TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Начало давно в основании стерто [tes]


Начало давно в основании стерто [tes]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

НАЧАЛО ДАВНО В ОСНОВАНИИ СТЕРТО [TES]
Sometimes I lose my focus
And my core beliefs just overpower me
But the truth is I need others
To find the will
To find the point in anything

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.pinimg.com/564x/df/34/35/df3435dc5af18a768fb6f6d94faa7251.jpg
IAMX - Scars

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Lucien Lachance (Dorian Pavus), Raina Maldas (Maeve Surana)

Скайрим

АННОТАЦИЯ

Люсьен продолжал дышать, пить и саркастично молчать, значит, Мать Ночи не так уж была и зла на него за то, что он вернулся к жизни, перестав быть призраком Пустоты. Правда, кое-кто дрогой был особенно "рад" его возвращению в мир живых.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

Отредактировано Dorian Pavus (19-05-2020 12:27:01)

+1

2

❝ И вот твоя тень на истертом пороге,
Твоё отражение в море зеркал…


Сказала — «Прости, я забылась в дороге».
И улыбнувшись, спросила — «Ты ждал?» ❞

[indent]Фолкрит выглядит... неправильно. Не тот воздух, не та почва под ногами, не те люди и не та тропинка, уходящая резко вниз, где в овраге скрывается от чужих глаз Чёрная дверь. И это тоже неправильно, потому что Убежища Братства должны быть лучше упрятаны, и плевать, что эти леса вероломны, и что незнающий человек легко может в них заблудиться.
Данмерка с трудом заставляет себя думать, что именно этого она и хотела все пятнадцать лет.
Вернуться.
Домой.
Только понятие дома было отвратительно расплывчатым, а грудь неприятно сдавливало понимание, что точно так же её тянет обратно в Сиродил, к мрачному идиотизму Чёрной Руки и слишком позитивным для сборища убийц будням чейдинхольского Убежища.
[indent]Но Чейдинхол был разрушен во время войны. Его обитатели - мертвы, все до единого, и единственным, кто помнил о цвете ночи, был только сумасшедший Цицерон.
Двести лет.
Райна натурально зависает перед задавшей ей вопрос Дверью, не сразу соображая, что правильным ответом будет тишина, а не кроваво-красный. Не чувствует былого трепета и радости, слыша привычное добро пожаловать домой, и с непривычной опаской ступает внутрь длинного вырезанного в камне коридора.
[indent]Она слышит голоса и останавливается перед последним спуском, не уверенная, что вообще готова сейчас встретиться с кем-либо из Семьи. Потому что шипящие аргонианские нотки принадлежали не Тейнаве, а недовольно ворчал не каджит, а оборотень. Потому что лицо Астрид обязательно искривится так, словно нордка разом сожрала с десяток лимонов.
Потому что где-то в этих стенах лежал оставленный ею свиток с кратким заклинанием призыва, и от одной мысли о том, что однажды придётся его прочесть, предательски сжималось горло.
[indent]Мальдас упрямо стискивает челюсти, раздражённая собственной слабостью. Это безумие. Она принадлежит этому времени и этому месту, что только подтвердил радостно бьющий копытом Мороз у входа в Убежище, и тот проклятущий дракон, доставший её на подходе к Вайтрану.
И это - её Семья. Самая первая, которая приняла её в своих холодные объятия.
Данмерка вспоминает о Матери и давит вспышку паники, бесправно поднявшую голову где-то внутри: Мать Ночи обязательно с ней заговорит вновь, это даже не обсуждается. По крайней мере, надеяться на это отчаянно хотелось.
[indent]Шаг. Второй. Натянутая на лицо улыбка и аура женщины, владеющей этим миром.
- Кто-то, скажите мне, что Марон-младший очень несвоевременно покончил с собой после посещения храма Дибеллы?
Разговоры тут же стихают, и она чувствует взгляды убийц, прикованные к своей скромной персоне.
Первым приходит в себя Цицерон.
- Слышащая!
- Где ты была?
- Где тебя носило, девочка?
Довакин усмехается, а после открыто хохочет - их Хранитель давно позабыл, что значит личное пространство, сгребая девушку в охапку; детское тельце Бабетты впечатывается в них секундой спустя, и ненадолго Райне кажется, что её искренне рады видеть. Она обводит взглядом в равной степени заинтересованные и взволнованные лица старика Фестуса (всё ещё хочется увидеть на его месте Винсента, но она гонит эту мысль прочь), Визары, Назира и Габриэллы, и полностью игнорирует Астрид с мужем.
[indent]- Я позже расскажу, хорошо? Вы всё равно не поверите. - Хмыкает она, хлопая Цицерона по спине в немой просьбе отлепиться. Она бы сама не поверила, если честно, списывая всё на лихорадочный бред после той бури, которая, по словам крайней изумлённого Казимира, случилась полтора месяца назад и прекратилась так же резко, как и началась. Впрочем, жрец не забыл упомянуть и белого коня, без всадника, который вскоре сам потрусил на юг, что объясняло, как Мороз оказался в Фолкрите.
Домой шёл.
Как и Райна, вынужденная из-за отсутствия скакуна идти от Белого Берега пешком, едва только второй данмер заявил, что её здоровью ничего не вредит, а удар молнии был поверхностным.
Ещё бы это решало проблему того, что она где-то успела проебать Мартина Септима, и всё вообще было бы шикарно.
[indent]- Ритуал с Матушкой был, эм, проведён? - Слова произносятся нехотя, напоминая, как сильно эльфийка успела запамятовать почти что всё, что ей в своё время рассказывал Хранитель. Но запинку в её речи он никак не комментирует, лишь активно кивая, из-за чего колокольчики на его шутовской шапке презабавно звенят, и Мальдас отстраняется. - Отлично. Мне надо с ней переговорить.
Ноги сами ведут к жилым помещениям, и попутно - прямиком в объятия Габриэллы с неловким похлопыванием по плечу от Визары, и самой девушке больше хочется лечь и уснуть, чтобы навсегда вычеркнуть из памяти этот день.
Год.
Десятилетие.
Недовольный голос Астрид откуда-то из-за спины разрушает её фантазии, заставляя замереть на месте каменным истуканом и досчитать мысленно до пяти, чтобы со злости не швырнуть женщину Криком в стену.
[indent]- Нет, стой. Тебя не было слишком долго, и нам нужны ответы. Всё остальное подождёт. - Извечный подтекст с "я здесь главная, можешь засунуть свой ранг себе в задницу" в её словах слышится слишком хорошо, и Райна медленно оборачивается, встречаясь немигающим взглядом с нордкой.
А ведь она была пушистой, приветливой и добродушной. Ненавязчиво попросила не трогать её ближайшее время, пока не соберется с мыслями. Какого даэдра, спрашивается?
[indent]- Мать ждать не будет. - Бросает в ответ Мальдас, недобро щурясь. - И как её Слышащая, я обязана первым делом донести именно ей обо всём случившемся, и если ты с этим не согласна, можешь катиться в Пустоту. Клянусь Ситисом, твоё неповиновение уже начинает порядком надоедать, и если бы не нарушение Догматов, этот вопрос был бы решен так, как ему и стоило. - Под конец речи голос опускается до злого шипения. Тонкий голосок на границе создания что-то печально мяукнул о том, что она, возможно, переборщила, но голосок этот данмерка затыкает. Ну уж нет. Она не смоталась в прошлое и не жила пятнадцать лет с настоящим Братством, чтобы забыть о нём сразу же после возвращения. Она вернёт ему былую славу, даже если оно будет упираться и лягаться во все стороны. - Знаешь, а он был прав. - Она не уточняет, о ком говорит, но оно и не нужно. - Этому Убежищу действительно не хватает хорошего Очищения.
[indent]Повернувшись на каблуках, она поспешила вверх по лестнице, игнорируя довольный смех Цицерона и "а тут тако-о-о-ое случилось!". Позже узнает. Сейчас важна только Мать и тот нелогичный страх в глубине души, рождённый её долгим молчанием.
У её гроба Райна почтительно опускается на колени, чуть склоняя голову и прикрывая глаза. Ситис, как она устала. Ей нужен был этот разговор. Нужно было ободрение и развеивание всего, что её беспокоило. Пожалуйста.
- Я вернулась. - Негромко сообщила она, улыбаясь краешком губ. И, не удержавшись, добавила: - Ты ответишь сейчас?
Ощущение призрачных, невесомых рук на лице, ласково ведущих по скуле вниз, и всепоглощающей любви, заставляет дыхание сорваться, а слёзы - вскипеть в глазах. До этого момента эльфийка и правда не знала, как сильно ей этого не хватало, и как сильно она скучала.

- Зачем мне молчать?
[indent]- Я... Пятнадцать лет. - Совсем некрасиво каркает Мальдас, поднимая взгляд на закрытый гроб - уже не немой камень бравильской крипты. - Я молилась. Умоляла хоть о чём-то. Я не знала, что мне делать и как вернуться обратно. Я думала...

- ...Что я тебя покинула?
[indent]Стыд. Давно ей не было так непередаваемо стыдно, как напортачившему ребёнку перед родителем, а ещё страшно, как не было никогда в жизни. Она не хочет гневить Мать. Или хотя бы расстраивать. И, тем более - разочаровывать, потому что у неё и так хватало разочаровывающих её детей.

- Дитя.
[indent]Потусторонний вздох девушка чувствует так же отчётливо, как если бы он прозвучал совсем рядом; нежная не существующая в этом плане ладонь мягко взъерошивает тёмные волосы. Она подаётся прикосновению, тыкаясь в него словно требующий внимания котёнок, и наивно надеется, что всё будет хорошо. Потому что Мать, кажется, спокойна?

- Я не говорила с тобой, потому что не твоя очередь была Слышать.
Но, взгляни на себя: даже в тишине, ты выбрала служение Семье.
Почему я должна быть недовольна своей преданной дочерью?

[indent]Райна счастливо улыбнулась, чувствуя улыбку Матери. Это... это всё меняло. Всё действительно было в порядке - более, чем в порядке! - и она была дома. Оставалось превратить в дом это Убежище, и вернуть её братьям и сёстрам утраченную веру, ведь без неё что за Братство такое?
И она сможет. Волей Отца Ужаса и с помощью тех немногих, кто до сих пор верен старым традициям, она сможет. Драконья воля сильна, и не раз бросала вызов божествам, так что ей - несколько смертных.

- Кажется, у тебя гость.
[indent]Если бы данмерка не знала лучше, она бы с уверенностью сказала, что голос Матери прозвучал несколько самодовольно. Моргнув, она на несколько ударов сердца безмолвно уставилась на саркофаг, и только после перевела взгляд на дверной проём, где маячила тёмная фигура. Знакомая вспышка раздражения прошибла её тело: неужели так сложно подождать блядских полчаса, прежде чем лезть с вопросами?! В который раз недовольная настойчивостью своей Семьи, девушка поднялась на ноги и промаршировала к визитёру, полная намерения высказать всё, что она о нём думает.
И замерла на середине пути.
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 46</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (19-05-2020 16:50:26)

+1

3

[indent] Он плохо знал Скайрим еще тогда, почти 250 лет назад. И сейчас не знал его вовсе, все еще ловя себя на мысли, что он чужак здесь. Призрак. Эхо давно ушедшего времени, Темного Братства, потерявшего былую славу, скатившегося до уровня группы наемников, больше похожих на шакалов, гражданин уже не существующего на картах города, который ныне погребен в руинах. Как и его дом, форт Фаррагут.

[indent] Первое время он неожиданно и совершенно нетипично для себя ощущал невероятное уныние и абсолютное желание делать хоть что-то. Двигаться хоть куда-то, так и оставшись в постоялом дворе Рифтена, день ото дня лишь спускаясь в зал таверны, чтобы надраться, а ночью долго сидеть без сна, пялясь в черноту за окном.

[indent] Вся его прошлая жизнь была четкой, простой и предсказуемой. Собрания Черной руки, которая потом подписала ему смертный приговор, даже не подумав во всем как следует разобраться, занятия некромантией и алхимией, редкие визиты в убежище Чейдинхола, контракты.
После исчезновения первого душителя у него тогда тоже опустились руки, но время было непростым, и меланхолии не нашлось места в жизни, хоть Лашанс и сократил тогда до минимума свой круг общения, окончательно замкнувшийся на подчиненному ему убежище.
Даже у той полубредовой гонки с предателем, который годами вырезал убийц в их семье, была определенная цель и направление, правда, с совсем неприятным концном.
Сейчас он шагал в неизвестность.

[indent] Лашанс хандрил бы и дальше, если бы в один из вечеров не решил выйти на улицы города прогуляться, уже на самой окраине столкнувшись с нордом, которому он не понравился еще в таверне. Претензии были идиотскими, смрад дешевого пойла от мужика шел невыносимый, а у Люсьена к этому времени окончательно сдали нервы и привычка держать беспристрастную маску на лице, словно приклеенную.
Чужая кровь на руках и бездыханное тело его наконец отрезвили, давая необходимый все это время толчок.

[indent] Он служил Матери Ночи и Ситису всю жизнь. Он служил им и после смерти. Почему он вдруг должен покинуть их сейчас, когда Братству как никогда раньше требовалась твердая направляющая рука?
Ну уж нет. Он не был ни Анголимом, медленно, на протяжении десятилетий уводящего Братство в Бездну. Не был и Аркуэн, которая ставила свои собственные желания и амбиции выше благополучия семьи. Не был и предателем, который едва не уничтожил их семью. Темное Братство он никогда не оставит.

[indent] Обстановка в убежище близ Фолкрита после его появления была… интересной. Его прибытия, мягко говоря, не ждали, особенно светловолосая нордка, которая не имела ничего общего с внешностью альтмеров, но настойчиво напоминала ему об Аркуэн своими выходками, злыми взглядами и затаенным желанием перерезать ночью глотку, хотя решимости ей явно не хватало, как и ее мужу. Его просто-напросто боялись и не могли в отсутствии Слушателя понять, что делать с хмурым субъектом, изредка вылезающим из своей комнаты, чтобы перекусить или выйти на свежий воздух, сопровождая свое пребывание среди прочих убийц ледяным взглядом или время от времени колкими фразами.
Более-менее адекватно относились к его пребыванию в Убежище только Бабетта, с которой он мог разговориться ночью за поздним чаем, пока все отправлялись спать или по редким делам, и, как ни странно, Цицерон.
Они постоянно цапались друг с другом на ровном месте, обсуждая догматы и порядок, царивший в Темном Братстве сотни лет назад, Цицерон быстро выходил из себя, видя, что самого Лашанса его комментарии ничуть не трогают, ведь большую часть из которых он легко оспаривал, лично зная, как оно было больше двухсот лет назад.
И все же Люсьен был ему глубоко благодарен за спасение Матери из агонизирующего Сиродила. И постоянно ловил себя на мысли, что разговоры с Цицероном напоминали ему посиделки с Винсентом, о котором, как и об остальном убежище Чейдинхола, он старался не думать. Даже не вспоминать.

[indent] - Не рада меня видеть? - Люсьен прижимается плечом к холодному камню, привычно сложив руки на груди и пристально глядя на Райну, которая так и замерла посреди небольшого зала, где под бдительным присмотром хранился саркофаг Матери Ночи. Лашанс заходил несколько раз в сопровождении шута, впрочем, не надеясь услышать Мать теперь. Она говорила с ним только тогда, когда он и сам был частью Пустоты, но в мире живых общаться с ней мог только Слышащий.
Он просто хотел находиться рядом.

[indent] - Внизу был переполох. Я слышал вопли Астрид и едва удержался, чтобы нарушить один из догматов.
Лашанс ходит вокруг да около, тоже не зная, как теперь себя вести. Не каждый день понимаешь, что вызвавший тебя из Пустоты - это твой душитель, которого ты потерял 200 лет назад. И оплакивал. Как и не каждый день ты возвращаешься к нему, уже обретя тело, став по-настоящему живым.
Его посмертная жизнь вообще оказалась полна разного рода потрясениями, которые и не думали заканчиваться, и Люсьену было страшно даже подумать, что его ждет дальше.

[indent] - Я знаю, что ты хочешь спросить. И мне жаль...

[indent] Кажется, Астрид даже настырнее, чем когда-то была Аркуэн по воспоминанием Люсьена. Альмерка могла нудеть, язвить и бесить до зубного скрежета, но Братство того времени, несмотря на все распри и проблемы, все-таки чтило субординацию.
Нордка не имела о ней никакого представления, поэтому, продержавшись лишь каких-то минут десять, решила напомнить о себе, зависнув у Люсьена за спиной и уперев, для грозности вида, руки в бока.
- Кажется, Слышащая ясно дала понять, чтобы ее не беспокоили, - отголоски разговора на повышенных тонах до него все же дошли. Они все хотели ответов и желательно сию секунду, но это уже не входило в планы ни Райны, ни тем более его.
-А мне плевать…
-Как и мне.
-Я хочу знать, о чем вы говорите. Мы все хотим.
-А я Уведомитель Темного Братства и член Черной руки, так что имею полное право на приватный разговор со Слышащей, который совершенно не касается рядовых убийц. Прочь.
Люсьен с громким хлопком закрывает тяжелую дверь, на несколько секунд прикрывая глаза затянутой в перчатку руку. Как же не хватало сейчас Очищения.

[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

Отредактировано Dorian Pavus (19-05-2020 16:41:05)

+1

4

[indent]До Райны не сразу доходит, что мужчина, стоящий перед ней, стоять не должен в принципе: призраки скорее парят над любой поверхностью, не требуя никакой опоры под ногами; облачённое в чёрное фигура не переливалась бледновато-голубым и не просвечивала каменную кладку стены позади себя. Тёмные глаза смотрели привычно-холодно и несколько сурово, но в них не сквозило равнодушие всей Пустоты, а в голосе были эмоции.
[indent]Мертвецы не испытывали эмоций. Люсьен Лашанс был мёртв - или, по крайней мере, не-жив - уже двести лет, и, пожалуй, это была самая сложная правда, в которой данмерке пришлось себя убедить. В конце концов, это для него прошло два столетия, в то время, как она видела его целым и невредимым менее пары недель назад в форте Фаррагут. Слишком давно. Недостаточно давно. Самое время было как следует ущипнуть себя, чтобы очнуться от наваждения и надеяться, что это только наваждением и было - иначе вряд ли она была менее безумной, чем Цицерон.
Только тело отказывается подчиняться паникующему разуму, и эльфийка только и способна, что беззвучно пялиться на бывшего Уведомителя.
[indent]Резкий голос Астрид неожиданно оказывается тем самым ушатом ледяной воды, в котором она отчаянно нуждалась. Нордка тоже видела Лашанса, даже ругалась с ним. И он захлопнул дверь перед её носом.
Значит, он... реален?
[indent]Остаток расстояния между ними Мальдас пересекает медленно, замирая в нескольких сантиметрах и пытливо всматриваясь в его лицо. Бледное, оно было таким же, как она и запомнила, не перечеркнутое ни одним шрамом и не запятнанное следами морщин; иссиня-чёрные волосы всё так же отвергали серебро седины. Словно и не умирал жестокой смертью на ферме Эпплвотч. Словно не было всех этих лет.
[indent]Молча, она касается ладонью его лица, большим пальцем мягко поглаживая скулу и чувствуя мерное дыхание кожей. На мгновение ей кажется, что она всё-таки сломала что-то в прошлом, что её внеплановое путешествие каким-то образом сломало границу между реальностями, позволяя имперцу полностью проявиться в мире живых.
А через секунду громкий хлопок пощёчины разрывает тишину, оставляя девушку наблюдать, как на щеке Люсьена наливается красным отпечаток её руки.
Наливается кровью.
Мертвецы не кровоточили и не менялись ни на миг, навсегда застряв в одном и том же виде, Бабетта и Винсент тому примером.
[indent]Жалкий скулёж, сорвавшийся с губ, Райна отказывается признавать своим. Вместо этого она резко притягивает мужчину к себе, впиваясь поцелуем в его губы, практически кусая, до крови и боли, потому что неверие затапливает её с головой, а вместе с ним - безграничная волна облегчения.
Он жив. Ситис, он жив.
Она не знает, хочет ли приходить в себя и уточнять во второй раз, ведь отчего-то безумной хочется быть куда больше, чем окончательно потерянной в мире, где всё казалось искажённым зеркальным отражением чего-то настоящего. Она отвыкла от Скайрима, его холодных людей и громогласных пророчеств. Она зарывается пальцами в длинные волосы Лашанса - длиннее, чем её собственные, и прямо сейчас от этого открытия странно сбивается и так неровное дыхание, - и сжимает в кулаке свободной руки ткань его одеяния. Ей кажется, что она слышит треск дорогого материала, но ещё ей невероятно плевать на эту мелочь.
[indent]Хочется быть ближе. Впечатать себя в имперца, прямо сейчас - единственного, кто хоть сколько-то привносил смысл в тот бред, которым снова стала её жизнь, и на пару ударов сердца представить, что они находятся за Чейдинхоллом, по-прежнему Уведомитель и Душительница, которым далеко до избранных Матерью драконорождённых и вернувшихся к жизни призраков.
Только физическое тело всё так же несовершенно, и непозволительно скоро Мальдас отстраняется, жадно глотая воздух, но отказываясь отпускать мужчину из своей хватки.
[indent]- Ты... Как? - Потрясённо бормочет она, наконец находя в себе силы поднять на него взгляд: так-то весь её оставшийся резерв уходил просто на то, чтобы стоять прямо от очередного потрясения. - Как ты можешь быть живым? Тебя же - Матье - на Эпплвотч - и потом Мать - как ты можешь быть во плоти? - Под конец голос крепнет окончательно, и девушка говорит уже не рваными кусками предложений.
Ей всё равно, на самом деле. Она всё так же не до конца уверена, что не сбрендила окончательно, и что его воскрешение не станет очередной масштабной катастрофой, которые преследовали её на каждом шагу, но заставить себя смотреть дарёному убийце в зубы она не может. Или, если быть совсем точной, не хочет.
[indent]Тяжесть реальности начинает постепенно возвращаться к ней на полном ходу, и Райна щурится, припоминая сказанное им ранее.
- В смысле - тебе жаль? - Жаль, что ей пришлось его видеть в этом времени снова? Жаль, что придётся иметь дело с ним не-призрачным? Жаль, что... что?!
Злость привычнее. Злость полыхает изнутри драконьим пламенем, выжигая к дреморам отчаяние и раздавливая хрупкие ростки надежды, потому что таким, как они, надеяться не полагается. Таким, как она надеяться не полагается - потому что мир сам собой с шеи не слезет и Астрид не прекратит пытаться доказать своё главенство в Братстве.
В конце концов, для него действительно прошло двести лет, и Люсьен уже успел показать ранее, стоило ей призвать его в первый раз, что никакого значения былые дни не имеют.
Она не сдерживается.
[indent]- Ты вообще меня помнил? - Райне искренне хочется считать, что она звучит зло и раздраженно, и что парадоксальную ненужную боль удалось обуздать и загнать поглубже. Она с самого начала знала, чем это всё закончится, и совершенно точно не имела права на эти чувства, как и на бесполезные обвинения в чём-либо. Всё же, сама не без греха: прекрасно ведь была осведомлена и о судьбе Братства, и о судьбе самого Лашанса, но смолчала.
Какая разница, во имя сохранения истории или нет.
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 46</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (24-05-2020 02:07:55)

+1

5

[indent] Люсьен прикрывает глаза, чувствуя тепло ее ладони, прижимаясь к ней щекой, заново привыкая к ощущениям.
Ему сложно прикоснуться в ответ. Сколько для нее прошло времени? День? Неделя? Три недели? Она ведь ничуть не изменилась. Ни капли. Даже в той же одежде, в которой он видел ее в последний раз перед исчезновением.
Его разделяет с ней пропасть в двести лет, предательство, смерть, Пустота в компании с Матерью, призыв в виде призрака, бесплотного и абсолютно безразличного, возвращение в мир живых, о котором он не мог просить, но был невероятно благодарен за еще один шанс. Слишком много. Слишком долго.
Ему кажется, что если он протянет руку, то именно она рассыпается мелким снегом, оседая на пальцах.
Райна стала для него за эти годы, даже еще при жизни, чем-то по-настоящему призрачным и абсолютно недосягаемым.

[indent] Хлесткий удар становится неожиданностью, мгновенно приводя его в чувство, доказывая, что девушка перед ним - абсолютно реальна, из плоти и крови, не мираж и не воспоминание, и все еще вполне может ему врезать. Люсьен покорно подставляет другую щеку, медленно поворачивая голову в сторону. Он знает. Он, пожалуй, действительно заслужил.
Секундой после она его целует, буквально вцепившись пальцами в волосы. Приятно знать, что некоторые вещи все же не изменились.

[indent] Ему нравится ее тепло. Запах, столь узнаваемый, но отчего-то совершенно новый. Он обнимает ее крепко, отрывая от пола, также пылко отвечая на поцелуй, позволяя кусаться, путать волосы, почему-то до середины спины, а не до плеч, как было раньше, но Райне всегда они нравились именно длинными. Факт вспоминается неожиданно, но он не сомневается в его правдивости. Часть воспоминаний приходила к нему мучительно медленно, иногда лишь в такие моменты, когда ему напоминали о них, или он неосознанно повторял забытые когда-то навыки, движения, слова.

[indent] - Почти нормально, - он говорит тихо, не вдаваясь пока в подробности, хотя привыкать к телу заново было необычно и трудно, но проблемы с контролем за собственными движениями, ощущениями, которые то кидали его в жуткий озноб, то заставляли тело словно пылать, были просто сказкой для детей по сравнению с легкой нестабильностью магии и резко испортившимся после смерти характером, хотя Лашанс и раньше не мог похвастаться добрым и мягким нравом. - Меня вернули. Не совсем так, как хотелось бы, но все лучше, чем ничего, да?

[indent] — Ты вообще меня помнил?

[indent] После неожиданного обретения тела, Лашанс все чаще замечал, что контроль за эмоциями, столь привычный и выработанный годами в прошлой жизни, ему дается сейчас невероятно сложно. Словно он вернулся в свои 17, превратившись в юношу, только что убившего своего наставника в Коллегии Винтерхолда, но отчего-то не получившего озарения, как в тот раз. Облегчения, когда и магия, и эмоции разом успокоились и попали под полный контроль, ожидая лишь следующей возможности прорваться вновь.
Ему вновь сложно находиться среди неприятных ему людей, хотя раньше это было прямой обязанностью, Люсьен быстрее уставал от общения, выходил из себя за считанные мгновения, срываясь чаще и жестче, чем раньше.
Слова Райны и ее отношение, резко изменившееся от поцелуя к холодной настороженности, злят его настолько, что он едва удерживает собственную магию, крепко сжав кулаки. Но перчатки все равно уже источают резкий запах паленой кожи.
- Опять сначала говоришь, а потом думаешь?
Льда в его голосе хватило бы, что пробить голову Астрид и ее такому же недалекому, но опасному муженьку.
Какого она о нем мнения, если допускает мысль, что он бы так с ней поступил?
- Я помнил тебя. Всегда, - слова даются ему с большим трудом, чем он сам ожидал, хотя были самой настоящей правдой.
Пустота отнимает воспоминания. Сначала они лишь меркнут, теряя хоть какую-то эмоциональную окраску. Потом истончаются, некоторые, самые незначительные, действительно исчезают. В памяти остаются лишь те, что имели самое большое значение при жизни, придавали ей смысл, формировали характер.
Он помнил практически все, что связано с Братством. Он помнил ее.

[indent] Ему хочется ударить в ответ на еще больнее, чем она его сейчас своим недоверием, но едва сдерживается, чтобы не задать вопрос, почему она тогда ему ничего не сказала.
Лашанс не знал, чтобы бы предпринял, если бы узнал о ферме Эпплвотч, который тогда для него лишь маячил на горизонте алым заревом. Еще слишком далеко, но уже напоминая о себе, маня, как черный омут.. Как бы он смотрел глаза Винсенту, Очиве, Тейнаве, если бы знал об Очищении? Он и так едва вынес свой последний визит в Чейдинхол на следующий день после получения решения Черной руки, принятой без него, но знать об этом годы...
И все же, она ему не сказала. Знала и молчала.

[indent] Лашанс тяжело выдыхает сквозь стиснутые зубы, прикрывая глаза. Это сложно. Все вообще слишком сложно, он вроде бы и рад новому движению в жизни, проблемам, которые необходимо решать, разговорам, которые должны прозвучать, но уже не совсем уверен, что помнит, как себя вести и что делать.

[indent] - Я всегда тебя помнил. Но не мог чувствовать. Случись тебе стать призраком, ты бы поняла, о чем я сейчас говорю, но я тебе такого не желаю.

[indent] Лашанс бросает быстрый взгляд на саркофаг с Матерью. Ей, наверное, сейчас очень смешно наблюдать за тем, как ее Дети, потерявшиеся во времени, воспоминаниях, эмоциях и жизни в целом, пытаются выяснять отношения.
Но Люсьен не уйдет отсюда, пока они не закончат.
- Я чувствую сейчас. Даже не смей сомневаться.
Мужчина намеренно сокращает между ними расстояние, чуть тесня девушку к холодной каменной стене, говоря тихо, почти хрипло, чтобы могла услышать только Райна, а не те, кто решили остаться за дверью в надежде все же подслушать.
- Нам не время сейчас не доверять или сомневаться друг в друге. Они все только и будут этого ждать.
Он вновь склоняется над девушкой, целуя, но совсем не так, как она, действуя мягко и быстро, осторожно обняв лицо ладонями.
[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

+1

6

[indent]Резкий запах жжёной кожи сбивает с толку, и данмерка опускает взгляд на кожаные перчатки мужчины, с каким-то отрешённым любопытством наблюдая, как над ними завивается тонкая струйка дыма, и в очередной раз понимая, что это - совсем не та реакция, которую она ожидала.
Люсьен не выходил из себя - не так и, обычно, не с ней. Он жалил колкими комментариями или душил неодобрением и холодной яростью во взгляде, редко позволяя себе отпустить ситуацию и перемолоть в труху своё окружение. По крайней мере, таким она его запомнила, и от того становилось несколько не по себе: насколько она действительно знает человека, стоящего перед ней? Насколько он - тот Лашанс, который жил двести лет назад, если сейчас хватает едва ли двух слов, чтобы он потерял контроль над собственной магией?
Что изменила в нём Пустота?
[indent]- Кто ты?
Не тот вопрос, который она собиралась задать, но он прав: она действительно не думала. Смотрела в беспросветно-чёрные глаза, но видела только бешеную игру пламени Обливиона, вполне способную испепелить дотла - и это было знакомое чувство, которого хотелось касаться рукой, проверяя, сгорит ли в нём она сама.
Потому что отсутствие поводка на его самообладании говорит больше, чем его помнил, и Райне могло бы быть стыдно за то, что она вообще посмела сомневаться: в былые дни это могло закончиться плохо.
Но всё уже закончилось плохо - для него.
И, может, он оставался тем же, но был... другим. Резонирующая в воздухе магия и вспышки эмоций, слишком быстро сменяющие одна другую на его лице, не могли говорить о чём-то ином.
[indent]Говорить громче, чем шёпотом, отчего-то не получается, как и слепо - и немного ошеломлённо - пятиться назад, позволяя ему вести. От поцелуя, неожиданно нежного, предательски щемит где-то в груди, но это ощущение вызывает страх: нежно - это не про них. Вместе они всегда разрушали и позволяли себе забыть об окружающем мире, растворяясь друг в друге, похоти и отголосках боли. Нежность всегда была для других, нормальных, людей.
И всё же Мальдас подаётся вперёд, почти что неуверенно отвечая на ласку Люсьена, одной рукой накрывая его ладонь на своём лице, а второй отзеркаливая его жест и аккуратно касаясь линии его челюсти. Прошлый удар был наверняка неприятным, и это ощущение ей внезапно хочется прогнать.
Всё же, словами извиняться у неё никогда особо не получалось.
[indent]- Что ты чувствуешь? - Шепчет она ему в губы и тут же спешит заткнуться: это было той самой запретной темой, которую в Братстве предпочитали не поднимать. Постель была средством отвлечься и неплохо повеселиться, если ты доверял своему партнёру достаточно, чтобы представать перед ним полностью безоружным и уязвимым. По крайней мере, так оно работало раньше, и в этих рамках эльфийка старалась удержать всё, что между ними было.
Получалось, правда, так себе, но врать себе тоже казалось отличным занятием.
[indent]Она хмурится, поднимая на мужчину взгляд и невольно припоминая, что за стеной может выстроиться едва ли не очередь из их братьев и сестёр (и одной Астрид), истово пытающихся подслушать всё, что происходило в комнате. Бессмысленная трата времени, если честно: та же Бабетта могла с лёгкостью распознать каждое слово, а об оборотничьих способностях Арнбьорна ей ещё предстояло узнать получше.
Оставалось надеяться, что мрачный норд будет всё таким же немногословным, а маленькая вампиресса имеет достаточно почтения к Слышащей, чтобы держать язык за зубами.
- Не смей даже думать, что я тебе не доверяю. - Тихо прошипела Райна, слишком уязвлённая, чтобы это скрывать. Вот значит, как он считал? Как долго, если портал её вернул обратно менее недели назад, а время до того для неё надолго замерло в третьей эре? Или это был намёк, что она готова слишком быстро избавиться от любого намёка на лояльность и ту преданность, которая прошла через декаду и была выкована в крови?
Девушка заставляет себя мысленно досчитать до пяти и медленно выдохнуть. В одном он оставался прав.
В сомнениях.
[indent]- Конечно, я тебе доверяю. - Более мягко произнесла она, качнувшись вперёд на носках и касаясь кончиком носа его: по-детски легкомысленный жест, когда-то прозванный Казимиром «поцелуем скаалов». Ей это кажется веткой мира, ведь редко с кем она может позволить себе такое. Шалости разной степени кровавости, совместные убийства и секс - легко. Но не подобную беспечность, которую всегда лучшим вариантом было держать при себе.
Серьёзно, она Слышащая и dovahkiin. У неё была репутация.
[indent]Ладонь, покоящаяся на лице мужчины, скользит ниже, на шею, и пальцы мягко поглаживают тонкую жилку пульса, бьющуюся под кожей.
[indent]- Ты живой. - Выдыхает данмерка, наполовину констатируя факт, наполовину - всё ещё пребывая в полнейшем восторге. Позже она обязательно узнает, как именно он вернулся к жизни, и кто был тому причиной, потому что те ошмётки знаний о возвращении чего-либо из мёртвых ничего не говорили о наличии настоящей души в теле. Скелеты и драугры обладали лишь базовыми инстинктами и были прочно скованы магией; призраки застревали в поставленных призывателем условиях и сами по себе являлись только отпечатком когда-то почившего человека, не способные развиваться сами по себе.
Люсьен был чем-то иным. Но она подумает об этом завтра.
[indent]Мальдас улыбается немного грустно, опуская голову и касаясь губами точки, где только что были её пальцы, упиваясь ощущением ритмичных ударов. Слишком скоро этого кажется мало, и ей хочется почувствовать его ближе, но расстёгивать дурацкий миллион пуговиц на его одеянии - слишком долго, и нетерпеливым жестом она просто сжигает удерживающие их на месте нити.
И запускает руку под одежду, останавливаясь только тогда, когда сердце под кончиками пальцев сбивается с ритма.
Эльфийка прикрыла глаза.
[indent]- Прости.
Слова дались тяжелее, чем она думала, и в то же время они были недостаточно ёмкими. Она не знала, просила ли прощения за свою реакцию, или за его смерть, или за тысячи мелких вещей, о которых могла упомянуть, пребывая в его времени - а может, и за всё сразу.
Может, за то, что он был вынужден появиться в этом совсем изменившемся мире, где Семья напоминала стадо олухов с ножами в руках, догматы были давно и прочно забыты практически всеми, а Братство стояло на краю своей гибели.
Молчать было действительно проще.
[indent]Райна оставляет ещё один поцелуй под его челюстью, и неспешно прокладывает губами дорожку к ключицам - ворот его одежды был нещадно сдвинут несколько мгновений назад. Не в силах сдержаться, легко закусывает кожу зубами и улыбается, видя аккуратную метку, которая слишком быстро исчезла.
Настоящее тело, значит. Интересно, насколько новое?
- Тебя вернули точно таким же, каким ты был раньше? - Она подняла на него взгляд, пытливо щурясь и говоря вовсе не о наполнении «обёртки» - тут и дураку было понятно, что что-то пошло не так. Но завтра ещё не наступило, как и время для данмерки быть хоть сколько-то рационально мыслящей взрослой особой. - Мне правда, правда нужно знать. - Хитрая полу-ухмылка. - Ну, чтобы не надавить на случайную мозоль - у тебя их всегда хватало.
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 46</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (20-05-2020 21:06:21)

+1

7

[indent] - Все?

[indent] Сейчас у них, пожалуй, самый откровенный момент в жизни.
Люсьен никогда не признавался в своей излишней привязанности к Райне. И не рассказывал об этом остальным, даже Винсенту, просто зная, что может ей доверять. Что может полностью на нее положиться, порой спихивая на душительницу кипы пергаментов с отчетами о завершенных контрактах и документацию Черной руки, когда у самого буквы плыли перед глазами, зная, что та прекрасно научилась подделывать его тонкий и четкий почерк, расписываясь вместо него.
Люсьен обсуждал с ней собрания Черной Руки, на которую ее не приглашали и время от времени спрашивал ее мнения и совета, понимая, чувствуя, что рано или поздно она займет его место, когда он умрет, а может и поднимется выше. У нее были все шансы на это. Лашанс, пожалуй, даже верил в это. И когда она впервые вызвала, прочитав заклинание с листочка пергамента, он бы не удивился, даже если бы мог.
Он ценил и уважал эльфийку, но никогда не озвучивал своего отношения.

[indent] Слова, слова, слова… Они, по мнению Лашанса, никогда в полной мере не отражали действительности.

[indent] - Я никогда в этом не сомневался, и ты это знаешь, - слова ложатся сухо, но ответный жест говорит сам за себя. Они оба прожили и пережили достаточно, слишком долго друг друга знают, чтобы отказать себе хотя бы в мгновении беспечности. Всего один миг горячего откровения, который останется в памяти, когда все вернется на круги своя, нежность сменится холоднокровием и контролем с его стороны и палящей жадностью - с ее.

[indent] Живой. Ему было необходимо услышать это от кого-то другого. От кого-то, чье мнение ему также важно, как и его собственное. Недели полупьяного забвения вряд ли можно было назвать живыми, как и пребывание в Убежище Братства. Его замечали, это правда. С ним говорили, спорили, ругались, но мнение большинства всех этих людей его ничуть не интересовало. Он их не знал, они не знали его ни сейчас, ни тогда, двести лет тому назад. Мальдас, которая с ним говорила с ним тихим шепотом, касалась, уже сейчас пытаясь сжечь мантию и стянуть ее с плеч, значила для него гораздо больше.

[indent] - Вот ты мне и дашь свою оценку,  - Люсьен возвращает легкую полуулыбку, ощутив укус на собственной коже. Ладони сами находят волосы эльфийки, которые всегда пребывали в растрепанном виде, больше напоминающем воронье гнездо. И с удовольствием путает их еще сильнее.
- Но проверять ты будешь не здесь. Это богохульство - в паре шагов от саркофага нашей Матери.

[indent] Даже если мать, возможно, была бы и совсем не против.

[indent] В коридоре уже пусто, и Люсьен четко видел перед глазами картинку, что за несколько секунд до того, как он положил ладонь на ручку двери, остальные бросились в рассыпную.
Впрочем, ну и пусть знают и обсуждают, если хватит духа. Темное Братство никогда не запрещало связей между убийцами, другое дело, что отношения эти были крайне своеобразными и имели мало общего с любовными историями, которыми зачитывались благородные дамы. Сюжеты были ближе скорее к бессмертной “Похотливой аргонианской деве”, начисто лишенной романтики, но изобилующей сексом, контролем и нездоровой фантазией автора.

[indent] Лашанс несколько раз без предупреждения травил Райну, чтобы научить ее определять яд по эффектам и ощущениям от него и готовить противоядие из доступных средств. Конечно, он всегда знал, чем приправил ее кубок с вином или прожаренное на очаге мясо. Естественно, у него всегда было в кармане противоядие как универсальное, так и подходящее к конкретному яду.
Он о ней, по-своему, крайне извращенно, но все-таки заботился.

[indent] Его покои были в самой низкой точке подземелий - Лашансу не очень хотелось быть ближе ко всем остальным, а более глубокий сырой холод напоминал о куда более привычных катакомбах Фаррагута. Низкая температура помогала без лишней возни и магических затрат сохранять тела в относительной свежести, как и большую часть алхимических компонентов и зелий, которыми уже начали обрастать полки, аккуратно прижатые к каменным стенам.
Он надеялся, что Братству не придется ютиться в пещере, когда они наконец займутся наведением порядков, но самому жить в хаосе не хотелось уже сейчас.

[indent] Одеяние, уже расстегнутое благодаря нетерпеливой Мальдас, аккуратно ложится на отодвинутое от письменного стола кресло, хотя можно было от него и избавиться - Люсьен так и не успел как следует зачаровать ее и носил лишь по старой памяти, слишком привыкший к широким рукавам и длинному подолу.

[indent] - Говоря о больных мозолях, ты имела в виду метафорические? Я все еще не оценю, если ты начнешь стягивать с меня одеяло.

[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

+1

8

[indent]- Ты жестоко ошибаешься, если думаешь, что я задержусь в этой норе хоть на мгновение дольше. Серьёзно, в данстарском храме Вермины теплее. На Белом, мать его, берегу. - Эльфийка лениво улыбнулась, копируя недавнюю позу мужчины и опираясь плечом о косяк. Можно было сколько угодно шутить о её запредельной любви к сырости форта Фаррагут, но чисто данмерскую нелюбовь к низкой температуре под камень не запрячешь, и это отчасти объясняло её выбор покоев - как можно ближе к поверхности, и практически рядом с помещением, в котором покоился саркофаг Матери. Практично, с какой стороны ни посмотри.
А вот Люсьен как был, так и остался подземельной летучей мышью, и эта мысль удивительно... грела.
[indent]- Если, конечно, ты не успел позабыть, как можно согреть девушку. - Мурлыкнула Мальдас, постепенно стягивая с себя верхнюю часть брони. Любопытство и жажда неизведанного гнали вперёд и возбуждали не хуже подаваемых в храме Дибеллы настоек, не давая остановиться только на одном возможном сценарии.
Медленно или нет? Насладиться моментом, или вытрахать из имперца душу - разумеется, фигурально выражаясь, хотя вряд ли возможность умереть от чрезмерного секса была таким уж плохим концом.
Насколько от восприимчив к боли?..
[indent]Куртка и лёгкая рубашка под ней бесформенной кучей падают на пол, а сама Райна еле удерживается от того, чтобы зябко передёрнуть плечами, и чувствует, как под тонкой нагрудной повязкой моментально затвердевают соски. Может, это был пунктик бывших мертвецов такой, оставаться в как можно более холодных условиях, чтобы тело как можно дольше оставалось свежим? Или это относилось скорее к некромантам? Так сходил бы к Цицерону, тот всегда готов всё обеспечить в лучшем виде.
[indent]- Так... - Она усмехнулась, перекатывая слово на языке и остановившись перед мужчиной, словно они оба были в главном зале, полностью одетые, и обсуждали очередной контракт. Делов-то. - Я технически лишаю тебя девственности? Срываю твоё... яблоко? - Не удержалась она от излюбленного каламбура. А ведь было время, когда она искренне считала, что Лашанс был полностью пропитан ядом, как в буквальном, так и в переносном смысле. Чего стоили внезапные добавки в свою еду, за которые хотелось гнать его тряпкой по всему форту, потому что вся радость от своевременного ужина начисто перебивалась необходимостью отсчитывать свой пульс, измерять дыхание и искать почерневшие вены.
[indent]В такие моменты ей было практически жаль, что она родилась под созвездием Любовника, а не Змеи, и что её восприимчивость к отравам была на уровне всех остальных смертных.
[indent]Но в покоях всё ещё холодно, и эльфийка с неудовольствием обнаруживает несправедливость того, что на Люсьене всё ещё есть какая-то одежда. Нетерпеливо она потянула его рубашку вверх, полностью игнорируя прежнюю аккуратность мужчины, и отбросила её к собственной куче тряпья, тут же кладя руки на обнаженную грудь имперца и скользя пальцами по едва уловимым ниткам шрамов. Кто бы не вернул его к жизни, определённо был хорош в своей работе, не упуская деталей, но последнее утверждение всё ещё требовало вдумчивой проверки.
А в таких вещах Мальдас была очень, очень вдумчивой.
[indent]Кожа под ладонями нагревается, резко контрастируя с холодным воздухом, и девушка удовлетворённо хмыкает, наблюдая за реакцией Лашанса. Немного магии всегда не мешало; тем более - немного магии, резонирующей об ответную, постоянно выходящую из-под контроля магию партнёра.
[indent]Ей нравилось гореть. Купаться в алых языках пламени среди обжигающе-ледяных нордских земель, выделяясь вспышкой промеж предпочитающих стужу нордов и их вмёрзших в почву традиций. Ей нравилось гореть с кем-то, играючи сталкивая знакомых незнакомцев к ревущему очагу и не торопясь проверять, сгинули они или ещё живут.
Ей нравилось гореть с Люсьеном, вытаскивать на поверхность его собственный огонь, проникать под кожу и толстые слои контроля, которым он всегда изобилировал. Но сейчас тяжелые цепи были откинуты куда-то в сторону, или и вовсе забыты в Пустоте, оставляя данмерке замечательную площадку для развлечений.
[indent]Она решительно тянется вперёд, требовательно накрывая губы мужчины своими и обплетая руками его шею, не медля и снова пальцами взъерошивая его волосы, вполне уверенная, что наутро это гнездо легче будет напрочь состричь, но - нисколько об этом не волнующаяся. У неё была цель, у него было физическое воплощение, и она углубила поцелуй, скользнув языком в рот имперца и плотно прижимаясь к нему всем своим телом. Внизу живота начинало разливаться приятное тепло, требующее немедленно к себе внимания, и Райна опустила одну руку вниз, ноготками задевая бледную кожу Лашанса.
[indent]Как и в другой, прошлой жизни, последний элемент одежды не оказывает должного сопротивления. Эльфийка ловко забралась ладонью под плотную ткань брюк, плотно обхватывая его пальцами и несколько раз поведя рукой, слыша, как у любовника на мгновение перехватило дыхание. Отлично. По крайней мере, эта его часть действительно работала, как надо.
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 46</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (02-09-2020 22:09:49)

+1

9

[indent] - О правда? - Люсьен прижимается спиной к высокому каменному столу, скрещивая руки на груди, глядя на эльфийку чуть насмешливо, потому что ничуть не сомневался в том, что она станет регулярным гостем в его покоях. И все равно будет раз за разом стаскивать с него одеяло и выпихивать с не слишком-то широкой кровати.
Он к этому готов. Он этого ждал.

[indent] - Это я тоже прекрасно помню.
Голоса становятся гораздо тише. Люсьен все еще не двигается места, но наблюдает за девушкой уже куда более заинтересованно, а когда на каменный пол падают один за другим детали ее сложного доспеха, то едва сдерживается, чтобы не помочь ей в остром нетерпении, хотя Райна всегда умела себя показать и раздевалась с таким же чувством вкуса, как и одевалась. О не мог отказать ей сейчас в удовольствии, да и себе тоже.

[indent] Здесь, пожалуй, действительно холоднее, чем в Фаррагуте по его стылым воспоминаниям - он видит, как кожа девушки тут же покрывается мурашками, как она переминается с ноги на ногу на ледяном полу, но ему все еще нравится мучить и ее, и себя ожиданием.
И холод их обоих всегда обжигал сильнее и больнее огня.

[indent] Она подступает к нему неспешно, давая им вместе насладиться медленным началом, потому что дальше будет… в каком-то смысле хуже. Больнее, жарче, быстрее, до крови на губах, чужой и собственной, до синяков на бедрах и следов укусов по всему телу, которые не успевали сходить прежде, чем появлялись новые.

[indent] На ее светло-серой коже они всегда проявлялись иначе, сразу наливаясь глубоким фиолетовым, и были куда заметнее и ярче, чем на его собственной покрасневшей шее и многократно рассеченной острыми ногтями спине. Ему нравилось оставлять на ее теле отметины вновь и вновь, хотя другим ранам, полученным не от его рук, не давал шанса даже оставить шрама.

[indent] Слова Райны вызывают лишь веселый, но столь редкий для Люсьена смех. Пожалуй, только она могла в такой момент думать о лишении его гипотетической девственности, еще и пытаясь - успешно, надо сказать - обернуть все в шутку.

[indent] - Продолжишь в том же духе - до секса мы так и не дойдем, - Люсьен шепчет, все еще улыбаясь, практически ей в губы перед тем, как не менее пылко ответить на первый поцелуй, распаляющий только сильнее, хотя сил терпеть уже не было.

[indent] Его одежда отправляется таким же бесформенным ворохом на холодный камень, и Лашанс сам, не теряя времени зазря, притягивает к себе эльфийку, прекрасно зная, как та не любит холод, порывисто стаскивая с волос ленту. Все равно Райна откровенно тащилась, когда он распускал волосы, а крепкая тесьма им наверняка еще понадобится, и не стоит ее терять сейчас в одежде на полу. У них не будет времени, чтобы прерваться на такие мелочи.

[indent] Люсьен всегда, каждую секунду старался держать себя в руках, оставаясь немногословным, почти черствым, скупо реагируя на все вокруг, чтобы никто никогда не догадался, как на самом деле порой он себя совершенно не контролирует. Особенно в моменты, подобные этим.

[indent] Может, поэтому он и уживался с Райной лучше всего? Они оба совершенно ненормальные. Они оба, на самом-то деле, не могут, не умеют и не хотят себя контролировать. И им это попросту ненужно, когда дверь покоев плотно запечатана заклинанием, приправленным печатью тишины для особо любопытных и чутких на слух вампиров и оборотней.

[indent] Это сложно. Это остро - самому оказаться полностью обнаженным, ощущать ногами пронзающий холод стылого камня на полу, могильную стужу подземелий, едкий, морозный запах мяты и лимонника, тянущийся из мешочков на полках. Райна обжигает его каждым прикосновением, в ответ на его собственные жалящие поцелуи и крепкие объятия, и контроль над магией ему дается с огромным трудом - он кожей чувствует, как даже невосприимчивая к пламени данмерка вздрагивает раз за разом, едва ли не шипя сквозь стиснутые зубы и больно кусая губы.
Но когда их пугала боль? Только заставляла двигаться дальше.

[indent] Подхватив девушку под бедра, он легко усаживает ее на письменный стол, на котором теперь нет вечно мешающих бумаг, чернильниц и кучи заточенных перьев. Только бокал и бутылка вина, и те - пустые.

[indent] Камень ледяной, но какая разница? Они ждали двести двести семь лет и три недели на двоих.

[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

+1

10

[indent]Каменная поверхность стола отдаётся очередным холодным разочарованием пониже пояса, и будь Райна менее отвлечена - определённо стребовала бы в Фолкрите нормальные деревянные заготовки для мебели, а не это форменное варварство. Только разум всё так же оставался затуманен алой пеленой желания, и она только недовольно зашипела, инстинктивно пытаясь избавиться от неприятного ощущения и добраться до ближайшего источника тепла.
[indent]В её случае - Люсьена. Который и так был невозможно близко, но всё ещё - недостаточно, и эльфийка мстительно укусила его за губу, практически приказывая поторопиться и помогая избавляться от остатков одежды. Думать получалось обрывочными понятиями, мало похожими на человеческую речь; в громкости же себя она не сдерживала, прекрасно понимая, что дверь надёжно запечатана всеми возможными заклинаниями.
[indent]Приватность.
Хорошая вещь, когда хочешь удержать что-то в тайне.
Мальдас со всем свойственным ей нахальством намеревалась показать всему Убежищу, с кем она спит, и куда они могут засунуть своё мнение по этому поводу.
[indent]Места неожиданно оказывается слишком мало, и она смахнула нехитрую утварь со стола, с дрожью удовольствия слыша звон разбитого стекла. Это действительно до удивительного напоминало извечное как прежде, которое она, заново вспоминая ответ на вопрос Чёрной двери, пообещала себе похоронить в памяти. Но вселенная - как и, видимо, Матушка с некоторыми безумными даэдра, - была полна сюрпризов, и однажды похоронённые требовали к себе самого нераздельного внимания. Которое она, впрочем, всегда была рада уделить.
[indent]Райна протяжно стонет, чувствуя губы имперца на своём горле, наконец-то задевающие ту самую точку, которая заставляла тянущую истому внизу живота кипеть всеми источниками Рифта. Укусы на коже, поутру обязательно превратящиеся в симметричные отметины, а сейчас - срывающие с её губ очередной стон. Узкие ладони со старыми следами ожогов и тонкими шрамами, заново изучающие её тело.
[indent]Сейчас всё это для них - ново, будто самая первая ночь в форте Фаррагут после получения заказа на Нереварина была не более, чем сном захмелевшего сознания.
И тогда они были пьяны. Пьяны они были и сейчас, но дурманом был далеко не дорогой алкоголь, и данмерка смаковала каждое мгновение во всём его великолепном безумии. Им никогда не нужно было вино. И сегодня ей определённо хочется, чтобы из всего разнообразия Люсьен пил её, точно так же сходя с ума из-за невозможности и нежелания останавливаться.
[indent]Его губы опускаются ниже, и она до крови цепляется ногтями в его плечи, в немом наслаждении запрокидывая голову назад. Приветствие Чёрной двери наконец обрело своё истинное значение, потому что домой теперь действительно стало добро пожаловать, и даже если у всей этой небольшой забавы был ограниченный во времени срок, тратить его зря девушка не собиралась. Настойчиво она взяла в ладони лицо мужчины, притягивая его для очередного обжигающего поцелуя, и плотно сомкнула ноги вокруг его талии, сокращая всё возможное расстояние и рвано выдыхая от восхитительного ощущения его возбуждения чертовски близко с тем местом, где она жаждала его почувствовать.
[indent]Время - она позволила себе надеяться на короткие секунды - в кои-то веки было на их стороне, и не нужно было опасаться возможного изменения чётко прописанного будущего, с немыслимым облегчением позволяя себе отпустить поводья и от души наслаждаться всем, что может предложить ей жизнь. Не смотреть в глаза Уведомителю, прекрасно зная, какая участь ему уготована.
[indent]Это более было не важно.
[indent]А в холодных покоях, так сильно напоминающих подземелья старых развалин, где могильную тишину разрывали разве что перестукивания поднятых стражей-скелетов, на самый дальний план отходил и весь остальной мир с его никогда не кончающимися катастрофами.
[indent]Райна потёрлась о мужчину всем телом, призывая его переходить к более решительным действиям: насколько бы замечательной не была эта разгоряченная прелюдия, она крайне сомневалась, что сможет вытерпеть ещё немного, прежде чем взорвётся от всепоглощающей жажды и желания. Ждать ещё больше, чем удар сбившегося с ритма сердца, она категорически отказывалась.
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 46</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (27-05-2020 01:53:53)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Начало давно в основании стерто [tes]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC