этом ванесса была готова поклясться, даже сейчас смотрит на принца там, на возвышении стоящего рядом с отцом, с блеском безусловной любви и восхищения. Да, пожалуй, в этой идеальной картине будущего на троне по левую руку от Тора стоило нарисовать именно Сиф, которая всегда готова будет отдать по первому слову мужа за него и свою душу, и свою жизнь. С Локи было сложнее, он даже сейчас стоял чуть поодаль, но все равно рядом с Всеотцом, притворно расслабленно опустив руки по швам, а лицо его было воплощением бесстрастности, но глаза были темны. Скорее всего, Фригга предрекала ему верное будущее, убеждая когда-то наивную девочку в том, что младший сын не ищет себе спутницы; да, он так и рисуется в воображении к той картине одинокой и властной тенью, над правым плечом царя.  Для него жена лишь обуза, путы, сковывающие его волю и разум, и их трикстер, серым кардиналом правя в Асгарде, не ищет.
[indent] А что же она сама? В той картине Сигюн уже давно не видела себя нигде возле трона, теперь ей представал перед глазами прекрасный и уютный дом в Ванахейме, где-то на берегу моря, полный смеха детишек, своих и приемных, и свет в дверном проеме загораживала широкоплечая фигура мужчины не из знатных, но достойного и верного, горячо любящего свою супругу, на которую бы смотрел каждый миг, как Сиф сейчас смотрит Тора.  Она даже присматривалась к друзьям Тора, и, хотя душе был милее похожий на отца добродушный и крупный Вольштагг, но тот был женат, а вот Хогун и Фандрал, не менее доблестные воины, были холосты. Конечно, за Фандралом ходила слава редкого бабника, но так и не был связан обещаниями, а Хогун считался молчаливым и слишком серьезным, как многие из воинов-ванов, но это были не те качества, которые ванесса сочла бы неприемлемыми.
[indent] С церемонии она ушла позже, чем хотелось, оказавшись втянута в беседу с двумя приятельницами, которые увлекли за собой в шутливый флирт как раз все с тем же Фандралом, который, проходя мимо, не упустил возможности поболтать с тремя красотками.  Его, как и многих асов, куда сильнее занимал интерес к ванахеймской гостье, чем они стремились показывать, но, если раньше девушка сама чуралась их общества, то сметливый воин быстро подметил, когда ветер изменился, и случая блеснуть красноречием, прихвастнув, не упускал.  Гордая медноволосая ванесса была достаточно красива, чтобы возбудить интерес, а её манеры не уступали на публике самой царице, и, возможно, асгардиец давно бы настойчивее приударил за дочерью Хёнира, если бы не некоторые нюансы: первым был тот, что тот самый Хёнир не просто наместник Ванахейма, а побратим Одина, а, значит, с несерьезными намерениями к его дочери подступать рискованно, а вторым были слухи, которые связывали девицу с младшим братом Тора. Шутить и подначивать Фандрал мог сколько угодно черноволосого принца, но, ежели слухи правда, он не был настолько глуп, чтобы вступать с Локи в полноценное и очень серьезное противостояние.  Однако, Сигюн в этот вечер милостиво включилась в беседу с воином, и тот распушил хвост, заболтав их надолго.
[indent] Утомившись от мероприятия, ванесса, не переодеваясь, лишь накинув на плечи тонким шитьем украшенный ванахеймский халат, струящийся по полу следом за подолом платья, да сменив изысканные, но мучающие ноги туфельки на домашние туфли без задника на низком каблучке, она направилась в библиотеку, чтобы сменить уже прочитанную книгу с прикроватной тумбы на новую; сотни и тысячи трав было в Девяти мирах, разве вместишь их в одну?
[nick]Sigyn[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a32/2008/65/2063ac8988f3.jpg[/icon][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">СИГЮН, ~700</a><br><fn>marvel</fn>[/rus_n_fn][lz]Дочь Хёнира, наместника Ванахейма, воспитанница Асгарда и немного ученица Локи, но больше его добрый друг.[/lz]

+2

3

[indent] Вся манерность оставляла Локи, как лед  в оттепель сходящий с горного склона, едва принц оказывался наедине с самим собой. Здесь  - в пустующих из-за толкотни в праздном зале коридорах с величественными сводами, полными лишь темноты под куполом, - его шаг возвращал себе размашистость движения, свойственную существу, не терпящему тратить время попусту и без всякого смысла. Парадный костюм был до бездушности создателя нелеп, вызывая желание поскорее сорвать с себя весь этот золотой лоск и расшвырять в негодующем пламени по сторонам, но при дворе Локи обязывал себя вести исключительно положительно и елейно до ломоты в зубах и никоим образом не дозволительно было устроить феерическую вспышку негодования.
[indent] Причиной гневного состояния принца являлись очередные медовые речи в адрес брата. С той поры как недавно Всеотец запел о своем желании отойти на покой в заслуженные ласки жены и назначить вместо себя на трон Тора – не временным наместником, под контролем советников, а полноценным царем – трикстеру с трудом удавалось подавить в себе желание публично заявить отцу, что тот дурак.
[indent] В Торе – конечно, как не признать – были достоинства, но все они никак не подходили к управлению Девятью мирами, потому что все, что требовалось хорошему правителю, у старшего принца перекрывалось совершенно неподходящими к этому качествами. Громовержец был вспыльчив, горделив, несдержан и себялюбив до помешательства, его самомнение не раз ставило военные акции под угрозу, потому любой мало-мальский базис стратегии предостерегает от бахвальства, призывая рассчитывать на проверенные факты, а не мифическую уверенность. Сколько раз уже самому Локи приходилось корректировать наспех подобные ситуации, чтобы потери не составили больше допустимого, в том числе в рядах самих принцев. Тор и друзей ставил на кон с легкостью безрассудного юнца, забывая о том, что асгардцы все же смертны, несмотря на силу и выносливость.
[indent] И Асгарду полагается дать такого царя сейчас, в эти неспокойные дни, когда за границами миров осталось все еще слишком много всяческой озлобленной мрази, мечтающей откусить свой кусок пирога?  Повести за вспылившим царем все войско в бой, чтобы навалять какому-нибудь уроду, поленившемуся придержать язык за зубами, чтобы положить в угоду этому безумию весь народ? Локи, прожив больше полутора тысяч лет, не слишком боялся смерти, он был готов погибнуть, прикрывая в серьезном бою спину зарвавшемуся брату, но весь Асгард был совершенно неприемлемой ценой, которую принц не желал платить. Помимо Тора, у него было не много истинно дорогих ему созданий – всего то отец, мать и Сигюн – но ни один из них не сможет жить долго и счастливо, если их мир падет в огне войны. Бесило, до желания сломать голыми пальцами перила золоченых лестниц бесило то, что отец, ослепленный своей любовью и восторгом к старшему сыну, никак не хотел увидеть простой истины – Тор не готов.
  [indent] Не готов! Может быть через сто, двести или тысячу лет, но не сейчас! Почему же ты, мудрейший из мудрейших, Всеотец-Один, не желаешь этого увидеть? Ты так истово веришь в то, что хочешь видеть в старшем сыне, что не замечаешь очевидного, и готов положить на эту чашу твоей любви весь свой народ? Все Девять миров? Правда? А вот я не могу…. Нужно как-то заставить тебе открыть разум, увидеть то, что вижу я, понять и постичь, что время брата еще не пришло.
- А! – чуть впереди в просвете коридоров вдруг промелькнула легко узнаваемая из-за длинных медных волос поверх ванахеймских тканей фигура, вызвав в Локи громкий возглас, перешедший в оклик по имени, - Сигюн! -  он приветливо махнул рукой, хотя в этом и не было никакой необходимости, здесь больше никого не было, чтобы ванесса не смогла определить, кто её звал.  Формально у него не было повода к разговору именно сейчас, еще секунду до этого он сам собирался заняться совершенно другими делами, но таков стал странный обычай, появившийся в асгардце – ему желалось знать каждую точку маршрута, по которому в течение дня перемещалась девушка, а так же владеть целью этого перемещения. Ему категорически не нравилось то, что Сигюн начала заниматься и увлекаться чем-то, чем не делилась с ним как прежде оживленно и добровольно, не искала ко всякой свой мысли или помыслу его мнения или одобрения, и глубоко в душе не утихало, разгораясь, весьма неприятное – похожее на ревность – чувство.
- Куда собралась? – он весьма нелюбезно, но без лишней жесткости движения ловко выдернул из её пальцев примеченную книгу, которую тут же развернул заголовком себе под взор, оценивая беглым взглядом.  – В библиотеку?  Травы стало быть стали тебе интересны… - книга была уже протянута обратно на вытянутой от локтя руке, а цепкий взгляд начал блуждать по девушке, - в Ванахейме однако странная мода к посещению библиотек в ночнушках! Но твое счастье в том, что я как раз туда собирался, провожу вашу непристойность  - неразумный вид к вечеру после бурных возлияний почти всех асгардских ртов.

Отредактировано Loki (11-01-2021 11:29:01)

+2

4

[indent] Иногда Локи хотелось шлепнуть: не больно, больше так, чтобы обидно, потому что его шуточки не всегда были приятны, а никакими уговорами принц не приводился к нужному знаменателю. Его острый, цепкий ум быстро находил лазейку в любой броне, чтобы задеть или даже уколоть с виду безобидным словом. Последнее, чего стала бы опасаться Сигюн в чертогах царского дворца, это домогательств пьяных асов: во-первых, большая часть их напивалась на пирах до такого состояния, что фантазировала больше о пустой чаше, в которую можно блевать, а та, что была более стойкой и доходила до фантазий о женских ласках, дальше грез бы не ушла по той простой причине, что ноги их слушались еще хуже, чем мужское достоинство; во-вторых, таких идиотов еще не появилось на свет, чтобы перепутать благородную ванессу с какой-нибудь пленной рабыней с одного из множества миров, над которой можно снасильничать без зазрения совести. В-третьих, в конце концов, унижением было считать Сигюн девой, которая не способна отбиться, даже если такой безумец найдется.
Конечно, хотя века боевых походов миновали, темперамент никуда не делся, передаваемый с генами, и, несмотря на то, что женщины уже не были так ограничены в правах против воинов, в ком-то нет-нет, но пробуждался властный деспот, не способный с первого слова разобрать, шутливо ли дева отнекивается от жарких поцелуев, призывая тем, чтобы её покорили, завоевали, или же в самом деле искренне возмущена и негодует.
- На этот счет, ваше высочество, - с тонким привкусом иронии невозмутимо парировала девушка, отбирая обратно из рук принца свою книгу, и покачав той в воздухе, - у меня есть этот справочник.  Поверьте, точным попаданием такого в пьяную буйную голову можно надолго отправить в контузию, а уж я на меткость никогда не жаловалась. И! – заложив свое «оружие» подмышку и придерживая снизу, воздела она указующий перст к лицу асгардца, - В этой ночнушке я только что была на пиру, недовольных моим выбором, к слову, кроме вас, не было ни одного. – Могло показаться, что ванесса сердита, если обращать внимание только на сказанные слова, но личико её, обращенное к собеседнику, к концу фразы осветилось приятной, доброй улыбкой, а в глазах не было и тени негодования.  – И я умолчу при этом из глубочайшего уважения к венценосной особе, что по стоимости моя ванахеймская ночнушка перекроет два ваших парадных доспеха, - мелодично, почти напевно продолжая защищать свое одеяние больше в шутку, она уже подцепила свободной рукой принца под локоть, явно сообщая этим, что предложение сопровождения принято. Временами Локи был несносен, временами вообще невыносим, но это не отменяло её теплой к нему привязанности; терпеливый, миролюбивый нрав ванессы не возносил его выходки до небес неодобрения, даже если её что-то злило, она редко позволяла себе задерживать в сердце эту эмоцию, стараясь найти более приятное оправдание ситуации, которая стала провоцирующей.
- Ты сегодня, - перейдя с пародирующего официоз тронного зала тона и соответствующей ему манеры речи на обычную, какой чаще общалась с другом, Сигюн, крепко держась за его руку, неспешно, чтобы не наступить на красивый, но неудобный подол платья, или не потерять тапочки, продолжила путь туда, куда собиралась изначально, - возмутительно злой.  За две секунды и мне соли насыпал, и асов не пощадил! Что-то случилось? – сомнений в том, что случилось, не было, трикстеру не свойственна была перемена настроения на ровном месте, словно капризной барышне, у него на все всегда имелся мотив, правда, поймать который удавалось не всем и не с первого раза. Она специально вела речь так, чтобы свернуть в сторону легкой, шутливой манеры диалога, настроить принца по позитивный, пусть даже саркастичный лад, но почти физически ощущала, находясь рядом с ним, что-то мрачное и тяжелое, терзающее спутника изнутри. Если же Локи что-то зацепило до такой степени, что увело в степи негатива, то хорошего после ждать не стоит; почти все свои дурные выходки, которые никак не оправдывались даже самым циничным юмором, он совершал в таком настроение, словно ему необходимо было сделать что-то максимально дикое, чтобы выпутаться из этих неприятных чувств. 
[indent] Мужчины – странные создания, тут уж матушкина правда. Они гордятся своей логикой и здравым смыслом, и трезвым взглядом на вещи, и умением держать эмоции под контролем, в общем, всем тем, что редко достается женщинам, но, наблюдая за царской семьей, Сигюн сомневалась, что у этих легенд есть в основе хоть какая-то истина.  Один любит своих сыновей, как ей казалось, практически одинаково, но зачем-то нарочно одному демонстрирует свои чувства, другого держит в строгости; Фригга, которая должна бы понимать, как необходима равная любовь всем детям во всех мирах, почему-то молчит и поощряет это; Тор, отличаясь величайшим могуществом, ведет себя порой глупее осла; Локи же, образец логики и расчетливости, просто ни с того, ни  с сего  скатывается в состояние капризного мальчишки. И где тут прикажите искать логику у обоих полов?
[nick]Sigyn[/nick][icon]https://c.radikal.ru/c10/2008/38/5cc8beee3bf5.jpg[/icon][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">СИГЮН, ~700</a><br><fn>marvel</fn>[/rus_n_fn][lz]Дочь Хёнира, наместника Ванахейма, воспитанница Асгарда и немного ученица Локи, но больше его добрый друг.[/lz]

+2

5

[indent] Настроение у него было мрачным – в этом нет смысла даже пытаться оспаривать, притворяясь лучшим положением вещей при простом «показалось».  Но возможная к свершению коварная история еще не сложилась в стройный ряд в шальной голове, которая не отринула еще до конца порядки дворца в рассматривании перспектив к исполнению цели. Локи бы хотелось легко перенять задаваемое ванессой настроение, приторно-шутливо поцапаться за обсуждение спорного момента стоимости костюмов или допустимость ванахеймских нарядов в категории парадных, а не ночных, расслабиться и разнежиться за ни к чему не обязывающей беседой, в которой самыми раздражающими факторами могли стать лишь излишне приятные отзывы о ком-то постороннем из хитрых уст ванки.  Но вместо этого не отпускали события тронного зала, драли душу ядовитыми когтями дикой кошки и оставляли с каждым разом, как разум их касался, все более и более глубокие и ноющие раны. То, что невозможно было логически понять, порождало в разуме обиду на несправедливые привилегии – хотя Локи изначально никогда не рвался к управлению Девяти миров, ему становилось все неприятнее принимать за правду тот факт, что при всех его побеждающих импульсивность и горячность Тора достоинствах и в общем то равным с ним возрасте отец даже потенциально не рассматривает в нем фигуру наместника на асгардский трон, если уж пожилому асгардцу так сильно захотелось отдохнуть от дел. Почему? – Локи задавал себе этот вопрос и на него ответа тоже не мог выискать. Первенец – прекрасное право, но по убеждениям принца народ  Асгарда давно перерос устаревшие доктрины, не раз подводившие к простому пониманию – не каждый из тех, кто рожден первым в царской семье, демонстрирует достойные качества для будущего царя.
[indent] Мне не нужен трон. Я просто хочу понять – почему? Хочу понять, почему свет клином сошелся на Торе? Мой брат отважный воин, я не оспариваю. Он храбр. Он могуч. Но – всевидящие норны – он никчемный управитель! Это же очевидно! Горячность. Импульсивность. Пафосность. Горделивость. Гордыня. Самовлюбленность при непомерном самомнении. Нежелание просчитывать даже простейшие риски. Неумение себя контролировать. Его ведут чувства, не разум. Разве это достоинства царя Асгарда? Ты слеп лишь на один глаз, отец, но не глух и не безумен. Ты не можешь этого не замечать. Но почему-то не замечаешь. Почему? Я не прошу наследования, не прошу Гунгнир как символ власти. Я лишь хочу постичь, почему ты никогда не пытаешься даже представить меня вровень с Тором и оценить нас по справедливости как равных перед твоим оком сыновей.
- Есть причины, принцесса, - уклончиво откликнулся Локи, покинув чертоги своих размышлений и бросив мимолетный взгляд на девушку сверху вниз и обратно к дивному лицу её.  Сигюн не имела титула принцессы формально и ему это было превосходно известно, потому что статус наместника не давал царственности её роду, но – словно бы временами желая поддеть её простым происхождением с скачком до высокого положения – принц обращался к деве подобным образом. К тому отходило и то обстоятельство, что Хёнир – в своей самозабвенной любви к дочери – давно вознес её на недостижимый прочими пьедестал. Складывалось впечатление, что – дай Один ему волю – и наместник не увидит для своей любимицы даже иного избранника кроме асгардского принца и никак не меньше. Фригга тоже благоволила пронырливой морской ведьме – так шутливо друг стал именовать Сигюн за особое умение обращаться с чарами морских вод более успешно против всех прочих – да и Один словно бы не спешил опускать зарвавшееся семейство побратима с небес на золотые полы. В этом не было ничего плохого – если вдуматься – кроме того, что сам принц жениться не собирался. А Тора в роли жениха для ванки совершенно нереально было выдумать. Они несхожи сильнее, чем Альфхейм и Нидавеллир.
[indent] А если на то и расчет? Если Всеотец именно так и продумал всю перспективу? Его возлюбленный старший сын бестолков и крут нравом, в нем слишком много воина, слишком мало дипломата, и это существенная проблема для царственного бремени, если желать Асгарду и дальше мира и процветания, но эту брешь можно… да. Эту брешь можно усилить достойной царицей, которая компенсирует недостатки царя своей гибкостью суждений, мягкостью речей при стойкости духа и умением находить общий язык с самыми жестокосердечными. Если так… вы, батенька, плут. Хочу посмотреть, как о таком грандиозном плане сообщено будет братцу.
[indent] При подобной дерзости мыслей внутри себя принц осознавал всю неправду части их составляющих. Он совершенно никаким образом не желал на это смотреть, более того – заранее негодовал к подобной вероятности. Но  в этих мыслях была логика – суровая и трудно устранимая – и это стало тревожить еще одной неприятной перспективой, отчего Локи сделался еще мрачнее. Ухоженные черные брови сошлись к переносице, нахмурив её двумя грозовыми тучами, углы же губ напряглись и опустились, ожесточая линию рта, и недобрый отблеск явился в стремительно зеленеющие радужкой глаза.
- Как считаешь, - вдруг задал он вопрос напрямик, - готов мой брат стать царем?

Отредактировано Loki (11-01-2021 12:15:21)

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Angels Fall First [Asgard]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно