TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » silver snail [greek mythology]


silver snail [greek mythology]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

SILVER SNAIL [GREEK MYTHOLOGY]
At an orgy of grooms and brides
At the scene of the suicides

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/gnonGOJ.jpg
Pixies — Silver Snail

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Lissa, Moros

настоящее время, мир смертных

АННОТАЦИЯ

Sex, drugs and rock'n'roll. Безумие, смерть и злой-злой рок.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Moros (13-06-2020 18:44:54)

+1

2

Тонкие, картонные, стены были заклеены бессчетным количеством слоев различных флаеров и рекламных листовок прошедших концертов. Тесная гримерка пропахла сигаретным дымом, пролитым спиртным и застарелым потом. Морос уютно развалился на старом, просиженным диване, многострадальная обивка которого так и норовила проглотить его одетую в черное фигуру. Сесть на этот диван было просто – он был на удивление удобным. А вот встать с него – уже затруднительно. Слишком легко было потонуть в его мягкости. Диван этот занимал большую часть гримерной и был единственным предметом обстановки, который был хоть в чем-то уютным.

Морос затянулся сигаретой, наслаждаясь вкусом и ароматом дыма, что приятно щекотал гортань и расцветал в легких никотиновыми соцветиями. Картонные стены сотрясались от музыки, звучавшей из главного зала – до выхода на сцену было еще около получаса. Пока что в клубе вовсю кипела жизнь и гремела музыка в записи.

Музыканты передавали друг другу бутылку с виски, настраивали инструменты и болтали о чем-то, к чему Морос не прислушивался. Да и никто не пытался втянуть его в беседу. Он подозревал, что сегодня у него не самое располагавшие к подобным попыткам выражение лица. Их небольшое турне по задрипанным клубам северо-запада длилось уже месяц, и чем дальше, тем больше Морос уставал от него. От постоянного присутствия людей – начиная от музыкантов и заканчивая зрителями в зале. От похожих один на другой клубов с одинаково темными сценами и одинаково вонявшими гримерками размером в сортир. От необходимости каждый вечер, к определенному времени быть на сцене.

То, что раньше казалось такой заманчивой идеей и первые пару недель на самом деле приносило удовольствие, на второй дюжине городков стало уже просто муторно и уныло. Если в начале их тура, Морос находил даже некое очарование во всех этих убогих клубах, то теперь они просто раздражали. Пусть Morrow и становилось всё более узнаваемой, да и народ уже начал приходить конкретно на них, а не просто потусить… Но именно сейчас Моросу хотелось всё бросить и свалить в Тартар.

– …у той отмороженной блондинки. – Голос басиста привлек его внимание. – Я ее звал. Но она отказалась. Обалденная девица, но взгляд безумный. Задаром отдала…

Морос с любопытством глянул жизнерадостно розовую горсть таблеток на ладони басиста. Отмороженная блондинка с безумным взглядом, задаром отдававшая наркоту по велению левой пятки... Это звучало знакомо.

– Сейчас звал? – выпустив струю дыма в потолок, спросил он.

– Только что. Она в зале.

Морос хмыкнул. Вот кто мог бы развеять эту тоску.

0

3

Зал был уже практически полностью заполнен гудящей, как рой пчёл толпой фанатов. Это маленькое, душное помещение легко могло привести в ужас любого клаустрофоба, но среди собравшихся таковых не было. Иначе, стали бы люди толпиться у сцены, настолько заранее до начала выступления?
Глядя на возбуждённую толпу Лисса едва могла сдержать слегка зловещую ухмылку. Хотя она и старалась выглядеть приветливо, когда к ней подходили клиенты, не трудно было заметить безумный блеск в её голубых глазах. Но богиня пришла сюда не для того чтобы наслаждаться выступлением рок группы. У Лиссы были особенные садистские пристрастия, которые ,впрочем, были свойственны многим божествам. В конце концов, она прекрасно помнила причину создания первых людей – бессмертным было так скучно,что они решили создать себе новые игрушки. С тех пор прошли тысячелетия, поэтому некоторые сентиментальные божества прониклись сочувствием к смертным и начали ценить человеческие жизни. Для богини безумия же люди остались на всегда любимыми игрушками. Всё бы ничего,но богиня любила довольно жестокие игры, смысл которых можно передать всего одной фразой - «сдохни или умри». Доведение людей до самоубийств, просто убийств или смертей от передозировок запрещёнными законами смертных веществами не являлось её прямой обязанностью. Но никто ведь не запрещал ей этим заниматься?
И сегодня она собиралась поиграть в одну из этих игр.

Кислотно розовые таблетки с неизвестным составом расходились сегодня как горячие пирожки – в эту ночь многие хотели оторваться как в последний раз. Но никто из них не подозревал что после принятия этих наркотиков, этот концерт действительно мог стать их последним разом. Богине это было только на руку, поэтому со многих она даже не брала денег.
-Ох так ты музыкааант? Да ты крут! Знаешь, я вот всю жизнь мечтаю на басу научиться играть! Ох, нееет, от приватного урока я, пожалуй, откажусь! Но ты мне нравишься, поэтому я дам тебе кое-что очень-очень классное.
Не отказывайся, сладкий! Эта штучка сможет заставить тебя почувствовать себя как будто ты на небесах! Нет, ты не понимаешь это намного круче чем секс! Тебе понравится, обещаю!

Лисса взяла парня за руку, а затем вложила в его ладонь горсть розовых таблеток.
- А мне пора! Хорошего вечера, сладкий!
С этими словами беловолосая девушка скрылась в толпе, оставляя обескураженного музыканта в одиночестве, но с наркотой. уболтать,сунуть наркоту и свалить по-тихому -  такой план действий соблюдала в любой непонятной ситуации богиня безумия. Правда,он не всегда срабатывал,но в такие моменты рядом как нельзя кстати оказывались старшие братья. Но сегодня удача на стороне богини безумия. Она повеселиться этой ночью, а последствия  уже не её забота.

«Чёрт,я отдала ему последние таблы! Но…Если подумать, это всё равно будет весело. Смерть басиста во время концерта только добавит выступлению брутальности! Моросу бы это понравилось!»

+1

4

– Эй! Все-то зачем? – Возмущенно-обиженный крик басиста звучал Моросу в спину, когда он бесцеремонно сгреб все розовые таблетки с его ладони и, молча развернувшись, вышел из гримерной. За его спиной возмущался басист:

– Мог бы хоть пару штук оставить...

Розовые таблетки не весили ничего – легкие словно пенопласт и столь же теплые на ощупь, они лежали в руке так, словно не содержали в себе клочки безумия и черноты бездны. Моросу не нужно было приглядываться, или пробовать наркоту на вкус, не нужно было принюхиваться или растирать ее между пальцами, проверяя ее консистенцию. Он и без того отчетливо слышал звон струн, которые сходились на розовой отраве, словно завязанные в серебристые, роковые узлы.

Невесомые круглые таблетки вибрировали опасностью. Морос не исключал, что именно это и делало их столь притягательными для смертных. Люди – нелюди, впрочем тоже – всегда тяготели к сладостному саморазрушению. И Морос, если уж на то пошло, ничего не имел против. Ему порой доставляло удовольствие наблюдать за обреченными душами, самостоятельно загонявшими себя в бездну. Почти такое же, как самому подталкивать их к роковым решениям и проступкам. Никто ведь не говорил, что от своей работы нельзя получать удовольствие?

Единственное, чего Морос не одобрял (если не брать во внимание его неодобрение любых попыток «поспорить с судьбой» и избежать своего рока), так это когда мешали его концертам. Несмотря на всю свою порой усталость от мира смертных и всей этой гастрольной суеты, Морос к своей музыкальной карьере относился серьезно. И, в то время, как смерти в зрительном зале его не слишком тревожили, терять своих музыкантов по прихоти взбалмошной сестренки не хотел. По крайней мере, в самом разгаре концертного тура.

В зрительном зале царил полумрак, в котором терялись очертания бессчетных человеческих тел и который приятно напоминал о чернильно-плотных глубинах Тартара. Воздух был густым и вязким от запаха пота, перегара и искусственного дыма. Пахло юностью и гормонами. И немного безумием. Эйфория струилась по воздуху, словно аромат духов. Один этот запах мог бы привести его к Лиссе. Этот пьянящий, чрезмерно оживленный аромат веселья, отдававшего манией. Впрочем, чем-то похожим на рок-концертах пахло всегда.

Но Лисса всегда добавляла к этой и без того заряженной атмосфере свою совершенно особую, персональную нотку – ту толику безумия, которая как раз чуть-чуть слишком. Слишком весело. Слишком грустно. Слишком громко. Слишком тихо. Слишком.

Моросу нравилась его сестра. При том, что ему мало кто из его родственников нравился. Но Лисса была слишком… слишком, чтобы не запасть в душу. Он находил очарование в ее полной его противоположности и в то же время созвучности с ним. Там где сам Морос был связан крепкими нитями судьбы, Лисса оказывалась совершенно свободна. Этот контраст ему импонировал.

– Полагаю, это твое. – В его голосе не звучало упрека. Он вытащил девушку из толпы, ухватив за острый локоть. Ее глаза блеснули в неясном свете клуба, словно две безумные звездочки в ночном небе. Удерживая ее запястье, Морос пересыпал таблетки в ее руку. На миг он подумал о том, что несмотря на свою потенциальную опасность, любая наркота из рук Лиссы дарила именно то, что обещала: небывалый приход, за который не жалко было отдать разум и/или жизнь. Оставить себе хоть одну розовую таблетку и положить ее в рот, было весьма заманчивым. Тем более, что ему-то никакие страшные побочки не грозили. – Твоя щедрость похвальна, милая, но мой басист мне еще нужен. Да и как же ты так, даже не зашла поздороваться?

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » silver snail [greek mythology]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC