TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Тысяча мечей [the elder scrolls]


Тысяча мечей [the elder scrolls]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Тысяча мечей
When the fires, when the fires have surrounded you
And the whole wide world's comin' after you
I've got blood, I've got blood on my name

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/kZ4h2lr.gif
https://i.imgur.com/jxb9eCa.gif

The Wright Brothers - Blood On My Name

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Lucien Lachance, Alessia

Сиродил

АННОТАЦИЯ

Адамус Филида - кость в горле Темного Братства вот уже не первый, даже не второй десяток лет, и расплата за мертвых братьев и сестер, за недели пыток в казематах тюрем и искалеченные судьбы наемных убийц наконец должна найти своего адресата.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

[indent] В верхнем доме никого не было. Вязкую тишину не нарушил даже его приглушенный, неровный шаг, а темнота казалась непривычной - здесь всегда горел очаг с варевом из весьма сомнительного мяса, а громкий ропот огра и щебет легкой, подвижной эльфийки не стихал вовсе.

[indent] Лашанс двигался настолько быстро, как мог, ничуть не путаясь в плотной, почти осязаемой тьме - сюда он приходил вновь и вновь уже больше двадцати лет и мог двигаться по памяти, ни разу не столкнувшись со стеной или одной из многочисленных ваз с цветами, которыми Телендрил заставляла свое жилище.
Разве что сейчас он тяжело опирался о стену рукой затянутой в перчатку, оставляя на тусклой побелке влажные кровавые разводы.

[indent] Убежище казалось пустым, вымершим, что вовсе не было удивительным. Несколько дней назад, вернувшись с собрания Черной руки, он оставил Очиве пачку контрактов, которые так ждали убийцы, так что сейчас все наверняка разбежались по разным концам провинции, чтобы выслеживать, ждать, убивать своих жертв. Люсьен ничуть не сомневался ни в своих людях, ни в их успехе. Они - лучшие, самое успешное убежище, что бы ни говорили злые языки.

[indent] А вот он, оказалось, та еще бездарность…

***

[indent] Адамус Филида. Это имя знал каждый из убийц Темного Братства, тайно и не очень лелея в душе желание когда-нибудь получить контракт на имперского ублюдка, который долгие годы убивал, не всегда своими руками, братьев и сестер. И несчастным, чьи тела всегда находили и хоронили со всеми почестями, везло даже больше чем тем, что имели неудачу попасть в застенки тюрем, откуда выбраться было практически невозможно. Последним “счастливчиком” был  М'Радж-Дар, но судя по его резко испортившемуся характеру, успех был спорным, а нога, искалеченная палачами, поставила крест на его дальнейшей работе в Братстве как полноценного убийцы. Каджит больно плевался ядом на новичков, хамил, всегда пребывал в отвратительном расположении духа, часто провоцировал на драки и ожесточенные споры, но Люсьен, в разрез с собственной любовью к порядку, подчинению и контролю, его не наказывал. Понимал, что  М'Радж-Дар ненавидел себя за то, что выбрался из своей личной преисподней живым, хотя и не сказал легиону ни слова.

[indent] К Филиде у Лашанса были и свои счеты. Граничащие с личными.
Он не мог простить ему ни прерванные жизни своих убийц, имена которых навсегда остались в хрониках, ни Эстер. Если бы не та облава, если бы его наставница, его уведомитель не провалилась тогда, он бы сейчас был обычным Душителем и не знал бы ни горя, ни подковерных игрищ Анголима и Аркуэн.
И Люсьен ждал. Ждал, что рано или поздно контракт на Филиду вновь вернется к ним, пусть через пять или десять лет, когда чаша терпения вновь будет переполнена. И ничуть не удивился, когда Слышащий заявил, что в этот раз честь свести счеты с командором Имперского Легиона выпала ему.

[indent] Честь? Если только как в тот раз, когда его вместе с душителем послали в Морровинд убивать Нереваррина, почти не скрывая того, что не очень верят в их успех и скорое возвращение. Десять прошедших лет заставили Лашанса пересмотреть свои взгляды на многое, и теперь ему казалось, что некоторые контракты… обречены на провал. И это лишь один из новых способов свести счеты с неугодными лицами в Братстве. И все же…

[indent] Он убьет его. По крайней мере, постарается, старательно игнорируя тот факт, что ему вручили две стрелы, посланные Матерью через саму Пустоту. Еще одна усмешка, подзатыльник по самолюбию и последним крохам оптимизма, что остались у Люсьена. Все знают, что Роза Ситиса настолько ядовита, что необязательно целиться в сердце или голову - даже легкого, казалось бы, ранения в конечность было бы достаточно для того, чтобы жертва за какую-то минуту погибла в невыносимых мучениях.

[indent] Так что вторую стрелу ему выдали для того, чтобы он мог застрелиться, если все пройдет неудачно. Хотя… Там уже справятся и без его посильной помощи.

***

[indent] Лашанс тяжело опустился на стул, на который от факела падал яркий, теплый свет. Плечо, пронзающее тупой болью при каждом шаге еще пару часов назад, онемело от потери крови настолько, что он его уже просто не чувствовал. С раной на боку было хуже - двигаться на Тенегриве с торчащими стрелами было некомфортно, особенно если учесть самую настоящую погоню с легионерами, яркими факелами и собаками, и Люсьен  между “быть пойманным и сдохнуть” и “обломать древко стрелы и сдохнуть от потери крови где-нибудь на полпути в Чейдинхол” выбрал все же второе.
Но сейчас силы его оставляли мучительно быстро, отнимая возможность даже моргать, и Люсьен раз за разом через силу открывал веки.
Винсент - вампир. Он просто обязан почувствовать кровь, обилие крови ярусом подземелий выше. И то, чья она.

Отредактировано Lucien Lachance (28-06-2020 21:38:15)

+1

3

Здесь всегда тихо. Тихо и мрачно, хотя чего она вообще ожидала от убежища Темного братства? Алессия откидывается на стуле, задумчиво глядя в потолок и отчаянно пытаясь ни о чем не думать. Пустое пространство в голове, будто бы никогда там ничего не было. В ней не было. С ней... Она делает глубокий вдох, прикрывая глаза. Здесь время будто замирает, потому что у каждого своя роль и он неотступно ей следует. Сейчас же все на заданиях, только скелет таскается туда-сюда. Сама она появилась лишь полчаса назад, в надежде уже получить свою награду и пойти дальше. Но Очивы не было на месте. Антуаннет рассказала что какие-то дела, перед тем как самой покинуть убежище. Как всегда с добродушной улыбочкой, которая больше подходила бы бордельной девке, чем убийце. В прочем, кто сказал что у девочки только одна работа.
Отпивая из бокала она хмыкает своим мыслям. Мари была единственной в этом месте кто откровенно раздражал. Остальные были предельно понятными. Со своими завихрениями, но понятными. От нее же веяло конфетной сладостью, которая заставляла морщится. От нее веяло тем, что Алессия никогда не понимала и не собиралась понимать. Она закидывает ноги на небольшой столик, наблюдая за тем как патрулирует их маленькую спальню крыса.
Все чаще ей казалось что она здесь немного лишняя. Среди тех кто так остервенело верил в Отца и Мать, Алессия уже ни в кого не верила. Наемник, которому просто надо чем то забить свою боль, но скатываться в пучину пьянства не хочется. Даэдра, аэдра, кто бы там еще не был, все были безразличными холодными статуями что не видели дальше своих мраморных изваяний. Подкидывая и тут же ловя кинжал спасительница мира допивает бренди и поднимается на ноги.
В коридоре она точно слышала если не шум, то скрип нетипичный для их охраны. Скорее всего кто-то пришел. Кто-то, кому можно сказать что она все сделала и зайдет к Очиве за деньгами позже. И знать что у нее уже пару дней пылится контракт от Серого лиса, им совершенно ни к чему. Просто работа, за которую очень недурно платят. Надо было изначально все происходящее перевести в эту плоскость, тогда не было бы этой боли что подступает к горлу с противным металлическим вкусом. Будто крови наглоталась.
Толкая тяжелые двери в общий зал она была готова увидеть кого угодно, даже этого ужасно вредного кошака. Только не Люсьена, за которым тянулась дорожка из липкой крови. Она хмурит брови, слегка склонив голову, а затем подходит ближе. Он явно пришел сюда не выпить пару кружечек или похвастаться новым видом будущего шрама.
- Покажи... те, - она хмыкает, откидывая волосы с плеча на спину. Зачем задавать лишние вопросы когда человек истекает кровью? Имперка разминает пальцы. Пусть она уже давно, кажется, отвернулась от алтарей Кинарет, богиня видимо дала ей огромный кредит доверия. Лечить она умела, и умела хорошо. Как любой жрец что вещает по утрам о радости благочестивой жизни. Может все было не так с ней плохо, как она сама уже привыкла думать?
Опускаясь на одно колено рядом со стулом, чтобы было удобнее, девушка скидывает с себя кожаную куртку что прихватила из одного зажиточного дома в столице, и поднимает на Люсьена взгляд. Ситис, Мать Ночи, кто угодно - пусть только без долгих разговоров и упрямства. Иначе оставит подыхать прямо тут.[nick]Champion of Cyrodiil[/nick][icon]https://i.imgur.com/lhJczy4.png[/icon][sign]av by CAT MOORE-MEOW[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Алессия</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]чемпион Сиродила, поломанная девочка которая решила, что нашла семью.[/lz][status]you will remember me [/status]

+1

4

[indent] Люсьен едва поднял голову, увидев перед собой размытую, но все же Алессию. Наверное, уже вернулась с последнего контракта и дожидается Очивы, которая теперь ее курировала.

[indent] Мысли ускользали, словно песок сквозь пальцы, но мужчина все-таки завозился, отнимая пальцы от кровоточащего бока и невнятно дернул онемевшим плечом.
- Стрелы, - коротко пояснил Уведомитель, не растрачиваясь на другие слова. Терять сознание не хотелось до слез. Он чувствовал, как ему в затылок колючим льдом дышит Мать и Ситис, уже ждущий момента, чтобы проявить несмышленому дитя весь свой гнев за сорванный контракт, позор и глупую, жалкую смерть.

[indent] Эхом послышались еще одни торопливые, быстрые шаги. Винсент.

[indent] - Я провалил контракт, - тихо начинает Лашанс, подождав, пока вампир не подойдет ближе, обеспокоенно переводя взгляд от него на Алессию, которая начала аккуратно распарывать ткань. - Они знали про наш контракт. И ждали.

***

[indent] Адамус Филида, как и многие уважающие себя дорвавшиеся до власти имперцы, любил охоту. Отчасти, Люсьен понимал и разделял его увлечение, разве что у них были немного разные подходы к досугу.
Филида ценил быструю езду верхом, свору гончих и подчиненных, охрану, сопровождающую его всегда на полкорпуса позади, традиционные привалы вдалеке от тракта у водоема с чистой, теплой водой, где можно еще и искупаться.
Лашанс был более прозаичен. В форте у него не висели головы зверей, чудовищ и монстров, а шкуры, устилающие вечно ледяной каменный пол подземелья, он купил еще давно у одного ремесленника. Нет, он охотился преимущественно ночью и в основном на людей, выбирая крепких, рослых жертв, чтобы унести потом тело в Фаррагут, освежевать, проварить кости, снимая с них остатки мяса и сухожилий, а после - нанести на них специальную эмаль, руны и поднять в полноценного скелета-охранника.

[indent] Люсьену не нравился план, подготовленный для него информаторами Темного Братства, которые выяснили, по каким дням, в какое время и по какому маршруту предпочитает охотиться командер. Не устраивал его и выбор оружия, но тут он даже если бы хотел, то не стал бы спорить. Лук, как и стрелы, был подарком Матери Ночи, и это был тот самый момент, когда важно именно оружие, а не откровенно посредственные навыки Люсьена в стрельбе.

[indent] Неладное он почувствовал, когда прятался в чаще, затянутой туманом, но открывающей прекрасный вид на долину, где и останавливалась вся делегация. Вместе с Филидой должно было быть семь легионеров. Почему же сейчас одиннадцать?

[indent] Еще двадцать лет назад Эстер, будучи еще просто наставницей, время от времени приходящая в Убежище и выталкивающая новичков за ворота города, чтобы потренировать и оценить их навыки, любила поговорить еще и о стратегиях, и о хрониках, которые ведутся для того, чтобы будущие убийцы могли черпать вдохновение и опыт у предшествующих поколений, рассказывала и о контрактах, которые перепадают Душителям и Уведомителям.
Подобные заказы - это не просто больше денег. Это и гораздо более сложные контракты в принципе, не только в плане исполнения, но и с огромным риском не вернуться живым. Или хотя бы не покалеченным.

[indent] Надо было бежать. Сразу же скрыться в тумане, не дать себя обнаружить, вернуться в снятую для прикрытия комнату у постоялого двора на тракте, все обдумать. Тщательно записать на пергаменте мысли, чтобы потом озвучить их на собрании, чтобы официально подвергнуть сомнению информаторов, которые занимались подготовкой заказа Филиды.

[indent] Но нет. Он ненавидел незавершенные контракты. Терпеть не мог передавать свои заказы кому-то другому, сам выполнял убийства, которые предназначались его Душителю, которого до сих пор не было, и каждый день мог стать последним в чаше терпения Анголима, который и так ему постоянно напоминал о пустующем месте у него за спиной в Черной руке. Он не мог не выполнить свою работу. И плавно вышел из тумана, натягивая тетиву.

***

[indent] Винсент шумно втягивает воздух, и Люсьен даже не хочет представлять то, как себя чувствует вампир, на расстоянии вытянутой руки стоящей перед источником свежей, горячей крови, которая влажно тянет мантию вниз, пропитывается в бинты, оседает на каменном полу. Даже Люсьен чувствует ее острый металлический запах и привкус на языке, хотя последнее было куда более реально - давиться кровью он начал уже под Чейдинхоллом, подъезжая к нему с юга.

[indent] - Гнали меня до самого Попадда. От правого берега Бравила, - говорить становится чуть легче. Люсьен еще никогда не был так благодарен судьбе за то, что Алессия теперь часть Темного Братства. Хотя и не мог подумать, что девушка окажется очень даже неплохим лекарем.

[indent] И все же… какой бы талантливой не был Алессия, он одного только приложения рук он не восстановится. Целительская магия слишком сложна, слишком энергоемка, требует слишком долгого обучения, чтобы маг был способен быстро затянуть глубокие сквозные раны и при этом не сдохнуть в процессе лечения.
Потребуются лекарства. Зелья. И время, которого у него, Люсьена, не было. А Рука провала ему не простит, если в ближайшее время контракт не будет завершен.

Отредактировано Lucien Lachance (28-06-2020 21:57:11)

+1

5

Стрелы. А она то думала секира так ювелирно сработала. Алессия хмыкает, накладывая заклинание за заклинанием, будто бы прядя паутину, которая конечно не вылечит, но умереть точно не даст. Забавно, конечно. Пальцы начинает колоть, как будто от сильного мороза, напоминая что она итак уже слишком много вытянула. Слишком много и отдала - просто так не отбросишь простую человеческую выносливость. Алессия выдыхает, опускаясь уже полностью на пол, продолжая плести как трудолюбивый паучок. Целительство сложная наука. Наверное одна из самых сложных магических школ, тут не докрутишь, там не до конца завяжешь и все расползется в самый неподходящий момент.
В Убежище тишина. Тишина почти гробовая, что бывает тут довольно редко. Но это хорошо, что никто не крутится под ногами и не дает свои супер важные советы, пытаясь сделать как лучше. Обычно, правда, как лучше не получается. По лбу каплями стекает пот, когда она заканчивает с последним стежком. Жаль, ему бы сейчас к алтарю, да только и сам не пойдет, да и спесивые боги лечить не будут. Не молился, не делал добрых дел значит и спасения не заслужил. Она закрывает глаза и морщится, стискивая веки до того, пока перед глазами не начнут идти темные пятна. И так же резко их открывает. Вот теперь все должно быть хорошо.
А еще внутри дикой кошкой скребет любопытство. Дикое желание узнать что же так выбило Лашанса из привычного темпа, что он в таком плачевном положении оказался в их скромном обиталище. Но Алессия молчит, уважая чужое инкогнито. Чужое желание иметь личное пространство. Лишь облизывает губы и, слегка шатаясь, поднимается на ноги чтобы принести пару бутылок вина и блюдо с большим куском мяса да парой вилок. Им обоим сейчас поесть надо.
Щелкает пробка, как раз в тот момент когда от тени буквально отделяется Винсент. Надо же, уже почти даже не вздрагиваешь при его появлении таким образом, похвально. Или просто нервы, вопреки расхожему мнению, все таки восстанавливаются. Вот сидит же она сейчас, такая спокойная - вино потягивает. Хотя в начале просто инстинктивно пугалась, чем кажется доставляла вампиру целый вагон радости и развлечений. Но Алессия никогда не злилась, она в этом плане не жадная.
Сбивчивый рассказ, пара предложений что она услышала - да хмурое лицо Уведомителя. Составить окончательный вариант ситуации было не то чтобы очень сложно. Она поджимает одну ногу к груди, ставя ее на стул и опуская подбородок на коленку. Когда так сидела на учебе ее вечно ругали. Почему то именно этот момент сейчас мелькает в голове безумно ярко. Совершенно не к месту, но что поделать. С воспоминаниями обычно так и выходит.
Интересно, какого вампиру сейчас здесь? Склоняя голову к плечу она все меньше слушает разговор, куда больший интерес представляет этот мужчина. Выдержки ему конечно не занимать. Всегда ей рисовались вампиры чуть ли не монстрами, которые не могут сдерживать себя при виде добычи. А Лашанс сейчас добыча, и добыча вполне осязаемая. В комнате уже сквозит чем то, что кажется неминуемым. Чем то, что можно буквально почувствовать. Холодное и противно липкое, будто бы паутина в худшем ее варианте. Облепит с ног до головы и никогда ты этот кокон не порвешь. Да и пытаться ей не хотелось. Отчаяние она уже пережила. Хватит.
- Чтобы так ни было, я могу попробовать, - она пожимает плечами, даже не задумываясь на что подписывается. Да и не важно это, все равно когда Очива давала ей очередной свиток она кивала и никогда не читала перед тем как дать согласие. Никогда. Вот и сейчас, к чему эти лишние мелочи и канцеляризм?
Кажется ей или нет, но в глазах Винсента проскальзывает удивление? Она лишь хмыкает и отводит взгляд, стараясь не концентрироваться. Конечно, думать что она прорвется там где не смог тот чей опыт в разы превышает ее собственный, глупо. Но чем Дагон не шутит - до одного дня она и врата никогда не запирала. Вряд ли контракт может оказаться сильно сложнее. [nick]Champion of Cyrodiil[/nick][status]you will remember me [/status][icon]https://i.imgur.com/lhJczy4.png[/icon][sign]av by CAT MOORE-MEOW[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Алессия</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]чемпион Сиродила, поломанная девочка которая решила, что нашла семью.[/lz]

+1

6

[indent] Мучительно медленно боль отпускает его. Становится немного, но все же легче дышать, плечо все еще онемевшее, хотя больше нет зудящего ощущения, что он, ломая древко стрелы, оставил в ране осколок. Даже холод за спиной отступил, и Лашанс готов был поклясться, что услышал едва различимый шепот в гнетущей тишине.

“Не сейчас, но скоро”.

[indent] Алессия приносит вино, что-то зажареное, но у мужчины нет пока сил даже поднять кубок. Он может только вяло переводить взгляд от девушки к Винсенту, чуть пряча глаза.

[indent] Он был уже не молод. Это в детстве кажется, что навсегда останешься беспечным ребенком, будешь пропадать в лесу, прятаться от стражи и воровать у торговки яблоки с прилавка. Его детство не было даже настолько радужным, пришлось рано понять, что ничего и никогда не будет даваться ему легко, что придется буквально выгрызать себе лакомый кусок из чужих рук, а то и глоток, и Лашанс быстро открестился от каких-либо авторитетов.
Мать умерла рано, о ней и нечего вспоминать. Отец был не ближе, чем любой другой горожанин в Солитьюде. Наставник в Коллегии… все они были просто людьми. Даже боги, аэдра, даэдра, никто не имел над ним власти, пока он не попал в Темное Братство.

[indent] Самый не подходящий возраст, чтобы прийти к вере - конец детства и начало юности, когда тебя уже несколько раз огрели по лицу несправедливостью и жестокостью. Когда в полной мере осознаешь, во что ты ввязываешься, ради чего, что тебе щедро платят за работу и веру деньгами, теплым кровом, защитой, семьей. Лашанс, пожалуй, даже слишком лично принял и Мать Ночи, и Ситиса, хотя никогда не оскорблялся безверием остальных. Появились люди, которые близко к сердцу принимали его успехи и провалы. Винсент был одним из них, а сейчас… пожалуй, остался единственным, чье мнение было для Люсьена важно.

[indent] Липкий стыд перед старым наставником сковывал тело не хуже кровопотери, Лашанс рассеянно уставился чуть выше плеча Алессия, продолжая уточнять детали на четкие вопросы вампира, надеясь на то, что девушка не очень понимает всю серьезность ситуации, и ведь дело даже не в его в провале. А в том, что никто и никогда не имел права осуждать или отчитывать Люсьена.
А Винсент всегда делал это с особым вкусом, слишком уж редки были такие моменты.

[indent] -Ты? - Мужчина поднимает на девушку удивленный взгляд.

[indent] Винсент и Очива говорили, что она не завалила еще не одного контракта. Девушка все еще считалась в Братстве новичком, хотя и продвигалась по иерархической лестнице довольно быстро. Легион еще не знает ее в лицо.

[indent] - Хорошо, - отвечает Люсьен, тут же ловя на себя возмущенный взгляд вампира, успешно его игнорируя. Не в первый раз они спорили о том, какие контракты и кому поручать, и не в последний Винсент будет отчитывать его за жестокость к убийцам, а также излишнюю собственную самонадеянность и не соизмерение сил.
У него не получилось избавиться от Филиды, а он в Темном Братстве уже больше двадцати лет и убил не один десяток людей, эльфов и огров. Каковы шансы, что это получится у девчонки?

[indent] - У меня остался лук и одна стрела, - начинает быстро, одним движением здоровой руки останавливает Винсента, который уже поднялся из-за стола и имел настолько устрашающий вид, будто готов вцепиться ему в шею прямо сейчас. - Это Роза Ситиса. Достаточно одного ранения, неважно, куда - яд смертелен. Адамус Филида через несколько дней должен прибыть в Лейавин - там у него есть имение, где он любит отдыхать, чувствовать в безопасности.

[indent] Что же, пожалуй, тут вполне можно выиграть время и сыграть на том, что Легион не будет ждать второй попытки убийства так скоро, хотя охрану и Филиды, и города в целом, скорее всего, усилят.

[indent] - Заберешь с моего коня. Алессия, - Люсьен ловко поймал девушку за запястье, заставляя посмотреть в глаза. - Если поймешь, что не можешь - просто уходи. Ясно?

+1

7

Лишь улыбается и кивает, забирая оружие и поднимаясь на ноги. У нее сейчас то самое состояние, когда тебе совершенно все равно что именно с тобой случится, как будто ты смертник, которому просто еще не объявили дату казни. Как будто тебе достаточно просто шагнуть - упадешь глубоко и не выберешься больше никогда. Она и не собиралась выбираться. Не собиралась - пусть все идет как идет. Если этому человеку суждено будет погибнуть от ее руки, значит никуда он не денется, пусть прячется хоть за высокими стенами Башни Белого Золота или же на морском дне. Если ему суждено.
Единственное от чего она отказывается, так это от коня. Он красивый, выносливый... Но что то внутри дергается и Алессия качает головой. Коня она оставит тут, потому что привыкла доверять собственным ощущениям, которые кричат что не стоит. Убийца шнурует сапоги, изредка оглядываясь по сторонам. Город уже почти спит, только она у ворот высматривает кого-то. Подает пару монеток местному нищему, перекидываясь ничего не значащими фразами. Они оба работают на Серого Лиса. Их обоих никто и в лицо то не запомнит, когда разойдутся. Стражники скучающе разглядывают дорогу. Обычный вечер мирного города.
Наемниками в Лейавине никого не удивишь. Она улыбается какому то норду, заказывает выпивку и усаживается за стойкой в трактире. Три сестры, забавное название. Алессия перекидывается парой шуток с местными и поднимается в свою комнату. Обычный вечер и просто еще один искатель быстрых и легких денег. Она не видит смысла прятаться по углам, пытаться быть незаметной или скрываться в тенях. Все равно заметят, все равно поймут и вот тогда то начнут подозревать. До приезда цели она даже успевает принести хозяйке таверны пару кроликов из леса. На жаркое.
Обычный вечер, они режутся в карты и запивают похлебку из морских гадов холодным элем. Стражники только что со смены на карауле - вон даже щиты стоят в углу, прислоненные гербами к влажному от недавнего дождя дереву. Хозяйка уже всем старожилам уши прожужжала что надо бы перебрать стенку, да никто пока что не вызвался. Воинов разного пошиба здесь было много, а вот плотника ни одного. Ну так всегда бывает, кто нужен тот обязательно обитает где-то в другом месте. Густав, один из уже захмелевших часовых со злостью откидывает карты, ругаясь на всех и сразу. Опять проиграл. Он скидывает на стол пару колец и пожимает плечами, рассказывая что сегодня приехала какая то важная имперская шишка на отдых. И уже плешь им проела.
Охрану усилить, посты расставить, дежурства удлинить. Вояка сплевывает на пол и заказывает еще эля. Ему только послезавтра на пост - упал неудачно, говорят руку повредил. Алессия вызывается помочь парой зелий, только он отказывается. И по глазам видно, хочет переждать. Ведь визит имперской шишки это вам не простая прогулка графини, где иди следом да мух отгоняй. Местных правителей любят. Тут какой то помешанный, мол убьют. Точно убьют. Все смеются, и только к ночи замолкает лютня, когда усталые наемники расползаются по комнатам. Тихо гаснет свет, Алессия толкает оконные рамы выскальзывая из комнаты. Лучше сначала проследить, а не бросаться на амбразуру.
Но гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Она пробирается между домами, накинув на голову капюшон и стараясь не шуметь. Надо было взять кого-то из местных мужиков. Они на женское тело падкие, так что если бы засекли можно было бы и изобразить животную страсть. Не подумала.
Мечи скрещиваются так что искры летят. Схватиться за лук она не успевает. Видимо телохранителям дали приказ убивать на месте любого, кто решит приблизиться в столь неурочный час к телу. Она выворачивается из захвата и бьет. Один раз. Другой. Прокручивается как бешенная, не давая приблизиться или прицелится. Черт, вот как чуял ублюдок. Как чуял... Прижимаясь к стене какого-то домика она хаотично продумывает отступление, но варианты мешаются в голове в какой то ком. Крыши не вариант. По прямой пристрелят. Да и она не собирается уходить отсюда с пустыми руками. От стали только что искры не идут, когда они в очередной момент скрещивают мечи.
Одна голова уже катится по мостовой, пачкаясь в пыли и грязи. Осталось всего семь и найти самого гавнюка. По предплечью течет кровь, отдаваясь болью в руку - расклад, прямо скажем, гавно. [nick]Champion of Cyrodiil[/nick][status]you will remember me [/status][icon]https://i.imgur.com/lhJczy4.png[/icon][sign]av by CAT MOORE-MEOW[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Алессия</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]чемпион Сиродила, поломанная девочка которая решила, что нашла семью.[/lz]

+1

8

[indent] Винсент сохранял гробовое молчание до тех пор, пока Алессия за рекордный срок не собрала нужные ей вещи в походную сумку и не выскользнула из лаза.
- Ты упал с лошади на обратном пути?- Вампир, всегда доброжелательный, почти мягкий, ну или как минимум хладнокровный, сейчас пылал холодной яростью. -  Девчонка у нас всего несколько месяцев. Не справился ты - не справится и она тем более.

[indent] Он это понимал, хотя с лошади действительно успел упасть, к счастью, в мягкую траву, а не на острые прибрежные скалы Поппад. Все, на что он мог надеяться - это на везучесть самой девушки, да на то, что Филида не будет ожидать удара вот так сразу, едва ли не на следующий день после первого неудачного покушения.

[indent] - Ты не вынесешь этого во второй раз, - голос Винсента бесконечно усталый, и Лашанс против воли все же поднимает взгляд на вампира. Сейчас он выглядит куда старше, чем обычно, словно вампирское бессмертие вдруг дало сбой и решило нагнать все прожитые годы за несколько секунд, разом обрушиваясь на плечи бретонца.

[indent] - Это совсем разные ситуации, - нехотя отвечает Уведомитель, откидываясь спиной на спинку стула, на короткое мгновение скривившись от прошившей тело боли в плече и боку.

[indent] И это было уже довольно давно. Его предыдущий Душитель сама приняла решение остаться, чтобы задержать погоню из Мораг Тонг, и тогда он действительно не сомневался в том, что эльфийка совершенно не пострадает, нагонит его, раненого и с истощением после серьезного колдовства и ритуала из особо мерзкого раздела некромантии, и будет еще травить байки и подшучивать над начальством. В тот  раз он тоже велел ей немедленно бросать сомнительную затею и мчаться со всех ног дальше по тракту, чтобы попытаться отбиться уже вдвоем, ну или хотя бы встретить смерть не так одиноко, но… В тот день он видел ее в последний раз, хотя неоднократно на свой страх и риск, под крики Аркуэн и неодобрительные взгляды Анголима тайком возвращался на границу с Морровиндом, пытаясь отыскать тело.

[indent] Сейчас все иначе. Даже если Алессия не справится, он не будет так убиваться из-за ее смерти, как это было после Райны, когда он месяц не общался ни с кем, отправляя на собрания Черной Руки вместо себя Винсента, ссылаясь на тяжелую болезнь после не очень удачного опыта, а на деле же просто не выбираясь из Форта Фаррагут и надираясь до пятен перед глазами.
Алессия ему интересна, но не так уж и важна. Правда же?

[indent] Под землей нет смены дня и ночи. Время словно застывает, забывает о своем существовании, и даже ровное тление свечи не вносит ясности - сквозняков не бывало почти никогда, только в главном зале, когда открывался вход в убежище со стороны жилого дома или лаз в колодце.

[indent] Люсьен тяжело садится на постели, проснувшись, как и всегда - мгновенно. Вполне полезная способность, но только если ложишься рано, отсыпая положенную норму, а не всю жизнь мучаешься лишь урывками заветного забытия.
В подземельях по-прежнему ни звука. Вероятно, даже Винсент поспешил на охоту, стоило Лашансу устроиться в пустующей комнате, чтобы перевести дух.
Мужчина провел по длинным, уже не собранным лентой волосам, собираясь с мыслями.

[indent] Вряд ли он проспал больше двух часов. Стоило бы убраться из Убежища поскорее - ему вовсе не нравилась идея, что кто-то из убийц увидит его в таком состоянии. Отправиться в Фаррагут, зализать раны - зелья и настойки у него есть, если что, доварит необходимые. И все же…
Все же Винсент прав. Он просто не вынесет мысли, что отправил очередную девчонку на смерть вместо себя, но на этот раз - своими собственными руками. Нет, он слишком часто ошибается последнее время.


******

[indent] Привычная мантия Черной Руки нравилась ему куда больше обычных вещей, которые носили на себе богатые горожане и купцы. Плотная, зачарованная ткань давала ощущение защиты, уверенности, власти. Сейчас Люсьену казалось, что достаточно одного удара не самого острого меча стражника, которые сейчас стояли на каждом углу в Лейавине, чтобы прошить мягкую плоть насквозь.  Но выбирать не приходилось, ему нужно было затеряться в городе, и он еще из убежища позаимствовал из ящика Тейнавы  - на внутренней стороне кожаной жилетки осталась пара полукружий блеклой чешуи - простую одежды. И сейчас двигался к центру города, уже чувствуя в воздухе острый, словно удар молнии, запах беды.
И не ошибся,когда буквально через несколько минут послышались крики и лязг оружия.

[indent] Лашанс двигается мягко, быстро, мгновенно набрасывая на себя Тень, размывающую его тело в цветном мареве, делая абсолютно невидимым для взгляда. Она спадет с него с первым ударом клинка или заклинанием, сорвавшимся с пальцев, на которых уже плясал колючий огонь, но и этого будет достаточно, чтобы напасть подло, подобравшись со спины, выигрывая тем самым себе время. И Алессии, которая судя по непрекращающимся звукам сражения, пока что жива.

[indent] - Я приказывал тебе бежать, - хрипло отзывается мужчина почти на ухо девушке, чудом успевая снести голову стражнику, который сам готов был нанести убийце последний удар тяжелым мечом по уже раненому боку.

[indent] В воздухе пахнет кровью и огромными, блядь, проблемами.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Тысяча мечей [the elder scrolls]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC