TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » ne regrette rien[mlor]


ne regrette rien[mlor]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

NE REGRETTE RIEN[MLOR]

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://d.zaix.ru/misu.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Wolfgang A. Mozart, Nannerl Mozart

31. Juli 1782

АННОТАЦИЯ

Обожаемой сестре исполняетс 31 год. Что мог подарить ей в этот день любимый Вольферль?
День запомнится всему Зальцбургу, но никак не Наннерль и Вольфгангу.
Наутро потрясённый отец будет зачитываться газетными заголовками, сестренка прятать стыдливые улыбки в чайной чашке, а маэстро мучиться тошнотой.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Wolfgang A. Mozart (08-07-2020 19:49:27)

+2

2

Письма в Зальцбург улетали с завидной регулярностью. В них он пытался разубедить сурового отца в том, что Констанц - это лучшее из того, о чём он мог мечтать, что она совершенна и её сестра, в которую он был когда-то влюблён, Алоизия, ничуть на неё не похожа. Леопольд с той же регулярностью отвечал сухо и отрицательно, не давая Вольфгангу сделать шаг в новую жизнь. Тогда же Моцарт писал и своей сестре — единственной женщине, которая полностью поддерживала и его и Констанц, но никак не могла помочь брату в увещевании отца. Ни подарки, ни маленькие письма от самой Констанц Вебер, вложенные в конверт вместе с письмами Вольфганга, ничто из этого не помогало.
- Скажите, Вольфганг, а это правда, что вы успели тайно жениться и скрыть от нас этот величайший день?
- Вы что же, решили доконать несчастную Вебершу и украсть её дочь?

Сплетни, слухи и домыслы, генерируемые кем-то, в каких-то домах и чужими устами, решившими, что это будет чудесной историей со счастливым концом. Смешно было бы, если бы не сама Веберша, появившаяся на пороге, разгневанно сжимая кулаки /будь жив Франц Вебер, он бы наверняка порадовался за свою Золушку/.
- Вы! - В грудь его ткнулось что-то острое, что потом оказалось зонтиком, с которым мадам Вебер не расставалась даже в солнечную погоду. - Я вижу вам нравится вмешивать в свои кулуарные дела моих дочерей. - Зонтик заставлял Вольфганга пятиться вглубь небольшой квартирки, которую он теперь снимал у барона Раймунда Ветцлара фон Планкинштерна. Она была большой, но Моцарт занимал в ней лишь малую часть, которую, в принципе, мог позволить себе оплатить — две комнаты и музыкальный зал, кухня как таковая ему была не нужна. Остальные пустующие залы сейчас лишь ловили своей пустотой визгливые ноты, что выдавала Сесилия. - Вас спасло только чудовищное недоразумение с обязательством, вы ведь околдовали Констанц своей музычкой, своими этими трам-пам-пам! А теперь заставили всю Вену считать её своей женой!
- Позвольте, я.. - он едва успевал уворачиваться от устрашающе острого кончика зонта, но, естественно мадам Вебер ничего ему не позволяла.
- Нет! Слышите, нет! Ещё никто до вас не смел столь дерзко врываться в нашу спокойную жизнь. Никто кроме вас не смел даже смотреть в их сторону, а теперь моя дочь опозорена не только своим несуществующим статусом, но и знакомством с вами. - Она резко приблизилась к его лицу и тихо прошипела сквозь зубы. - Если бы я только могла это сделать, я бы выслала вас из страны и никакие ваши заслуги не смогли удержать меня.
В тот же вечер Моцарт написал отцу письмо.

"Уже вся Вена говорит о нашей как будто совершившейся свадьбе, о которой я Вас, Отец, молю столько времени. Я в отчаянии, снова и снова прошу Вас открыть своё сердце и услышать меня. Если Вам дорог я и мои чувства к Констанц вызывают у Вас столь же добрые воспоминания о нашей Mama, то прошу, умоляю на коленях, протянуть нам свою руку с благословением. Ещё раз и ещё я буду писать, просить и спорить с Вами, мой Geliebter Vater, доказывая всю честность наших с нею чувств. Твой сын, Вольфганг."


Отчаяние. Вот что испытывал Вольфганг сейчас и, кажется, одного письма будет мало, чтобы справиться со сложившейся ситуацией. Отправив наутро с почтовой каретой написанное, Моцарт собрал небольшой чемодан и отправился искать извозчика, но прежде, отдал знакомому мальчишке, помогающему цветочнику с доставкой, маленькую записку для Констанц, где писал, что вынужден ненадолго отправиться в Зальцбург, ведь письма не столь эмоциональны, как живой человек. Он обещал вскоре вернуться, поскольку долгая разлука с ней доставит ему дискомфорт, сравнимый с тем, какой ему доставили тычки мамашиного зонтика.
Ещё на подъезде к Зальцбургу Вольфганг ощутил знакомый ему с детства запах реки Зальцах — терпкий, лёгкий, вперемешку с каким-то, давно забытым ароматом розовой магнолии и свежей травы. Здесь было тише - и в самом деле, Моцарт как будто слышал в отдалении звонкий шум водопадов Кримль, хотя до них было очень далеко, но он всё помнил как вчера. Он нетерпеливо высунулся из кареты и подставил вечернему солнцу бледное лицо, закрыв на минуту глаза и оставляя действующими только слух и обоняние. Зальцбург — это детство, это то место, из которого он бежал, как из адского котла. Зальцбург — это встреча с тем временем, которого ему иногда недоставало. Оказывается, он здоровски скучал, хотя и писал Наннерль, как здорово ей будет вместе с ним в Вене, ведь это город вальсов, столица вдохновения и царство кондитерских изделий.
Дом на Макартплатц был освещен почти полностью. Все три этажа горели желтым светом, а некоторые окна были открыты настежь — там слышна была музыка и чьи-то голоса. Моцарт вышел из кареты и, оставшись один на один со своим чемоданом, долго стоял в нерешительности, выглядывая в этих самых окнах Наннерль. Сегодня был её день и, признаться, он готовился к нему тщательнейшим образом, ведь не каждый день твоей сестре исполняется тридцать один. Входить он не спешил, потому что его не ждали, потому что он не знал, как посмотреть в глаза Отцу, как объяснить свой неожиданный приезд. Позади холодила своим величием гора Капуцинерберг, на которой тут и там умащивались маленькие провинциальные домики, где скрывалась крутая каменная лестница в самое небо, откуда на их дорогу скатывались небольшие камешки. Один из них Вольфганг с минуту перекатывал на ладони, а потом со всей силы швырнул в одно из раскрытых окон, через секунду послышался женский визг и он, довольный своей шуткой спрятался за единственным деревом, растущим у их дверей.
- Если ты не выглянешь сейчас, я брошу в окно свой чемодан! - Громко крикнул Вольфганг, всё же появляясь на освещенном пятачке под окном комнаты Наннерль. Он знал, что она сейчас либо бросит что-нибудь в ответ, либо выльет графин, и дай Бог он будет не с тухлой водой от букета цветов. - Нет, я решительно полезу в него сам. - Подтянув рукава на камзоле Моцарт ухватился за узкий подоконник. Высота была небольшая, но с его ростом и полуторным этажом, это сделать удалось только с третьей попытки. В комнате были люди - это Моцарт увидел сразу, засунувшись в проём по пояс и так и оставшись там висеть - пунцовый от натуги и с ободранной щекой. - Guten Abend. О, и Месмер здесь. Вы очень кстати, доктор, - он с трудом дотянулся до щеки, указывая на царапину пальцем, - я ранен и отдаю концы!

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » ne regrette rien[mlor]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC