TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Tears for Fears [tes]


Tears for Fears [tes]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

TEARS FOR FEARS [TES]
Dark twisted fantasy turned to reality
Kissing death and losing my breath

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://data.whicdn.com/images/328508343/original.gif
MS MR - Bones

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Райна Мальдас (Maeve Surana), Люсьен Лашанс (Dorian Pavus), Нереварин (Evelyn Trevelyan)

Морровинд

АННОТАЦИЯ

Откажись от важного задания, опозорившись, или смиренно отправляйся со своим душителем в Морровинд, где сотни лет разделяет и властвует ненавидящая Темное Братство Мораг Тонг, чтобы убить Нереварина.
В двух словах... сдохни или умри.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]Lucien Lachance[/nick][status]Wildest Wind[/status][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 37 </a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

Отредактировано Dorian Pavus (11-05-2020 22:09:19)

+2

2

❝ Слезы и кровь, все как обычно,
Будем сжигать мосты.
Честно сказать, мне безразлично,
Чем захлебнешься ты.

Но не привык раздавать я пощаду
Для ядовитых змей.
Мне ничего объяснять и не надо -
Пей, отравитель, пей... ❞

[indent]Десять лет - не срок для мера, способного прожить столетия, и уж точно - ничего не значащее мгновение для бессмертной драконьей души, для которой телесная оболочка является всего лишь условностью. Заботясь о себе и завтрашнем дне настолько, насколько это позволяли её талморские хозяева, Райна не смела думать о течении времени. Не убьют - хорошо; в ином случае... что же. Любой агент Доминиона был легко заменим, кроме, разумеется, тех, в ком текла альтмерская кровь, а привезённая из пустошей Морровинда диковатая девчонка-эшлендер не стоила особого внимания.
[indent]Тем было легче оборвать все связи, дожечь последние хлипкие мосты и найти скульптора лиц, раз и навсегда перекраивая собственную внешность. Новое имя ложилось на язык куда лучше, чем то певуче-приторное, полученное от высокопоставленных наставников Альдмериса, а созданная заново личность не имела ничего общего с разведчицей, больше напоминающей охотничью собаку. Затаиться, пережить, выжить стало её главным приоритетом в жизни, и впервые приходилось думать о следующем рассвете, золоте в карманах и крыше над головой. Дни казались удивительно разными в своей многогранности, но в той же мере - одинаковыми. До первой подслушанной сплетни в таверне. До мальчишки Аретино. До мёртвой старухи и практически похмельного пробуждения в прогнившей халупе где-то на севере Хьялмарка.
[indent]Все ведь знали, что Тёмное Братство мертво - или, по крайней мере, доживало свои последние агонизирующие минуты в Тамриэле. Только почти что животный инстинкт доказывать чужую неправоту и затаённое упоение чужой кровью на руках толкнули данмерку с улыбкой перерезать глотку раздражающему наёмнику с каждитом, а после - услужливо дать ответ Черной двери.
[indent]Рассвет. Золото. Дом. Семья. Мальдас вытаскивает стрелы из быстро остывающих трупов своих целей и вдумчиво избавляется от крови на лезвиях клинков: никогда не знаешь, хочет заказчик быструю смерть, или предпочитает растянуть удовольствие, и придётся ли в очередной раз достать Арнбьорна с требованием выковать что-то особенное, чтобы точно выполнить все условия контракта. Мальдас хохочет до выступающих слёз над рассказами Бабетты и с немым любопытством внимает старому Фестусу, иногда тихо уточняя что-то о магии разрушения.
[indent]Мальдас нравится её жизнь, которая и на жизнь наконец-то начинает походить; она действительно любит свою, немного дисфункциональную, но определённо не мёртвую семью [насколько умеет], и старается сильно не возражать нравоучениям Астрид. В конце концов, её обучение и какое-никакое подобие клятвы требует полного подчинения старшему, и всё же Райна находит в себе внезапные порывы громко отстаивать своё главенство.
[indent]Хелген ставит всё на свои места.
[indent]Хелген, Алдуин, Седобородые и последние из Клинков. Быть свидетелем настоящего воскрешения дракона оказывается донельзя жутким, но и в той же мере - завораживающим, пусть даже ей необходимо окончательно добить рептилию-переростка просто ради того, чтобы доказать свою точку зрения. Впрочем, самим убийством занимается тоже не она, оставив себе напоследок привилегию пустить стрелу в глаз Салокниру, а позже, что-то соврав Дельфине об обязательном визите в Ривервуд, срывается в обратно в Фолкрит. Геройство? Какая-то там обязанность перед Тамриэлем, просто потому что кто-то из аэдра оказался настолько извращенцем, чтобы запихнуть в неё душу дракона? Разбежались.
[indent]Третье новое своё имя она получает, снова с удивлением наткнувшись в Убежище на пёстро выряженного шута и его ценный груз, который с грехом пополам (и мысленной попыткой позже вернуться и проучить фермера за длительную несговорчивость) удалось доставить к пункту назначения. Негодование Астрид можно буквально потрогать руками, но Райна не находит в себе ничего, кроме граничащего со злорадным удовлетворения. Слышащая. Единственный из полученных титулов, который действительно хотелось сохранить, и Мальдас с головой бросается в исполнение нового контракта, изучение прошлого Братства, долгое время проводя в компании Цицерона и, иногда, призывая для занятных бесед призрак древнего ассасина.
[indent]Драконья кровь требует большего; требует власти, огня и подчинения. Мира. Мира, принадлежащего dovah, нет, принадлежащего dovahkiin. Немногое остающееся свободное время данмерка тратит на поиск новых Слов Силы и способов убить тех, от чьего духа рождённой её считали.
[indent]Пока на её пути не оказывается Принц Безумия, а земля не раскрывается под ногами, перенося на двести лет назад во времени. Одну. Без ничего - снова. Райна улыбается немного нервно, удобнее перехватывая излюбленные кинжалы, крадёт у случайного зеваки кошель и нанимает повозку до Бравила.
[indent]Милая матушка, пошли мне своё дитя...

* * *

[indent]Десять лет - совсем не срок; только Мальдас, неподвижно стоящая за спиной своего Уведомителя, чувствует себя постаревшей на целое столетие. Или два, чтобы совсем была очевидна ирония. Карабкаться вверх по ступенькам рангов Братства, заставляя себя забыть о звучании голоса Матери - хотя бы временно, потому что из западни Сиродила третьей эры она была более, чем настроена вернуться, - было тем ещё испытанием. Видеть лица, о которых ранее доводилось только слышать с ноткой ностальгии о былом величии, было, как минимум, волнующе. Не смотреть сквозь Лашанса, ещё не успевшего умереть из-за предательства Матье Белламона где-то под Брумой, было... странно.
[indent]И ещё более странно - быть его Душителем, и с восторгом ребенка, разворачивающего подарок на Праздник Новой Жизни, открывать новые черты характера. Помимо едва ли не той единственной, в которой он был перманентно недоволен всем происходящим и то и дело советовал устроить небольшое локальное Очищение. Для Братства, в котором только одно Убежище и осталось, это стало бы серьёзным ударом - а бить лежачего инвалида без обеих ног и, пожалуй, одной руки (и со слепым глазом) даже ей казалось моветоном.
[indent]Впрочем, таким оно должно было стать только через двести лет, а в том «сейчас», где застряла Райна, оно цвело и пахло всеми оттенками ядовитых колокольчиков. Страх, что она что-то напортачит во времени и вернётся домой в совершенно незнакомое будущее, успел отжить своё: раз уж её воспоминания о мире в целом остались неизменными, то скорее всего и сам мир не изменился. К тому же, само её попадание в прошлое могло иметь свою цель, ведь что аэдра, что даэдра (что Ситис, чем он же не шутит!) всегда были способны на разномастабные финты ушами, и что там того действия - забросить довакина на двести лет назад?..
[indent]По крайней мере, в это хотелось верить. Это в мыслях звучало лучше, чем возвращение домой с пустыми руками, парой серьёзных ошибок и «Матушка, я всё проебала». Возможно, стоило быть более честной с самой собой и признать, что если Мать Ночи не соизволила отозваться хотя бы на одну из стающих с каждым разом всё более отчаянными молитв о какой-либо помощи, то вряд ли это случится впредь. Возможно - вообще никогда, и в прошлом Мальдас останется до того момента, как проморгает чужой клинок под рёбра и не сгинет в случайной канаве. Возможно...
[indent]Тишина, практически оглушительная в своём звучании, привлекла внимание данмерки и тем же самым позволила отвлечься от гнетущих мыслей. Она подумает об этом позже, после собрания: само присутствие здесь отзывалось неведомым ранее трепетом, что и разумно - спустя двести лет Черная Рука прекратит своё существование, когда всё Братство сузится до одного Убежища, призрака и заскучавшего безумного бога. Самое время чувствовать себя польщённой и гордой - сама ведь добилась этого, - но взгляд натыкается на ответный испытующий от Аркуэн, и Райна с недовольством понимает, что к дреморам прослушала вопрос. Если вопрос был вообще задан, а не Уведомитель просто захотела поиграть в гляделки, потому что чем ещё заняться на собрании Черной Руки-то.
[indent]Не найдя другого решения, данмерка просто кивнула; жест, вызывавший на лице второй эльфийки хищную ухмылку.
[indent]- Великолепно. Чем скорее отправитесь в Морровинд, тем лучше.
[indent]Стоп, что?!
[indent]Изо всех сил сдерживая недоумение, Мальдас впилась взглядом в затылок Лашанса, бездумно надеясь, что сможет так узнать ответы на все свои вопросы. В смысле - Морровинд? И ради чего требовалось её согласие? И... Ох, Ситис. Речь ведь не шла о том совершенно диком контракте, слухами о котором полнилось всё чейдинхольское Убежище?..
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 41</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (13-05-2020 01:49:34)

+2

3

[indent] Люсьен невозмутимо, словно застывшее изваяние из мрамора, которыми так изобиловали городские часовни, продолжал слушать Анголима, впрочем сейчас уже не особо вдумываясь в его слова. Аркуэн, сидящая справа от Слышащего и ничуть не смущаясь, растягивала тонкие губы, показывая ряд не очень ровных, но мелких и острых, как у многих альтмеров, зубов. Он давно знал, что не очень-то и нравится ей. Может потому, что слишком рано и как-то быстро попал в Черную Руку, может из-за большой привязанности к собственному Убежищу и мягкой внутренней политики относительно принимаемых убийц. А может из-за уязвленной женской гордости, которая много лет назад получила отказ на предложение провести ночь вместе. Кто его знает?
Как бы то ни было, Аркуэн с тех пор почти не скрывала своего отношения к Люсьену, подстегиваемая еще и откровенным покровительством Слышащего, и постоянно искала способы осложнить собрату жизнь. Даже вот такими мелкими, где-то на уровне ребячества, улыбками, ужимками и колкими фразами.

[indent] Ситис с ней. Сейчас криво скалящаяся Аркуэн, которая даже по меркам альтмеров красавицей никогда не являлась, была наименьшей из его проблем, а на фоне нового заказа, который был чистейшей воды самоубийством, вообще терялась и вызывала ироничную улыбку.

[indent] Лашанс остро ощущал, как его душитель буквально прожигает в нем дыру взглядом, и на всякий случай бесшумно подтянул одну ногу под стулом назад, готовый в любой момент наступить каблуком убийце на ногу, чтобы она даже не смела сейчас сказать хоть слово лишнее. Или даже взглянуть так, что это не понравится Аркуэн и будет расценено, как жест неповиновения и неуважения к Черной руке в общем и к ней лично в частности.
Но за годы в правящем совете Темного Братства Райна, кажется, немного научилась сдерживать свой характер, по крайней мере на собраниях, но со вкусом и не стесняясь в выражениях обсуждая их уже в форте Фаррагут.
И время от времени Лашанс присоединялся к ее монологам, вворачивая свои словесные конструкции.
 

[indent] Когда-то давно Естер, смешливая бретонка с копной кудрявых рыжих волос, его предыдущий Уведомитель и хозяйка Чейдинхольского убежища, вернувшись с собственного задания, после которого у нее плохо срослись кости в правой руке, пинками вытащила Лашанса из Убежища и привела к себе в дом. Обычный дом у крепостной стены, ничуть не отличающийся ни снаружи, ни внутри от других своих собратьев, правда, не очень аккуратный и какой-то… как у старой девы, что-ли. Но в этом была вся Эстер, воплощение движения, эмоций и легкости даже в свои почти пятьдесят. Люсьен всегда…с нескрываемым теплом относился к женщине, впервые увидев ее в темноте леса в свои почти 18 там, на границе со Скайримом, и старался прислушиваться к каждому ее совету, слову, даже нередкой ругани, когда она привычно заходила к Винсенту на бокал-другой вина, чтобы обсудить происходящее в Братстве и дурдом в Черной руке.

[indent] В тот вечер он услышал много нового и о семье, и о несправедливости мира в целом. Женщина, потерявшая пару недель назад на задании своего душителя, редгарда, которого вообще редко кто видел в глаза, громко и со вкусом комментировала догматы, решения Слушателя, гибкую мораль их организации и излишнюю жестокость к тем, кого они на словах называли семьей. Что Анголим, не будь все кресла заняты, давно бы усадил на одно из них эльфийку из своего убежища, которая, конечно, была талантлива, но в лести, интригах, пытках и расизме ей просто не было равных. Что они почти не занимаются обучением новичков, большинство из которых едва доживали до трех месяцев в Братстве, а те, чья служба Ситису и Матери Ночи переваливала за полгода, расценивались уже как бывалые. Что Мораг Тонг все чаще тянет свои костлявые руки прочь из Морровинда, замахиваясь на их территории, а они ничего с этим не делают. Что каждый член Черной Руки считает семьей лишь свое убежище, а не все Темное Братство в целом.
Естер заклинала его всеми способами избегать правящего совета, продолжая спокойно убивать в ранге палача, что у него и так прекрасно получается, и получать за это хорошие деньги. А через несколько недель ее заставили выбрать из своих убийц нового Душителя, пока Слышащий не выберет его сам.

[indent] Еще через пару лет он занял ее место за столом Черной руки. И проклял все. И старался как можно реже пересекаться со Слышащим и другими Уведомителями, хотя Дж'Гаста всегда оставался справедливым и беспристрастным, нередко поддерживая Лашанса, если решения, обсуждаемые на совете, были спорными. Люсьен все чаще вспоминал те слова Эстер, сказанные уже сорванным от криков хриплым шепотом в полутемной гостиной ее дома, но понимал, что все, что он может теперь сделать - это продолжать путь, ведь из Братства нет пути назад. И постараться максимально обезопасить свое Убежище и убийц в нем от остальных.
Семья заканчивается там, где начинается другое убежище.

[indent] Так что заказ, озвученный Анголимом, являлся ничем иным, как подставой. Крупной. С билетами на двоих в один конец, потому что у Мораг Тонг есть сеть информаторов, которая быстро узнает, что в их провинцию отправились двое не рядовых убийц Темного Братства, и Нереварина они не то, чтобы не убьют, а могут даже не увидеть. Но у них просто нет выбора. Отказаться они могут, конечно, но Анголим просто не станет посылать кого-то другого. Не своего же душителя, Шализ, которая постоянно находилась в пугающем многих боевом безумии, и не свою любимицу Аркуэн, у которой, вот незадача, погиб очередной душитель. Банусу Алору появляться в Морровинде нельзя, а Дж'Гасту в этот раз даже спрашивать почему-то никто не стал.
Так что Люсьен Лашанс, протеже Эстер, вскочивший в Черную руку, когда ему и тридцати-то не было, и окончательно здесь укрепившийся пару лет спустя, но регулярно избегающий вместе со своим душителем, когда это возможно, собрания Черной Руки, подходил как нельзя лучше.
От неугодных брата и сестры надо было если не избавиться, то хотя бы приструнить.
[indent] - Хорошо, - одно единственное слово падает в тишину.
Анголим со сладкой улыбкой кивает, давая знак, что они закончили, и сухо желает удачи, Банус Алор чуть запаздывает, но он, как и Люсьен, ведет себя отрешенно и холодно на собраниях, а вот Дж'Гаста явно переживает за брата и сестру, от всего сердца обещая помолиться за них Матери Ночи. Аркуэн хороша в этот момент хотя бы тем, что не пожелала им там обоим помереть в тяжелых муках, но судя по лицу, явно обещающая когда-нибудь реализовать это собственными руками.
Люсьен быстро сворачивает всего несколько свитков со всей информацией о задании, включая карты и перечень агентов Темного Братства, у которых можно было бы заночевать или укрыться по дороге в Морровинд, передает Райне, у которой карманов на легкой кожаной броне всяко больше, чем в его одеянии, и настойчиво тянет ее за плечо, прочь по коридорам из убежища в горах, которое использовалось только Черной рукой.

[indent] У них есть еще несколько дней на сборы, и остаток этого дня он определенно хочет потратить за бутылкой вина. Может быть, даже не одной. Может быть, даже не одному. Но сначала все равно стоит заглянуть в Чейдинхол и рассказать все Винсенту.
[nick]Lucien Lachance[/nick][status]Wildest Wind[/status][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 37 </a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

+2

4

[indent]Это тот контракт.
[indent]Ругаться хочется громко и с выражением, попеременно путая древненордский с данмерисом, но Райна только закусывает щеку изнутри - до крови, металлом отдающейся на языке, - и молча расфасовывает переданные Лашансом свитки по карманам. Не сейчас. Если повезёт, то ей удастся улучить мгновение и смыться подальше ото всех, дать себе волю и как следует полыхнуть огненным Криком. Выгулять внутреннего дракончика, - она улыбается краешком губ, оценив мысленную шутку, и бросает благодарный взгляд на Дж'Гасту, единственного, кто сколько-то беспокоится об их благополучии. Печально было знать, что каджит погибнет через пять лет, причём в своём же доме, и порывы вмешаться в ход истории приходилось душить так же, как и свой темперамент. Братство выстояло после предательства Белламона. Это было всем, что ей следовало знать.
[indent]Мальдас позволяет себе легкий полупоклон - дань уважения Слышащему, - прежде чем поддаётся настойчивости Люсьена и бесшумной тенью следует за ним по пятам из Убежища. Пожалуй, он слишком хорошо знал своего Душителя и нехороший огонёк в её глазах, после которого обычно шёл подробный пересказ того, что она находила непригодным в собеседнике, а в данном случае - всё то, что так безумно раздражало в Анголиме. Но говорить что-то поперёк воли Слышащего было табу, и данмерке оставалось только тихонько ржать в кулак, недобро поминая Астрид.
[indent]Хватает её ненадолго: как раз, чтобы молча оседлать лошадей и неспешно направиться к Чейдинхолу.
[indent]- Они вконец охренели! - Злобно зашипела Райна, старательно глядя только на дорогу перед собой. Почувствовавший недовольство хозяйки вороной нервно застриг ушами, но с темпа не сбился, и девушка успокаивающе потрепала его по шее, всё-таки стреляя взглядом в сторону Люсьена. - Спасибо, конечно, за столь помпезный способ отправиться на поклон к Отцу, но я бы не отказалась ещё немного задержаться в этом плане. - Желательно, на более, чем пять лет, потому что Кризис Обливиона не заставил бы себя ждать, а Душитель у Лашанса должен был смениться несколько позже. Хотелось верить, что за это время ей удастся вернуться в свой Скайрим, к своей семье, но загадывать на будущее значило одновременно как строить вполне солидный план, так и давать себе ложную надежду. Она заставляет себя вдохнуть и выдохнуть несколько раз, прежде, чем уже более спокойным тоном продолжить: - У нас ведь есть шанс хотя бы пересечь границу и добраться до достаточно безопасного укрытия до того, как Мораг Тонг придёт выяснять за территорию?
[indent]Ответ, скорее всего, будет однозначным «нет»: выяснять морровиндские ассасины приходили и в Сиродил - не раз за последнее десятилетие, - но на своей земле Братству относительно легко удавалось выпроводить их с парой-тройкой предупреждений. Теперь же соваться в Морровинд, да ещё и так нагло уводить у них из-под носа Нереварина казалось самым большим щелчком по самолюбию за всю историю щелчков. Это если им удастся найти Нереварина, пусть даже стоило помнить, что для Братства не существовало слова «если». И провалов тоже не существовало - кроме тех, которые удавалось виртуозно скрыть и сделать вид, что всё так и задумывалось. Но провал такого масштаба - если, если, если он станет провалом - всяко попадёт пред ясны очи Черной Руки. И что тогда?
[indent]Райна невесело хмыкает себе под нос: единственным выходом оставалось каким-то чудом выполнить контракт, полагаясь как на их с Люсьеном навыки, так и на её личное преимущество драконорождённой. Опять же, если оно поможет, потому что их цель всё-таки умудрилась в своё время положить конец существованию живых богов.
Хмыканье из невесёлого становится откровенно нервным.
[indent]- Вот даже любопытно, - как бы невзначай бросает она, скосив взгляд на Уведомителя. - я данмер. Разве убийство героя моего народа не будет граничить с богохульным? Чисто в теории. - Не то, чтобы её действительно интересовали другие божества - кроме тех, кому она с радостью и воодушевлением отдала душу и все намерения, и время от времени слала кровавые приветы в Пустоту. Аэдра она никогда не ценила, что время от времени вызывало удивление у Седобородных и смиренную улыбку у данстарского жреца Мары - но последний не считался, потому что годы служения Вермине под камень не запрячешь. С даэдра дела обстояли веселее, и на изголовье её кровати в фолкритском Убежище даже был неровно кинжалом вырезан небольшой знак Мефалы, пониже меток для Ситиса и Матери. Но по крайней мере этих богов было просто отличить при необходимости; как относиться к существованию Нереварина, Мальдас было сложно понять. Восхищаться? Забить большой арбалетный болт и сфокусироваться только на том, что прописано в их контракте?
[indent]Последнее казалось самым логичным выбором. Хотя бы из сохранения остатков разума.
[indent]- А ведь я жила какое-то время в Морровинде. - Зачем-то делится довакин, задумчиво пожевав губу. - Давно. В детстве. Не думала, что возвращаться буду вот так, дремора их всех раздери! - Последние слова она натурально рычит, снова припоминая торжествующий взгляд Аркуэн и ленивый отблеск в глазах Анголима. Вот чтоб этому босмеру Пусто было - буквально и с большой буквы. Будет, конечно, и относительно скоро, но кровожадности и мстительности эта мысль не умаляла. - Конечно, кого же ещё посылать, ведь так весело будет посмотреть на наши судорожные метания по всей стране. С-с-с-сука Аркуэн. - По-змеиному растягивая согласные, добавила она, зная, что это чувство с Уведомителем у них взаимное. И нисколько об этом не жалея.
[indent]Чейдинхол замаячил перед глазами высокими башнями графского замка и отдалённым ржанием лошадей на конюшне. Пожалуй, можно было ненадолго расслабиться и понадеяться, что Очива с Тейнавой сегодня остались в Убежище, а не смылись за своим контрактом: мысль подбить близнецов на что-то безумно-бодрящее приятно грела. По крайней мере, пока Лашанс сам будет занят и её присутствие ему не потребуется. А там... время ещё есть. По крайней мере, время на пресловутый последний ужин перед казнью - или самоубийством, в их случае.
[indent]- Так какой у нас план на вечер? Уверена, нас будут более, чем рады видеть. - Невинным тоном поинтересовалась она у Уведомителя и, хитро улыбнувшись новой мысли, повернулась к нему лицом, чтобы на этот раз как следует запечатлеть его реакцию. - Особенно Антуанетта Мари. Девочка без ума от тебя, сам знаешь. Все эти «да, господин Лашанс» и «как Вам будет угодно, господин Лашанс», с её-то щенячьим взглядом. - Мальдас фыркнула, копируя тонкий голос бретонки. Конечно, было место и внушительной части благодарности за фактическое спасение с улиц, но чем Ситис не шутит - половина убийц Братства проходила через собственный небольшой ад до того, как стать членами семьи. А забавляться откровенным благоговением девушки было куда веселее, чем жалеть её. Жалость вообще была крайне бесполезным чувством. - Побалуй себя напоследок и доставь ей удовольствие. Глядишь, её обожание взлетит до новых высот, и ты получишь ещё кого-то, готового безоговорочно рвать за тебя глотку.
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 41</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (13-05-2020 17:57:47)

+2

5

[indent] Лашанс хранил суровое, злое молчание до тех пор, пока они не вышли из подземелий на едва заснеженную опушку - зима в этом году наступала совсем рано, и окрестности Брумы и не думали больше баловать теплой, солнечной погодой - и забрался на Тенегрива, стараясь не оборачиваться на седлающих своих коней других представителей Черной руки. Правда, визгливый хохот Аркуэн, которая могла больше не сдерживаться, вызывал лишь желание круто развернуться и исполнить давнюю мечту - перерезать тупой суке горло.

[indent] На ругань своего душителя Люсьен не отвечает, даже не кивает. Райна и так прекрасно знает, что в данную секунду он готов подписаться под каждым ее словом, просто от природы не очень разговорчив, терпелив и хладнокровен, и приступ жестокой ярости его настигнет только вечером, в убежище или, если они поторопятся, уже в Фаррагуте, где с мрачным удовлетворением можно будет и разбить десятки банок с алхимическими ингредиентами, и выместить злость на скелетах - собирать их было не так сложно, как кажется на первый взгляд.

[indent] Возмущенная болтовня отвлекала, и Люсьен был почти благодарен Райне за ее взрывной характер и любовь к крепкому слову. Дорога, мерный стук копыт по старой мощеной булыжником дороге, шепот, почти шипение душителя странным образом успокаивали и не давали зацикливаться на мысли, что порученный им контракт - самоубийство. Он невыполним.

[indent] - В теории можно, но я не давал бы больших шансов, - бесцветно отозвался Лашанс, рассеянно оглаживая затянутой в перчатку ладонью темную гриву. Им дали список и расположение агентов Темного Братства, бывших убийц, которые по тем или иным причинам больше не могли нести привычную службу Матери Ночи и Ситису, а вот добывать информацию, передавать слухи, обеспечивать зельями, ядами и настойками со своих алхимических лабораторий, шить доспехи и одежду, а иногда предоставлять и кровь в темном подвале или на чердаке - могли.
Но останавливаться у кого-то из этого списка казалось не лучшей идеей. Мораг Тонг, как и Братство, время от времени заходит за границы Морровинда, рыская не хуже псов Имперского Легиона, и наверняка если не знают, то хотя бы догадываются о половине имен в пергаменте, сейчас прикрепленном к поясу Райны.

[indent] Нет, у них будет гораздо больше шансов, если они отправятся на это задание, забыв о том, кто они. И кому служат.

[indent] - Ты служишь Матери Ночи и Отцу Ужаса. Чужие… законы, мораль и постулаты их не касаются, - все также тихо ответил мужчина, на короткое мгновение поймав взгляд девушки и тут же переводя взгляд на дорогу, хотя путь туда и обратно был настолько заучен за эти годы, что передвигаться по нему он мог хоть спиной вперед. - Я больше думаю о том, как мы вообще собираемся этот контракт. Убийство Нереварина - это не перерезать горло бродяге в Бравиле.

[indent] О том, что Райна жила раньше в Морровинде, он не знал. Не любил задавать вопросы о прошлом никому, и сам не очень любил на них отвечать. Какая разница, кем они все были раньше, до того прервали чью-то жизнь и обрели новую семью? Что толку от того, что его отец жив и здравствует где-то в Скайриме, и наверняка выглядит уже моложе своего сына? Никакой. Прошлое - это прошлое. И не стоит его беспокоить и оглядываться назад.
Если только оно не принесет очевидную пользу.
[indent] - Вот ты и поведешь нас. Я в Морровинде никогда не был, хотя читал достаточно. И  предпочел бы там вообще не появляться, но.. - Мужчина отвел в сторону свободную руку, мол, не им выбирать.

[indent] За сухими ветками, с которых еще не облетела вся желтая листва, наконец показались черные шпили Чейдинхола, а он все еще не знал, с чего начать разговор с Винсентом. Конечно, вампиру придется на какое-то время занять его место в Черной руке, он самый мудрый, а спокойствия и терпения на выкрутасы Черной руки у него хватит больше, чем у самого Люсьена. А место хозяйки убежища возьмет пока Очива, она и так заботится обо всех, да и о нем самом, уже очень давно, никого в обиду не даст и не позволит  М'Радж-Дару кошмарить новичков.

[indent] - Проверим, как у них там. Я раздам указания с прицелом на… - Лашанс недовольно поморщился, крепче сжав вожжи в руках, отчего Тенегрив, никогда не любивший ни седла, ни сбруи и терпевший их только ради своего наездника, громко заржал. - Месяц.

[indent] Даже если надеяться, что их поцелует в лоб на удачу сама Мать ночи, месяц - это долгий срок. Непозволительно долгий срок. Он не привык оставлять убежище без контроля, и не доверял Аркуэн, которая может воспользоваться моментом и начать копать под него и его убийц, ведь у каждого из них есть прекрасный козырь - предатель.
Убийства были редкими, но отрицать очевидное было глупо, в особенности, когда вновь и вновь ассасины, не худшие в своих убежищах, погибали самым глупейшим образом на контрактах, а иногда и на пути к ним. 
А как долго его не будет? Он вообще вернется?

[indent] - Еще хоть один такой намек, и даю тебе слово - до границы ты точно не доберешься.
Лашанс закатил глаза и ударил пятками коня, вмиг отрываясь от душителя на несколько метров вперед.
Знал ли он, что бретонка, девушка, почти еще девочка, чуть ли не в рот ему смотрит? Естественно. Это одна из причин, по которой его визиты в убежище заметно сократились, а если все-таки и случались, то строго в те моменты, когда Антуанетта Мари была на задании. Такое… пристальное внимание его совсем не радовало. Даже не льстило. К половине из тех, кто сейчас жил в убежище, он пришел лично, забирая в новую семью. Другую половину набрала Эстер, и за долгие годы они стали ему настоящими братьями и сестрами. Еще были близнецы, но даже они, переданные ему на воспитание совсем еще детьми с зеленой, как ранняя весенняя листва, чешуей, не выказывали к нему настолько глубоких и однозначных чувств.

[indent] - Покорная преданность меня не возбуждает, как и потакание всем моим желаниям и приказам, - отозвался мужчина уже у самой крепостной стены, привязав Тенегрива к стойлу у конюшни и заметив, что данмерка его наконец нагнала, а значит, можно продолжить разговор. - Это бывает приятно, особенно с тобой, когда ты не споришь со мной и держишь при себе свои дикие идеи, но какой интерес в полном подчинении?

[indent] Ноги будто сами шли к заветному дому, вернее, его саду, где в самой глубине, плотно спрятанный от чужих глаз густыми кустами, был лаз сразу в подземелья убежища. Проходить сейчас через верхний дом, где царствовала Телендрил, бессловно добрая, даже поразительно добрая для прекрасной убийцы, желания не было. Она все равно узнает, что они пришли, и спустится сама, вот только ни Винсент, ни Тейнава не дадут ей много болтать и сокрушаться о том, что ему следует лучше питаться и чаще бывать на воздухе, желательно под солнцем, пока оно совсем не ушло на зиму.

[indent] - Если мне потребуется секс, я знаю, куда и к кому обратиться, спасибо за столь трепетное внимание к моей личной жизни, Райна, - Лашанс говорил, как  всегда, совершенно спокойно, но лишь те немногие, кто его хорошо знал, могли почувствовать опасные нотки в голосе. - И вы все убиваете не ради меня, не во имя меня, и не во славу мне. Проходи.

[indent] Придерживая тяжелую створку лаза, Люсьен пропустил сначала девушку, а потом спустился и сам, быстро привыкая к темноте зала, освещаемого лишь несколькими факелами. С кухни, устроенной внизу в одной из ниш длинного коридора, тянуло чем-то ароматным, а из тренировочного зала раздавался приглушенный лязг и тяжелая поступь.
Скелет, охраняющий убежище Темного Братства, быстро заскрипел ногами в их сторону, но, узнав своего же создателя, остановился, чуть покачался из стороны в сторону и поплелся дальше.

[indent] - Пойдем сразу к Винсенту… или ты хочешь с кем-то поговорить? - Лашанс уже поставил было ногу на небольшую лестницу, уходящую чуть вниз, на более глубокие ярусы подземелья, но остановился. Почему-то он совсем не подумал, что у Райны могут быть свои планы на последние дни в Сиродиле и этот вечер особенно.
И все же...
- Если подождешь меня, можем отправиться в Фаррагут вместе. Но я не настаиваю.

[nick]Lucien Lachance[/nick][status]Wildest Wind[/status][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 37 </a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

+2

6

[indent]- Да знаю я. - Как-то устало огрызается Мальдас, на секунду жалея, что вообще подняла тему. Не тот век, чтобы открыто позволять себе сомневаться в собственной вере и преданности, особенно, когда у них на носу куда большие проблемы. - Но и на земле Мораг Тонг, пожалуй, будет умнее думать как они. Чем бы это ни было. А вот затеряться среди других тёмных эльфов у нас может выйти лучше, чем у той же Шализ. - Она хмыкнула, задумчиво уставившись перед собой: то, что под «мы» скорее подразумевалось «я» она предпочла опустить, а вот своё отношение к аргонианке - напротив. Порой ей думалось, что попади в прошлое Цицерон, а не она, Душитель из него бы вышел отменный. По крайней мере, он уже обладал той неадекватностью, которой практически светилась Черная Рука, и точно бы без вопросов помчался за Нереварином, стоило только упомянуть, что её смерть удовлетворит Мать Ночи.
[indent]Под ложечкой противно засосало, стоило вновь вспомнить кого-то из её старой - будущей? - Семьи. Медленно, но верно, она забывала их лица и интонации голоса, и если бы избавиться от образа Астрид она не была против, то об остальных этого данмерка не могла сказать. Какой была на ощупь магия старика Фестуса? Склоняла ли Габриэлла голову к плечу, когда её что-то интересовало, или же это был жест Назира? Пахла ли роба Бабетты паслёном и полынью, или же запах ей привиделся после долгой работы у алхимического стола? Райна никогда не думала, что в жизни так отчаянно будет скучать по кому-то, но в то же время понимала, что, вернувшись обратно, будет точно так же тосковать по чейдинхольскому Убежищу, зачахшему после многих лет забытья. Что те, с кем она по-семейному перебрасывалась подначками, будут уже двести лет как мертвы, и уж этого она не сможет изменить при всём своём желании.
[indent]Время всегда было владением Аури-Эля, с которым не смели спорить ни другие боги, ни, тем более, созданные им существа. На деле - ещё больший повод демонстрировать оттопыренный средний палец его храмам, потому что ещё больше подпортить ей жизнь от точно был не в силах: Чёрная Рука сама об этом позаботилась с блеском.
[indent]- В такие моменты получаешь неведомое ранее уважение к простому убийству бродяги, не находишь? - Искривив губы в ухмылке, произнесла она, почти что с ноткой ностальгии припоминая свой первый настоящий контракт для Братства. Полу-безумный нищий около Айварстеда, проще и придумать нельзя было - о чём не преминул ей напомнить Назир, - но именно он стал её первым, а не рифтенская старуха. Тогда всё было... проще как-то. Без необходимости подсчитывать на пальцах, что она имеет право говорить, а где стоит затыкать себе рот обеими руками, чтобы ненароком не сбить к дреморам важные события будущего.
[indent]Мальдас вскинула бровь, вновь косясь на Люсьена. Вот даже любопытно, что именно из «давно» и «в детстве» он посчитал за признак, что данмерка может быть подходящим гидом в Морровинде? К слову о информации, которую следовало держать за зубами, и о важности которой она, разумеется, снова запамятовала. Исправить же положение и начать рассказывать о том, что в то время она жила на два века вперёд, значило окончательно назваться тронутой: насколько бы широким не было мировоззрение Уведомителя, в некоторые вещи поверить было слишком трудно.
[indent]- Сомневаюсь, что я хоть как-то смогу нам помочь. - В конце концов кисло сообщила она, понимая, что в ближайшие несколько дней придётся в поте лица изучать все забранные на собрании свитки. Возможно - найти в коллекции Винсента ещё несколько карт и сломать голову уже над ними, потому что иначе придётся прикидываться странствующими картографами, которые всё своё носят с собой. Что, если подумать, было не такой уж плохой идеей. - Но любое преимущество всё равно им является. Я отказываюсь умирать от клинка Мораг Тонг. Надо хотя бы добраться до Нереварина. Ну, для приличия.
[indent]Девушка тихо угукает на замечание про месяц. Месяц - это много. Это практически открытое заявление, что возможность не вернуться прекратила быть просто возможностью и стала суровым фактом.
- Мы обязательно вернёмся, Уведомитель. - Еле слышно шелестит она, глядя куда-то промеж ушей своего вороного. Её слова - не бессмысленная попытка обнадёжить или поднять моральный дух: они оба были слишком пессимистично настроенными реалистами, чтобы понимать, в какой ситуации оказались, и что из этого может выйти. Но драконья воля сильна, и она озвучивает свои факты, те, которые обязаны претвориться в реальность. Время на её стороне. История на её стороне. И ранг Лашанса, обычно игнорируемый везде, кроме собраний Черной Руки, она произносит вслух, бросая вызов остальным силам, которые могли бы им помешать, мол: попробуйте только.
[indent]От становящихся всё более мрачными мыслей отвлекает другой поворот разговора, которому Райна искренне рада. Весело хохотнув, она пришпорила коня, стараясь не сильно отрываться от второго ассасина: каким бы скорым не был её вороной, с Тенегривом ему было вовек не сравниться.
[indent]- А то что? Свяжешь и оставишь в Фаррагуте? - Предполагать возможность того, что он решится на её убийство, было глупо: для этого Люсьен был слишком Люсьеном, и останется таким до самой своей смерти. И после неё, если подумать. А вот проучить спесивого Душителя - это он запросто, главное только чтобы не во вред себе. Что, опять же, учитывая детали их контракта, уже ставило в жесткие рамки. - Брось, ты без меня долго не протянешь. - Протянула она, сама не зная, сколько в её словах было правды, а сколько - игривой бравады. Если забыть о цифрах... - Уже не говоря о том, что будешь чертовски скучать по моей великолепной персоне.
[indent]Странное, эгоистичное желание - не быть забытой. Мальдас честно думала, что это в ней говорила кровь dovah, подчастую требующая первенства во всём, за что она когда-либо бралась. Тем сложнее было держать себя в руках на собраниях Черной Руки, и сложнее перестроиться на жизнь в настоящем Братстве, а не той его бледной тени, что ждала её через двести лет. Пожалуй, это несколько затянувшееся путешествие можно было считать достаточным внушением для того, чтобы, вернувшись, начать собственную революцию в пределах одного Убежища, со спокойной душой ткнув Астрид в ту беспросветную темень, куда она тащила за собой Семью. И что, что из соучастников у неё будет псих, ещё больший псих и мертвец. И не с таким справлялись.
[indent]- И не надейся. Тебе нравятся мои дикие идеи. - Данмерка сверкнула улыбкой, спешиваясь и заводя коня в стойло. - Или всё дело в смене обстановки время от времени? Уверена, если встряхнуть милую Антуанетту, в ней найдётся любопытная искра. - Кроме той, с которой бретонка избавлялась от своих целей, на что было любо-дорого смотреть. Никакой холодности и отрешённости, сплошной азарт и пылкость. Было что-то восхитительное в том, как гордое и дерзкое создание становится по-овечьи кротким перед твоим взглядом, но, опять же, тяга доминировать была исключительно драконьей; а вот чужие возражения всегда изрядно будоражили кровь.
[indent]Следуя за Люсьеном, девушка нырнула за густые заросли позади нужного дома. Обернулась к мужчине, вскидывая изящную бровь.
- Во имя и во славу? Осторожнее, брат мой, не то заработаешь себе эго. - Не хотелось уточнять, что она имела в виду минус один кинжал, грозящий обернуться против Уведомителя: нутро подсказывало, что он и так об этом знает. Впрочем, Чейдинхол и так был предан ему от и до, и под сомнение этот факт Мальдас даже не ставила - эта Семья всегда была верной Матери и Отцу Ужаса, и отчасти данмерке было интересно, что стало с ними после Очищения. Оказались ли они в Пустоте? Была ли служба Ситису поистине вечной? Стоило удивляться, что она никогда не задавалась этими вопросами в своём времени, пока было у кого спрашивать. И, если подумать, будет - но от неотвратимости снова встречаться лицом к лицу с призраком Лашанса её коробило. После всего, через что им выпало вместе пройти, это казалось жутко странным и болезненно неправильным.
[indent]Уже спустившись в Убежище, Райна по привычке оглянулась в поисках знакомых лиц, шепча невесомое laas в тишину каменных коридоров и отмечая местонахождение своих братьев и сестёр. Ожидаемо, аура Винсента отдаётся бледным отблеском в его покоях, и девушка шагает в сторону, позволяя Люсьену беспрепятственно спуститься в личные апартаменты вампира. Сама она не была против составить компанию Тейнаве в тренировочном зале - раз уж его сестра отсутствовала, - и даже успела сделать несколько шагов к массивным дверям, прежде чем голос Лашанса остановил её.
[indent]- Я... - Данмерка замолчала, прикидывая свои возможности. Ничто не мешало ей провести сколько угодно времени в Убежище и нагрянуть в форт несколькими часами позднее - всё же, этот вечер (и ночь, раз уж на то пошло) она не собиралась тратить на скрупулёзную подготовку. Но последний разговор с семьёй отдавался пеплом на языке и прогорклым словом «последний», которого она так истово пыталась избежать.
[indent]Нет уж. Они вернутся из Морровинда, получат причитающуюся оплату, и она лично организует для всего Убежища масштабный пир с какой-нибудь девственницей для Винсента - в честь успешно завершённого контракта.
[indent]- Идём. - Наконец произносит Мальдас, обгоняя Люсьена и сбегая вниз по ступенькам. Дойдя до дверей в комнату Вальтиери, она обернулась и подмигнула мужчине. - У тебя вино лучше. - И, открыв дверь, бодро провозгласила занятому книгой обитателю покоев: - Винсент! Мы в заднице и это не лечится. У тебя часом нет знакомых в Морровинде, которых трогать врагу - смертный приговор?
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 41</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (13-05-2020 17:51:09)

+1

7

[indent] Винсент нашелся, как и всегда, в своих покоях, на самом нижнем ярусе подземелий убежища, где всегда было ощутимо холодно. Приглушенные свечи, большая часть из которых была хаотично расставлена между книгами и стопками свитков на столе, чтобы можно было читать и заниматься бумагами, давали совсем мало света, хотя вампир прекрасно видел в кромешной тьме. Привычка, наверное. А может быть, Вальтильери намеренно продолжал делать присущие любому человеку вещи, чтобы лишний раз не смущать своей хищной природой, изменившейся столетия назад.

[indent] - Выпорю, - одними губами прошептал Люсьен, когда его несносная душительница, забыв о приличиях, стеснении и личном пространстве, которое свято чтилось даже в Темном Братстве, широко распахнула тяжелую даже на вид дверь, с громким возгласом заявляя о своем прибытии.

[indent] Вампир, как и Лашанс, уже давно привык к характеру Райны. Он вообще всегда быстро находил общий язык с каждым убийцей, что попадал в убежище, обучал, помогал советом и опекал. Продолжал спрашивать об успехах даже после того, как они переходили в ведение Очивы, а некоторых даже приглашал к себе на бокал вина.
Иногда Лашанс, давно видящий в Винсенте фигуру отца, но не признающийся в этом даже самому себе, спрашивал себя, сколько через Винсента прошло убийц за все эти долгие годы? Десятки? Сотни? И ведь вампир всегда оставался чутким к проблемам каждого… ну, почти каждого. Темное Братство - семья, а в семье, как говорится, не без урода. Но даже в этих ситуациях Вальтильери лишь сменял радушие и озабоченность немного холодной отстраненностью, но если требовалась его помощь - не отказывал.
Но всегда давал знать Люсьену, что в Убежище появился… крайне неприятный субъект. Нередко этот субъект подставлялся по глупости во время контракта сам, и тогда Братство находило тело и захоранивало с короткой панихидой в своих традициях, а иногда требовалось вмешательство Уведомителя.
Последний из таких, кстати, после того как сцепился с Тейнавой на почве ненависти к нелюдям, подогретой еще и начинающимся алкоголизмом, потом все-таки вернулся в убежище Чейдинхола. Правда уже в образе скелета, патрулирующего зал и коридоры.

[indent] - А когда вы там не были, - едва слышно выдохнул бретонец, все еще не отрывая взгляда от книги. Обложки Лашанс не видел, но наверняка какой-нибудь роман, но едва поморщился на реплику вампира.
Единственный почти живой человек, который имел право отчитывать его, порой как самого настоящего самоуверенного юнца, а Люсьену оставалось лишь проигнорировать или, если дело касалось пари на новичков и авантюр внутри убежища, спорить и отстаивать свою точку зрения. Вампир в таких спорах редко с ним соглашался и осуждал до последнего момента, но и остановить своего бывшего воспитанника не мог.

[indent] - Ты не понял. Это правда пиздец.
Вампир, прекрасно знающий, что хуже молчаливого Лашанса может быть только Лашанс, который молчит и изредко матерится, развернулся на своем кресле к гостям, молча указывая на свободные места в удобных креслах, внимательно оглядел и Райну, и Люсьена, сцепил тонкие бледные пальцы в замок на колене и велел рассказывать.

[indent] Обрисовав в общих чертах при активном комментировании Райны произошедшее на собрании, то и дело прикладываясь к бокалу с вином, но совершенно не чувствуя его вкуса, Лашанс с удивлением обнаружил, что стоит на ногах, правда, пока еще ничего не разбил. Сам сдержался? Или его вовремя одернула Райна?

[indent] - У тебя всегда всегда есть какой-нибудь совет. Поможешь сейчас? Только без вариантов заколоть друг друга здесь и сейчас, чтобы не мучаться долгой дорогой в Морровинд, а потом сгинуть где-нибудь в глухом лесу, откуда наши тела даже не заберут. Мы об этом уже думали.
Он сам совершенно не видел хоть какого-то выхода из задницы, как высказалась Райна, в которую они угодили. Ни одной малейшей идеи, кроме как смириться, отправиться в путь и биться до последнего, а там - как повезет. Может быть смогут и вернуться. Не оба, так хоть кто-то из них.

[indent] - Пожалуй… Могу посоветовать вам одну особу. Ты ее помнишь, Люсьен. Она была нашим информатором, - в этот раз Винсент молчал гораздо дольше, что могло значить только одно - он сам сомневается во всей этой затее, а единственный совет, который он может дать, пахнет еще большим безумием, чем контракт. - Аглая. Алхимик.

[indent] Аглая. Вампир, как и Винсент, с совершенно потрясающим чутьем в зельях. Он так и не понял, как она попала в Братство, почему при наличии обеих ног, рук, с парой глаз и ушей никогда не уходила на контракты. Тот же Винсент продолжал заниматься ремеслом, но у него, как и у каждого вампира в Братстве, все было немного на другом уровне и с другими условиями выполнения. Аглая могла неожиданно нагрянуть с визитом в любое из убежищ Сиродила, но чаще всего появлялась именно в Чейдинхоле, о чем-то долго беседовала с Эстер, если ловила ее здесь, одаривала всех новыми экспериментальными ядами или зельями, и потом исчезала также внезапно, как и появлялась.
А потом она и правда пропала. И Эстер, когда речь заходила о вампирше, всегда переводила разговор на другую тему.
Тогда никто ничего не говорил вслух, но все понимали - Аглая оказалась предателем. И Братство избавилось от нее.

[indent] - Я думал, что она уже мертва, но раз ты считаешь, что это хорошая идея, - начал было Люсьен, но Винсент, как никогда похожий не на человека, а на плохо слепленную восковую куклу, резко его перебил.
- Я не считаю, что это хорошая идея. Но она единственная.

[indent] Через полчаса Лашанс вышел из покоев Люсьена, оставив пачку контрактов, взятую сегодня до того, как их с Райной осчастливили новостью о незабываемом путешествии в Морровинд, попросил присутствовать на собраниях Черной руки, если потребуется, и пообещал, что оплата за контракты в этом месяце будет приносить курьер. В последнюю минуту думал сказать еще что-нибудь куда более личного характера, но решил, что обязательно сделает это после того, как вернется. Судя по доброй усмешке вампира, эта была одна из немногих идей Люсьена, которая ему понравилась.

[indent] - Пешком? - они уже выбрались из лаза, и Люсьен ничуть не удивился черному небу над головой - все равно засиделись сначала у Очивы, заглянули к Тейнаве, а потом их долго не хотела отпускать Телендрил, которая всунула какой-то сверток “в дорогу”. Ну, хоть без активного участия Антуанетт-Мари. - Завтра вернемся за лошадьми, если будет нужно. Хотя я собираюсь в последние дни уткнуться в книги и наварить столько зелий и эликсиров, сколько хватит времени.

[nick]Lucien Lachance[/nick][status]Wildest Wind[/status][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 37 </a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

Отредактировано Dorian Pavus (13-05-2020 19:05:10)

+1

8

[indent]Данмерка глубоко вдыхает прохладный ночной воздух, поднимая взгляд к небу и безмолвно разглядывая такие же немые звёзды: визит в Убежище закончился именно тем, чего в глубине души она страшилась, а от того - старательно игнорировала. Она ведь обещала себе не привязываться, дремора её раздери; обещала помнить, что нельзя тянуться остатками чёрной души к тем, кто давно и бесповоротно мёртв. Загвоздка была лишь в том, что здесь и сейчас Чейдинхол дышал полной грудью, ещё не разбитый Талмором и торговцами скумой, а Семья была живее всех живых - и по ней Мальдас будет тосковать не меньше, чем по полу-забытым лицам из Фолкрита. Возможно, даже больше.
[indent]Райна бросила краткий взгляд на лицо Лашанса, тут же отводя его и уходя вперёд, дальше от дома, надёжно скрывавшего Черную дверь в подвале. Решение влиться в Братство, каким оно было двести лет назад, было наверное самым глупым, которое она когда-либо принимала в своей жизни, но в то же время - будь у неё шанс снова всё изменить, она бы поступила точно так же.
Проводила бы бесчисленные часы над криптой Матери в Бравиле, посылая молитвы глухому камню.
Кровью оплатила свой путь в Семью.
Стала Душителем Люсьена, буквально поселившись в форте Фаррагут и позволяя себе называть непоколебимого имперца другом. Любое чувство, которое могло выйти за пределы установленных ею же рамок, могло плохо кончиться в будущем, а морровиндский контракт обещал быть только очередным подтверждением этому. Всё же, даже если прикрывать спину мужчины и беспрекословно выполнять приказы было буквально её работой, выполнение заказа всегда осталось первым в списке приоритетов. Никаких колебаний.
[indent]Девушка шумно выдохнула под нос и тряхнула волосами, отгоняя непрошеные мысли - у них на двоих и так хватало, о чём подумать, и усложнять себе жизнь ещё больше она не хотела. По крайней мере, не сегодня.
- Вот поэтому стоит взять лошадей. - Медленно произнесла она, обдумывая план действий на ближайшие несколько дней до отбытия. - Я зароюсь в свитки и займусь оружием, так что не думаю, что кто-то из нас вообще покинет форт до самого конца. - Потому что тащить с собой списки имён и расположение возможной помощи было слишком рискованно, а чем больше они знают о Морровинде, тем лучше. Данмерка хотела было заикнуться о том, чтобы подсобить в случае чего Уведомителю с ядами - невозможно было не таскаться за ним последние шесть лет и не понахватать разных полезных навыков, - но решила смолчать: отвлечённый Лашанс - раздражённый Лашанс, а ещё больше бесить его ей не хотелось.
[indent]По-хорошему, стоило вернуться в форт прямо сейчас. Налакаться вина до того состояния, что ещё чуть-чуть - и можно было лично поздороваться с Сангвином; с наслаждением посмотреть, как Люсьен теряет привычное хладнокровие и крушит всё, до чего может дотянуться. И, конечно, ни за что не признаваться ему, что вот эта, дикая, сторона манила её не меньше, чем наблюдение за тем, как он отнимает чужую жизнь. Однако Райна сжимает поводья своего вороного до побелевших костяшек и не спешит седлать его, понимая, что прямо сейчас физически не способна загнать себя в промозглое помещение их подземелья. Её тело буквально вибрирует от нерастраченной энергии, требуя действий, движения, крови - чего угодно; ломается от желания расправить несуществующие крылья и сжечь до Обливиона всё, на что падает взгляд.
[indent]- Дай мне час. - Прерывая повисшую тишину, произнесла она, протягивая мужчине уздечку своего коня, и, подумав, поправила саму себя: - Меньше часа. Мне нужен, - она неопределённо махнула рукой, не особо зная, как словами передать всё, что роем жалящих ос копилось в голове, - воздух. Езжай без меня. Я буду как можно скорее.
[indent]Не особо оставляя ему времени на ответ, Мальдас круто развернулась на каблуках и быстрым шагом направилась прочь от городских ворот, почти сразу же переходя на бег и растворяясь в тени высоких деревьев. Хотелось загнать себя до состояния, пока ноги не держат, а дыхание срывается от перенапряжения, измором вытеснить сковывающие ярость и страх. Но этого мало, как всегда предательски мало, и девушка привалилась спиной к ближайшему стволу, зубами стягивая с руки перчатку - во вторую привычно лёг один из её клинков.
[indent]Первые капли крови, сочащиеся из неглубокого пореза чуть повыше запястья, сопровождаются близким к порнографическому стоном. Райна блаженно прикрыла глаза, чувствуя, как алая пелена, застилающая взор, начала постепенно сходить на нет, возвращая способность более-менее адекватно мыслить. Физическая боль всегда была самым лучшим способом держать себя в узде, ещё со времён Талмора, а сейчас контроль над своим телом её был просто необходим, раз уж ситуацию контролировать она не была способна. Невозможно было быть идеально подготовленными ко всему, что их ожидало в Морровинде; всегда существовал шанс на ошибку, на ту самую нелепую и незаметную деталь, которая похерит всё в дальнейшем. Не тот взгляд. Лишнее слово. Слишком сильно выделяющийся н'вах среди тёмных эльфов Вивека.
[indent]Вторая красная полоса появляется параллельно первой, и данмерка с трудом переводит дыхание, заставляя себя передвигать ногами: она может истечь кровью до обморока, заливаясь беззвучным безумных хохотом готового отчаяться человека, но это всё равно ничего не изменит. Она всё ещё отказывалась сдаваться, и ей всё ещё требовалось отвлечение получше. Может, после, ей удастся уговорить Люсьена на небольшой спарринг или что-то пожестче, если не сможет найти способ обуздать своих демонов самостоятельно: в конце концов, демонстрировать эту свою сторону мужчине ей до отвратного не хотелось.
[indent]Когда в поле зрения попадает одна из ферм заставы Харлана, Мальдас цепенеет. Отлично видная в лунном свете, совсем не защищённая от опасностей леса хлипкой деревянной оградой, виднеется фигура рослого крестьянина, бредущего к колодцу. В другое время она бы послала тихую благодарность Матери, потому что это именно то, что надо, тот самый сосуд, в котором можно было надёжно закупорить всё, что отравляло её изнутри, и отправить в Пустоту к Ситису.
[indent]Она не помнит, как пересекла грядки, бесшумно двигаясь на полусогнутых ногах к мужчине - темноволосому редгарду, как оказалось при ближайшем рассмотрении; не помнит, как оказалась за его спиной, одинаково радуясь, что тень от закрывшего обе луны облака частично скрыла и её, и негодуя от того, что не сможет увидеть каждую последнюю секунду на лице фермера.
Рука, та, запястье которой рассекают две тонкие полоски, обвила мужскую шею со спины, ладонью закрывая ему рот.
- Ничего личного, старик. - Пробормотала данмерка, кинжалом полоснув по его горлу и чувствуя, как конвульсивно дёрнулось его тело в попытке избавиться от угрозы позади - и закрыть широкую рану, второй улыбкой зияющую пониже подбородка. - Ты просто оказался моим единственным выходом.
[indent]Райна не может видеть его лица, но словно завороженная глядит, как кровь фонтаном брызжет из распоротого горла, окрашивая каменную кладку колодца в алый. Цвет ночи, если верить паролю на загадку Чёрной двери, и сейчас девушка ему верит. Опускает постепенно замирающее тело на землю, широко распахнутыми глазами жадно всматриваясь в то, как жизнь покидает глаза фермера, как цепенеют его конечности, и как кровь продолжает лениво сочиться из раны.
Она улыбается.
Она пьяна - от крови, смерти, навсегда замершего сердцебиения под ладонью.
Она тихо смеется почти что искренним, счастливым смехом, и вытирает клинок о траву, зная, что её броня и так частично испачкана в крови. Впрочем, от рубахи фермера оторвать тонкую полоску она не гнушается, смачивая её в холодной колодезной воде и перевязывая своё запястье. Люсьен, скорее всего, заметит. Но это уже не важно. Как и тело, которое она оставляет позади, пружинистым шагом направляясь в сторону форта.
[indent]Обоих коней она замечает, привязанных внутри всё ещё целых стен старых развалин, и не может отказать себе в том, чтобы подойти ближе. Мягко проводит рукой по крупу своего вороного, зарывается лицом в густую гриву. Где-то рядом заинтересованно ржет Тенегрив, и Мальдас слышит тяжелое конское дыхание над ухом. Снова улыбается, на этот раз - умиротворённо: скакун Лашанса был частью самой Пустоты, и прямо сейчас его присутствие рядом успокаивало. И всё же, надолго задерживаться наверху не стоит: кто знает, сколько успело пройти времени, а ведь она обещала Уведомителю час. Меньше. Пусть он - далеко не неразумное дитя, за которым глаз да глаз нужен, но внезапно ей кажется жизненно необходимым справиться о его самочувствии. Хотя бы увидеть, что своими демонами он владеет лучше неё, и точно не натворил ничего глупого.
[indent]Аккуратно отпихнув голову Тенегрива в сторону, данмерка завернула за угол форта, находя сокрытое в разбитом молнией дереве тайный ход внутрь. Привычно убедившись, что никто не смотрит - да и кто стал бы, среди леса-то? - она отперла тяжелый люк и нырнула в открывшуюся дыру, недовольно морщась, когда в нос ударил прелый запах застоявшегося воздуха и той дряни, которую Люсьен держал на полках.
[indent]- Надеюсь, ты не сделал ничего плохого, не дождавшись сначала меня? - Невинно поинтересовалась Райна, шествуя к комоду у противоположной стены и выуживая оттуда бутылку с вином. Терпения, чтобы нормально открыть её, у девушки не было, а вот поковыряться кинжалом и решить проблему казалось идеальным решением вопроса. Она ухмыльнулась самой себе, делая три долгих глотка, и обернулась к Уведомителю. - Или хотя бы может повторишь на бис для благодарных зрителей?
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 41</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (14-05-2020 05:28:25)

+1

9

[indent] Лашанс кивает, молча принимая уздечку и глядя в спину удаляющейся, буквально исчезающей в густых зарослях девушке.
Они все справлялись по-разному. Винсент мог уйти на месячную охоту, и по возвращению выглядел еще хуже, чем до этого. М’Радж устраивал пожары, нарывался на Имперский легион или же срывался на новичков. Эстер, совершенно неожиданно для хрупкой бретонки уже в возрасте, хватала кого-нибудь за руку, вела в свой дом и устраивала откровения на вечер, а то и на добрую половину ночи. Райна, он уже давно знал, любила убивать. А он сам  пил, громил шкафы, а потом долго собирал осколки и отмывал полы от липкой гадости, которая оставляла следы на древнем камне и ожоги на ладонях даже сквозь крепкие перчатки.

[indent] Может, к скампу все? Отправиться в заведение мадам Рози Лорель, гордо реющее алыми вымпелами в ночи? Он не сказать, чтобы особо частый клиент, но мадам, как и подобает хорошей хозяйке борделя, чутко ощущала потребности каждого клиента, в особенности тех, кто хорошо платил и… не обижал ее девочек сверх меры. Может быть, тихий и какой-то вечной хмурый Улисс ее и пугал своими черными, холодными глазами, но каждый раз она, словно по наитию, подсовывала ему девочек, которые отличались несвойственной шлюхам кроткостью и скромностью, не нудели, не действовали на нервы и тоже были не шибко говорливыми. Люсьена они вполне устраивали в качестве снятия стресса, но все-таки… всегда чего-то не хватало. И каждый раз, спустя пару часов, он чувствовал себя еще омерзительнее, поскольку вместо того, чтобы стиснуть зубы и работать, находя иные возможности справиться с той или иной проблемой, он сбегает в бордель.
Как неверный муж, которого достала жена-истеричка. Изменял ли он Матери Ночи? Он считал, что да.

[indent] Но идею с почти позорным бегством в бордель он все-таки отбросил. Часа на все про все ему не хватит, да и сейчас явно не тот случай, когда ему хватит одного только секса. Райна, опять же, обещала вернуться раньше, чем через час, и несмотря на то, что она уже далеко не маленькая и беззащитная девочка, оставлять ее одну, когда они могли бы вместе просматривать карты и прикидывать шансы, как наиболее тихо пробраться в Морровинд, данмерка будет сидеть сиднем в сыром подземелье, пока он развлекается.

[indent] Лашанс привязывает коней к крепкой ветке дерева, рассеянно оглаживая Тенегрива по гладкому боку, и направляется к скрытому от всех незнающих глаз лазу, который вел сразу в главный зал подземелий Форта Фаррагута.
Здесь все так, как он и уставил рано утром - магические свечи совсем не оплыли, подсвечивая рабочий стол с высокими стопками книг и пергаментов, которые он так и не успел рассортировать, прочесть и подписать. Факелы бросали неровный свет на книжные полки и ряды шкафов с мешочками трав, склянками зелий и бутылей с алхимическими ингредиентами. В дальнем конце зала крепкий каменный стол с рядом рун по периметру, на котором все еще лежало тело, еще даже не вскрытое. До слуха едва доходило шарканье скелетов в пустых коридорах глубоко в подземелье…

[indent] Первой под руку попадается огромная склянка с заспиртованными человеческими почками, разлетевшаяся вдребезги от встречи с каменной стеной. Стало легче. Совсем немного, поэтому второй на очереди оказалась бутыль с вытяжкой из полыни, резко ударившая по носу горечью, но Люсьен остановился только в тот момент, когда понял, что у него в руке сосуд с довольно редким сердцем даэдра, залитое алхимическим составом по его собственному рецепту. Он до крови прокусил губу и с усилием поставил на стол драгоценный сосуд, с трудом заставляя себя наконец успокоиться и с усталостью оглядывая дело рук своих. Лужицы алхимических составов на темном камне, рассыпанные травы, пыль от которых до сих пор витала в воздухе, пятна зелий, к которым совершенно не хотелось прикасаться даже в перчатках. Рассыпанные мелкие кости от скелета, который он хотел на следующей неделе наконец покрыть эмалью и поднять, чтобы подарить убежищу еще одного для тренировок.

[indent] Сколько прошло? Если минут двадцать, то он, пожалуй, даже успеет прибраться, потому что ему не хотелось показывать Райне свою минутную слабость. Нет, она не должна ничего этого видеть. Пусть верит в то, что у него все под контролем, хотя он и в бешенстве. Правда, этот запах… вряд ли он выветрится даже к их возвращению.

[indent] Люсьен убрал с лица растрепавшиеся волосы, стянул неудобную сейчас мантию с длинными и широкими рукавами, оставаясь в одной рубашке, и принялся за дело.

[indent] Когда явилась Рейна, он едва-едва успел аккуратно собрать с пола капли прожигающего зелья, привычно заругавшись, когда они проели даже крепкие перчатки из толстой зачарованной кожи, и сесть в жесткое кресло, вытянув ноги. Физический труд немного отвлек, но недостаточно для того, чтобы окунуться в работу с трезвой и чистой головой.
- Если только с другими ингредиентами и зельями. Некоторые были в единственном экземпляре, - он поморщился, кинул быстрый взгляд на склянку с сердцем, чувствуя, что ему очень, очень сильно нужно ее разбить. Что как только толстое, чуть зеленоватое стекло разлетится осколками, он наконец сможет успокоиться. Ему надо довести все начатое до конца. Обязательно.
Чтобы как можно быстрее занять чем-то руки, Лашанс буквально выхватывает у Райны бутылку вина, прижимаясь к горлышку губами, начисто игнорируя существование кубков в комоде. Первый глоток, второй, третий… Прерывается он только тогда, когда во рту становится неприятно от горечи, а Райна протягивает ладонь навстречу бутылке.
Лашанс покосился на небольшую стопку пергаментов, выданную им на собрании, а также те, что передал им Винсент. На бутылку вина, которая в рекордные сроки опустела уже наполовину, хотя нет, даже больше. На собственные ладони, все покрытые совсем старыми шрамами от ожогов и пятнами от въевшихся зелий. На паутину белых порезов на предплечьях.
[indent] -Не будем сегодня ничего делать. Только пить. Пропади все в Пустоте.
Люсьен сам поднимается со своего места, кивком головы указывая данмерке на небольшой столик только с двумя стульями, за которым он сам ужинал за все эти годы все пару-тройку раз, порой перекусывая прямо у лабораторного стола с развороченным трупом. Но на скамье пить было неудобно, на кровати - странно, так что хоть так.
На деревянную поверхность, практически новую, опускаются еще несколько бутылок, яблоки, на этот раз не отравленные, и орехи с сыром.
- Кто был на этот раз?
На самом деле, ему все равно, кто. Темное Братство и увлечение некромантией практически полностью обесценили для него жизнь, в особенности - если она чужая. По-молодости это его еще немного пугало, но сейчас он убивал задумываясь лишь о том, как будет рада Мать Ночи. Не чувствовал интереса, просматривая контакты и написанные там имена. Почему приговорили всех этих людей? Были ли они чудовищами, а может быть, просто раздражали своей… добротой и открытым сердцем, не укладываясь в картину мира своего соседа-завистника? Все это не имело никакого значения.
- Тебе повезло. Ты нашла то, что тебя успокаивает, и что самое главное, это вещь весьма доступная.
Он откупорил еще одну бутылку, на этот раз все-таки разливая вино по бокалам. Из горла можно было пить, сидя в кресле, а за столом надо хотя бы пытаться соблюдать приличия.
Вино пьянило, но не успокаивало. Не давало забыться и отпустить последние остатки злости, чтобы вздохнуть полной грудью.
- Как-то я не сдержался и убил мага в Коллегии Винтерхолда. И оказался здесь.

[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

+1

10

[indent]Мальдас окидывает взглядом подземелье, с уколом сожаления отмечая отсутствие россыпи уничтоженных склянок на каменному полу - этому месту, едва ли не вылизанному и содержащемуся в вечном строгом порядке, под стать его хозяину, иногда не помешало бы немного хаоса. Как когда очередная банда смертников, гордо зовущая себя мародёрами, решала попытать удачу в старых развалинах, совершенно игнорируя практически осязаемую ауру «не влезай - убьёт». И, кажется, половина люсьеновых скелетов-стражей была поднята из того, что оставалось от их непрошеных гостей.
Форт Фаррагут. Зайдёшь на день - останешься на вечность. Буквально.
[indent]Она негромко хмыкнула, наблюдая за Люсьеном. Значит, чем бы он ни занимался в её отсутствие, оно не помогло, и она застряла в одном помещении со взбешенным Уведомителем. Плюс - его злость была направлена не на неё; минус - она слишком отвлекала от работы, что, в случае имперца, могло оказаться в разы разрушительнее.
- А лечить похмелье завтра чем будем? - Со смешком произнесла она, представляя, чем сегодняшний вечер мог кончиться, и вполне довольная этой перспективой - только гудящая поутру голова обычно требовала с особой жестокостью избавиться от любого источника шума, и Райна была согласна со старой орочьей традицией выходить в бой в таком состоянии.
Вопрос, впрочем, риторический. Наверняка где-то среди зелий у Лашанса найдётся что-то подходящее, да и некоторые снадобья бывало полезно уметь варить в любом состоянии.
[indent]Полупустую бутылку из рук мужчины она приняла с кривой ухмылкой и в несколько глотков допила её содержимое, чувствуя, как в голову ударяет хмель. В иной день этого было бы достаточно, чтобы припомнить парочку аргонианских философов, помянуть лихом Гильдию бойцов, едва ли не устраивающую в Бруме еженощное патрулирование в попытках выкурить воров и найти местное Убежище, и в итоге пойти отсыпаться, потому что ночные возлияния - ночными возлияниями, а чистая голова для убийцы всегда была едва ли не важнее острого клинка.
Но сегодня не такой день.
И Люсьен прав - гори оно всё.
[indent]- Хрен его знает. - Беспечно отозвалась Мальдас, принимая приглашение и забираясь с ногами на стул, поджимая их под себя. Кто бы ей сказал десять лет назад, что великий и ужасный Уведомитель Тёмного Братства может быть замечательной хозяюшкой - не поверила бы, пусть даже некоторую манерность в нём было за милю видно. А тут вот как получается. - Обидно, что рядом не рос паслён, правда. Пришлось отправить его в Пустоту без даров. - Забавно, что предложение «переправлять» с каждой забранной душой цветы для Матери поступило от Телендрил исключительно в виде шутки, теперь заставляя данмерку раздумывать над тем, насколько она адекватнее Шализ.
Может, когда-то давно Цицерон был прав, и все члены Братства были безумны в той или иной степени? Просто кто-то свои порывы не стремился особо скрывать, а кто-то - старательно их прятал за хладнокровием и научной любовью к умертвиям.
[indent]- Слышу ли я зависть в твоём голосе, мой дорогой брат? - Девушка криво усмехнулась, беря с тарелки яблоко и с хрустом впиваясь в него зубами, стирая тыльной стороной ладони стекающий по подбородку сок. Вот в чём Лашанса упрекнуть было нельзя, так это в выборе приманки с ядом: кто бы устоял перед роскошными наливными плодами, так и напрашивающимися быть съеденными? И всё же каждый раз слышать, что кто-то действительно купился на старую-добрую уловку было бесконечно весело. Классика, видимо, взаправду не стареет. - Присоединился бы ко мне однажды. Охота, адреналин, тебе новые части для опытов, а форту - плюс страж.
Только правда была в том, что вряд ли бы Люсьен источал пятьдесят оттенков напряжения, если бы этот способ успокаивать нервы ему подходил. Райна покрутила пустую бутылку в пальцах, отбрасывая куда-то в сторону черенок яблока - потом уберёт. Если найдёт в полутьме, потому что предпочтения в освещении у её брата были тоже своеобразными.
Тем более, что вина становилось больше, а с ним и возрастало желание страдать хернёй.
[indent]В очередной раз поднося бокал к губам, она заинтересованно воззрилась на мужчину: не в его стиле было делиться прошлым, даже в такой сухой форме. Неужели алкоголь и ему начал постепенно развязывать язык? Если так, то жаловаться ей было не с руки, ведь коли они уж собрались топить ожидающий их пиздец в вине, то хоть не будут делать это молча.
[indent]- Имперец с чудовищно бретонским именем, обучавшийся в скайримской Коллегии. - Протянула она, улыбаясь. Последнее было не так удивительно - все знали, насколько Лашанс был хорош в магии с алхимией, но представлять его долговязым желторотым студентом оказалось очень сложно. Конечно, она понимала, что он не родился с холодно-отстранённым выражением лица, но... Мало ли.
[indent]Неожиданно ей хочется узнать больше. Кем была его прошлая семья, почему он не остался в одном из Убежищ Скайрима, а окопался в Чейдинхолле - право слово, Эстер вполне могла его привести в тот же Фолкрит и дело с концом, - но вместо этого с губ срывается совершенно не важное:
- Ты сначала убил, а потом разгромил помещение, или наоборот?
[indent]Оно, наверное, к лучшему: если вдуматься, имя его первой жертвы её не касается ещё меньше, чем волнует - главным был сам факт, что он тогда отнял чью-то жизнь, и что он помнит об этом. Может, даже помнит то самое чувство, приходящее вместе с первым разом; данмерка была уверена, что оно было восхитительной смесью из изумления, лёгкой паники от своих действий, и на самом дне - бесконечного удовлетворения.
Ей бы хотелось помнить того, кого она убила первым, и смутное воспоминание тридцатилетней давности рисует общие черты аргонианских чешуек такого же воспитанника Доминиона, не пережившего ту тренировку. После - смерть стала вещью почти настолько же привычной, как дыхание, а заносить над кем-то клинок или пускать стрелу в сердце превратилось в не менее обыденное действо, чем завязывание шнурков.
[indent]Мальдас поднялась со своего места, оставив на столе уже пустой бокал. Зная лишь искусство убийства, грешно было не присоединиться к Братству. В конце концов, оно сделало всё куда более интересней, предоставляя неплохую оплату за каждую душу, и одаривая удивительным чувством всемогущества и власти над чужой жизнью.
Dovah это нравилось.
Это было почти что похоже на полёт.
[indent]Бутылка, которую она всё так же держала в ладони, с размаху ударяется о стену, рассыпаясь на сотни мелких восхитительных осколков, и Райна крутнулась вокруг своей оси, широко раскинув руки в стороны. Хаос и разрушение были в её крови, заботливо вложенные в неё рукой Аури-Эля - и кто после этого станет называть аэдра светлейшим?
Свет, впрочем, тоже умел разрушать и клеймить слепотой и непроглядной тьмой тех, кто вглядывался в него слишком долго.
Взять хотя бы Люсьена с его ещё более парадоксальным для убийцы именем.
[indent]Данмерка коварно улыбнулась, приближаясь к имперцу и, сдвинув блюдо с закусками подальше, удобно устроилась на поверхности стола.
- Он был единственным, прежде чем тебя нашла Эстер? Или, попробовав смерть на вкус, тебе стало сложно себя остановить? - Голос звучит хрипло, с придыханием, а сама Мальдас немного возвышается над Уведомителем, подавшись вперёд на своем месте. Наверное, выглядел он тогда захватывающе: с горящими от предвкушения глазами и вспышками электричества на тонких пальцах. Или он уже тогда был таким, каким она знала его сейчас - расчётливым, уверенным в каждом своём движении, мастером-манипулятором, который всегда был на пять шагов впереди окружающих?
[indent]Она протянула руку, забирая из ладони Лашанса бокал и отставляя его куда-то позади себя.
- Если ты не хочешь подниматься наверх и снять напряжение, мы можем разнести это место в щепки. - Негромко произнесла она, глядя в глаза собеседнику. Уборка потом, конечно, станет той ещё сукой - особенно в свете подготовки к отбытию в Морровинд, но какая сейчас разница. - Или докопаться до парочки твоих скелетов. Или... - она чуть склонила голову набок, - сломать этот стол, а затем - кровать, и пожалеть об этом утром.
Потому что почему бы, даэдра их дери, и нет.
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 41</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (15-05-2020 22:38:07)

+1

11

[indent] - Я алхимик или где? У меня есть антипохмельное, - недовольно отозвался Лашанс, едва не проболтавшись, что пьет он регулярно, а значит и запасы его антипохмельного бесконечны, продолжая подливать и подливать вино в бокалы, тщательно игнорируя количество бутылок, которое было у них на столе.
Напиться. До полного беспамятства. До пятен перед глазами, до шепота Ситиса в ушах, до вдребезги разнесенных сосудов на полках. До книг, древних, темных, написанных кровью, потерявших все свои страницы, разлетающиеся по темному залу, словно камни в калейдоскопе. Больше, больше разрушения вокруг, пока все не потеряет значения и цели.
[indent] Он не замечает, как сам оказывается на ногах, едва подмечая, что никто не двигается, как Райна. И дело вовсе не в эльфийской грации, совершенно не свойственной людям, а в том, насколько хищно каждое ее движение. Люсьен щурится от громкого звона, видит, как по каменной стене стекает несколько капель красного вина, которое в полутьме кажется кровью, и под рукой неожиданно оказывается та самая клянка. Она разбивается также звонко, а сердце остается лежать в осколках. Поддерживаемое магией, оно все еще продолжает биться, а мелкое стекло вонзается в ткани все сильнее.
Люсьен вновь опускается на свой стул, щедро отпивая из бокала. В зале отчетливо пахнет безумием и бредом, а несчастная банка с сердцем наконец находит свою судьбу, потому что даже в своем бешенстве Лашанс привык доходить до конца, отдаваться ему полностью, упиваясь злостью. Короткие мгновения, когда он позволял себе эмоции, питался им на все последующие месяцы, пока успешно топил их все глубоко внутри, не позволяя себе выходить за рамки. У него все должно быть под контролем.

[indent] — Имперец с чудовищно бретонским именем, обучавшийся в скайримской Коллегии.
Он знает, о чем она думает. О чем хочет спросить. Только он до сих пор, в свои почти сорок, не понимает, как так вышло. На кой хрен женщина, родившая его, назвала его бретонским именем, пожертвовав даже типично имперской фамилией отца? Почему, умирая от лихорадки, послала его к отцу, который был даже не в курсе существования у него сына, хотя и не сомневался в родстве - Люсьен тогда при встрече ясно увидел себя же лет через 30, и сейчас, глядя в редкое зеркало или гладь воды, ему постоянно мерещилось лицо отца, правда, тот уже давно разучился стареть. Почему тогда не уперся, не развернулся и не убрался восвояси, а склонился перед волей отца, испугавшегося первых ранних, но сильных проблесков магии у ребенка и быстренько отправил его в Коллегию, чтобы дар “огранили и направили в нужное русло”. Ну, хоть тогда он впервые взял все в свои руки и препарировал птицу. А потом сам, своими силами, без единой книги по некромантии, которых в Коллегии и не водилось никогда, оживил ее.

[indent] Как оно было там, двадцать лет назад?
Был ли в ужасе от крови на своих руках? Впал ли в истерику, поняв, что сотворил, что тут ему даже не поможет некромантия, в которой он преуспел,  о чем и узнал его наставник, решивший без свидетелей поговорить с юношей и указать ему на дверь, иначе обо всем узнает Легион?
Первое в жизни убийство существа сложнее, чем кролик или птица, принесло ему… абсолютный покой. Холод. И кристальное понимание ситуации.
Бушевавшая в нем тогда буря, абсолютно дикая и неконтролируемая настолько, что он поджег половину книг в кабинете и долго не мог унять языки пламени в ладонях, унялась мгновенно.
Тело мужчины, седого настолько, что волосы просто потеряли весь свой цвет, как и глаза, которые бессмысленно уставились в деревянный потолок, его абсолютно не задевало. Он убил его, потому что был сильнее. Убил, потому что тот был не прав. Убил, потому что не позволил бы ему решать свой судьбу, как и кому-либо еще. Убил, потому мог. Потому что хотел.
Но Лашанс совершенно не сравнивал себя с Райной, которая развлекалась убийствами. Для нее это было просто, играюче, словно охота.
Он же мог успокоиться только после того, как ввергнет все вокруг себя в полнейший хаос. Сами по себе, убийства для него были… ничем.

[indent] - Я убил наставника. Мага, служившего Коллегии уже не один десяток лет, - совсем тихо произносит Люсьен, медленно поднимаясь со своего места, устраивая ладони по обе стороны от девушки на столе, почти нависая, склоняясь близко-близко, так, что чувствовалось ее винное дыхание с ароматом сладких яблок. - Они гнали и гнали меня до самого Сиродила. Искали меня по всем тавернам, постоялым дворам и лачугам в лесах, гиблых, как болота.

[indent] Надо же. Ему приятно и нравится говорить о себе. Пожалуй… покаяние, которое так активно продвигают церкви, о котором настаивают с разной степенью усердия в застенках Легиона, приятно. Крайне приятно говорить в лицо столь пропитанные ядом слова кому-то, кто прекрасно понимает тебя.
Чувство полнейшей вседозволенности и силы. Превосходства. Власти. Ни один некромантический ритуал, когда он заново заставлял жить уже неживое, не давал ему такого прилива энергии, как возможность отнять чью-то жизнь. Убийства стали его работой, которая приносила долгожданное спокойствие, почти равновесие, а некромантия - словно рукоделие или вышивка у благородных дам, позволяла отвести душу, отдохнуть и подумать.

[indent] - Я убил их всех до одного. А потом за мной пришла Эстер.
Ему и сейчас сложно остановится. Он даже и не пытается, неожиданно сильно, до крови впиваясь зубами в шею, крепко обхватывая ладонями за бедра, не давая ни единого шанса, чтобы отстраниться. Райне наверняка больно, но и на это ему сейчас совершенно наплевать, он все равно себя контролирует настолько, чтобы не навредить сверх меры.
Он тянет с нее куртку, забирается обожженной, усыпанной мелкими шрамами и пятнами ладонью под рубашку, другой рукой помогая крепче обнять ногами себя за пояс, целует уже в губы, но у него все равно привкус крови и укуса.
В ноздри бьет горечь полыни, кислого вина, и неожиданно - сладких до зубной боли алых яблок. Это на короткое мгновение сбивает его с толку, словно пощечина, но он лишь тряхнул совсем растрепавшимися волосами, похватывая под ягодицы, удерживая совершенно без усилий.
Стола будет мало. И он слишком новый, чтобы ломать его. Кровать же давно просила замены на что-то более мягкое и широкое.

[indent] - Будем ли жалеть? - Шепчет в губы Лашанс, без лишних церемоний скинувший девушку на неразобранную постель и выглядящий сейчас, наверное, совсем дико в неконтролируемой буре эмоции и магии, которая нет-нет, да все приливала к обжигающим кожу ладоням. - Я уж точно нет. И ты, я думаю, тоже.

[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

Отредактировано Dorian Pavus (16-05-2020 00:12:47)

+1

12

[indent]Убежища никогда не были тёплыми.
Чейдинхолл холодил кожу чуть знобящим сквозняком, отчасти напоминая склеп - эффект только усиливался едва слышным перестуком костей скелетов-стражей, - а Фолкрит сводил плечи постоянной сыростью: буквально вдолбленное в породу подземелье, отчасти обвалившееся и пропускающее солнечный свет, могло похвастаться прорастающими через потолок корнями деревьев. Это уже стало привычным порядком вещей, даже обоснованным, пусть Райна время от времени нехотя соглашалась с ворчанием М'Радж-Дара из-за постоянной зябкости.
Они жили в тени, а тень не обязана быть тёплой.
К бесконечному удивлению данмерки, в Балморе об этом явно не слышали.
[indent]Возможно, всё дело было в том, что это Убежище было единственным на весь Ввандерфелл, где само наличие Чёрной двери под городом было невероятно большим риском, и в своё время его создатели пытались хоть как-то компенсировать постоянную опасность, исходящую от близости Мораг Тонг. Не помогло, конечно, и эти залы были давно покинуты, а вместо живых братьев и сестёр коридоры патрулировали безразличные тени прошлых обитателей, призванных всегда оберегать свой дом.
Доказывать им, что незваные гости служат Ситису и Матери, не было самым любимым занятием Райны.
Представлять на их месте Люсьена, однажды подчинённого нескольким словам старого свитка - тем более, и самое время было с ноткой ностальгии вспоминать старых-добрых скелетов, вяло плетущихся по подземелью форта Фаррагут: по крайней мере, это было знакомым.
[indent]Балмора, как и все города, через которые им пришлось пройти, в принципе не имела ничего похожего с привычным данмерке. Архитектура, люди, да даже одежда! Сиродил в сравнении больше походил на сборище беспечных олухов, а Скайрим - рвущихся в бой пьяниц. Морровинд же казался раза в два спокойнее, но и настолько же менее он был искренним, где для убийцы Братства поминутно оглядываться через плечо было скорее необходимостью, чем предположением.
Длинные руки Мораг Тонг - не та вещь, с которой стоило шутить, и их информатором мог оказаться каждый, что неделей ранее доказал один из рыбаков в Хла Оуд. Ныне он покоился на дне топей Горького берега, вместе с теми, кому он нашептал о присутствии Братства на острове и кто решил прийти по их души, а Райна зло корила себя за то, что не сразу разглядела в ошивающемся неподалёку данмере опасность.
[indent]И ладно, если бы проблема была исчерпана тогда же, в деревушке; гарантировать, что слух не распространился дальше, Мальдас не могла, и это знание добавляло градус раздражения в и так неспокойный её настрой. Очередная оплошность была недопустимой. Покинуть Балмору, потеряв последнюю нить возможного расположения Аглаи, означало потерять несколько дней поисков и шпионажа, которыми в основном занимался Люсьен: опрометчивость данмерки в Хла Оуд стоила ей отравленного клинка чуть пониже плеча, и всё, на что она была способной последнее время, были практически задушевные разговоры с торговцами городского рынка и походы в храм, где можно было беспрепятственно наблюдать за прихожанами и подслушивать их покаяния.
Одним словом, от безделья она была готова лезть на стену.
[indent]- Скажи, что у тебя есть хоть что-то. - С долей обреченности в голосе произнесла Райна, слыша, как дверь в Убежище тихо скрипнула, сигналя прибытие второго убийцы. Непривычно было видеть его в доспехе из тёмной кожи, вынужденно сменившим обычное одеяние Уведомителя Черной Руки; непривычно было быть той, кому докладывали о происходящем, а не докладывать самой.
Этот контракт считался самоубийственным, да, но делать из неё обузу он не должен был.
Душитель, с трудом управляющийся с собственным оружием - где это видано? Да, она снова и снова разрабатывала руку, возвращая ей былую твёрдость, и даже была уверена, что следующей ночью сможет вернуться к заданию со всеми силами. Однако решающее слово всё равно было за Лашансом, который мог приказать ей и дальше сильно не отсвечивать.
Не то, чтобы она собиралась подчиняться, но... Рисковать ещё и его жизнью было, как минимум, глупо.
[indent]- В городе продолжают говорить об очевидном фаворитизме Нереварином дома Телванни, и Вивек кажется самым близким их расположением. Даже если мы не найдём её там, то сможем больше узнать о её предпочтениях. Если повезёт - о местоположении. - Конечно, большинство слухов о реинкарнации Индорила - бред сивой кобылы, но некоторые из них звучат вполне дельно. О том, что ей не терпится двинуться дальше, Мальдас умалчивает, прекрасно зная, что по ней это и так видно.
Насколько бы обыденно не выглядело её синее одеяние, позволяющее раствориться среди других меров-посетителей города, с куда большим удовольствием она бы сменила его на привычную броню, а лёгкий подсумок заменила десятком-другим метательных ножей.
[indent]Хотелось домой. В Сиродил, Скайрим - не важно, просто подальше от Морровинда и постоянного нервного оглядывания через плечо. Хотелось побыстрее закончить с контрактом, Криком загнать Нереварина куда-то в Холодную гавань, на радость Молаг Балу, и забыть об этом путешествии, как о страшном сне.
Жаль, что от одного желания бывает так мало толку.
[indent]Девушка отложила лук в сторону, подходя ближе и доставая из наплечной сумки свёрток с нехитрым обедом: не зря же выбиралась на базар, в самом-то деле. Протягивая его Лашансу и смутно припоминая, что стоило бы пополнить запасы воды, она не может удержаться от вопроса:
- За тобой ведь не следовали?
Сорвавшееся с языка, это звучит неловко, но взять слова обратно она не может. Надеется, что ответом будет твёрдое нет и верит в способности Уведомителя избавиться от "хвоста" раньше, чем этот "хвост" вообще узнает о его присутствии рядом, но всё равно на несколько ударов сердца задерживает дыхание, опасаясь. Они слишком задержались в Балморе. Им надо двигаться дальше. Однако заставлять себя произнести это она не собирается, читая ту же мысль в холодных глазах Люсьена.
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 41</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

+1

13

[indent] Чем дальше они продвигались, тем больше Лашанс понимал, что убийство Нереварина - это не очередной громкий и сложный заказ, а самое настоящее политическое убийство. Политическое не столько для Тамриэля, сколько для никогда не затихавшей игры между Темным Братством и Мораг Тонг. 

[indent] Политические дрязги и распри не то, чтобы совсем не интересовали Темное Братство, но если поступал заказ на вельможу, или графа, или начальника стражи или крупного купца, частично контролирующего торговлю в городе, никого не заботили последствия убийства. Они все равно останутся вне закона, и все равно ритуалы вызова детей Матери ночи будут проводиться вновь и вновь, в надежде избавиться от конкурентов, от мужа женщины, которая никак не соглашается от него уйти, на бродягу, который стал свидетелем, на члена собственной семьи, чтобы наследство не ушло недостойному.

[indent] Совсем другое дело - соперничество с Мораг Тонг, которое длилось уже долгие и долгие десятилетия. И убийство Нереварина - героя Морровинда, прямо под носом Мораг Тонг на их же территории, будет ярким щелчком по носу, последствия которого сложно представить. Они отправят посланников и вежливо попросят так не делать? Не выдадут тела двух убийц, посланных за душой Нереварина? Дотянутся своими костлявыми руками и в назидание устроят резню в ближайшем к ним убежище Темного Братства - Чейдинхольском? А может, не вытерпят и объявят войну, пока один не истребит другого?
Люсьен не знал. И, если честно, абсолютно не хотел знать.

[indent] Он уже слишком стар для всего этого. Может и не физически, но морально уж точно. Ему совершенно не нравилось шагать в неизвестность с жалким подобием плана, который не подразумевал ничего конкретного, кроме выяснения деталей непосредственно на месте. Даже поиск Аглаи теперь казался глупой затей, потому что предательница нужна была им больше для прикрытия, информацией о Нереварине поделиться она вряд ли могла, а те слухи, которые доходили до нее... не факт, что они были правдивы. Не факт, что она, приговоренная Черной рукой еще несколько лет назад за предательство, захочет вообще иметь дело с Уведомителем и его Душителем, пусть они и стали ими уже после ее побега.

[indent] Найти Аглаю оказалось еще сложнее, чем предполагалось изначально. Как вообще можно найти человека, который прекрасно знает, что его до сих пор ищет не только Братство, но и Мораг Тонг? Они хотели проверить скудную информацию, переданную еще Винсентом, но это стоило им отравленного клинка в плече у Райны и нескольких дней промедления, пока Люсьен не удостоверился, что душительница не отчалит раньше времени к Матери в Пустоту. И не оставит его разбираться со всем остальным в одиночку.
[indent] Хотя он все равно запретил ей подставляться и лишний раз показывать нос из старого, вроде бы даже единственного убежища Темного Братства, взвалив все попытки добыть хоть какую-то информацию на себя. Он знал, что Райна его не слушает, и впервые за долгое время подобное неподчинение прямым приказам его действительно раздражало.
Мораг Тонг прекрасно знает, что они уже здесь. Пусть тот данмер, которого Райна успела пришить и упокоить на дне озера, уже может рассказать что-то лишь рыбам и мелкой гальке, потеря информатора - верный признак того, что тебя пытаются обвести вокруг пальца. Если его убьют, пока он пытается добыть информацию, Райна успеет восстановиться и завершит контракт. Если они оба будут светиться на улицах, два чужака, пусть и аккуратно выспрашивающих про вполне конкретных людей, убьют их обоих.

[indent] Одеяние Черной руки пришлось оставить еще там, в Форте Фаррагут, сменив на более удобные кожаные доспехи, совсем тонкие, но прекрасно зачарованные, но даже в них Люсьен не чувствовал себя хоть сколько-то комфортно. Постоянно ощущение слежки не покидало его ни на минуту, если только в давно опустевшем убежище Темного Братства становилось чуть легче дышать. Но и только. Проведя здесь всего несколько дней, им совсем скоро вновь придется сниматься с места и отправляться в путь.
В этом городке даже у стен есть глаза и уши. Лашанс ощущал на себе липкий взгляд, когда идет по улице, когда сидел в таверне, внимательно прислушиваясь к каждому тихому слову, брошенному в шум пьяного зала, чувствовал слежку, выходя за границы городка, чтобы просто осмотреть окрестности и вздохнуть хоть раз сыростью и зеленью, а не пылью.

[indent] - Больше, чем я ожидал, но меньше, чем хотелось бы, - Люсьен хмурится в неудовольствии, стягивая с себя верхнюю куртку, надоевшую за весь день, и вытягивает ноги, устроившись на стуле. - Говорят, недалеко отсюда поселилась какая-то ведьма. Немного колдует, к ней обращаются с разными недугами, которые не лечатся простыми зельямии. Их она тоже варит.

[indent] Рассказ хозяина таверны Люсьен слушал с чуть ироничной улыбкой до тех пор, пока тот не упомянул любовь к алхимии у этой ведьмы, кочующей по всей провинции и всегда селящейся в жутких и труднодоступных местах, приходящей в город только за снедью и склянками для зелий и эликсирами. Мало ли всяких сумасшедших, которые зарабатывают на жизнь лекарством, от которого порой становилось только хуже? Но, по словам все того же трактирщика, ведьма была чудная - никогда не покупала разделанное мясо, даже если оно было совсем свежее, только целых молодых барашков или коз, которых на веревочке уводила в свои топи.

[indent] Лашансу было почти жаль Аглаю. Столько лет питаться только кровью животных... Он никогда не был вампиром, не совсем в полной мере сочувствовал рассказам Винсента и почти не помнил, что говорил ему отец, но все равно понимал, что такая вынужденная диета - все равно что всю жизнь питаться растениями, и то без соли. Силу дают, конечно, но это все-таки то...  Хуже, наверное, только меню, состоящее из крыс и прочих низших животных, но по словам Винсента, нередко такие вампиры вообще теряли рассудок, превращаясь в животных, жадных до крови.

[indent] - Если это она, то толку от разговора с ней будет мало, - мужчина потянулся за большим кувшином травяного настоя, которым он почти насильно поил Райну, чтобы ту меньше мучили боли. - Она стала совсем отшельницей. Заглянем к ней на обратном пути, когда будем убираться из Морровинда.

[indent] Он благодарно принимает сверток с хлебом и куском сыра, на миг нахмурившись и крайне неодобрительно взглянув на девушку, которая опять выбиралась в город. Не сидится, значит. Даже жаль, что данмер решил ударить ее в спину, а не по ноге - так бы она действительно сидела бы на месте. С другой стороны, тогда бы пришлось ее носить на руках...

[indent] - Да, я тоже про это слышал. Так что либо мы говорили с одним и тем же человеком, либо Нереварин действительно где-то там. Это лучше, чем терять время здесь.

Кивнув Райне на стул, Лашанс, с не терпящим возражений видом, поднимается с шаткого стула и заходит девушке за спину, чтобы проверить рану. Из-за наличия яда она затягивалась гораздо медленее, чем хотелось бы, но сейчас были все надежды на то, что от нее останется лишь покрасневший шрам, и только. Все, чем Лашанс мог помочь душительнице, он сделал, а восстановление руки теперь было полностью на совести Райны, плюс пара эликсиров, которые ей не помешают.

[indent] - Пытались, - не стал скрывать мужчина, открывая собственную сумку и проверяя оставшиеся пузырьки с ядами и лекарствами. Достаточно, но если вдруг будет возможность заскочить в нормальную лавку с хорошим качеством товара - брезговать не стоит, раз уж ни времени, ни возможности варить самому у него нет. - Что? Совсем еще мальчишка. Он даже не знал, за кем следить.
Хотя хорошего в этом было мало. Нет, даже несколько дней на одном месте - непозволительная роскошь.

[indent] Лашанс оглядел глухой темный зал, в котором они покидали немногочисленные вещи и использовали как ночлег.
- Полагаю, часа на сборы нам хватит? Пора двигаться дальше.

[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

+1

14

[indent]Девушка негромко хмыкнула, опуская верх своего одеяния и демонстрируя Лашансу обнажённую спину. «Пытались» - это хуже, чем то, на что она рассчитывала, особенно в такой близости от Хла Оуд, ведь второй заткнувшийся рот сигнализировал о передвижении соперника не хуже, чем самое громкое донесение. Сколько у них было времени, прежде, чем агенты Мораг Тонг наводнят Балмору и найдут способ снести с петель Чёрную дверь? Из этого Убежища выход был только один - данмерка проверяла, - и отступать в случае схватки им с Люсьеном будет просто некуда.
[indent]Прикосновение холодных пальцев к не до конца затянувшемуся шраму отвлекает от мыслей, и Мальдас закусывает губу, обрывая сорвавшееся тихое шипение. Чем был покрыт тот клинок, она понятия не имела, но была бы очень рада узнать состав: одновременно позлить морровиндских убийц раскрытием их секретов, и получить новый козырь в рукаве. Помимо воли она повела плечом, избегая касания и на мгновение забывая о том, что сидеть неподвижно было в её лучших интересах. Инстинкт требовал избавиться от присутствия чужака за спиной и сокрыть свою уязвимость, абсолютно игнорируя голос разума, настойчиво напоминающий, что чужаком был Лашанс, который видел её, пожалуй, уже во всех состояниях. Ему ничего не стоило дать ей загнуться на болотах, а не, сцепив челюсти, мёртвым грузом тащить до ближайшей цивилизации и тратить на неё половину оставшихся запасов зелий, силы и время. Меньшее, что она могла сделать сейчас, было заткнуться и мысленно шикнуть на взбунтовавшееся подсознание.
[indent]Дождавшись, пока мужчина закончит с осмотром, Райна бросила короткий благодарный взгляд через плечо и потуже запахнула тунику. Меньше часа - должно хватить, особенно учитывая, что скука толкнула её на сборы ранее этим днём, когда из выбора было либо сложить их вещи, либо начать драить Убежище, не обращая внимания на ноющее после тренировки плечо.
- Если повезёт, доберёмся до Вивека к рассвету. - Задумчиво произнесла она, поднимаясь со своего места и направляясь к стойке с бронёй. Вряд ли, конечно, удастся натянуть что-то посущественней сковывающей и так сдержанные движения кожаной куртки, но оставлять беззащитным ещё и низ она отказывалась. Одно ведь дело - центр города, где важнее маскировка и умение выглядеть точно так же, как и все остальные зеваки, и другое - дикая местность.
[indent]Расчёт оказался верным: солнце едва успело коснуться горизонта, когда оба ассассина покинули Убежище. С некоторым сожалением Мальдас в последний раз обернулась на Чёрную дверь, шепчущую о пороге вечности и скрывающую за собой призрачных стражей - вновь единственных обитателей тех залов. Таким ли станет Чейдинхол и Брума спустя двести лет? Пустой оболочкой и призраками покинувших их жителей, где последним напоминанием о былом процветании станут следы огня и безумный смех шута, отражающиеся от стен?
Не думать об этом было проще. Забивать изводящее знание работой, алкоголем и сексом, заставляя себя жить здесь и сейчас. С трудом, но давать себе отчёт, что её жизнь Братству понадобится в будущем, и что она не станет толкать Цицерона ещё дальше в безумие своей внезапной пропажей - не после того, чем вертлявому имперцу пришлось пожертвовать.
[indent]И всё же, сложно было не чувствовать себя мошенницей, ступая по брущатой дороге Балморы и зная, что через десять лет город будет обращён в пыль извержением Красной горы, вместе с остальным Вварденфеллом. Не то, чтобы ей было настолько жаль все эти отошедшие в Пустоту - или куда там они предпочитали - жизни, но...
Райна едва заметно усмехнулась, глядя в спину идущему впереди Люсьену: она помнила, как впервые додумалась призвать дух убийцы из преподнесённого Астрид свитка, причём, кто бы мог подумать, в Маркарте. Тогда он что-то намекнул о том, что не прочь был бы поучаствовать в истреблении двемеров, вызывая у новоявленной Слышащей невольный удивлённый смешок.
Однако ни словом, ни делом он не показал, что сколько-либо знает её. Неужели Отец Ужаса лишил его этих воспоминаний - или, может, он сам посчитал их бесполезными?
[indent]Внезапное желание треснуть Уведомителя за то, что он ещё не сделал, пришлось в спешке давить.
Во-первых, если и было чем, то пришлось бы напрягать повреждённое плечо, что уже сказалось бы на силе удара.
Во-вторых... да не было никакого во-вторых. И нормального аргументирования своих порывов тоже. Но пометку на будущее с тем, чтобы пристать к спектральному ассассину, она сделала, и не дай Ситис он решит ей ответить своим обычным потусторонним нахальством.
[indent]- Думаешь, будет смысл вообще заявляться к ней? - Произносит она просто ради того, чтобы как-то прервать тишину, когда город оказывается позади, вечерние сумерки постепенно превращаются в ночной туман. Вопрос звучит ненавязчивым продолжением давнего разговора, который, казалось бы, был приостановлен минуту назад, а не добрый час - или того больше. - Насколько мы знаем, она может работать на Мораг Тонг. А если и нет, то ничто не помешает ей попытаться впиться нам в горло до того, как мы чертовски вежливо постучимся в её дверь.
Потому что приговор Черной Руки - это верная смерть, и Аглая прекрасно об этом знала, пусть и продолжала вертеть юбкой где-то среди своей пустоши. Правда, Райна не могла не задаться вопросом: раз уж её клеймили предательницей и пытались устранить ранее, то отчего не довели дело до конца? Всё же, как минимум на континентальной части Морровинда Братство было по-прежнему сильно, а найти вампиршу, как оказалось, особого труда не стоило.
И если о её приблизительном местоположении знал, как минимум, Винсент, то насколько о том же был осведомлён Анголим с подпевалами?..
[indent]Задать эти вопросы данмерка не успевает: до чуткого эльфийского слуха доносится тихое клокочущее сипение, прерываемое шелестом крыльев, и с губ срывается напряженное:
- Пригнись!
[indent]Руку, впрочем, всё равно прошибает вспышкой боли, когда Мальдас тянет Люсьена вбок, уводя его с траектории разъярённого скального наездника. Очередная причина, по которой она предпочитала Сиродил остальным провинциям, когда из всех невольных раздражителей серьёзной проблемой мог стать разве что тролль - но и тот был достаточно неповоротливым для того, чтобы по-быстрому сделать ноги.
В Скайриме доставляли неудобства воскресающие драконы, но с ними пытаться вступать в схватку хотя бы было отчасти солидно: если погибнешь, то хоть в пасти мощной тварины. А вот морровиндские создания продолжали доказывать, что проще было продемонстрировать им всем средний палец, повернуться, и с громким «нахуй это дерьмо, я сваливаю» умчаться куда-то в Хай-Рок. Но, опять же, Матушка не одобрит. А её неодобрение было последним, чего хотела Райна.
[indent]Кинжал Лашанса из тушки уже мёртвого наездника она вытаскивает с недовольным ворчанием, тут же возвращая оружие его владельцу. Не хватало им ещё тратить силы на местную фауну, вместо того, чтобы сохранять их для предстоящего серьёзного боя - который, если верить тому, что говорили о Нереварине, обещал быть насыщенным. Тем более, что самой Мальдас придётся наглотаться обезболивающего помощнее, из тех, которые потом дают отдачу в стократ сильнее реальных ощущений, и работать чисто на адреналине.
Сущие пустяки, ну.
- Он тебя не успел задеть? - Она оценивающим взглядом осмотрела мужчину, представляя, что было бы, заявись оба убийцы к своей цели помятыми и немного сбитыми с толку - репутация бы совсем к дремора улетела. Всколыхнувшееся внутри раздражение данмерка унять уже не может: - Вот блять почему каждое создание в этой дыре решительно настроено против нас?
[nick]Dovahkiin[/nick][status]when silence dies[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34Rb4.jpg[/icon][sign]

No emotion, that's what business is
https://funkyimg.com/i/34Qq5.gif

https://funkyimg.com/i/34QpU.gif
Lord have mercy on the witnesses

[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4130#p448414">РАЙНА МАЛЬДАС, 41</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS</fn>[/rus_n_fn][lz]Последняя Драконорождённая, обладательница титула «а чо сразу я?!» с 201 года 4Э, Слышащая своей Матери, внучка <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=977">безумного бога</a></b> и <b><a href="http://timetocross.rusff.ru/profile.php?id=998">его</a></b> лучший Душитель.[/lz]

Отредактировано Maeve Surana (18-05-2020 17:57:59)

0

15

[indent] Люсьен покидал убежище Темного Братства и город без сожалений. Глухие каменные стены не хранили в себе ничего, кроме сырости, пустоты и неприятного ощущения… тоски. Призраки братьев и сестер, с которыми он разобрался в первые же несколько часов, были абсолютно незнакомы  и сразу пытались напасть, и Люсьен все равно не мог отделаться от ощущения, что даже в убежище они чужие, не говоря уже о Балморе и Морровинде в целом.
Семья заканчивается там, где начинается другое убежище.

[indent] Дорога была пыльной и пустынной, время от времени петляя в тумане, но было тихо. Люсьен шагал впереди, чуть кутаясь в короткий плащ, но готовый в любой момент выхватить кинжал или короткий клинок, которым никогда не брезговал, несмотря на явные способности и расположенность именно к магии.

[indent] Послевкусие покинутого убежища остается вместе с городом за их спинами, и мужчина рад, что Райне приспичило поболтать - дорога будет долгой, и время от времени придется мучить друг друга разговорами, чтобы не поддаться соблазну и не уснуть на ближайшем валуне.

[indent] - Она - разменная монета, Райна, - скучающим тоном выдает Люсьен, привычно всматриваясь полутьму, стараясь не налететь сапогом на выступ или корягу. Немного помолчал, но затем все же продолжил, но чуть тише, и в тоне его больше не было никакой уверенности. - Я не знаю, что произошло тогда. Будь она действительно предателем, то Эстер бы убила ее сама, а не дала бы сбежать.

[indent] Радушия и любви к своим братьям и сестрам в Эстер было ровно столько, сколько и пугающего хладнокровия. Она ничуть переживала, перерезая горло норду от уха до уха, когда узнала, что тот пытался убить М'Раджа. И не дрожала рука, когда она лично  запирала дверь комнаты, где альтмерке, имя которой Люсьен уже не и помнил, в отличие от ее леденящего душу визга, предстояло встретиться с ужасом Ситиса.
Это хладнокровие Лашанс перенял у нее. И судьба Аглаи его не беспокоила от слова совсем. Она - способ достижения цели и возможность к торговле и переговорам, но уже не сестра.

[indent] - Впрочем, если она действительно работает на Мораг Тонг, мы можем выменять ее жизнь на то, чтобы нам дали уйти. Не гарантия, но лучше, чем ничего. Либо убьем сами, кинув голову отрезанную голову Анголиму в рож… в лицо. В качестве сувенира, или как смягчающее обстоятельство, если у нас ничего не выйдет.

Договорить он не успевает, чуть не рявкнув на душительницу, которой пришло в голову начать драться прямо на дороге, но в короткое мгновение понимая, что на них напали, но все происходит слишком быстро. Он с силой вонзает клинок в мягкое горло наездника, чувствуя, как теплая, липкая кровь заливает рукав, который определенно необходимо будет застирать в ближайшем водоеме.

[indent] - Порядок, - он просто здорово приложился затылком, но все равно кивнул в благодарность Райне, принимая свой кинжал и подходя ближе к теперь уже тушке убитого наездника, с интересом его рассматривая.
Не будь у них дела, и не торопись они так в Вивек, он бы непременно разделал бы животное хоть кинжалом, но оставалось лишь надеяться, что на обратном пути ему улыбнется удача и он сможет притащить это чудовище в Фаррагут. Слухи о том, что Люсьена интересуют на своих столах лишь человеческие тела - полная чушь.

[indent] - Потому что мы с тобой неудачники, Райна, - Люсьен оборачивается, открыто улыбаясь. - Пойдем дальше.

[indent] Вивека они действительно настигают с рассветом, казавшимся особенно ярким из-за отражения в воде. Здесь стойко пахло чуть соленой водой и, пожалуй, было действительно красиво, почти умиротворяюще, если не думать, зачем они сюда пришли, и что даже сейчас за ними могут пристально наблюдать. И где-то здесь концы, ведущие к Нереварину, уходили в воду.
- Неплохо. Но даже этот город не стоит того, чтобы побывать в Морровинде, - тихо отзывается мужчина. - Четыре часа на отдыха - и за работу?

[nick]Lucien Lachance[/nick][icon]https://i.imgur.com/XreIRA0.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/a9aMm29.jpghttps://i.imgur.com/DHTdwx8.jpg[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Люсьен Лашанс, 41</a><br><fn>TES: OBLIVION</fn>[/rus_n_fn][lz]Уведомитель Темного Братства, ритуалист и некромант[/lz]

+1

16

Тель Фир завораживал. Корни оплетали камни, пробиваясь сквозь землю, как будто всегда там были. Ида закрывает глаза, сидя у подножия огромного гриба - когда твоему учителю более четырех тысяч лет, то иногда его стоит оставить одного. Когда у вас в подвале живет единственный живой двемер... Это отдает отголосками, где то внутри. Возмущение, любопытство, все что присуще было бы любому человеку, который столкнулся бы с подобным. Обычному человеку. Она морщится, оглядывая водную гладь, что сереет вокруг. Забавно, в Морровинде даже вода не синяя, а серая. Пепел везде, даже там где его и быть то не должно.
Странное ощущение, что вас будто бы двое в одном теле. Путник, который сразил древнее зло. О подобном бывшая воровка только в книжках читала, не более того. Оказаться главным героем легенды - о, она бы точно не решилась подобное повторить. Знала бы что ждет, выпрыгнула бы с корабля еще в порту Имперского города. В голове навязчивый шепот. Ворин уже давно мертв. Три месяца как. Но его голос все еще сплетается в загадочные послания. Все еще зовет туда - в недра Красной горы. Она сжимает кулак, приходя в себя. Данмерские легенды ей совершенно не интересны, никогда не были интересны. Ей платили за выполнение работы - она ее делала, и совершенно точно не ожидала такого исхода.
Помнит, как похолодело все внутри после того как осталась наедине с Вивеком. Какая то застарелая, будто бы взращиваемая сотнями лет, злость поднималась по всему телу, хотя бога-поэта она видела в первый раз. Он был вежлив, обходителен и, пожалуй, осторожен. Увидел что-то в ее душе? Или кого-то? Она скребет ногтями по земле, будто задыхаясь тяжко дышит. Когда в тебя кто-то пускает корни так глубоко то это пугает. Пусть даже ты и прекрасно понимаешь что этот кто-то крайне дружественен. Да и привыкла она к Неревару. К тихому шепоту в голове, который иногда подсказывает. И она уверена, что Фир взялся ее учить, потому что прекрасно понимает происходящее. Он был знаком с ним - и теперь пытается дотянуться до великого героя? Или просто, по своему обыкновению, ставит опыты?
Усмехнувшись она поднимается на ноги, оглядываясь вокруг и разминая шею. Будь ты хоть трижды воплощением древнего героя, но практики никто не отменял. И получить по шапке от учителя можно в общем порядке, когда он поймет что ничегошеньки ты за сегодня не усвоила. Разминая пальцы Аттелиан оглядывает вокруг - вообще день обещал быть неплохим, учитывая что последние пару дней ей даже получалось выспаться, а не отбиваться от странных людей, которые пытались прикончить ее с настойчивостью моровых крыс.
Идея запереться в Красной горе в какой то момент даже не казалась ей такой уж глупой, там то уж точно ничто не помешает выспаться. Правда слишком жарко, но ведь все можно пережить? Особенно когда в альтернативе только странные личности, которые играют роль будильника в пять утра, когда особенно сильно хочется поспать. Ида выдыхает - злость придает сил, позволяя острову буквально стать живым, ведь сколько корпрусных бедняг здесь зарыто и просто выброшено в воду - не все эксперименты мастера заканчиваются удачно.
А вот и один из ее визитеров - Ида касается пальцами рваной кожи на щеке убийцы, который уже ничего и никому не скажет, просто слегка мычит, показывая только своим доспехом, что при жизни принадлежал к секте Отца Ужаса. У нее даже была идея связаться с Мораг Тонг, помниться одна из ее знакомых в Вивеке принадлежала к последователям Мефалы, но потом забылось. Более важные дела перекрывают все...
Неревар шепчет, правда его голос сплетается с голосом Ворина, который все еще зовет разделить мощь Сердца. Наивная, она думала что все это закончится после победы. Глядя на зомби она усмехается, может и стоит заняться тем кто нанял этих ассасинов, но точно не сегодня. [nick] Nerevarine[/nick][icon]https://i.imgur.com/ggv7k2w.gif[/icon][sign]av by ФРАКИР[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">ИДА АТТЕЛИАН
</a><br><fn>THE ELDER SCROLLS, </fn>[/rus_n_fn][lz]Когда земля разделена, и небеса падут во тьму, и спящие узнают семь проклятий, появится в то время странник,прошедший далеко за звёзды и луну.[/lz]

+1

17

[indent]Политика «хочешь спрятать что-то - оставь это на виду» Райне не нравилась. Совсем. Как и стоять у храма Вивека, бездумно рассматривая место предполагаемого тайника, где местная ячейка Братства обещалась доставить полезные сведения о Нереварине.
[indent]Тайник, разумеется, пустовал, потому что настолько просто боги жизнь им с Лашансом облегчить не могли, а Азура и подавно могла обидеться, что они-де собираются её протеже сложить в могилу неаккуратной кучей того, что останется от тела.
[indent]Ничего личного же. Работа такая. А то, что никогда не бывает лишним подмешать к ней удовольствия, можно не упоминать; тем более, что прямо сейчас в этом всём было куда больше старого доброго мазохизма.
[indent]Что-то случилось с их контактом? Тот первый и единственный раз, когда удалось связаться с Дандрасом - ещё до переправы на Ввандерфелл, - им пообещали полное содействие и хорошего агента, который знает толк в разведке. Не обманываясь, что готовность работать была продиктована исключительно желанием продемонстрировать Черной руке эффективность морровиндской ячейки, но не видя смысла в пропесочивании братьев, помощь они с Люсьеном приняли. В конце концов, с той полнейшей задницей, которая ожидала их в будущем, глупо было бы держаться особняком.
[indent]По крайней мере, таков был план. В итоге всё равно нужного свитка на месте не было, и что-то подсказывало Райне, что и не будет; стремление выделиться перед начальством она понимала, как и прекрасно знала о нелюбви своего народа ко вторжению извне. Данмер будет работать один, на чистом упрямстве и гордости, даже если уже находится одной ногой в Пустоте. Не было повода считать, что и их информатор не решил разобраться с Нереварином лично, как только увидел возможность.
Что тоже было до невозможного тупо, потому что женщина - слава Ситису, они хотя бы узнали её пол, - уложившая на лопатки легендарную сволочь с претензией на божественность вряд ли поддалась напору стали под рёбра.
[indent]Оставалось по прежнему целиком и полностью полагаться на себя, что само по себе обещало крайне занятное времяпровождение, не отпускавшее с самого момента прибытия в Морровинд. Возможно, раньше, когда Аркуэн разве что не отпевание собралась им устроить, с бренди и похотливыми аргонианскими девами.
Вот уж точно - хоронили Фаррагут, порвали два баяна.
[indent]Храм Трибунала оказывается практически таким же, какой довелось посещать в Балморе, разницы только - куда просторнее внутри, и служителей куда больше. Не подпрыгнуть из-за возникшего за спиной ординатора получилось только благодаря убийственной выдержке и опыту.
Потому что отдаваться троим как-то не хотелось. Особенно - богам. Что совсем не мешало ей завернуть в Храм, по сложившейся традиции выспрашивать и подслушивать о воплощении Индорила всё, что можно.
Нет ведь места лучше, чтобы поговорить о религии, чем её средоточие, верно?
[indent]Нужный алтарь находится быстро; преклонять колени и почтительно склонять голову кажется почти привычным, а смиренное выражение лица вполне можно принять за уважение к АльмСиВи и Святому Неревару. Райна прикрывает глаза, прекрасно зная, что за ней наблюдают: пусть данмеров здесь привечали легко, точно так же служители знали, когда появлялся кто-то новый.
Ей кажется, что воспользоваться этим - не грех и, отсчитывая про себя минуты, она дожидается, пока сверлящий ей взглядом затылок жрец наконец не приблизится.
[indent]- Храм приветствует тех, кто готов открыть своё сердце троим, - его данмерис звучит ровно, с той самой толикой тепла, которую ожидают от служителей. Самой же душительнице слышать язык своего народа странно: да, граф Чейдинхолла с семьёй были тёмными эльфами, а жить в городе и не попадать в замок время от времени не получалось - к тому же, юный Фарвил был душкой, удивительно покладистым, когда речь заходила о небольших услугах, - но говорить свободно ей не удавалось давно. С того времени, которое ещё не настало, и беженцы не наводнили Виндхельм после взрыва Красной горы.
Всё, что связывало её с Морровиндом, она потеряла вместе с именем, данным при рождении; знание языка разве что требовали от неё наставники Талмора - никогда не знаешь, какую роль доведётся играть со следующим заданием. И плевать, что большую часть времени провела в Валенвуде, которому до родины данмеров - как до Чернотопья раком.
[indent]- И новые лица видеть всегда приятно, - не ошиблась хотя бы в этом. Но и отступать от наспех собранного плана не хотелось, а импровизация всегда спасала в худшие из ситуаций.
[indent]- Мой муж покинул дом несколько лун назад, - хрипло начинает Мальдас, печально глядя куда-то в пространство перед собой и стараясь добавить голосу более присущий провинции акцент. Допустим, материковый. Потому что она определённо из Блэклайта. - Говорил, что хочет лично убедиться в возвращении Неревара... и сам так и не вернулся, - эльфийка перевела на жреца взгляд, от которого веяло отчаянием, призывая поверить в историю безутешной возможной вдовы. - Я молилась богам о его сохранности, но больше не смогла оставаться позади. Прошу, если... Если боги послушают Вас, или если Вы сможете меня направить по следам Нереварина, я... - судорожный вдох, -- ...пожалуйста.
[indent]На лице жреца мелькает отголосок сочувствия - и жалости; он опускается рядом с Райной, накрывая её руку своей. Радоваться заранее она себе запрещает: родная чепуха, конечно, не раз и не два помогала узнавать полезные вещи, но и умела приводить к совершенно противоположным результатам.
Прямо сейчас просто хотелось услышать то, что ей нужно было, и возвращаться к условному месту встречи с Люсьеном. Она так много просила, что ли?
[indent]- В Вивеке знают Нереварина, - наконец произнёс данмер, взглядом указывая на святилище. - И знают о том, на что она способна. Если твой муж смог её найти, и боги направили его по безопасным путям... То ты скорее всего найдешь его в Тель-Фире.
[indent]На мгновение девушка забыла о своём представлении одного актёра, удивлённо моргая. И это... всё? Так просто? Никаких «я тебе расскажу всё, если ты мне лично принесёшь Сердце Лорхана», или что-то в этом роде? Конечно, дарёному жрецу в зубы не смотрят, но после того, что на их с Лашансом долю выпало в Морровинде, внезапный успех кажется слишком невероятным, чтобы быть правдой.
[indent]Из Храма она выходит ещё час спустя, едва ли не выбегая вприпрыжку: не от большой радости, исключительно от желания сбежать от настойчивого данмера, решившего, что её беспокойной душе определённо нужен десяток-другой молитв. Сама виновата, конечно. Но сдерживать челюсть от зевка, а руки - от попыток крепко потрогать жреца за шею, получалось не без труда.
[indent]Дорогу до таверны на окраине города она находит, убедившись, что среди случайных прохожих нет тех, кто смотрит в спину слишком заинтересованными взглядами. Перебрасывается с хозяином парой ничего не значащих фраз и поднимается в снятую ранее комнату, закрывая за собой дверь.
[indent]- Тель-Фир, - победно выдыхает она, удобно растягиваясь на кровати и косясь на Люсьена краем глаза. - Но ничего в тайнике. А у тебя что нового?

Отредактировано Dovahkiin (10-10-2020 13:47:26)

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Tears for Fears [tes]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно