TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » you were alone before they left you [dbh]


you were alone before they left you [dbh]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

you were alone before they left you
I saw the tree coming up
I saw your smile go
It's not been the same, for a while
It's not felt this way, for some time

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://funkyimg.com/i/36qvd.png https://funkyimg.com/i/36qve.png
https://funkyimg.com/i/36qvf.png https://funkyimg.com/i/36qvg.png

Goodbye (Feder & Lyse Slow Remix) - MIRBRO

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Hank Anderson || Gavin Reed || RK900

Осень 2040. Детройт, горизонтальные плоскости дома Андерсона

АННОТАЦИЯ

Что плохого может произойти от пары стопок скотча? Наоборот, на горизонте охуенный вечер, алкогольное забытье и привычное одиночество. Всё как доктор прописал. Но судьба заносит в затхлый бар два ярких пиздеца - один патлатый, второй из пластика. Оба заебали, оба в печенках, каждого хочется разослать по хуям, но вот только... на хуй с удовольствием сходил бы сам Рид. А может, и на два.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Обычный вечер пятницы из монотонной жизни Гэвина Рида кончается самыми низменными человеческими увеселениями - налакаться спиртного, растворяясь в дыму чужих сигарет, попиздеть с барменом, влезть в потасовку с такими же желающими сбросить пар, ну и совсем фантастическое - грязное животное соитие где-нибудь у стены в темном переулке. Давненько детективу не перепадало ничего подобного, вот лет пять назад...  а сейчас лишь унылое вылизывание последних капель скотча со дна бокала и хмурое разглядывание неоновых вывесок, яркими пятнами разбросанных то тут, то там.

Этот бар он обходил стороной, считая своим уровнем заведение повыше рангом, однако настроение к концу недели настолько фатально скатилось, что ноги сами принесли полицейского в тутошнюю глушь. На дно. Порой полезно опуститься сюда, посидеть, подумать, мысли разобрать и набраться под завязку. Только вот больше половины янтарной жижи в горло мужчины не лезло. Зато черви в мозг - на перегонки. Он отгонял от себя самый мрак, стараясь осветить родные дебри алкогольным фонариком, вывести в лимб хотя бы на ближайшие пару часов, ведь это чертовски нечестно - мучиться и исходить желчью двадцать четыре на семь, но не быть в состоянии уйти в передышку.

- Говно какое, - хмуро мямлит себе под нос Рид, водя полупустым стаканом по поверхности стойки, за баром стоял андроид. Настроение детектива упало как член после добротной утренней дрочки в душе. И ебал он факт жестянки перед собой - давно уже смирился, принял со скрипом изменения в мире, и сам почти круглые сутки проводил в обществе тостера, однако всё равно бросившийся в глаза кругляшок диода с голубыми отсветами неприятно кольнули что-то хрупкое и нежное внутри. Блять, Гэвин должен был окаменеть еще в детстве, какого хуя?

- Повтори, - махнул небрежно рукой, сразу же прося заткнуть ебальник после комментария "сэр, у вас еще...", надо хоть видимость попойки создать, а то совсем жалобно выглядит. Здоровый взрослый мужик и одну стопку опрокинуть не может. Стареет, очевидно. Вместе с тем Андерсону это вообще не мешало. Лейтенант до недавних пор глушил каждый раз как в последний и... детектив скрипнул зубами, плотно сдавливая челюсти. Еще одна мысль, обмусоливать которую совершенно не вставало, но кто тебя спрашивает, Рид?

Гэвин не готов признаваться даже себе самому, почему последние месяцы так однообразно кончает почти любую рабочую неделю. Не готов вытаскивать из закромов захламленные кучи собственного дерьма, сублимировать и рефлексировать. Нет, он готов жмуриться и противно хмурить рожу, когда перед глазами в очередной раз вскакивает ебло Девятисотого или Андерсона. И в обоих случаях пиздюки смотрят не на него, а друг на друга. Сука, нет. Он запрещает сейчас думать. Просто напейся вусмерть, Рид. Чтобы до улюлюканья и свиданий с туалетным духом у себя в жилищной залупе.

- Ну и как с тобой пиздеть, Брайан, - выделил последнее елейным тоном детектив, считывая имя на бейджике.

- Подключение психотерапевтических протоколов по расценкам ниже, - андроид засветился, выдавливая мерзотную улыбочку, словно только и ждал от своего хмурого гостя нечто подобного. Глаза проследили за чужим пальцем и действительно увидели табличку с прайсом. Губы сжались, удерживая смешок.

- Охуеть, конечно, дожили, - вокруг стягивался люд, местный сброд с заводов, залетные клерки и какие-то мутные парочки. Жетон и табельное Гэвин предусмотрительно оставил в бардачке служебного автомобиля, не желая нарушать нездоровую идиллию и провоцировать недоразвитых.

- Может, у тебя и телефончик доверия по делам постельным найдется? - какой же позор, главный робофоб Детройта пытается излить душу пластиковому засранцу, ирония не из лучших. А дальше что? Он будет радоваться приветственной заставке на терминале?

- Найдется номер срочной психологической помощи, такси, полиции и ваших коллег, - перед ним возник новый стакан, стукнувшийся о стеклянную стенку первого. Красота. Вот это совсем другой разговор.

Интересно, а его жестянка сейчас снова со своим лейтенантом якшается? Охуенный у них, наверное, вечер пятницы. И как можно было пропустить момент, когда всё пошло по хую и пизде?

Глоток обжигает горло и лениво скатывается в желудок, оставляя после себя горячий пряный след. А позади раздается звон ебучего колокольчика, оповещающий, что у бара новые гости. Ночные мотыльки, прилетевшие на свет. У Гэвина начинает колюче сосать под ложечкой. Беспричинная судорога прошлась по солнечному сплетению, заставляя сгорбиться и вцепиться пальцами в хрупкое стекло. Что-то было не так, атмосфера потяжелела, а обернуться невозможно физически. Но шестое чувство орало полицейскому по ушам - сзади пиздец. Возможно два. Нет. Точно.

+2

3

На стекле двери сиротливо ютилась потёртая уже наклейка с предупреждением: “в нашем баре работают андроиды”. Хэнк хмыкнул и качнул головой, указывая Девятисотому на надпись:

- Смотри-ка, может и тебе что-то нальют. Ты поэтому рвался пойти со мной, когда я назвал место? Хочешь подцепить официанточку-другую?

Смеяться над шуткой пришлось самому, андроид как выглядел, так и остался непробиваемо-спокойным. В такие моменты Хэнку хотелось по-настоящему провести рукой по лицу, изображая что-то наподобие старого-доброго фейспалма. Теперь было ощущение, что он говорит сам с собой, а на попойку в качестве компании привёл утюг. Хотя кого обманывать, он всего лишь сказал, что хочет выпить, а Найнс активировался и отправился следом.

Они каким-то образом умудрились сблизиться на фоне пары расследований, и несмотря на всё напускное бурчание, Хэнк был рад компании андроида.

Когда Хэнк сел в такси, РК900 остановился и стоял у двери машины с таким видом, будто был котёнком с перебитой лапкой, таким брошенным выглядел, когда понял, что Хэнк его с собой и не звал. Но такое выражение лица (и как они это делают?) Хэнк не мог проигнорировать. Тогда он просто открыл дверь машины, буркнул “залезай” и отодвинулся подальше, давая место. Так и получилось, что он впервые в своей жизни притащил с собой в бар андроида, совершенно не представляя, зачем, и что с этим делать.

Место это он знал, но завсегдатаем не был, хотя выбор здесь был лучше любимой забегаловки у Джимми. Хэнк перестал упиваться до полу бессознательного, но понимал, что он тоже человек, - нельзя отказывать себе а некоторых желаниях, так можно с ума сойти.

- Что вы пьёте? Тириум натуральным образом? - продолжил он свою мысль, понимая, что не на все вопросы Девятисотый отвечает, а с сарказмом у не-девиантов вообще туго. - Или может, незамерзайку какую? Жидкость для розжига? Бензин? - с каждым новым вариантом он усмехался всё больше, чувствуя свободу выговориться.
В этом Найнс был похож на Коннора, и кто знает, может этим и цепляли Хэнка андроиды, - они наивные как дети в некоторых вопросах, это всегда давало определённую свободу в разговорах. Разговорах о чём-то, о чём не с каждым человеком поговоришь.

Внутри был полумрак, но  достаточно освещения, чтобы разглядеть, где находятся барная стойка. И бармен. И..
Хэнк уже направился туда, когда внезапно остановился, продолжая на автомате перебирать варианты с выпивкой, и голос успел раньше мысли:

- Ты видишь то же, что и я, или я уже напился?

Подразумевал он конечно Гэвина Рида, которого, чёрт побери, совершенно не ожидал увидеть в таком месте. В это время. Сегодня. Сейчас. Не вязалось в голове "Гэвин Рид и бар" в единую картину.
Хэнк невольно нахмурился и опустил плечи, разом растеряв всю весёлость. И вовсе не от ненависти или подобного, но в голову влезли и прочно уселись воспоминания о прошлом, которое, Хэнк считал, удаётся держать в голове в самом дальнем углу.
На работе точно удаётся.
Но эта атмосфера. Бара, запаха сигарет, алкоголя, приглушённого света… Навевало..

- А может быть вечер не такой уж и плохой.

Стоять как дурак, а тем более отходить, учитывая, что Гэвин их увидел и теперь вроде взаимно удивлённо пялился, Хэнк не собирался. На лице сама собой появилась лёгкая ухмылка, когда Хэнк двинулся прямиком к бару, и с невозмутимым видом сел на соседнее с ридовским сиденье. Смотреть на Гэвина он избегал, раздумывая, что делать с такой неожиданной находкой в питейном.
За стойкой оказался андроид - вывеска не лгала - и усердно делал вид, что натирает бокал, в то время как определённо обратил внимание на новых посетителей.

- Брайан значит, - проговорил Хэнк, метнув взгляд на бейджик и табличку, а затем посмотрел в глаза андроиду, - виски, двойной. А, и что-то вроде тириума моему другу, - кивок в сторону Найнса, который тоже подошёл, очевидно решив, что такой расклад всех устроит. - Или что ты будешь, Найнс, ты вообще будешь пить?

Пока андроид-бармен переваривал информацию, кивал и что-то уточнял, мигая диодом, Хэнк наконец посмотрел на Гэвина.
И вот же хрень, минуту назад Андерсон думал, что вот-вот поцапается с ним: для проформы, для профилактики, или какие там причины у Рида в очередной раз найдутся огрызнуться. Но что-то было в его глазах такое, что сбило запал, резко и внезапно.
Ударять в грязь лицом Хэнк не собирался всё равно, просто отвёл взгляд, усаживаясь удобнее, облокотив руки на стойку, и стартанул монолог в никуда, но все заинтересованные, конечно прекрасно понимали, куда именно:

- Чёртова работа. Весь день ишачишь как ненормальный, тебе тычки в бока и упрёки в менталку про твоё прошлое настоящее и будущее. И некоторые, особенно рьяные, тыкают в якобы мою любовь к андроидам и пристрастие к спиртному. А сами в пятницу после работы топают в бар, в котором весь обслуживающий персонал состоит исключительно из андроидов, чтобы выпить.. Что… - он не скрываясь поглядел на стакан в руках Гэвина, который тот обхватил пальцами обеих рук, - неужели виски. Как тебе такое, Брайан? Где же тут логика?

С последними словами он немного отпрянул и снова посмотрел на Гэвина, на этот раз подготовленным к любому взгляду со стороны последнего, даже умоляющему. И похрен, что что-то внутри кольнуло вообще не ненавистью и явно не презрением. Прямо сейчас хотелось, чтоб Гэвин привычно уже сагрился. Доказал (не собираясь доказывать), что он всё забыл, и линия поведения а-ля “ненавижу тебя, алкоголик”, которая Хэнка пиздец как разъедала изнутри, понята правильно, да пути назад нет.
Назад, чёрт, туда, где они каким-то неимоверным путём сошлись и были, пусть всего раз, вместе, но были.

Хэнк понятия не имеет, вспоминает ли Гэвин о том случае. Так же как он сам, например, порой просто глядя в сторону Рида, или видя его случайно в департаменте. Ох нет, Андерсон не влюбчивый настолько, чтоб петь дифирамбы или плакать в подушку, но тот раз был внезапно не так уж и плох, а единственным, с кем можно было перекинуться парой слов о детективе Риде беспалевно, оказался Девятисотый.
И на безрыбье, - решил тогда Хэнк, и самыми глупыми обходными путями, что-то, по мелочи, да узнавал у Девятисотого. Какую-то фигню в стиле: “как у него дела”, или “насколько ранение было серьёзным”, клятвенно заставляя андроида молчать о темах разговоров. Всё исключительно по работе - удобное прикрытие.

+2

4

Найнсу не обязательно было напрашиваться ехать вместе с Хэнком, но оставаться каждый день в Департаменте ему уже поднадоело. Неприятными были взгляды со стороны ночных дежурных: у них давно сложилась своя рабочая атмосфера, которую андроид нарушал, даже несмотря на то, что готов был помогать им в работе. Он не любил общаться ни о чем, как эти люди часто делали, он ничего не мог с ними обсудить, поскольку они не были в курсе его части работы, а еще он вызывал у них подозрения - мало ли, вдруг эта машина запоминает всю услышанную информацию, а потом передает ее капитану Фаулеру?.. Найнсу, конечно, не было дела до их сплетен, но когда он сообщил об этом дежурным, те еще сильнее обозлились.

Вот только куда бы он мог пойти? В “Киберлайф” - бессмысленно и затратно по времени. Напрашиваться домой к Хэнку или Гэвину Найнс попросту не умел, да и Рид исчез из поля зрения довольно быстро, но вот лейтенант собирался дольше, и по его настроению и действиям Найнсу удалось понять, что сегодня он едет не домой. Да и беспилотное такси, которое приехало по его запросу, конечным пунктом имело совсем другой район.

Найнс подошел ближе, и Хэнк сам ему сказал, что едет выпить, а потом все получилось само собой - андроиду даже не пришлось намекать, что он тоже не против бы съездить куда-нибудь. А между тем у него были аргументы: по имеющимся у Найнса данным иногда Хэнк терял меру выпитого, и если это произойдет сегодня, то будет кому забрать его домой. Довольно простая причина, которая почти со стопроцентной вероятностью сработала бы, но теперь ее можно было приберечь на потом.

- Это шутка? Вряд ли вы всерьез думаете, что андроиды потребляют бензин. На таком топливе системы могли бы проработать от силы несколько часов, к тому же, это не экологическое вещество, от которого уже десять лет предпочтительно отказываться.

Он произнес это и лишь потом проанализировал интонацию и лицо Хэнка, вздохнул:

- Это была шутка. Я понял. Я понимаю шутки.

На фоне сказанного данное утверждение уже звучало не слишком веско, но они как раз вошли в бар и внимание Хэнка переключилось на фигуру около барной стойки. Поначалу фигура сидела к ним спиной, но даже так Найнс смог узнать Гэвина Рида, а потом тот и сам повернулся, и мимика тут же его выдала.

- Похоже, он не очень рад нас видеть.

Когда человек отдыхает - ему желательно не мешать, но раньше, чем Найнс предложил найти другое место, получше, Хэнк воодушевился и пошел прямиком к бару. Не совсем понимая, почему он так поступил (Найнс отлично знал, что эти двое нормально коммуницируют на работе только потому, что иначе капитан Фаулер влепит каждому по штрафу), андроид двинулся следом, и пристроился около бара рядом с Хэнком.

- Я не буду, - он сказал это скорее бармену-андроиду, чем Хэнку, который успел уже увлечься собственным монологом.

Поначалу Найнсу было непонятно, к кому обращены его слова. Вроде бы к нему, но может быть и к Брайану, который был рядом и тоже слушал, но потом стало предельно ясно. Найнс успел обработать все данные и сделал вывод, что это такое непрямое общение, которое адресовано единственно и только Гэвину Риду, и более того - Найнс почувствовал, что тоже может применять подобную форму коммуникации:

- По моим данным, некоторое уже довольно продолжительное время относятся к андроидам с лояльностью. Основной фактор, повлиявший на формирование их отношения, это то, что у них и самих есть биомеханическая часть тела.

Возможно, фактором было совсем не это, но биомеханическая часть точно была, и Найнс даже имел к ней варианты подключения. Он мог бы напомнить об этом прямо сейчас, но не стал - знал, что Рид взбесится сразу, как только почувствует вмешательство без повода, и наверняка уйдет или затеет драку, а Найнсу пока слишком хотелось посмотреть, чем закончится этот разговор именно в формате диалога.

+2

5

Он ворвался в жизнь департамента зеленой, назойливой, охуевшей сучкой. Без тормозов, ожиданий, морали или многоуровневого плана действий, он просто хотел бросаться в пекло, творить хуйню, участвовать в перестрелках и прожигать жизнь под предлогом буквы закона. Чтобы не слыть отбросом общества, а прикрываться маской бравого полицейского, готового на всё и чуть-чуть больше ради защиты мирных граждан Америки. Таким Гэвин Рид вернулся из армии, потом академии - с прочищенными мозгами, выебанной психикой и готовностью насаживаться на амбразуры Детройта по очереди и всеми дырками в теле.

И всё должно было завертеться само собой, если б не одно "но". Почти двухметровое, статное, голубоглазое и светловолосое "но", расхаживающее с подтяжками и кобурой наперевес, к ядреной фени отправившее слабые натуральные нотки ориентации Рида. У новичка стояло крепко и ярко. До потолка, блять, каждый раз поднималось, стоило детективу Андерсону беззаботно хлопнуть парня по плечу, растрепать тому пиздец на голове или просто... заговорить своим особым ебучим голосом на допросе. Гэвину всегда казалось, что допрашивают его, раскалывают его, угрожают ему и, сука, он готов расколоться и разложиться перед старшим коллегой прямо при всех, если тот потребует. Нездоровая фикция подправлялась соусом из гормонов и бешеным адреналином, хлеставшим по морде почти каждый день на выездах. Юнец словил настолько мощный спермотоксикоз, что работать бок-о-бок с детективом становилось невыносимо. Рид задрочил всю квартиру, обслюнявил каждую подушку в доме и, кажется, не собирался останавливаться. А главное - он был уверен, что охуенно шифруется, и Хэнк ничегошеньки за своей гетеросексуальной поволокой не замечает.

Всего раз. Всего одна ночь после особенного пиздеца на работе - они провели вместе пять часов, смазанных, мутных и безумно бездумных. Гэвин обрывками встречает перед глазами темноту, ветер в занавесках и собственные стоны под тяжелым и горячим телом новоиспеченного лейтенанта. А потом его крепко обнимали поперек живота - и это, пожалуй, запомнилось, сильнее всего остального. Как держат сильные руки, будто искренне желая оставить рядом. Ключевое тут - "будто".

Андерсон, неожиданно вспомнивший, какой у него действительно важный план на существование - женился, завел семью, пса, сына и потерял... всё. А Рид нашёл. Непрошеное счастье на свою уже немолодеющую заднциу. Их взаимоотношения с Девятисотым прошли настоящий Афганистан, Вьетнам, Вторую Мировую и личную неоднократную Хиросиму. Такому эмоциональному буйству между напарниками в пору возвести памятник и увековечить в мемуарах. Честно, человек искренне гордился пройденной тропой. Только так и ничем другим возможно заслужить почти стопроцентное доверие. Гэвин знал, в насколько надежных руках находится, кто прикрывает ему спину, и за чьей спиной он сам ощущает полную безопасность. Втрескаться в тостера оказалось делом простым как пять копеек или карандаш. Всего года и одной волосатой руки хватило, чтобы под ложечкой сосало бабочками, и взгляд чуть внимательнее, ближе изучал лицо, корпус, руки... Вот только детектив до всех чертей мира верил, что сделай он хоть крошечный шаг, наступи на тонкий лед - и всё пойдет по пизде. Мужчине страшнее всего нарушить или чего хуже - потерять призрачное "хорошо", появившееся в жизни вместе с Найнсом. Андроид, он просто андроид - этим успокаивался выпотрашенный одиночеством Гэвин.

Когда случилось непоправимое и ушло в ебеня - детектив не отметил. Зато от души отметил конец своих мечт, надежд и полный провал ожиданий. Поэтому которую неделю заливал горе в темных глухих барах на окраинах Детройта. Его блядский тостер и первый ебучий краш спелись, слизались и сошлись так неожиданно, но гладко, что от подступившей к горлу тошноты хотелось немедленно подскочить и схорониться под землю. Ничего не знать, не видеть, не слышать и лишь успокаивать себя незнанием. Рид понятия не имел, какие отношения выстроились между Девятисотым и Андерсоном, но что он знал наверняка - так это счастливые ебаные отблески в глаза обоих. В участке, на совместных заданиях, даже сейчас - у одного и второго в радужке блестят звездочки уюта и гармонии. Дзен ублюдки, видать постигли. И мужчина не знал, от чего больнее - от давно забытого, но пиздецки мощного или от недавнего и долгожданного?

Над ухом несло раскатистым басом Хэнка, он заразительно изливал душу в атмосферу, а Гэвин вдруг начал закипать. Руки сжали и разжали пальцы, пытаясь привести бесов внутри в состояние унылых чертей, но не свезло. Детектив не двигается, но дает новоприбывшим "коллегам" понять, что увидел, понял и принял. Очередную стопку скотча одним махом.

- Не изгаляйся, старик, он тебе ответит только за двадцатку, - хмуро посмеивается детектив, тыча пальцам к приклеенной на стойку бумажке.

- А за сотку может даже отсосет. Да, Брайан? Такие у тебя тут расценки? - и он еще абсолютно трезв, алкоголь, заливавшийся в него последние сорок минут словно испарялся прямо с поверхности горла, обжигая, дразня и не принося и капли расслабления.

- Андроиды ведь известны тем, что постоянно кому-то подсасывают, - Рид скалится в кирпичное ебало Найнса, задерживает на нем взгляд дольше положенного и хмыкает в сторону, снова переключаясь на Андерсона. Хотелось неимоверного высера, хотелось как следует проебаться - и раз все двери закрыты, есть шанс отыграться грязными словечками на чужом фасаде.

- Каким хуем-то занесло именно сюда? - вопрос для полицейского был действительно насущным, никакой игры или двойного дна.

- Или у вас тут намечалось свидание, голубки? Ну и пизду мира вы выбрали, конечно. Хе, стареешь, Андерсон, позабыл как зеленых девственников разводить? - голос сочился провокацией, затуманенной, зализанной, но старые болячки ковырнуло что надо.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » you were alone before they left you [dbh]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC