TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Алтарь [Marvel/Asgard]


Алтарь [Marvel/Asgard]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

АЛТАРЬ
Светя другим, сгораю сам
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i6.imageban.ru/out/2020/04/21/50937bcfbb7f23d4cd1d54a8b2c35641.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Thor, Jane Foster

Нью-Йорк, весна 2015

АННОТАЦИЯ

Когда берёшь у жизни взаймы, рано или поздно наступает время платить по счетам. Можно бесконечно бросать вызов судьбе, веря в то, что любовь выше законов мироздания. Но что делать, если на кону будущее целого мира, которое требует принести в жертву то, что так дорого?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Jane Foster (21-04-2020 15:02:12)

+2

2

[indent] Как не желал бы Тор отпустить события, позволив им течь мимо тот небольшой срок времени, что отпущен был Джейн мирозданием, в этом он был бессилен. Норны не шлют пустых видений, их смысл всегда предостеречь, подготовить к неминуемому будущему, и коли так сложилось, что именно сейчас да в этот миг решил некто поиграться с Камнями Бесконечности, всем мирам угрожая, то будь он проклят. Но всех проклятий не хватит, чтобы после пусть ситуацию на самотек, позволив ей катиться к свершению. Многим годов был Громовержец пожертвовать ради своей любви, но обречь сотни и тысячи на беду, зная, что мог спасти, был не в силах, не простил бы ни себе, ни Джейн. Когда гложет совесть шакалом голодным, на всех вина ложится, и на тех, кто не сделал, и на тех, ради кого выбрали этот путь.
[indent] Получив благословение от Всеотца, он направил стопы свои, вызвав Биврёст, к тому месту, где часто пропадала и сама женщина, подчиняясь зову работы своей и своего огня. Яркой радугой по небу расчертил облака мост, опуская принца посреди небольшой улочки Мидгарда, от которой недалече было и пешком пройтись, царственные одеяния на джинсы да футболку с кроссовками сменив, чтобы не привлекать излишнего внимания. Находились после подвигов его в мире этом такие одержимые существа, коих фанатами здесь называли, что готовы были по пятам ходить. Однажды угодив в такую ловушку по незнанию, лишь спустя несколько часов отвязаться смог Громовержец от ошалевшей с неясной ему радости толпы молодых девчушек. Облепили, как пичужки кусок хлеба, не разгонишь, чтоб и без грубости. Осознавая своё могущество, Тор снисходительно относился к этим хрупким в большинстве то своем созданиям, голосу не повышал и силой не грозил.
[indent] Прогулки по Мидгарду милы ему обычно были, но в этот раз тяжесть на душе все удовольствие искажала. Женщины уж таковы, что как о долге да ответственности своей не пой, все равно ж найдут повод губы надуть недовольно, чувства их им обиду пишут на то, что оставляет в одиночестве ради чужих нужд возлюбленный. Даже Фригга и та ведь в конце отстояла право свое, как молвят, убедила Всеотца, что лучше в мире да в доме при семье, чем в вражде и боевых походах. Однако ж, не отменить и то, что добрых три тысячи лет перед тем  иначе он относился к долгу своему и поныне, не отнять, готов был могучей рукой за копье царственное взяться, доспехи приняв на плечи. Таков долг Асгарда, такова его решенная участь.
[indent] Подойдя к зданию, ас не нарушил покоя его дверей, отыскав поодаль лавочку и присев на нее в ожидании томительном.  Тяжело повесив светловолосую голову, перебирал собственные пальцы, в пол глядя меж широко расставленных колен. Не только в том, как воспримет эту весть Джейн, было дело. Осознавал первенец Одина все, что могло последовать и свершиться. Хоть Асгард не отступает и сыны его с ним, но велика мощь Камней, кто бы не покушался завладеть ими, свою силу должен был под то просчитать, и, коли так, то враг силен. Стало быть, легко случиться может ныне так, что последний сей поход станет для Одинсона.

Отредактировано Thor (23-04-2020 14:51:17)

+2

3

Быть девушкой героя. С тех пор, как Мстители заявили о себе, эта фантазия прочно поселилась в головах дам всех возрастов. Действительно, что может быть лучше - рядом с тобой самая настоящая знаменитость, которая, ко всему прочему, снискала благодарность человечества, то и дело спасая мир от неминуемой гибели. Когда враг повержен, тебе, его единственной, только и остаётся, что встречать храбреца, греясь в лучах его великолепия.
Так, верно, считало большинство воздыхательниц. Что до Джейн, то она никогда не думала об этом, находя подобные развлечения глупыми и унизительными. Даже во времена, когда её сверстницы были увлечены планированием свадьбы с блондинчиком из Backstreet Boys, зануда Фостер думала о том, как выгоднее презентовать себя при поступлении в Калвер.
Когда в её жизни появился Тор, времени думать уже не было.
Джейн быстро привыкла к постоянному ожиданию. Когда, после двух лет разлуки, им все же удалось поговорить и расставить точки над и, девушка с уважением отнеслась к его идеалам и стремлениям. Самоотверженное спасение жизней, определённо, делало мужчину счастливым, и, если что-то столь прочно вплелось в его душу, как наука - в её собственную, учёная не смела требовать от него отринуть себя. Конечно, все это не могло избавить Джейн от волнения, но его девушка старалась держать при себе, насколько представлялось возможным. С чем ей в действительности приходилось мириться, так это с полчищами раздражающих фанаток, то поющих дифирамбы их паре, то создающих группы ненависти, где каждая считает, что такой мужчина, как Тор, достоин лучшего, где лучшим была она сама. Впрочем, худшее, что могла принести популярность Громовержца, это гневные сообщения в твиттере, но Джейн была слишком занята, чтобы уделять им чрезмерное внимание.
Быть девушкой героя. У них было не так много времени вместе, и все же, Фостер удалось уяснить главное. Каким бы сильным, смелым, неудержимым и удивительным он ни был, она должна быть готова уберечь и спасти его.
В Нью-Йорке во всю цвела весна, но Джейн едва ли могла заметить это, потому как проводила долгие дни, а то и ночи, в лаборатории, расположившейся в бывшем промышленном здании на отшибе. Пусть это было менее удобно, чем разворачивать свои исследования на базе университета, но, что важнее, более безопасно, если что-то пойдёт не так, когда дело дойдёт до испытаний.
Всё держалось в строжайшем секрете, учёная не доверяла до конца ни коллегам ни электронным носителям, предвидя последствия попадания её трудов в руки особо заинтересованных людей вроде Щ.И.Та или вооружённых сил США. И всё же, жажда открытий и вера в идеалы ослепляли девушку перед угрозой разрушения.
Фостер распустила сотрудников раньше обычного, и, попрощавшись с охранником, вышла из здания. Солнце ещё не село, но по правде говоря, учёная в последний раз была дома прошлым утром, чувствуя себя сносно только благодаря трехчасовому сну и литрам кофе. Однако, стоило ей увидеть до боли знакомый силуэт, как усталость сменилась приливом сил, а внутри всё сжалось от трепета и волнения. Сколько они не виделись? Кажется, около двух месяцев, и Джейн едва удалось остановить себя, чтобы не перейти на бег, успевая, между делом, оценить в зеркальном отражении двери, что в бежевом джемпере и брюках цвета корицы выглядит достаточно привлекательно для долгожданной встречи.
- Вы ждёте кого-то? - она подобралась почти бесшумно, вкрадчиво начиная разговор. - Тор... - губы девушки растянулись в сияющей улыбке, но, стоило асгардцу поднять взгляд, Фостер нахмурилась, замечая ссадины на его лице, потому как имела представление о силе, необходимой, чтобы их нанести. - Всё хорошо? - спросила она инстинктивно, притягивая мужчину к себе и утыкаясь носом в его волосы, что пахли озоном и чем-то ещё, что учёная не могла уловить.
- Я безумно соскучилась, - быть выше него, пусть так и не намного, ощущалось непривычно, и, воспользовавшись этим, Джейн поцеловала возлюбленного в макушку. - Устроим выходной завтра? Только ты и я. И никакой работы...

+3

4

[indent] Издревле известна мудрость, что истинный камень преткновения на пути любого воина – женщина, способная придать сил и осветить путь во мраке надеждой, но так же умеющая и опутать ноги цепями, затрудняя шаг, лишая опоры.  Каким великим был его отец многие и многие годы назад, когда был молод и свободен от пут любви! Слава его гремела по всем Девяти мирам и разлеталась журавлиным кличем по иным мирам и государствам, но разве стал он менее известен и уважаем, когда, ради мира во имя любви своей к их матушке, оставил жизнь завоевателя во славу созидания и правления не полными страха, но лишь благоговения народами? Фригга была его воздухом, его облаками в жаркий полдень закрывающими от жестоких лучей и его же рассветным лучиком, теплым и ласковым, прогоняющим ночную темень.  С ней Один был не только счастлив, но и устойчив в любом начинании, и это всегда восхищало Тора, когда он думал о семье.  Когда же Фригг не стало, темнота начала сгущаться над золотым дворцом.
[indent] Джейн, его Джейн была очень красива, принц искренне восхищался её ладной тоненькой фигуркой, нежными чертами лица и бездонными, как  сама Вселенная, темными глаза, в которых не было при том пустоты, но был разум, какой встретишь в редкой женщине! Она была такой же стойкой, как его матушка, эта маленькая смертная женщина, но, стыдно ли сказать, Тор никогда не думал о её сроке жизни, полюбив всем сердцем, и принимая, как равную себе, что, может, было ошибкой, но никак не удавалось ему постоянно хранить в своей голове напоминание, как быстро летит время для неё  с их по-мидгардски коротким отрезком на существование.  Оттого-то ему не думалось и о том, насколько для возлюбленной накладно ждать его подолгу. Вестимо, любой женщине отсутствие своего мужчины неприятно, будь она ванесса, асинья, альва или смертная, это-то он понимал, но, ведомый долгом и своими обязательствами, не мог легко уразуметь, что, когда тем-то ожидание неприятно, но время милостиво, для неё оно еще и фатально. Не напоминал себе, что однажды, вернувшись, может просто не застать её в живых, ибо недолог путь смертных против богов, но кто бы в силах повернуть реки жизни вспять, обманув время? Не было таковых, вот и Тор сердце свое не мучил скорбными мыслями, предпочитая встречи с Джейн наполнять иными, куда как приятнее, чувствами.
[indent] Он ласково взглянул на подошедшую женщину, опутав её талию свое рукой и потянув на себя так, чтобы, по привычке асгардцев, усадить на свое колено. Как перышко была она, совсем пушинка, и  вид, усталый и утомленный, ему не пришелся по душе. Соломенные брови едва приметно сдвинулись к переносице.
- А и жду, сударыня, жду, - подыгрывая ей, басовито откликнулся Громовержец, второй рукой уже перебирая пряди у лица, чем беззастенчиво прикрывал ласку пальцами самого личика женщины.  – Красавица, говорят, здесь одна трудится, да умница, дай, думаю, уподоблюсь мифам сказочным да украду такую драгоценность себе, - придерживая пальцем точеный подбородок да остальными этой руки хрупкую шею с тылу, крепко поцеловал влекущие девичьи губы долгим поцелуем.  Следовало бы прежде ответить на её полный надежды вопрос, может ли он с ней провести еще день, позабыв про все долги, но ас уклонился сознательно.  Он не был глупцом, способен был предсказать, что подруга вряд ли окажется обрадована тем, как недолго возобладает своей властью над прочими хлопотами, а ему не хотелось начинать встречу с объяснений, отчего так, все же долгой была разлука, и тем яснее ощущалось прошедшее время во вкусе её мягких губ, которые так невыносимо давно не целовал.  Потому-то и лукавил, оттягивал неизбежное действием, крепче к себе прижимая возлюбленную, жарче целуя, с той тоской, которая не доминирует, но все равно неосознанно ощущается, как знак неизбежности разлуки, вновь и снова. И хоть велик соблазн отбросить все, молвить, что сами о себе миры позаботятся, пусть хоть в бездну катятся, но нельзя, неприемлемо сие для будущего Царя. Есть долг, который возложен на него с рожденья, как когда-то на отца, и изменить это ради самой сладкой ласки – предательство  и трусость.
- Как рад бы я с тобой завтра день провести, - со вздохом, не сразу, как окончен поцелуй, начинает ответ принц, - да нет такой возможности, любовь моя ясная. Ненадолго я, дела еще не кончены....

+3

5

Только раз, и то если очень повезет, ты встречаешь того, кто разделяет твою жизнь на две части, до встречи с ним и после.
Джейн переполняли чувства, которые человеческая речь бессильна была выразить. Душа наполнялась благоговением, а сердце то трепетно замирало, то билось так сильно, точно готово было выпрыгнуть из груди. Он целовал её, жадно, долго, так, что девушке казалось - она вот-вот лишится воздуха, и всё же, ей хотелось, чтобы Тор делал это бесконечно, точно поцелуй мог оказаться последним в их жизни. Вплетаясь пальцами в волнистые, цвета пшеницы, волосы, закрывая глаза, Фостер прижималась к мужчине всем телом, отчаянно желая большего, того, чему не дано было случиться – стать ещё ближе, а затем раствориться в нём без остатка.
Возможно ли представить, рассчитать, с точностью прагматичного математика, как мала была вероятность их встречи? Наследный принц высокоразвитой древней цивилизации, послужившей основой для скандинавских мифов, и скромная мидгардская ученая, чьи методы тогда ещё вызывали сомнения даже у её собственного наставника. Они были полными противоположностями друг друга, но, что ни говори, наблюдая за тем, как органично они ладят, впору было поверить в судьбу.
В отличии от Тора, Джейн много думала о том, что ждёт их впереди, порой даже слишком много. Страх преследовал её повсюду, уступая короткие минуты забвения, чтобы затем наброситься с новой силой. Девушка никогда не считала себя красоткой, скорее серой мышкой, ничем не отличающейся от миллионов других. Она определенно была умна, и этого ученой было достаточно, чтобы чувствовать себя комфортно. Раньше.
Тор был совершенен. Божество во плоти: светлые волосы, небесно-голубые глаза, царственная стать. В его теле не существовало мышц, что не были бы безукоризненно очерчены. Однако, при всём внешнем великолепии, он обладал также умом, благородством, чувством юмора, терпимостью и невероятно добрым сердцем. Громовержцу под силу было завоевать любую, а он выбрал её, но, как бы ни силилась, Фостер не могла избавиться от навязчивой мысли о том, что недостойна. Ведь можно сколько угодно пытаться прыгнуть выше головы, стараться достичь того, что многим сложно даже вообразить, это нисколько не приблизит  её к тому, чтобы стать равной ему.  Даже не потому, что Джейн была недостаточно красива или умна, а потому, что время шло для них по-разному. Пока это не бросалось в глаза. Из-за хрупкого телосложения и миловидного личика ученая выглядела моложе своего возраста, но пройдёт несколько лет, и её кожа покроется морщинами, а волос коснётся седина. Будет ли он любить её? Будет ли смотреть так, как смотрит сейчас? Надо отдать Тору должное, он ни разу не позволил ей усомниться в глубине его чувств, но гнетущие мысли возвращались снова и снова, напоминая, что в мире нет ничего вечного.
Девушка судорожно вздохнула, лишь сейчас открывая глаза, болезненно ощущая, как рушится сладкая нега, ещё мгновение назад обволакивающая её. Всё тело Джейн напряглось в нерешительности не то инстинктивно прижаться ближе к возлюбленному, не то, протестуя, подняться с его колен.
- Дела... - обреченно протянула Фостер, поджимая губы и отводя взгляд, чтобы перевести дух. Усталость с новой силой навалилась на её хрупкие плечи, и если бы ученая не успела совладать с собой, то расплакалась бы от досады. – Ладно, -Джейн тепло улыбнулась, заглядывая в глаза мужчины, и мягко погладила  его по щеке, стараясь вернусь себе энтузиазм. – Сделаем это, когда ты вернёшься. Сколько у нас времени? Так или иначе, не хочу тратить его на электричку. Перенесёшь нас домой? Мне не терпится забраться в душ, а потом… - девушка игриво хмыкнула, накрывая его губы в сладком коротком поцелуе.
В её голове не возникало опасений, что дела, о которых говорил Громовержец, могли оказаться чем-то серьёзным. В конце концов, он вернулся, а это значило, что с долгосрочной кампанией, связанной с нашествием роботов по всему миру, покончено. Наверняка речь шла о каком-то небольшом задании от Фьюри. Захватить вражескую базу с важными данными или замести следы. Ведь он не покинет её вновь надолго? Такое просто невозможно.

+2

6

[indent] Печаль девичья бьёт даже по самому стойкому сердцу самого отважного мужа, коль любы ему эти очи и уста, и душа нежная безразличной не является, и потому ас, подмечая мгновенно самые крошечные изменения в лице его красавицы-возлюбленной, тоже погружался в грусть. Мужчина натурой своей деятелен, так воспитывают их, и так воспитывали мидгардцев по подобию культуры богов встарь (сейчас Тор уже не был уверен, что традиция эта сохранилась, слишком много женоподобных мужей ему тут попадалось, слабых и капризных), в его долге защищать свою семью, Родину и любимую от любых невзгод и напастий, но он ощущает себя бессильным перед этой тенью, набегающей на её ясные глаза. Могучий Тор может ударом кулака в лоб повернуть хоть тура, хоть тролля, а разогнать грусть с девичьего лица не в силах, и оттого теряется он, ощущая себя бесполезным в минуту эту.
[indent] Джейн вправе сердиться, если подумать, но разница их культур на каждого накладывает настоящие цепи из гномьего железа. Был за асом грех, в былое время он завидовал своему брату, у которого была дева, всем качествам лучшей из жен из старых легенд соответствующая, уж и терпела она нрав его злокозненный, и ждала терпеливо, и все то прощала ему, не отводя руки утешающей в час смутный от неспокойного чела. Если бы Тор помышлял в ту пору жениться, а брата б люто не терпел до готовности в лицо тому оскорбление бросить, то имел все шансы, в угоду думам своим, у Локи девицу отбить, не ухаживаниями, так царским сватовством, кто ж просьбе Одина откажет. Но Тор не имел такой цели и просто подмечал с беззлобной завистью, что брат будет сущий дурак, если деву такую из под носа упустит, а, когда сие произошло, как сейчас помнил, совсем не пришло к нему радости, он искренне был огорчен, что так повернули норны волокно, что пряли. Локи, само собой, делал вид, что его это нисколько не задело, но Тор, давно его знавший, подметил, насколько зловреднее вел себя брат с того дня, пока не погиб.
[indent] С момента же встречи с девой мидгардской Тор уверовал, что отыскал и себе ту великую женщину, что каждому норнами обещана, да не каждым найдена, а вот он нашел, хоть среди чужого мира. Разве не была его Джейн умна, хороша собой и так же терпелива, как Фригг или Сигюн? Он не сомневался ни в единой мысли, что она была не достойна его, но мало понимал в том, как мыслят мидгардцы, и потому подумать не мог, что за беды терзают её голову.
- А как же не перенесть, перенесу, - утвердительно кивнул Громовержец, радостно принимая поцелуй и глупо ухмыляясь, как любой мужчина, которому пообещали нечто приятное интимного свойства. Крепче обняв возлюбленную за талию и прижав к себе, чтобы не выскользнула из рук его ненароком, он мгновенно вернул зонтику, что тащил с собой (без видимой нужды, туч еще пять минут назад на небе не было), первозданный вид. Короткий миг, и сила Мьельнира, что держал Тор в руке, рывком преодолела силу тяготения планеты и понесла двоих к месту, что асу хорошо было известно. К счастью, после нападения читуари мидгардцы попривыкли к странным ребятам, способным летать или еще там чего, и не впадали в панику, а потому ни у кого истерики не случилось, когда произошло приземление. Опустив Джейн на землю ногами, расправив могучие плечи, мужчина последовал за ней, почетно предоставив деве своей возможность его вести, но взгляд, скользя по её фигуре, не мог не порождать в сознании приятственные фантазии, ибо разум не забывал больше тот многозначительный намек. Хотя времени у аса было мало, и каждая секунда промедления могла стоить приближения Рагнарека, удержаться было слишком уж трудно, в конце концов, давно им не удавалось даже просто обществом друг друга сполна насладиться, о большем уж не говоря даже.

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Алтарь [Marvel/Asgard]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC