TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » A Life in the Day [THE MAGICIANS]


A Life in the Day [THE MAGICIANS]

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

A LIFE IN THE DAY
- С годовщиной, Кью. За наш первый и последний год здесь.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/2fY6wIy.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Quentin ColdwaterEliot Waugh

Филлори. За десятилетие до прибытия Чатвинов.

АННОТАЦИЯ

Семьсот восемьдесят четыре плитки пятнадцати цветов.
Попытка вычислить все великолепие жизни.
Математически.
Совокупности вероятных решений хватит на всю жизнь.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Eliot Waugh (14-07-2020 17:13:40)

+4

2

Семьсот восемьдесят два, семьсот восемьдесят три...
С последней, семьсот восемьдесят четвёртой плиткой, Квентин замирает, не донеся её совсем чуть чуть до единственного оставшегося паза.
В самом начале казалось, что это дело если и не на пять минут, то не больше, чем на месяц. В конце концов, и он, и Элиот - неплохие волшебники, тронутые весьма высоким уровнем интеллекта, Квентин - знающий толк, казалось бы, во всём, что связано с Филлори и квестами, Элиот - тот, кто в сочетании цветов, гедонизме и искусстве разбирается отлично. Как можно не передать всё великолепие жизни в этой мозаичной абстракции? Впрочем, как оказалось - ещё как можно. Чёртовому полю, от которого уже рябит в глазах, вечно что-то не то, земля любимого с детства книжного мира просто не среагировала ни на одну из хрен-знает-скольки комбинаций.
Выбившаяся из хвоста чёлка противно защекотала нос и, резко выдохнув и поджав губы, Кью медленно, как будто бомбу, опустил последнюю плитку, - да, конечно надеясь на лучшее, - и замер, ожидая.. ожидая, как оказалось, целое нихрена и трель какой-то птицы из леса.
- Чёрт.. - горестный стон почти сливается с грохотом тела от того, что Квентин валится назад, распластывается на мозаичном половичке, очередной раз собранном как-то не так. Над головой издевательски идилличное голубое небо, подёрнутое первыми отсветами заката, опиум в воздухе уже привычный и не выправляет настроение так, как в самом начале, так что остаётся только лежать с таким видом, как будто разглядывание неба - ну очень важное занятие. Хотя, по совести, больше всего этот вид похож на то, что Колдуотер на грани того, чтобы вскочить и разнести сперва мозаику, каждую чёртову плиточку, а потом и свой лоб об ближайшее дерево. На него давит ощущение бесполезности попыток, утренняя ссора с Элиотом из-за, - вот уж сюрприз, - не сложившейся картинки и того, что "разве это великолепие жизни?", собственная бесполезность, тоска по друзьям, оставшимся на Земле и груз ответственности. Они должны, просто обязаны сложить всё правильно, добыть чёртов ключ, чтобы вернуть магию в мир. В пору бы повторить одну из любимых фраз Вога про необходимость антидепрессантов, но вместо этого Кью упрямо жмурится и резко садится.
- На сегодня всё. Чёрт, видеть не могу эту мозаику, - ему даже не нужно поворачиваться, чтобы знать, что Элиот стоит в десятке шагов за его спиной. Когда переживаешь с кем-то столько всего и хорошего, и откровенно дерьмового, а потом ещё и бок о бок проводишь все двадцать четыре часа всего проведённого тут года - сложно не чувствовать такие мелочи. - Мне нужно выпить.
[nick]Quentin Coldwater[/nick][status]Коронованный чмошник[/status][icon]https://i.imgur.com/DIf3qyx.jpg[/icon][sign]Fuck..[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Квентин Колдуотер, 23</a><br><fn>The Magicians</fn>[/rus_n_fn][lz]Студент Брэйкбиллз, эксперт по Филлори и один из её правителей, мастер неудач, начинающий алкоголик. Ботан и книжный червь с неистребимым пристрастием к фокусам.[/lz]

+3

3

Элиот лениво наблюдает за тем как Квентин застывает на несколько секунд перед тем, как положить чертов квадратик на его законное место. Законное оно только потому, что другого у него не осталось, а вовсе не потому, что треклятая мозаика была собрана. Элиот поражен собственному спокойствию, хотя правильнее было бы сказать безразличию. По хорошему ему бы злиться, испытывать раздражение или хоть что-то, но ничего подобного он не испытывает, даже отблеска разочарования, что очередная картинка не сложилась.
- Я зарисую, - бросает он Кью, и даже чуть заметно улыбается лежащему на бесполезных цветных квадратиках. Бесполезные квадратики пятнадцати цветов никак не хотят складываться в проклятое великолепие всего мира. Иногда Элиот чувствует желание расколоть их все разом, но магия именно в этом месте не работает, вот отойди на пару десятков шагов в сторону и пожалуйста. Хоть сигареты, хоть мартини, хоть сложный коктейль. Все что угодно, хотя Обстоятельства Филлори совсем другие, Условия и Правила отличаются от Земли, но Элиот уже привык к ним, разбирается в них с закрытыми глазами, он даже почти забыл как правильно использовать заклинание табака и алкоголя вне Филлори. Пальцы сами складываются в новые заученные движения.
Элиот подходит ближе и оставляет цветные точки на бумаге, обрисовывая силуэт Квентина, давая ему выдохнуть? отдохнуть? Не важно, у них впереди еще огромное число попыток с кучей нулей.
Чертовой тучей нулей.
С дохуя нулей.
Элиот тогда решил не уточнять.
- Пожалуй, я тоже, - Элиот дождался, когда Кью встанет с очередного варианта "Великолепия Всего Мира", от этого словосочетания у него уже сводит скулы, но он упорно продолжает вписывать цветные клеточки на бумагу. Сколько у них уже таких вариантов? Больше шести или семи сотен точно. В первый месяц они складывали в день сколько могли, потом стало настолько тошно от бессилия и провальных попыток, уж он то должен был знать и понимать все это прекрасное в мире, что Элиот отказывался вообще шевелиться, не то чтобы что-то там складывать. И это длилось минимум пару дней. Единственным кто мог заставить его делать хоть что-то была Марго. Ключевое слово - была. Она осталась далеко в прошлом и если они не постараются, то никогда больше не увидит ее. Так что сейчас центром его движения был Кью, смотрящий на него с таким отчаянием, что Элиот был готов его придушить, но тогда бы ему пришлось остаться одному, а вот это уж точно стало бы невыносимым.
Закончив рисунок Элиот вытер цветными пальцами пот со лба, оставляя на коже разводы и уселся на деревянный стул напротив Квентина.
- Кажется, морковь можно выкапывать.. - он протянул руку с кружкой с намеком, чтобы и ему налили.
[nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Бога (20-04-2020 16:24:56)

+3

4

Искренняя благодарность к Элиоту секундно накатывает и снова скрывается под пучиной раздражения и апатии. Фраза "я зарисую" попеременно звучит от них обоих чаще, чем "доброе утро", только, кажется, это бесполезно. В списке возможных комбинаций всё ещё дохрена нулей, а энтузиазм начисто исчез ещё в первый месяц.
По идее, стоило бы сдвинуться, чтобы не мешать Элиоту старательно вырисовывать новые полчища цветных квадратиков, но удаётся это не сразу. Пожалуй, с места сдвигает только осознание, что в зоне этого мозаичного ада не действует магия, а значит - никакого алкоголя. С этим Квентин решительно не готов мириться.
- Великолепие Всего Мира, видимо, страдания, безнадёжность и ни одной оставшейся нервной клетки, - Кью сейчас злит всё и вся. Ему не помогает, что вряд ли Элиоту лучше, сейчас его раздражает даже то что Вог держит лицо девяносто процентов времени, даже то, с каким спокойствием он воспринимает его вспышки гнева. Да, это их квест, но сложно избавиться от мысли, что здесь куда полезнее была бы Элис.
А Элиот, похожий на шута от кутюрье с этими цветными полосами на лице, напоминает о моркови. О морковке, чтоб её растительную мать! Он пристально смотрит на Вога, который с видом святой невинности и ледяной невозмутимости протягивает кружку, и понимает, что тот не шутит. Да, сейчас он заговорил именно про морковь. Не сводя с Элиота взгляда и всем своим видом выражая, что он о нём думает, Кью чувствует, как вскипает внутри магия, отработанно, едва ли сознательно складывает пальцы в причудливые последовательности и грядка на окраине полянки будто взрывается оранжевыми всполохами.
- Выкопана, - как ни странно, отыгрывание на несчастном овоще помогает и кружку у друга Колдуотер забирает совершенно спокойно. Злость, нахлынувшая внезапно, так же внезапно уходит и Квентин ненадолго скрывается в доме, чтобы вернуться с кувшином и двумя наполненными кружками.
- Сегодня год. Ровно год как мы тут торчим, - он протягивает Элиоту кружку и, поставив остальное, садится на землю. - Иногда мне кажется, что ты был не так уж и не прав, когда говорил про десять лет возни с этим, - Кью кивает себе за спину и поднимает голову, глядя в глаза Вогу и сжимая свою кружку обеими руками.
Очень хочется попросить, чтобы Элиот это опроверг, чтобы убедил, что осталось совсем немного. Но требовать такое.. в который раз приходится напоминать себе, что Вог ни в чуть не лучшей ситуации, что они оба заперты здесь и не имеют права проиграть или сдаться. Наверно, просто, дело в том, что Элиоту Квентин верит по-настоящему и сейчас вполне в той стадии отчаяния, чтобы поверить даже в откровенное утешительное враньё от него.
[nick]Quentin Coldwater[/nick][status]Коронованный чмошник[/status][icon]https://i.imgur.com/DIf3qyx.jpg[/icon][sign]Fuck..[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Квентин Колдуотер, 23</a><br><fn>The Magicians</fn>[/rus_n_fn][lz]Студент Брэйкбиллз, эксперт по Филлори и один из её правителей, мастер неудач, начинающий алкоголик. Ботан и книжный червь с неистребимым пристрастием к фокусам.[/lz]

+2

5

Элиот лишь чуть-чуть отворачивается в сторону, чтобы земля взлетевшая вместе с морковкой не попала ему в глаза, почему-то он не сомневался в чужих действиях. От Квентина практически кожей ощущается эта волна напряжения и раздражения, хотя под слоем этих эмоция чувствуется гораздо более противоречивые. Элиот хоть и не эмпат, да тут и не нужно им быть, но практически дышит этим знанием - что оно где-то там. Отчаяние граничащее с тоской и бессилием. В нем самом оно где-то внутри.
- Спасибо, - его благодарность искренняя, хотя звучит с тем же безразличием ко всему сущему. Он точно знает, что оно погребет под собой Квентина, но это единственная защита от любых неуместных эмоций, способных сбить с курса. А еще совсем немного успокаивает, что у них есть время. Сколько там? Лет пятьдесят, да? И этого времени много, они справятся. Ведь треклятый Ключ нашли! Где-то там, в будущем, Джейн Чатвин пришла сюда и нашла собранную мозаику! Это заставляет Элиота верить Кью, предположившему это в тот день когда они снова попали в Филлори.
Элиот делает глоток из кружки и смотрит на Кью, устроившегося у его ног и заглядывающего в глаза, словно просит о чем-то. Из них двоих поддержка нужна не самому Элиоту, а Колдуотеру. Это выглядит чертовски мило, что ему приходится отвести взгляд, иначе придется прятать лишние эмоции. Квентин сейчас похож на ребенка, умоляющего о помощи.
"Видел бы ты себя со стороны, Кью.. И видела бы нас сейчас Марго.." 
Мысли о Марго, части его души, лучшей подруге способной поднять его задницу даже в состоянии тягчайшего похмелья, заставляют его грустно улыбаться, а погружаться в пучину депрессии на фоне попыток решить треклятый квест - плохая идея. Охренительно плохая.
- Ты считал? - тянет Элиот, делая новый глоток и возвращает свое внимание Кью, тянется рукой чтобы убрать с его лица волосы и одергивает себя. Сам он не считал, наверное, боялся узнать количество времени потраченного в пустую. В отличии от друга, который, кажется, погрузился в это болото. Себя он уговаривает, что не в пустую, у него даже успешно получается. Особенно получается делать это голосом Марго в своей голове.
- У нас еще есть время, - он улыбается, глядя на него, ему приходится улыбаться, потому что иначе он может сорваться - Мы только начали. Но год здесь это повод отметить! Вставай, Кью! Вставай, вставай, вставай!
Поднимать друга с земли приходится с усилием, он будто врос в нее, отказываясь принимать вертикальное положение, но если его не заставить шевелиться, то будет только хуже, Элиот это знает по себе.[nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Бога (22-04-2020 01:23:25)

+1

6

Безразличие Элиота бьёт почти ощутимо. Этот отсутствующий взгляд в пространство, это поза, в которой, - Квентин уверен, - Снежная Королева сидела на своём троне. Привычка всё анализировать играет злую шутку: сколько раз он видел Элиота таким? Примерно хреналион, плюс-минус десять случаев, и это может быть как защитная реакция от того, что ему не нравится, средством от скуки (обычно такое бывает на вечеринке, если Элиоту кажется, что кто-то недостаточно веселится и смотреть ему на это скучно), как средство для того, чтобы сохранить стиль и манеры, если кто-то раздражает. Ещё про один случай Квентин просто не хочет вспоминать, потому что есть риск случайно напомнить и Вогу о нём, но та страницы истории должна быть похоронена вместе с Зверем. Мысли роятся, как растревоженные пчёлы, напоминая о мотыльках, скрывающих лицо шестипалого хозяина, мотыльки исчезают за синим огнём и криком Элис, за его предательством. Татуировку на спине, теперь уже пустую, неожиданно обжигает так, будто демон всё ещё там, Квентин дёргается, к счастью незаметно (хотя в случае с Вогом ни в чём нельзя быть уверенным), рука сама тянется почесать чернильный рисунок, как будто из-под воды пробивается теперь уже бодрый (Кью готов спорить, что обманчиво), голос Элиота, а рука вместо рисунка натыкается на ладонь, прохладную после держания кружки с холодным алкоголем.
- Чёрт, - даже если знать, что улыбка вынужденная - очень сложно не поверить в её искренность. Наверно, это одна из магических способностей Элиота, его улыбка обезоруживает и слишком сложно думать, что на самом деле скрывается за ней. И Кью верит. Верит с трудом, но искренне, кажется, даже улыбается в ответ, выдыхая что-то среднее между смешком и "ох" один из своих "фирменных" дурацких звуков, когда мысли не вкладываются в буквы, буквы не складываются в слова, а слова в предложения. - Ты серьёзно? - с земли встать сложно, будто она не отпускает. Будто показывает, что будет держать ещё много лет. И именно на этой мысли Квентин сдаётся. Поддаётся движению, поддаётся напускному оптимизму и этому идиотскому празднику, который что пир во время чумы. - И - да, я считал. У меня привычка считать дни ещё оттуда, - он неопределённо взмахивает рукой, абстрактно указывая на Землю, но зная, что Элиот поймёт, что речь о психиатрической клинике. И о долгих годах привычки считать каждый прожитый зря день своей бесполезной жизни.
Не надо быть телепатом, чтобы знать, что задумал Элиот. Что это может быть, кроме танца? Попытка расшевелить, попытка "добавить движения этой вечеринке". Танцевать Кью не умеет и не то, чтобы любит (точнее, он ещё слишком трезв для того, чтобы танцы казались ему отличной идеей), но сейчас готов на что угодно, чтобы отвлечься. Он даже сам пытается наколдовать музыку, но до умений Элиота ему далеко, а потому над полянкой звучит Тейлор Свифт (и, на грани сознания, язвительно-добродушные комментарии Элиота и Марго по поводу отвратительного музыкального вкуса). Неловко засмеявшись, Кью смотрит на Вога искоса, кладёт руку ему на плечо и совершает движение, которое, при наличии фантазии, можно принять за танцевальное па.
- Кхм. Пожалуй, ведёшь ты, - тон такой серьёзный, будто речь о каком-нибудь сложном парном заклинании с десятком языков и сотней Обстоятельств, но смеётся Квентин совершенно искренне, а улыбка окончательно отказывается покидать лицо. Да, пусть это выглядит ужасно глупо, возможно по-детски, но прятать эмоции в привычки Колдуотера никогда не входило.
[nick]Quentin Coldwater[/nick][status]Коронованный чмошник[/status][icon]https://i.imgur.com/DIf3qyx.jpg[/icon][sign]Fuck..[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Квентин Колдуотер, 23</a><br><fn>The Magicians</fn>[/rus_n_fn][lz]Студент Брэйкбиллз, эксперт по Филлори и один из её правителей, мастер неудач, начинающий алкоголик. Ботан и книжный червь с неистребимым пристрастием к фокусам.[/lz]

+1

7

Где-то в его воображении это все должно было происходить не так. В голове хранится воспоминание о том, что они приходят, собирают эту треклятую мозаику и забрав Ключ уходят спасать Марго и Фэн от фей, саму Филлори от захватчиков и возвращают магию. Эмбер (или Амбер, Элиот не помнил, он же не Квентин, чтобы вызубрить наизусть все части книг этого педофила) от души насрал своей целой стране и это был совсем не оборот речи. Насрал так, что до сих пор даже после смерти отдается. И одновременно с этим, где-то там же, понимание, что они не справятся за несколько часов или дней. И еще глубже, что они потратят на это всю жизнь.
Но это в воображении.
В реальности все гораздо хуже. Или лучше, Элиот еще не определился, потому что целый год они провели вдвоем, на задворках Филлори, в самых ее чертовых ебенях. Там где нет больного Бога, (точнее есть, но хрен его знает где он шляется) где нет пожирающего ужаса принесенного Зверем. Где нет разгульной, но на сквозь пропитанной скукой, жизни в коттедже физиков в Брейкбиллсе. Выбор между тем миром и этим Элиот еще не сделал и если уж быть откровенно честным, каким он не был даже с собой все свои двадцать осознанных лет, он не хочет выбирать. Это два совершенно разных мира.
Он кивает в ответ на слова Кью, но он правда понял о чем говорит он. И это тоже осталось там, а не здесь.
- Абсолютно! - Элиот смеется глядя на Колдуотера, щурится на его предположение и о боже! не противится тому, что он делает. Конечно, ему не хватает вечеринок, они въелись под кожу, они прятали все несовершенство мира в котором Элиоту приходилось прятать себя и свои чувства. Правда, гораздо правильнее это было бы назвать "защитным панцирем" за которым он прятался от всего мира, с правом получения золотого билета, как у Вилли Вонки, которого не существовало.
Пожалуй, это причина поставить минус. Жирный.
- Ты так и не научился выбирать музыку, Квентин, - язвительно тянет Элиот, но композицию не меняет, хотя в голове у него крутится совершено другой трек и пожалуй, он подходит гораздо больше. И примерно тут же он понимает, почему эта певица так нравится Кью, а за собой замечает знания текстов. Марго бы ему не простила. Он даже слышит в голове ее голос, видит презрительно скривленные пухлые губы.
- Веду, - соглашается Элиот, закрывая глаза, чтобы не видеть, но слышать или чувствовать происходящее. Это заклинание получается у него едва ли не самым лучшим за всю его жизнь. Свой образ, куда входили не только умение танцевать и смешивать коктейли, он оттачивал с той же яростью с которой учил Условия и Обстоятельства в Антарктиде, чтобы сбежать от треклятого Маяковского, буквально с полуслова умеющего выворачивающего его наизнанку.
В небо поднимается голос певицы поющей про деликатную тему и Элиот, улыбается, поддерживая Кью, чтобы тот не наступил ему или себе на ногу, что вероятнее гораздо больше, раздумывая, что вечером до которого всего несколько часов, можно будет если не устроить подобие вечеринки, то уж точно отвлечься от того, что близкое нахождение рядом, начинает забираться под кожу.
И это начинает пугать.
У него не осталось золотых билетов. [nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Бога (22-04-2020 01:23:56)

+2

8

Привычка скрывать всё, всего себя, - то, что Квентин понять не может. Нет, он не душа компании, даже совсем наоборот, но привычка быть честным с миром и с самим собой.. возможно, на скрытность не хватает сил. Или это пресловутая защитная реакция. Как с книгами про Филлори. Зачем стесняться, если это действительно потрясающие книги? Написанные долбанным педофилом, но спасавшие с детства. Зачем скрывать эмоции и чувства, терзать себя ещё и этим?
Так проще. Сказать, сделать, увлекаться. Пережить. Только вот, судя по нему же самому, - тактика это хреновая.
- Не то, чтобы я часто слушал её кроме как в наушниках, - замечание даже не задевает. Да, подбирать не умеет, но что поделать, если нравится? В коне концов, эта конкретная песня однажды пусть и косвенно, но помогла спасти его жизнь.
Память ненадолго возвращает в идиотский мир подсознательной психиатрической клиники и Квентин встряхивает головой, прогоняя их. Но, зато хоть там он танцевал вполне неплохо. Звезда танцпола среди психбольных. Наверно, стоило бы рассказать об этом, но свой сольный выход он едва ли повторит в реальном мире. В конце концов, даже сейчас он не отдавливает ноги ни себе, ни Элиоту, только потому что последний отлично ведёт.
Сейчас мир бесит намного меньше, Квентину почти спокойно и гнетущие мысли о том, сколько ещё придётся здесь торчать, отходят на какой-то-там-десятый-план. Если закрыть глаза - можно даже представить, что они на заднем дворе коттеджа Физиков, куда вечеринка выплеснулась по случаю тёплого дня, плавно переходящего в вечер, что скоро к ним выйдет Марго, сменившая наряд на "более подходящий к.." вечеру/атмосфере/цветам/случаю и так далее, добрый десяток вариантов, ни в одном из которых Квентин не понимает ни йоты. Что музыку сменят, что где-то с громким хлопком откроется шампанское, где-то раздадутся вспышки разных заклинаний. Для заднего двора тут слишком тихо (музыка и те птицы, которые ещё не отправились на ночёвку, никогда не дадут той же наполненности пространства, как толпа студентов), да и на вечеринках Кью, в основном, занят тем, что благодушно напивается, а не танцует. Правда, после одной-единственной совсем в дым он напиваться перестал.
Воспоминание об этом слегка дёргает, но Кью веско посылает его к чёрту. Всё то, от чего нутро начинает словно раздирать, в кои-то веки послушно уходит куда-то на задворки памяти, оставляя только лёгкую неловкость, потому что.. с кем он сейчас танцует? А, ну да. С тем, до кого он не то, чтобы считал себя натуралом, но не верил так, чтобы до конца, что с кем-то своего пола можно не просто целоваться (тут спасибо Джулии, напоившей его на какой-то вечеринке и напоминанием о давно проигранном споре заставившей играть в бутылочку), а вполне полноценно переспать.
Странно, но становится ещё спокойнее. В смысле, откуда теперь то браться неловкости, если всё самое неловкое уже произошло. И, может опиум в воздухе сейчас стал действовать лучше, а может потому что он не так удачно, как Элиот, умеет колдовать алкоголь, но Квентин умудряется подхватить с земли оставленную там кружку и, отпив залпом почти половину, поднять её между своим лицом и лицом Вога, слегка поджав губы и вскинув брови, молчаливо спрашивая "присоединишься?"
[nick]Quentin Coldwater[/nick][status]Коронованный чмошник[/status][icon]https://i.imgur.com/DIf3qyx.jpg[/icon][sign]Fuck..[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Квентин Колдуотер, 23</a><br><fn>The Magicians</fn>[/rus_n_fn][lz]Студент Брэйкбиллз, эксперт по Филлори и один из её правителей, мастер неудач, начинающий алкоголик. Ботан и книжный червь с неистребимым пристрастием к фокусам.[/lz]

+2

9

Неловкое движение плеч Квентина Элиот чувствует, возможно где-то подсознательно догадывается к чему это было, но не обращает внимания. Старается этого не делать, чтобы не привлечь чужое внимание. Оно еще хуже возможной неловкости. Оно того не стоит, потому что сейчас они тут одни, а впереди еще чертова куча времени, когда они проведут его вдвоем. Элиот холодеет от этого осознания. И одновременно с этим думает, что если бы не Квентин, он бы сошел тут с ума. Вот смешно было бы, да?
Элиот даже радуется тому, что этот квест выпал на них. Он ужасно любит Марго, она стала для него неотъемлемой частью, успешно латая его дыры своей язвительностью, давая ему курс, когда он сам его теряет. Но 24 на 7 с ней одной - он бы точно сошел с ума еще быстрее, чем от одиночества. И фантомную боль от потери конечности он будто не чувствует.
Он не может или не хочет отказывать на молчаливый призыв. Алкоголь всегда, как все остальное, что так или иначе появлялось в его жизни, исполняло роль лекарства от правды и сейчас ему этого чертовски не хватает. Элиот забирает из рук Квентина кружку с остатками эля и делает большой глоток, чувствуя, как по крови бежит порция "лекарства.  Кью смотрит на него, будто спрашивает что-то или хочет сказать, а Элиот опять улыбается, глотая остатки напитка, давая ему стечь с уголка губ и легко отстраняется, будто эта вынужденная дистанция что-то исправит.
Временно. Потому что этого самого времени у них остопиздеть сколько. Ему не приходит в голову, что оно может течь в их мирах совершенно по разному. А им и правда стоит отдохнуть. Потому что даже перед закрытыми глазами Элиот видит цветные квадратики.
Сгустившиеся сумерки разгоняются только фонарями вокруг очередного варианта на сегодня Великолепия Всего Мира. Воздух вокруг смешивается со звуками треска огня, едва слышного отголоска пения птиц и где-то фоново в памяти опять звучит Свифт. Она уже не кажется ему неподходящей или глупой.  Элиот вытягивает длинные ноги, задевая пяткой, кажется, красный элемент и мгновение спустя он тянется за кувшином. В голове легкость не только от алкоголя, но сочетания всех элементов. В общей картине происходящего ему все выглядит правильным. В таком сочетании ему почти просто окунуться в воспоминания только зачем? давности лет. Давность звучит лишком напыщенно, потому что прошел только год. Но в какие-то моменты Элиоту он кажется вечностью.
Звук плещущегося алкоголя в кружке возвращает его в настоящую реальность. Элиот растягивает слова и смотрит на Колдуотера:
С годовщиной, Кью. За наш первый и последний год здесь, - слова залипают в вязком воздухе наполненном опиумом, а Элиот будто понимает, что это не последняя годовщина, и если днем его бросало в холодный ужас от этого понимания, то сейчас ему искренне плевать. Он будет думать об этом потом. Как обычно потом.
Потому что золотой билет Элиота Вога дрожит в тонких пальцах, готовый сорваться и улететь туда, где сейчас строят северную башню.
[nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Бога (22-04-2020 14:22:24)

+1

10

Магическая способность Элиота номер два: на него невозможно обижаться. Можно злиться, он может раздражать, но функция "обидеть" в нём как будто не заложена. А может, так дела обстоят только для Кью. Даже смешно: изначально Элиот был его наставником и, несмотря на то, что они пережили (во всех смыслах) куда больше, чем абсолютно все студенты и почти все преподаватели Брэйкбиллз - это претерпело метаморфозы, но окончательно никуда не делось. Квентина сложно отнести к ведомым, хотя бы из-за его упрямства, но чисто подсознательно он до сих пор частенько оставляет за Элиотом "последнее слово", словно понимая, что ему иногда виднее, когда дать по тормозам, а когда не стоит и, уж всяко, он разбирается в этом лучше, чем сам Кью. Вот и сейчас то, что Элиот отстраняется, могло бы задеть Квентина, но нет. Он только усмехается, молча касается пальцем уголка своих губ, показывая Элиоту, что стоит вытереть лицо, и наклоняется к кувшину, чтобы наполнить свою опустевшую кружку.
То, что начиналось как вечеринка, вечером уже напоминает то, какой коттедж Физиков может быть для тех, кто там по праву, а не был приглашён просто на "оторваться". Мягкий приглушенный свет, в основном от светящейся надписи на стене, уютное потрескивание дров в камине и мягкие кресла, в которых можно не то растечься, не то  спрятаться, вести ленивые разговоры ни о чём, даже не то, что напиваясь, а поддерживая приятную лёгкость в голове. Чаще всего такие моменты случались с Элиотом, который, вопреки замашкам аристократа и изящной надменности, всё-таки отличный друг, рассказчик и слушатель.
Квентин едва заметно улыбается тому, что конкретно сейчас мало что изменилось. Разве что сидят они не в антикварных креслах, а на пледе, почти символично попирая задницами неудавшееся Великолепие Всей Жизни. В голове не алкогольный дурман, а приятные лёгкость и шум, от костра тепло и так уютно, будто они здесь не пленники обстоятельств и ответственности, а по доброй воле. Голос Элиота расслабленный и, почему-то, пробирающий до мурашек. И в ответ на поздравления и короткий тост, Кью улыбается открыто и бесконечно благодарно. Здесь и сейчас невозможно в такое не поверить, сегодня эти слова нужны особенно остро и Элиот словно прочёл его мысли, словно знал, каких слов Квентин ждёт.
Чокаясь с ним кружками, словно красивыми бокалами, и отпивая, Колдуотер ловит себя на  мысли, что с какой-то стороны ему даже жаль, что этот год был первым последним. Хочется сказать в ответ, что он рад, что застрял здесь именно с ним, но даже в голове это звучит как-то не так, хочется  сказать, что с ним ему сейчас так хорошо, как не было.. если и не никогда, то очень долго - точно. Но это звучит ещё более странно. И это только то, что получается сформировать в чёткие мысли. Как передать в словах все эмоции и чувства?
- Эй, - он смотрит на Элиота и тот успевает даже откликнуться. - Я.. - думать над словами и формулировками уже ни сил, ни желания. Вог старался привить ему привычку действовать, а не сомневаться, и всего через секунду после этого непонятного "я.." Квентин приподнимается и подаётся вперёд, целуя его немного неловко, но уверенно, чувственно и без тени сомнений, совсем коротко, но этого достаточно, чтобы всё как будто встало на свои места, словно стало правильным. И от этой правильности он улыбается, глядя в глаза Элиоту тепло и спокойно, разве что совсем слегка виновато в духе "ну, как-то так", едва ли надеясь на ответ, но зная, что как бы не отреагировал Вог - Кью ни на секунду не пожалеет об этом поцелуе. В этот раз - ни за что. Кажется, в этот раз тот, кого страшно потерять - и есть Элиот.
[nick]Quentin Coldwater[/nick][status]Коронованный чмошник[/status][icon]https://i.imgur.com/DIf3qyx.jpg[/icon][sign]Fuck..[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Квентин Колдуотер, 23</a><br><fn>The Magicians</fn>[/rus_n_fn][lz]Студент Брэйкбиллз, эксперт по Филлори и один из её правителей, мастер неудач, начинающий алкоголик. Ботан и книжный червь с неистребимым пристрастием к фокусам.[/lz]

+2

11

Элиот жмурится как кот, подставляя теплому филлорийскому ветру лицо. Он как и Квентин почти верит в иллюзию Брейкбиллса, заднего двора коттеджа Физиков и что это очень успешная вечеринка в стиле сказок. Элиот готов забыть ужасы прошедшего года, проблемы, которые ждут чуть дальше по тайм-лайну и наконец, быть честным с собой. Он не задумывается о том, что сказал Квентину, потому что если позволит себе это, то снова вспомнит дохуилион нулей вариантов, а ему так хочется верить, что они справятся с этим. Или нет?
- Да? - он поворачивается к Кью, отставив кружку и смотрит в глаза, в которых пляшут отсветы фонарей над ними. Теплые губы касаются его, коротко, но уверенно и Элиот едва слышно дышит. О боже.. В глазах Квентина отсутствует стыд или неловкость, а он сам чувствует, как что-то внутри него трещит. Это не пьяный поцелуй, потому что больше никого рядом нет. Это не поцелуй от переизбытка эмоций, перетекающий в безумный тройничок, после которого единственного кого не ебало произошедшее была Марго. Этот поцелуй будто заставляет затянуться одну из тысячи ран в душе Элиота отставленных жизнью. От его мира, из которого от сбежал, от отца, друга, одноклассников, неудачных романов вот с теми близнецами или вот тем парнем. От Майка. От лжи самому себе и окружающим, в которой он с каждым разом тонул все глубже, начиная задыхаться. Да много еще от чего, всех их он не упомнит, затертые алкогольным и наркотическим угаром, вечным развлечением ставшим его личным лекарством от всего и сразу. От скуки тоже. Сложно скучать, когда во рту пересохло от передоза и нужно срочно осознать себя, чтобы найти хотя бы глоток воды. Ему далеко до полного исцеления, да и вряд ли оно возможно, но ноющий в груди шрам болит чуть меньше. И Элиот хочет чтобы так и было дальше. Он вытягивает руку, привлекает Кью обратно и путаясь пальцами в волосах на затылке, целует его. Не в ответ, это будет не правильно. Целует с саднящей нежностью, сминая чужие губы, в поцелуе совершенно не похожим на прошлый раз, когда он толком то не помнил вкуса его губ. Где-то на задворках сознания мелькает мысль, что вот оно - Великолепие Всей Жизни. Спокойствие, благодарность, честность. Но выразить его в этих проклятых квадратиках Элиот, со всем своим великолепным вкусом и умениями, не может. Оно не поддается объяснению и уже тем более выражению. Его нужно чувствовать. И Элиот чувствует, позволяет себе погрузится в эти ощущения, ни на йоту не похожие на ложь. Кью не умеет врать. Патологически.
Проклятая бумажка покрытая сусальным золотом, билет в душу, отданный самостоятельно, взлетает вверх, подхваченная порывом ветра. В эту секунду кажется, что сейчас ее разорвет на клочки и красивыми кусочками осыпет очередной неудачный вариант мозаики, добавляя, так сказать, красок к этим скучным цветам, но Филлори решает иначе, позволяя ей медленно осесть, за границей каменных стен выстроенных вокруг чужого сердца. [nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

+2

12

Иногда очень легко определить момент, когда любые "до" и "после" становятся делом не просто десятым, а оказываются на какой-то такой строчке приоритетов, в которой количество нулей примерно как в количестве возможных комбинаций мозаики. Кью особо никогда ничего не ждал от жизни и максимумом, которого ему хватало, это продержаться ещё один день, не совершить решающий шаг с крыши, не обожраться таблеток. Жизнь он считал штукой не столько бесполезной, сколько.. несущественной. До Брэйкбиллз. Там оказалось, что его жизнь хотя бы способна сохранить чужие, что он действительно может что-то сделать. Даже не герой, нет. Винтик в общем деле. И сейчас, наверно, в первый раз, он понимает, что такое жить по-настоящему, как это, быть кому-то нужным не как поддержка, не как старая память, не как боевая единица. Он понимает, как это, действительно больше не быть одиноким, быть нужным просто потому что он - это он, Квентин Колдуотер, средней успешности маг, ботан и книжный червь. Да и в Элиоте сейчас, в эти секунды, будто не остаётся ничего из напускного, это ощущается практически кожей.
Поцелуй, на который он и не рассчитывал, это не страсть, не "из вежливости", не "почему бы и нет" и не вроде нежное, но временами такое раздражающее, покровительственное "мой милый Кью". Это чистая нежность, это тепло, правильность.. доверие? Квентин не может определить, да и не так, чтобы пытается, сейчас для него нет ничего, кроме этого момента, кроме поцелуя, кроме мягких губ с привкусом эля, табака и чего-то травяного. Едва ли осознанно он придвигается ближе, вплотную, от чего приходится задрать голову, переворачивает руку, лежащую на пледе, ладонью вверх, чтобы сжать тонкие пальцы Элиота, стать ещё ближе, а ладонью другой накрывая шею, которую здесь, на этой полянке он давно не видел скрытой ни платком, ни воротником идеально выглаженной рубашки.
Поцелуй совершенно не меняет темпа, как будто надо вот так, без слов, рассказать и показать слишком многое, но губы почти начинают болеть, когда до Кью, наконец, доходит, что если прерваться хотя бы для того, чтобы перевести дыхание - это ничего не изменит. Элиот не пропадёт, не замкнётся, этот момент не растворится, стоит только пошевелиться. И он совсем едва отстраняется, всё ещё касаясь чужих губ, смотрит в глаза и тихо шепчет.
- Элиот, я.. - и понимает, что не то. Не время, не место. И незачем, всё слишком очевидно, в его голове звучит голосом Элиота "не надо, Кью". Это как прорыв, когда можно биться над упрямой задачей дни напролёт, а потом решение приходит само, как нечто само собой разумеющееся. И от того, что он скажет Элиоту о своих чувствах - не изменится ровным счётом нихрена. Вог, наверно, опять на шаг впереди, как и всегда, наверно для него давно не секрет то, что сам Квентин не то, что не ощущал.. не понимал, что именно это, до сегодняшнего вечера.
И, снова целуя Элиота, Кью даёт себе клятву сказать это как только они выберутся отсюда, закончив квест. Сколько бы ни прошло лет. Время ничего не изменит.
[nick]Quentin Coldwater[/nick][status]Коронованный чмошник[/status][icon]https://i.imgur.com/DIf3qyx.jpg[/icon][sign]Fuck..[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Квентин Колдуотер, 23</a><br><fn>The Magicians</fn>[/rus_n_fn][lz]Студент Брэйкбиллз, эксперт по Филлори и один из её правителей, мастер неудач, начинающий алкоголик. Ботан и книжный червь с неистребимым пристрастием к фокусам.[/lz]

+2

13

Это все выглядит на столько нереальным, ненастоящим, что Элиот готов поверить, что у него передоз филлорийского опиумного воздуха, видеть такие реалистичные картины, но теплые пальцы, сжимающие его, тяжелая широкая ладонь на шее и горячее дыхание на губах.. Приход не может быть на столько материальным. Он бы не смог подарить ему тепло, которым пропитано каждое прикосновение. У Элиота нет выбора - не верить. Все вместе это так похоже на Квентина, на настоящего Квентина, он бы не смог придумать все это, воплотить в реальность. У него нет выбора - не верить.
Он застывает слыша: "Элиот, я.. " и умоляет его не произносить больше ничего. Он не готов говорить что-то вслух, озвучивать те ощущения, от которых сердце бьется в груди слишком быстро. Иначе он умрет от предоза счастьем. Его воображение не может подобрать другого названия этому состоянию.
"Не надо, Кью. Пожалуйста.. "
Элиот едва заметно выдыхает не услышав продолжения и закрывая глаза, сам тянется к чужим губам, чтобы не дать Квентину сказать что-нибудь еще и разрушить этот момент. Ему не нужны слова, чтобы сказать о том, что он чувствует.
"В волшебной стране все должно быть именно так? Иначе нахуя это все?"

Утро начинается с настойчивого пения птиц. Настолько настойчивого, что Элиот готов нещадно убивать невинных созданий, лишь бы они дали ему поспать еще немного. Еще чуть-чуть насладиться сонной дремой и безмятежностью, пропитавшей все пространство вокруг него. Элиот ерзает, беззвучно шевелит губами, проклиная утренних певуний и снова закрывает глаза, совершенно не задумываясь о том, что на узкой кровати вдвоем не очень то удобно.  Это его не волнует от слова "совсем". Ему, привыкшему к совершенно другому уровню цивилизации, сейчас откровенно плевать и внутренний компас говорит, что это правильное направление.
В следующий раз он просыпается от того, что что-то не так. Просыпается мгновенно, резко садясь на кровати, отчетливо осознавая, что в маленьком пространстве дома он один. Справится с порывом выскочить на улицу сию же секунду, ему удается, (благодаря мантрам "Какого хуя ему куда-то идти?" и "Элиот, ты дебил, квест он точно не бросит") пусть и с явным трудом, дрожащие пальцы его выдают. Еще некоторое время Элиот тратит на то, что заставляет себя натянуть одежду, откладывая момент столкновения с реальностью, и в эту секунду слышит глиняно-звонкий стук плитки о плитку. Его хватает на хриплый стон, который он прерывает, заткнув рот рукой. Краски медленно возвращаются в мир и Элиот снова может дышать. Внутренний голос, звучащий как Марго, сообщает, что  это слишком и совершенно не логично. Элиот не хочет признаваться в правоте "Марго" делая вид, что ничего сейчас не произошло и он не испытал приступа паники на пустом месте. "Какие вообще могут быть проблемы в сказочном мире? "
- Доброе утро, Кью, - он касается пальцами его волос, скользит по виску и убирает со скулы остаток "пены" для бритья, - Если сейчас, конечно утро. Какой это уже вариант? - Элиот садиться рядом, подогнув под себя ногу и разглядывая рисунок выложенный руками Квентина. [nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

+2

14

Просыпаться не хочется. Не хочется настолько, что Квентин вжимается лицом так, что есть риск задохнуться.
Вчерашнее бьёт в голову, заставляет сжимать пальцы и закусывать губу, чтобы убедиться, что это не сон. Не бывает, не может быть всё так.. хорошо? Да, они в сказке, но сказки, как оказалось, то ещё дерьмо. Но нет, это не сон. Он, затаив дыхание, медленно падает в это осознание, когда понимает, что вжимается лицом в шею Элиота, невыносимо приятно пахнущую.. самим Элиотом. Его кожей, свободной от парфюма. Что пальцы сжимают узкое бедро, едва прикрытое лёгким одеялом. Что ноги совсем не идиллично затекли, потому что узкая кровать и для одного то тесновата, а сейчас их на ней двое и добрую часть пространства занимают длинные ноги Элиота. И Кью улыбается, выдыхая медленно и спокойно, и ему плевать на все неудобства, потому что даже в самых смелых фантазиях и самых  реалистичных галлюцинациях не бывало так хорошо. Хорошо так, что сердце будто пропускает удар, хорошо так, что от этого физически больно. Он не хочет не то, что вставать, а даже шевелиться и, кажется, готов потратить чёртову прорву времени, глядя, как Элиот посапывает носом в подушку, иногда морщась сквозь сон на трели птиц. И это пугает. Потому что на них ответственность не только за них самих и друзей, а за весь хренов магический мир. И только это заставляет сесть на кровати, просыпаясь окончательно, позволив себе лишь пару минут на то, чтобы прийти в себя и, встав, вползти в одежу. Изрядно потрёпанную одежду, отмечает Квентин, разглядывая  дырку на толстовке, но быстро забивает на это. Какая разница, в конце концов, есть дело посерьёзнее. И пока он займётся им один, для него критично важно дать Элиоту поспать немного дольше.
Сегодня, кажется, о Великолепии Жизни он  может рассказать больше. Намного больше. Сегодня никаких чётких рисунков, глиняные плитки ложатся туда, где, как кажется Кью, им самое место. Мозаика собрана на добрую треть, когда он чувствует прикосновение к волосам, к виску, к скуле, прикосновения почти невесомые, но такие мягкие, что улыбка расползается сама собой.
- Почти. Но до утра гораздо ближе, чем до вечера, - Квентин переводит взгляд с Элиота  на мозаику и хмурится, но буквально на секунду. - Первый. Я решил не торопиться, - выстроенные на рамке мозаики башенки цветных плиток  на секунду напоминают башни Белого Шпиля и голова слегка кружится. Чёрт, это ведь их королевство. Точнее, будет их в том времени, а в этом они.. никто? два отшельника занятые странным делом? Кью мотает головой, от чего чёлка выбивается из хвоста, и косится на Элиота, который завис над собранным куском с видом заправского искусствоведа. Косится чуть дольше, чем стоило бы, и, словно скрывая это, передаёт ему зелёный квадратик, кивая  на место ровно у его руки. И, едва тот заполняет этот пробел мозаики, всё же решает заговорить. О том, что когда-нибудь придётся оформить в слова. О вопросах, на которые им когда-нибудь придётся ответить друг другу и себе.
- Чтож.. - Квентин осекается, внимательно глядя куда-то в сторону леса, и так и не может заставить себя договорить то, что за этим должно следовать.
[nick]Quentin Coldwater[/nick][status]Коронованный чмошник[/status][icon]https://i.imgur.com/DIf3qyx.jpg[/icon][sign]Fuck..[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">КВЕНТИН КОЛДУОТЕР, 23</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>[/rus_n_fn][lz]Студент Брэйкбиллз, эксперт по Филлори и один из её правителей, мастер неудач, начинающий алкоголик. Ботан и книжный червь с неистребимым пристрастием к фокусам.[/lz]

+2

15

Вне пределов маленькой хижины дышать всегда легче. Воздух нравится Элиоту и не важно, что это уже банальная наркомания, они все тут наркоманы, включая тех, кто создавал этот Филлори. Одни только говорящие животные с которыми можно заниматься сексом, они же могут дать согласие чего стоят. Люьис Кэролл нервно курит в углу ломая пальцы, от своей несостоятельности, со своей Волшебной Страной.
Алиса бы не выжила тут. Алиса бы сдохла на подступах к Филлори.
Элиот забирает из рук Квентина зеленый квадратик и кладет его на место. Абстрактный рисунок определенно ему нравится. Куда больше, чем предыдущие варианты похожие на детские рисунки: пиксельные закаты, цветы или любой другой вариант изображающий что-то настоящее. В этом куда больше чувств, отражения самого Квентина, и Элиот смотрит с интересом, забывая на время о том, что его беспокоит. Отсутствие структуры, хоть какого-то порядка, сплошные яркие всполохи. Квентин Колдуотер успел измениться за это время.
Элиот поднимает взгляд, услышав голос и сердце делает чертов переворот четыре раза без подготовки, хотя нихрена не акробат.
- Давай прибережем все раздумья для мозаики, ладно? - он позорно бежит, прикрывается их общим делом, знает что Квентину дорого и бесстыдно пользуется этом знанием. Спасение Филлори, спасение друзей, оставшихся там, стоит на первом месте для них обоих, хотя гораздо больше ему хочется, чтобы кто-нибудь спас его. Вытащил из пропасти куда он с таким восторгом прыгнул.
Вот она твоя нора, Элиот. Ни в чем себе не отказывай.
Элиот не хочет озвучивать все то, что произошло, разбирать, пытаться понять чувства. Они просто есть, они на поверхности, они бьются пульсом под кожей, когда Квентин рядом или касается его, передавая плитку. Ему нравится как по телу проходит горячая волна от таких мимолетных прикосновений, улыбок адресованных только ему, больше никого тут просто нет, так что можно купаться в этих эмоциях, даря свои в замен.
Ему нравится оказываться незаметно рядом, лукавым шепотом склонять Квентина к падению, отвлекать на безобидные мелочи или не совсем безобидные, это уже не важно, чтобы потом вернутся к новому варианту Великолепия. И вот же незадача, при всем действительно великолепии их жизни, треклятая мозаика никак не складывается ни в первый, ни в тысячный раз. Элиот злится и боится, что он не способен почувствовать, а значит и подарить кому-то хоть немного счастья, не говоря уже о Все Великолепии Жизни.
Его кидает из крайности в крайность, от "мы сможем, осталось всего чуть чуть, уже завтра все будет готов" до "это провал, Кью"  Элиот теряет надежду, что они справятся, а потом насильно заставляет себя подобрать. Негоже ей валяться на земле.
Но больше всего он боится привыкнуть к этому чувству счастья и спокойствия, потому что потом будет мучительно больно выдирать его из себя. Потом - когда они вернутся. И Элиот отчаянно мечтает чтобы все это закончилось быстрее, пока он не успел привыкнуть, пока Квентин не въелся под кожу. Элиот и до этого был зависимым. Сейчас это достигает потолка и только чудом ему удается удерживаться на грани. [nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

+2

16

Больше всего Квентин боится очаровательно-надменного, - о, сколько он на это насмотрелся в Брейкбиллзе, - фирменного похлопывания по  щеке от Элиота с "детка, мы отлично провели время, но это была всего одна ночь". Обычно он на это неизменно закатывал глаза и обречённо улыбался, - перевоспитывать друга? Да зачем? И никогда, даже в самом ебанутом наркотическом трипе не мог представить, что  попадёт в такую ситуацию. Чёрт, да ведь даже после того пьяного секса - это он оборал и Элиота, и Марго. Но сейчас, когда рука Элиота дёргается, Квентин замирает. Но рука всего лишь меняет положение на мозаике, скрывая ладонью красный квадрат и прикрывая пальцами белый, а на Колдуотера неотвратимо и всем весом обрушивается полное осознание того, что они поменялись. Невозможно пережить столько, сколько прожили они, и остаться прежними, но Квентин и не думал, что пропасть такая огромная. Тот же Элиот вырос от короля вечеринок, до верховного, мать его, короля, самой настоящей, блин, страны. У Элиота совершенно другой взгляд, другая улыбка. И будто он отшивать стал мягче? Кью задумывается и долгие несколько секунд разбирает фразу Вога, анализирует, как формулу - чёрт, иногда Колдуотера самого тошнит от того, какой он  зануда, - препарирует и разбирает на составляющие. Пока, наконец, до него не доходит, что это не "Кью-ты-милый-но-иди-к-чёрту" и не деликатное "оу-прости-вчера-были-эмоции". Это просто.. путь? потому что когда, если не сейчас, у них есть шанс закончить чёртову мозаику. Сейчас, когда они оба, вместе знают о Великолепии Всей Жизни больше. Когда действительно  есть, что сказать. И с плеч как будто сваливается груз, отчего Квентин с улыбкой кивает.
- Да.

Если бы Квентин продолжал вести "филлорийские записи" - наверно, шёл бы уже девятый том. И эта глава  называлась бы "Ребята, вы не поверите, что Филлори творит с счастьем". Подстава Филлори номер-хрен-знает-какой: от счастья может быть больно. Совсем идилличной картине мешает только грёбаная мозаика, которая словно издевается над ними, раз за разом показывая, что они её нифига ни в чём не убедили и что популяция нулей в количестве возможных комбинаций по-прежнему нуждается в сокращении. Вот только теперь мозаика всегда складывается медленнее. Можно привыкнуть к тому, как бросает в жар от случайных прикосновений и взглядов, можно привыкнуть к манерам Элиота, только во втором случае никакая привычка  не поможет сохранить голову чистой, когда Элиот, словно выжидая момент, когда Квентин особенно глубоко погружается в  выстраивание квадратиков, оказывается рядом, с мягким шепотом и невесомыми прикосновениями, от которых даже деревянный кусок руки словно что-то чувствует. Иногда хватает перерыва на поцелуй, чтобы вернуться к работе, иногда, когда Элиот спокойно и с улыбкой шепчет на ухо о перспективе дальнейших действий, работа посылается к чёрту. Да, конечно они ссорятся. Когда Элиот впадает в отчаяние из-за очередной раз не так собранной мозаики. Когда Кью психует и взрывается со всей присущей эмоциональностью. И просто потому что невозможно существовать в мире  и спокойствии дни и месяцы, особенно когда характер у обоих и близко не лежал с понятием "идеальный". А вот быть счастливым всё это время - можно. Споря о цветах, перебрасываясь дежурными шутками, долгими ночами  на узкой кровати, на подобии дивана на улице и банально на пледе, расстеленном поверх очередного варианта мозаики.
И Квентина затягивает липкий страх. Даже не столько за себя, сколько за Элиота. Себя он полностью отдал ещё тогда, в первую годовщину, отчаянно, без сомнений, беззаветно и безвозвратно. Но готов ли Элиот к этому? Просил ли он о том, чтобы стать центром чьей-то вселенной, хотел ли этого, готов ли к такому? Да, чувства Квентина, привыкшего быть честным, чистые, искренние и такой силы, от которой он, будь это магия, стал бы ниффином. Да, Элиоту он верит, он знает, что не в привычках последнего врать о том, что он чувствует. Но, - к сожалению или к счастью, - до Квентина уже с полгода, как дошло, что он на "особом положении", если можно так сказать. Что его, если есть возможность, Элиот будет оберегать от того, что может пошатнуть ну охренеть хрупкое душевное равновесие. Чёртов неправильный мозг..
И Кью, когда Ариэль приносит корзинку с свежими персиками и сливами, отвешивает неуклюжий комплимент на её оскорблённую реплику об измене парня. Позже - ещё один, получая в награду улыбку.
Он снова падает в состояние "пошло оно всё". Теперь - без единственного, кто действительно имеет достаточную власть, чтобы не дать это сделать.
Он снова живёт зачем-то. Конечно важным, как иначе. Вот только ничего нет за этим "зачем-то".
Он неделями учится смотреть на Элиота и касаться его так, чтобы не было перекрывающей всё и выбивающий воздух боли.
Со стороны кажется, что на этой полянке всё по-прежнему хорошо. Что Элиот и Квентин довольны, насколько это возможно, жизнью, что Ариэль будто и должна здесь быть. По большей части по вечерам, правда, днём она пропадает где-то со своей вечной корзинкой персииков и слив. С переменным успехом, Квентин убеждает себя, что всё просто, блять, прекрасно. Что мозаика, вошедшая в стадию ежедневной рутины, вот-вот сложится. Если его сын, конечно, не попытается снова вытащить плитку, чтобы попробовать её на вкус. Но его, обычно, в такие моменты ловит Элиот, возится, отвлекает. И в такие моменты вся иллюзия счастья рассыпается на глазах, из памяти всплывает то, зачем он вообще так сделал. И Вог с такой искренне счастливой улыбкой играет с их сыном в "полёт", что Кью понимает: всё правильно.
Стоп. С его сыном.
Колдуотер всё ещё не умеет врать..[nick]Quentin Coldwater[/nick][status]Коронованный чмошник[/status][icon]https://i.imgur.com/DIf3qyx.jpg[/icon][sign]Fuck..[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">КВЕНТИН КОЛДУОТЕР, 23</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>[/rus_n_fn][lz]Студент Брэйкбиллз, эксперт по Филлори и один из её правителей, мастер неудач, начинающий алкоголик. Ботан и книжный червь с неистребимым пристрастием к фокусам.[/lz]

+2

17

В их первую крупную ссору Элиот серьезно не знает, что делать. Все остальные были мелкими, улаживались быстрее, чем за несколько часов, без особенных душевных страданий и метаний, потому что впереди маячил квест. Точнее не квест, это было бы слишком цинично даже для Элиота - друзья, оставшиеся впереди, нуждающиеся в помощи и без этого гребанного ключа все будет напрасно. И вот сейчас эта ссора, буквально на пустом месте. Элиот раздражен не меньше, провожая Квентина взглядом и где-то внутри себя думает, что так и должно быть. Пусть лучше он будет на него злиться, ненавидеть, чем слепо доверится тому, кто не умеет ценить то, что у него есть. Может хоть это снизит градус его нежности во взгляде, от которой у Элиота внутри все переворачивается и он готов на все, чтобы Квентин продолжал смотреть и улыбаться. Невозможно бежать от того, что тянет как магнит, заставляет трещать по швам весь идеально подогнанный костюм, влезает под кожу, оставаясь там намертво въевшись в душу. Элиот больше не чувствует, что может контролировать свою жизнь и это пугает, в то время пока он держит его руку.
В первую крупную ссору Элиот уходит в лес, оставляя Квентина одного, в надежде, что когда вернется, во взгляде появится хоть капля холода. Лес принимает его молча, позволяет шляться по своей территории, найти укромный уголок, где можно устроиться в корнях деревьев и опустошать бесконечный запас из фляжки. Элиот справляется с этим великолепно, он вообще со всем, что уничтожает его, справляется прекрасно, поэтому к глубокой ночи он едва держится на ногах и совершенно не боится заплутать. Не в его состоянии вообще хоть чего-то сейчас бояться. Даже его внутренний голос, имеющий голос Марго благоразумно молчит, не пытаясь воззвать к разуму.
У дома его на удивление никто не встречает и мозаика ровно в том же состоянии как и тогда и Элиот несколько минут задумчиво на нее смотрит, пытаясь понять где в этих квадратиках изображающих голову странного животного, зеленого цвета, на фоне оранжевого моря, спряталось Великолепие Всей Жизни. Выходило крайне хреново, впрочем, как и всегда. Ни один из вариантов не был хоть сколько-то идеальным для того, чтобы проклятая магия сработала. Скрипнув зубами Элиот перешагивает через пирамидку из плиток, а те будто назло цепляются за штанину и через чур громким звуком рассыпаются по незаконченному полотну.
- Вот тебе и великолепие, - изрекает Элиот, даже не глядя на то, что оставил после себя. Как и всегда. Он никогда не смотрит.
Утро приходит к нему с похмельем, с которым он уже научился справляться, непривычной тишиной и холодом. С этим он тоже научился справляться, но беспокойство все равно подступало медленно и уверенно, отвоевывая себе пространство в душе. Что-то было не так. Элиоту приходилось и раньше вести себя отвратительно, они оба сталкивались с этими неприглядными моментами. Но утром обычно все решалось извинением.
- Кью, прости, я вчера погорячился..
Он был готов ко всему: к обиде, мрачному взгляду, к плохой шутке в стиле Колдуотера, но не к этому. Он не был готов к бесцветному равнодушию, без капли хоть какой-то эмоции. Элиот почувствовал, что умирает в эту же секунду. Будь он немного внимательнее или не так увлечен собственным побегом от самого себя, он бы понял в чем дело гораздо раньше. В треклятой Филлори не было таблеток и антидепессантов.
Блядь. Ты допрыгался, Элиот Вог.
Он не знает, что с этим делать, стоя посреди того же узора, что он застал в ночи, с рассыпанными по нему кусочками недособранной картинки. И решает, что лучший способ это дать ему время. Элиот прекрасно знает, что время ни черта не лечит,  он знает, что время самый худший враг. На осознание  этого у него уходят сутки, когда он старательно заканчивает под равнодушным взглядом Квентина его же рисунок. Он не пытается привлечь к работе, чтобы безнадежность этого занятия не ухудшило положение, но по итогу делает все ровно наоборот. Отсутствие результата, в очередной раз превращает вязкую тишину в гребанное болото, в котором теперь они тонут вдвоем.
И Элиот выпустил чужую руку как распоследний трус.
На следующий день Квентин даже не встает с их маленькой и неуютной кровати, а Элиот отчаянно думает о Заводи Чатвинов, той самой, где Руперт вылечил ногу. Элиоту приходится смириться с тем, что он в высшей степени кретин. Это так просто не лечится и Филлори совсем не добрая сказка, где можно получить благодарности за то, что помог кому-то. Филлори не про "каждому по заслугам". Филлори про "не сдохни, пока делаешь" 
Еще несколько дней Элиот подбирает ключи к Квентину, будучи с ним до дрожи нежен, его тошнит от самого себя, потому что это вынужденное действие, он ненавидит себя за то, что позволил этому случиться. Он ведь мог этого не допустить, ему просто надо было позволить происходящему происходить. Позволить счастью от улыбки Квентина стать постоянным. Когда, наконец, он привыкает к щемящей нежности и заботе, Кью становится лучше, а Элиот теперь безумно боится причинить ему боль.

Он не знает, как это произошло, но когда слышит смех Ариэль и Квентина на заднем дворе, его будто отпускает. Отпускает то, что так намертво привязало его сердце к чужому. Ему почти не больно и он почти  счастлив.  Элиот почти поверил, что он имеет право на обычное счастье. Но Филлори все еще не про это. Филлори до сих про про "сдохни, пока делаешь".  Элиот любит Квентина молча, на расстоянии, и ненавидит Ариэль жгучей ядовитой ненавистью, от которой самому страшно. И это чувство проедает дыры в его броне, когда Квентин сообщает, что у них будет ребенок.
Мозаика становится рутиной, надеждой, снова рутиной, причиной его алкоголизма и снова целью. 
Тедди становится отчаянной любовью Элиота.
Ариэль начинает понимать, что никогда не была матерью своего сына и Элиоту крайне плевать на то, что она думает.
[nick]Eliot Waugh[/nick][status] Lips on you[/status][icon]https://i.imgur.com/kFR03P0.jpg [/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=157&p=5#p448293">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Бога (01-05-2020 12:35:55)

+2

18

Время не лечит, нет. Да какое не лечит, от него даже грёбаного пластыря не дождаться! Пропаганда оптимизма и насквозь фальшивая иллюзия счастья давят на нервы, на душу, сковывают мысли и эмоции. Нет, нельзя сказать, что Ариэль Квентину безразлична, вовсе нет: она прекрасная девушка, довольно умная для филлорианки, добрая, очень симпатичная. Но к ней он не чувствует ничего, кроме дружеского тепла и какой-то привычки. Сложно быть безразличным к человеку, благодаря которому стал отцом.
И Квентин снова погружается себя, на этот раз не мрачно и безнадёжно, а спокойно, терпеливо ожидая ту грань, за которой кончится всё, проснётся давно забытая, казалось бы, но привычная пустота без признаков чувств и эмоций. Ждёт, когда так перестанет болеть что-то внутри по Элиоту, бесконечно тёплому, понимающему настолько, что иногда хочется его встряхнуть, может - наорать, чтобы он уже подумал о себе, а не о том, как облегчить кому-то (ему, Квентину) жизнь. И это так по-идиотски, что иногда Квентина душит горький смех. Учить быть эгоистом самого эгоцентричного, наглого и самовлюблённого ученика за всю, наверно, историю Брейкбиллса и, точно, - за всю историю отделения Магии Физического Воплощения. Но время идёт, каждый взгляд на Элиота - это всё та же ноющая боль и совершенно безнадёжная тоска. Потому что чувства, чтоб их, никуда и не думают деваться, потому что то, что он, по идее, должен чувствовать к своей жене - он чувствует к Элиоту. И то, как Вог оживает, светится пресловутыми счастьем и любовью, когда возится с Тедди - не помогает совершенно. Иногда Квентин даже не знает, кто из них двоих, - он или Вог, - любит сына больше.
Мозаика для Квентина что-то, что он уже переживал, когда - сейчас это особенно иронично, - отказался от магии, волшебного мира и Филлори. Но вместо бесконечных диаграмм и потоков цифр - семьсот восемьдесят четыре плитки пятнадцати цветов. Вместо серого и почти неуютно огромного кабинета и кофе с добавленным туда виски - лесная полянка и опиумный воздух. Это такая рутина, что руки двигаются почти на автомате, иногда с подсказкой Элиота, иногда без. Мысль о том, что мозаику закончить надо - тупая и фоновая, беспокоящая лишь едва, как не до конца заживший шрам. Они должны. Он должен. Должны сделать, закончит её, добыть хренов ключ и вернуть долбанную магию друзьям и в мир. Вот и всё, тут, в принципе, всё просто.

- Эй! Ну-ка верни, - он забирает у подросшего уже сына зелёный квадратик. Потом красный. Потом с осуждением смотрит и достаёт из его кармана белый. - Это не игрушки, Теодор, - да, Тедди кажется очень весёлым, как они с Элиотом могут и час, и два искать недостающие детали, Квентин - шутливо ругаясь, Элиот - ведя с сыном ласковые, но крайне серьёзно звучащие торги и переговоры. Ариэль забирает Тедди, а Кью смотрит на Вога устало, но слегка улыбаясь. - Сегодняшний вариант похож на кислотный трип. Это тянет на Великолепие Всей Жизни?
Сегодня ему чуть лучше. Как бывает раз в год, когда привычка отсчитывать дни глухим уколом куда-то под дых напоминает, что прошло уже несколько лет с тех пор, как они здесь. Он старательно не думает о том, что для него куда важнее тот день, который на год позже даты их прибытия. И тот, который на два тоже. И мог бы быть третий, дальше, дальше, если бы он, Квентин, не был клиническим идиотом. Или если бы любил Элиота хоть немного меньше. Но это традиция, когда горит костёр, когда Ариэль уже спит в доме, мозаика прикрыта небрежно наброшенным пледом - чтобы хоть недолго её не видеть, - когда они с Элиотом сидят на подобии дивана, а между ними мирно спит Тедди.
- За наш очередной и на этот раз точно последний год здесь, Элиот, - Чашка с глухим стуком касается чашки Вога. Квентин не шепчет, но голос негромкий, сейчас ему действительно хорошо и расслабленно. Может, дело в том, что его рука слегка касается руки Элиота. А может в том, что домашнее персиковое вино всё же получилось крепковатым, тут он судить не берётся. Но, на всякий случай, не шевелится.
Он не знает, что такого могло произойти ночью (даже сейчас, после пробуждения, он себя поймал только на том, что руку Вога держит уже не едва, но очень, предельно целомудренно и по-дружески), но Ариэль, разбудившая  его, больше напоминает фурию. Он рефлекторно вскакивает и успевает прошептать.
- Не надо. Ты разбудишь Элиота и Тедди, - и, наверно, это зря. Потому что будить то она их не будит, но, стоит отойти за дом, Квентин узнаёт очень много нового о себе. После - об Элиоте. И вот это уже мимо ушей не пропустить, а возразить?.. На часть он вскипает, но держит себя в руках, чтобы не сорваться на ответный повышенный голос. На ещё одну часть.. что тут возразить на то, что она "видит, как они иногда смотрят друг на друга"? Что возразить на то, что Вог "уж слишком много времени проводит с Тедди" и её саму "будто лишний раз к нему не подпускает"? А вот не сдержать смех в ответ на то, что Элиот словно хочет её взглядом заморозить - наверно ошибка. А, нет, точно ошибка судя потому, как узенькая, но удивительно увесистая для таких скромных размеров ладошка впечатывается в щёку, обжигая и заставляя поморщиться. Ладно, это было справедливо. Так что Квентин, под всяческое неодобрение, всё же помогает ей собрать корзинку с фруктами и, когда прямая спина Ариэль скрывается далеко на тропинке, снова возвращается на диван. Сейчас, в свежей рассветной тишине, дышать и думать намного легче. Сейчас, когда никто не видит, очень просто провести пальцами по волосам спящего и настолько красивого, что щемит внутри, Элиота, скользнуть ими по второй день не бритой щеке, чуть сложнее - поцеловать в самый уголок растянутых в едва заметной улыбке губ.
- Элиот, я.. - эти слова он хочет сказать, который год, но договорить не успевает, Тедди ворочается, трёт глаза и Квентин подхватывает его на руки, целуя в лоб и поправляя на нём сбившуюся во время сна курточку. - Пойдём, надо приготовить завтрак нам и Элу, - он задерживается только для того, чтобы дать заботливому Теодору поправить одеяло на Воге "он же иначе замёрзнет, пап!".

Отредактировано Quentin Coldwater (06-05-2020 17:03:27)

+3

19

Где-то в самом начале этой истории Элиот верил в сказку, верил в то, что сказочная страна должна быть сказочной. Даже тогда, когда появился Зверь - Мартин Чатвин. Даже тогда, когда ему пришлось смириться с участью остаться в Филлори навсегда. Где-то глубоко внутри, он все еще верит, что все это закончится и сказка наконец-то станет волшебной. Волшебной она действительно была, но очень короткий промежуток времени. А потом она превратилась в страну ужасов, и выхода из нее не было, потому что куда не дернись, куда не посмотри одно и тоже. Каждое гребанное решение тащит за собой десяток проблем и где уж тут быть сказке, самая настоящая реальность. Кажется, он все же словил проклятый передоз и прекрасный трип превратился в его личный бесконечный кошмар. Где в главных ролях выступали Квентин, Тедди и Ариэль. Элиот может только беспомощно смотреть на то, во что превращается все это Великолепие, рассыпающееся у него на глазах, осколками застревающими где-то внутри, отдающими тупой ноющей болью. Элиот приходит к мысли, что Великолепие не несет в себе только счастье от которого по началу кружилась голова. Оно несет в себе еще добрый десяток болезненных эпизодов.
Каждый новый день был идентичен предыдущему. Ровно те же действия и ничего нового. Для Элиота живущего одним днем, без будущего это тоже становится пыткой - он знает все наперед, тут не нужно быть предсказателем. Утро, завтрак, мозаика, обед, мозаика, ужин, мозаика до тех пор пока горит огонь, сон. И Квентин, смотрящий на него все стой же нежностью и любовью, без которой Элиот вряд ли бы выжил. И так изо дня в день. Каждый проклятый день оставляющий на его сияющих золотом доспехах вмятины.
Из года в год. Он уже не ведет счет времени и единственной отметкой становится тост, который не меняется. Тоже. Они все еще надеются, что закончат свой квест. Элиот снова лжет себе, когда поднимает кружку за него. Он не хочет, чтобы это заканчивалось. Внутренний голос, все еще звучит как Марго (он пока еще помнит ее голос) и спрашивает, это ведь именно то, чего ты хотел, зачем ты бежишь? Элиоту становится страшно. Нора в которую он угодил и не думает заканчиваться. Она бездонная.

- Тедди! - Элиот подхватывает сына на руки, поднимая к небу и смеется. Пожалуй, самым искренним смехом, - Сегодня мы будем снова собирать мозаику с папой, да? - тот отвечает ему таким же искренним смехом, раскидывая руки в стороны, будто летит. Элиот не думает над тем, почему слова "папа" так легко ему даются. Он вообще старается не думать, потому что иначе в нем живого места не останется. Умение "не думать о том, что может принести боль" начинает просаживаться под натиском бесконечных мыслей, от которых алкоголь уже не спасает.
Вог не спрашивает где Ариэль не потому что ему не интересно, хотя чего греха таить ему правда это не интересно, а потому что всякий раз когда он говорит о ней с Квентином, он меняется в лице, словно угасая. Совсем незаметно для окружающих, но не для Элиота. Он сквозь сон слышал звук хлесткой пощечины и понимает, что Ариэль гораздо умнее, чем могла показаться на первый взгляд.
Ариэль возвращается поздним вечером, когда Квентин с Тедди уже спят, а Элиот с задумчивым видом рассматривает очередной несложившийся узор у которого не хватает всего лишь одной плитки. Отблески пламени сверкают в ее глазах и Вог вздыхает, ощущая спиной ее взгляд. От него должно тянуть холодом, но Элиот не чувствует ровно ничего, оборачивается и улыбается ей. Приветливо, тепло и насквозь фальшиво. Они не ссорятся, не выясняют чье место кто-то из них занимает. Они оба лучше других понимают, что изменить ничего невозможно. Ариэль ставит полу пустую корзинку на стол и бросает Элиоту персик. А он его ловит и вгрызается в сочную мякоть плода, позволяя сладкому соку пачкать и руки и лицо.
А через месяц Ариэль уходит.
Уходит без скандала, напоследок улыбаясь Элиоту заботливой улыбкой, в которой он читает: "Позаботься о нем и Тедди", а он вместо благодарности отчаянно ненавидит ее еще больше. Она смогла выбраться из этого райского ада, пахнущего персиками и сливами, звучащего детским счастливым смехом, оставив Вога разбираться со своими демонами самостоятельно. Тонкая нить, которая он думал порвалась, натягивается с новой силой.
Все ободряющие и понимающие слова застревают в горле, когда он обнимает плачущего Квентина. Нить безмолвно обрастает новыми витками, становится крепче и бежать уже некуда. Элиот бережно принимает оставленный ему дар, по другому он просто не может. Он не может поступить плохо в отношении Кью, потому что иначе не простит себе этого. Для хорошего конца здесь должно было быть всего два человека. Губы чуть заметно растягиваются в улыбке, когда он целует Квентина в висок, поглаживая пальцами затылок. Когда он накрывает одеялом задремавших диване Квентина и Тедди. Когда в какое-то утро видит блеклую, но все же улыбку, адресованную ему.
Ему все еще страшно, но выхода у него нет. Квентин и Тедди это все что у него осталось, потому что друзья, ради которых все это затевалось, стали недосягаемы и в прошлой жизни. Выцветаюшие фотографии с их лицами, их имена и зачем они здесь каждый день заставляет вспомнить только мозаика. Но голос Марго, больше не звучит в голове. Как он забыл его?
[nick]Eliot Waugh[/nick][status]I'm so proud of my private hell[/status][icon]https://i.imgur.com/kZmMj0Q.jpg[/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=157&p=5#p448293">Элиот Вог, 24</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Истинный король Филлори без своего королевства, алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Бога (17-05-2020 00:26:49)

+2

20

День не просто не клеится: он идёт по швам, расползается, рассыпается и становится тем самым Действительно Хреновым Днём, который бывает иногда у каждого. Квентина раздражает всё: то, что Тедди сегодня в особенно приподнятом настроении и квадратики мозаики исчезают в два раза чаще, то, что щека слегка саднит, что рассыпанные утром несколько слив, оставшиеся незамеченными, валяются раздавленными на крыльце. И особенно раздражает безграничное понимание в глазах Элиота. В глубине души ему даже хочется, чтобы он спросил про Ариэль или в чём дело, чтобы высказать всё, что не очень-то можно обрисовать словами, но так хочется выпалить, чтобы оно, наконец, перестало так давить. Но только в глубине души. В картине мира Квентина это то самое его личное дело, правда о котором не считается обязательной к высказыванию. Так что он совершенно спокойно и мягко забирает у сына плитки, совершенно спокойно, правда не до конца сумев скрыть отчаяние, улыбается Элиоту, когда тот забирает Тедди на своё попечение, совершенно спокойно выкладывает плитки мозаики, больше всего на свете желая расколотить каждую из них прямо сейчас. И сегодняшний вариант давит тем сильнее, что бесполезен изначально: если сегодня мозаика сложится, значит, Великолепие Всей Жизни - это натянутые нервы, мерзкая горечь во рту от невысказанных мыслей и риск взорваться от любой мелочи. А до такого извращения, уверен Квентин, не может докатиться даже Филлори. Остатки рисунка, при помощи Элиота, Колдуотер выкладывает честно стараясь, но больше всего желая, чтобы эта цветастая порнография на сегодня закончилась, и, едва закончив с делом, он валится на уличный диван. Вроде просто отдохнуть, но он сам не понимает, когда успевает заснуть. Он не понимает, во сне или наяву к нему под бок приползает Тедди, во сне или наяву Вог укрывает их обоих одеялом (это, наверно, всё же не во сне, потому что становится теплее). А вот то, как возвращается Ариэль и их немой короткий разговор с Элиотом - точно сон. Потому что между ними двумя сквозит какое-то понимание, словно есть что-то, о чём они давно договорились. Потому что выглядят они одновременно и как добрые друзья, и как кто-то, между кем уже давно холодная война. И, проваливаясь глубже в сон, - туда, где, как Квентин надеется, уже ничего не приснится, - он морщится от невыносимо терпкого и сладкого запаха свежих персиков.

А через месяц всё летит к чертям.
Тщательно выстраиваемая столько лет иллюзия счастливой жизни рушится в один момент и с лёгкой улыбкой Ариэль. Честная, всё ещё добрая, совсем не злящаяся, - господи, насколько Квентину было бы проще, если бы она на него наорала или даже отвесила ещё одну пощёчину, - спокойно объясняющая, что это не для неё и, тем более, не для него, что они втроём и так прекрасно проживут, а ей хочется совершенно не такой жизни. Она очень спокойно объясняет, куда отправлять учиться Теодора, когда он немного подрастёт, чтобы им не пришлось отвлекаться от мозаики слишком надолго, совершенно по-бытовому напоминает не забывать о том, что в жизни очень много хорошего, говорит ещё что-то тёплое, от чего Квентину приходится сжать зубы, чтобы не заплакать прямо при ней. С Тедди она прощается совсем коротко, хотя едва ли равнодушно, улыбается Элиоту и уходит. Вот так вот просто. Со своей вечной корзинкой фруктов, прямая, лёгкая и красивая. Такая замечательная и которую Колдуотер так и не смог полюбить так, как надо.
Квентину даже не стыдно, что когда сын увлекается рисованием и не требует внимания, он по-простому и банально плачет на плече у Вога. Плачет, потому что очередной раз всё сломал. Может, и правда права мама, пока её утверждения о том, что он всё ломает, только подтверждаются. Чёрт возьми, да он сломал даже грёбанную магию! Каково, а? Может, это и есть его специализация: ломать всё, к чему прикасается? Немного из собственных мыслей вырывают только руки Элиота, тёплые, крепкие, уверенные и почти бережные. Тёплый поцелуй в висок, мягкие пальцы, зарывающиеся в безобразно отросшие и собранные в хвост волосы на затылке. Только вот хрена с два это помогает, потому что да, он делал то, что, как казалось, лучше для Элиота, только вот попутно разрушил то, что ценил отчаянно и всей душой. Он вцепляется в Элиота так, будто стоит отпустить - и Вог тоже исчезнет. Так, будто это в последний раз, будто не будет больше ни одной возможности оказаться так близко.
Следующие три дня Квентин помнит только отрывками. Он на автомате играет с Тедди, на автомате собирает мозаику, на автомате отвечает на какие-то вопросы Элиота, даже не вслушиваясь в них. Сжигает ужин тоже на автомате и легко капитулирует в ответ на мягкое "давай лучше я" от Вога. Мозаика перед глазами плывёт и ехидно усмехается, с кровати поднимает только мысль о Цели. Ключ-магия-друзья из прошлого в далёком будущем-всё-как-обычно. Тедди и Элиот, которые, видимо в порыве заботы о нём, копошатся с мозаикой сами, растрёпанные и скорее всего голодные. Ему снова нужно давно забытое элиотовское "мне нужны антидепрессанты", но это всё ещё Филлори. Какая ирония, когда-то книги о Филлори спасли его жизнь и заставили пойти на поправку. А сейчас - вот она! Всё твоё, Квентин, ни в чём себе не отказывай! Вот только что толку? Его двигатели - Элиот и Тедди. Помочь иногда с плитками, зарисовать, накормить, сделать вид, что всё хорошо, уснуть или просто уйти в дом при первой возможности. Его глухо, как сквозь вату, дёргает то самое, несколько лет назад, когда казалось, что скоро они закончат. Забота Элиота, почти невыносимая нежность, скрываемая тревога в чужом взгляде. Сейчас никто из них не может себе этого позволить. И Квентин уповает на опиумный воздух, гонит все злые и дурные мысли, отчаянно, как Элиот с похмельем, борется с малейшими приступами жалости к себе и "ты-опять-всё-испортил-Колдуотер". Через три дня он начинает помнить почти всё, вот только это всё будто под толстым слоем серой краски и пытается придушить.
Возможно, помог опиум. Возможно, то, что Элиот, даже не приближаясь толком, всё равно ухитряется заботиться. Возможно то, что сейчас на нём ответственность не только за свою никчёмную жизнь, но и за того, кто ни в чём не виноват и который, Квентин слышал, тихо спрашивает у Элиота "пап, а папа болеет, да?". Через пару недель мир становится чуть ярче. Ещё через неделю вершиной мечтаний Квентина перестаёт быть "забиться в уголок и исчезнуть там". Через месяц он почти в порядке и утром, держа на руках Тедди, улыбается через его плечо Элиоту, пока ещё устало и так, будто разучился это делать, но совершенно искренне.
Ему иногда снятся Земля, Брэйкбиллс и друзья. Снятся, как какая-то хроника, так, словно он смотрит на них со стороны. Иногда после таких снов нестерпимо чешется и противно болит татуировка, иногда саднит плечо, там, где дерево пришито к коже. Сны не всегда приятные. Но это тоже задевает мало. Он не может толком вспомнить лиц и не может вспомнить голоса. И попытки тем бесполезнее, когда реальность врывается смехом или разговорами Элиота и Тедди, когда врывается реальностью пения птиц и кучи бытовых мелочей, которые с помощью магии делать, конечно, намного проще и быстрее, но делать надо. Врывается тем, что вот она, его жизнь, здесь и сейчас.
Через месяц и три дня, когда сын спит после обеда, Квентин выходит к мозаике, у которой собран один угол и, как когда-то давно, пинает одну из плиточных башенок на её краю. Синюю, отмечает он без особого интереса.
- Ой, - Кью выдаёт это максимально равнодушно и с видом, в котором ни малейшей капли сожаления. Смотрит в глаза обернувшемуся Вогу и заправляет за ухо чёлку, которая, даже отросшая по плечи, всё равно ухитряется выбиваться из хвоста. - На сегодня всё, Эл, - Квентин не предлагает и не уговаривает, а просто ставит перед фактом. Ему до смерти надоело это цветастое безобразие и то, как оно превращает каждый день в грёбаный день сурка. - Знаешь, если честно никогда особо не любил персики. Мне больше нравятся сливы, - он садится рядом с Элиотом и задумчиво смотрит куда-то на лес. Воздух прохладный и чистый, тишина стоит та самая, особая, лесная, нарушаемая только пением птиц и дыханием их обоих. Сейчас это хрупкое равновесие и спокойствие не безнадёжное, а умиротворённое. Колдуотеру даже не обязательно смотреть вбок, чтобы знать, что Элиот улыбается той, странной и потрясающей, едва заметной и очень тёплой улыбкой от которой приятно дёргает внутри и которую Квентин так чертовски любит. Пропасть между ними как будто разом становится оврагом и Квентин знает, что нужен мост. Потому что иначе в чём вообще смысл?.. Прислониться плечом к плечу Элиота - довольно просто. Сжать его руку своей - ещё проще, несмотря на то, что даже от такого перехватывает дыхание и становится не то, чтобы жарко, а правильно. Это для него вообще сейчас самое правильное из того, что может быть. И, наверно, стоило бы сказать что-то более важное, чем идиотский факт о фруктах, но в голову настолько не идёт ничего хоть сколько-нибудь достойное момента, что Квентин улыбается с видом "о, чёрт" и "всё прекрасно" одновременно, поворачивая голову, слегка вытягиваясь, кладя подбородок на плечо Вога и медленно выдыхая ему в шею.

Отредактировано Quentin Coldwater (13-05-2020 20:39:42)

+2

21

Элиот уже чуть больше месяца не думает над тем, как ему теперь с этим жить. С тем, что мир из привычного, где он мог себя молча ненавидеть, пожирая изнутри, типично лукаво улыбаться, храня внутри застывшего себя, стал таким, от которого он сознательно бежал попав в это место. Тем, каким он считал для себя недоступным, недостойным и с кем угодно, но только не с ним. Уход Ариэль будто расставил что-то по своим местам. Элиоту все еще так же страшно, как и до этого, но он остается собой хотя бы в этом, и с замирающим от ужаса нутром, позволяет снова вернуться в тот год. Первый год, который они провели вдвоем, когда оба позволили себе не думать о последствиях. Нет, никаких крыльев за спиной он не чувствует, и пресловутый камень с души не падает, просто он взрослеет и ему уже даже не двадцать пять, а больше за тридцать. Юношеский максимализм стал звучать глуше, его трафаретный мир поменял полюса. Вог не знает плохо это или хорошо, он не хочет думать, потому что как только он погружается в эти мысли, сомнения вгрызаются в только ставшее заживать сердце. Оно не исцелено, оно все так же изранено, вряд ли его можно вылечить парой тройкой лет жизни в книжной стране, которая сказкой была только в детстве, но можно попытаться. Пусть пластыри выглядят слишком нереально, грозятся врасти в кожу и потом их будет гораздо больнее отрывать.

Элиот слышит за спиной керамический шорох, звук выбивающий из легких воздух и медленно оборачивается, заставляя себя не выронить цветную плитку из рук. От Квентина не тянет отчаянием и безысходностью, которые пропитывали воздух вокруг. Квентин перед ним спокойный и абсолютно уверенный в том, что делает.
- Не попробовав персик, нельзя быть уверенным в том, что больше любишь сливы, - Элиот чуть заметно улыбается, даже не тому как звучат его слова, как гребанная метафора их последним годам жизни, а теплу плеча рядом. Ему крайне наплевать на эту метафору, на все ее возможные вариации, потому что он не хочет сравнивать все, что с ними произошло, Элиот не ищет по привычке виноватых он и правда изменился, с несчастными и неповинным плодами. Рука Квентина, потемневшая от солнца и пыли, лежит в его ладони так естественно, что Вог безотчетно переплетает пальцы и поворачивается к нему в тот момент, когда Кью кладет подбородок на плечо. Элиот замирает, чувствуя на губах горячее дыхание и вглядывается в глаза. Он всегда знал, что они темные, но именно сейчас он словно видит их по новой, в первый раз. И цвет их далеко не просто карий, у зрачка они светятся темным золотом, будто накопленной мудростью, к краю темнеют и Элиот подается вперед, тепло касаясь сухих и обветренных губ. Он делает это осознанно, прекрасно понимая, что после повернуть обратно будет уже нельзя. Нельзя будет переиграть, использовать магию, чтобы стереть это вспоминание, он знает эти чары, даром что ли природный гений. Магия здесь не поможет. Чужое дыхание уже давно въелось под кожу, мимолетные касания остаются ноющим ожогом и хранимым сокровищем. На вкус губы Квентина точно такие же какими он запомнил их последний раз, немного терпкие от вина, горько-соленые от сожалений и податливо мягкие, до головокружения. Элиот поднимает руку, накрывая ладонью затылок Квентина, путаясь в отросших за это время волосах, немного выгоревшими от долгих часов за мозаикой. Он не планирует сожалеть об этом, проедая в себе новые червоточины для черной дыры в душе, не планирует винить себя за то, что произошло с матерью Тедди и то, что она могла испытывать, глядя на Вога. Он не думает о том, что это только его выбор, а не совместный. Отголосок прежнего я? Элиот просто целует, делая то, что хотел сделать давно. Он целует не отчаянно, не осторожно, словно пробуя, а не оттолкнут ли его, а спокойно, так как будто целовал его всю жизнь.
И так, как будет целовать его и дальше.   [nick]Eliot Waugh[/nick][status]I'm so proud of my private hell[/status][icon]https://i.imgur.com/kZmMj0Q.jpg[/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=157&p=5#p448293">Элиот Вог, 32</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Истинный король Филлори без своего королевства, все еще алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Бога (19-05-2020 08:03:41)

+1

22

Наверно, где-то здесь могло бы быть место для десятка заезженных клише, вроде "мир собирается из осколков и снова обретает краски", если бы кто-то писал хронику (Квентин искренне надеется, что тот, кто пишет книги их жизней, обойдётся без таких оборотов). На  самом же деле всё куда проще и банальнее: всё становится правильно. Так, как и должно быть, так, как шло до того, как Колдуотер решил, что прекрасно знает, как будет лучше и что делать. Он даже немного ждёт, что появится ощущение полёта и облегчение, будто сбросится груз, но становится просто ещё спокойнее. По совести, он не ждал большего, чем просто взять Элиота за руку, - Квентин вообще не амбициозен по натуре, - ему вполне достаточно просто ощущать его вот так, рядом, вплотную, его тепло и тонкие пальцы, слышать его дыхание и всё ещё слегка манерную речь с лукавыми нотками и лёгкими шутками. И только от поцелуя он понимает, насколько, на самом деле, ему не хватало Элиота. Ближе. Ещё ближе. Странно, наверно, так кошмарно, до того, что почти сводит лёгкие, скучать по человеку, который вот он, здесь и сейчас так близко и рядом, который прямо сейчас мягко сжимает руку и целует так, будто он вообще никогда не сомневался в том, как должно быть. Не сомневался в них. Поцелуй настолько уверенный, будто Элиот уже решил что-то за них обоих, раз и навсегда. И чёрта с два Квентин имеет хоть что-то против этого. Губы Элиота мягкие, слегка обветренные, с привкусом алкоголя, табака и трав. Слишком привычные и знакомые, будто не было этой.. разлуки? Сейчас Квентин словно моложе на несколько лет, словно они снова здесь совсем одни, и, в те моменты, когда не заняты мозаикой, предоставлены сами себе. С этого момента и дальше, - это Кью понимает как-то разом и совершенно спокойно, - больше не будет больно от случайных прикосновений, потому что обнять и взять за руку можно открыто, не съедая себя заживо мыслью, что так нельзя и неправильно. Рука на затылке что-то чертовски привычное и в то же время забытое, уверенность Вога, его решение, заставляет горячо выдохнуть в поцелуй, прежде чем Кью осторожно сползает с бортика мозаики, садясь напротив и обхватывая ладонями лицо Элиота, обводя пальцами скулы и целуя почти отчаянно, словно пытаясь сказать то, чему в жизни слов не подберёт. Извиняясь за свою чудовищную ошибку, рассказывая, как сильно скучал. Честно признаваясь, что ему страшно, всё ещё страшно за Элиота и, немного, за себя. Потому что да, им уже скорее за тридцать, вроде и дохрена, но всего ничего, а то, что чувствует Квентин больше всего похоже на "один раз и на всю жизнь". И это пугает. В голову неуместно лезут мысли о том, что вдруг мозаика соберётся завтра (сегодня чёрта с два хоть кто-то к ней подойдёт с целью собрать), что вот ключ, вот Земля, вот никакой магии, зато вот друзья и следующий этап квеста. Забудь, Кью, страну своей мечты (опошлившую самую светлую мечту об этой самой стране, вот ведь парадокс), забудь эту пасторальную добровольную тюрьму и забудь Тедди. Забудь о том, что теперь у тебя настоящая семья с тем, кого ты любишь.
- Чёрт, Элиот.. - шепот в губы хриплый и отрывистый, и Кью снова целует Вога, чуть спокойнее, словно только сейчас уверившись до конца, что это не бред, порождённый болезнью, и не морок от опиума. Конечно, есть то, что Квентин хочет сказать уже давно, но всё в нём протестует, потому что сейчас надо и честнее сказать немного другое. А ещё лучше заткнуться и не подвергать опасности этот невообразимо хрупкий, в понимании самого же Кью момент.
Руки сами собой соскальзывают на шею, большие пальцы обводят острый и упрямый подбородок, тронутый щетиной, а Квентин, закрыв глаза, прижимается лбом ко лбу Элиота, тяжело дыша, словно после спринта, сглатывая и прижимаясь осторожно, но так тесно, как только позволяет положение. Губы всё-таки растягиваются в счастливую, но совершенно безнадёжную, на грани отчаяния улыбку. О да, "спасение" Вога от того, что "он не просил" являлось беспрецедентной по про провальности операцией. Теперь есть не только они двое, не только Квентин, который всё ещё (и, кажется, без малейшего шанса на то, что это пойдёт на спад), беззаветно и так сильно, что самому не по себе, любит Элиота, теперь есть ещё и уже слишком привычная жизнь в этой филлорийской заднице мира, есть, чёрт возьми, сын, который не просто называет, а искренне считает Элиота папой. Такой искренний и не испорченный предрассудками ребёнок.
- Это отвратительно, ужасно и подло, Эл, - шёпот тихий, но голос у Квентина вполне уверенный. Он не привык скрывать то, что думает, и хочет сказать, даже если правда неудобная или отвратительная. - Но.. - он медленно выдыхает и смотрит ему в глаза, удивительно чистые, вроде зелёные, но почти карьи, внимательные и невероятно красивые. Смотрит и морщится, понимая, что сейчас скажет самую отвратительную и эгоистичную фразу в своей жизни, - ..я не хочу, чтобы этот год был последним здесь. [rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4147">КВЕНТИН КОЛДУОТЕР, 30</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>[/rus_n_fn]

Отредактировано Quentin Coldwater (21-05-2020 06:00:34)

+1

23

Элиот вспоминает себя несколькими годами ранее, когда осознание происходящего накрывало ужасом, когда ему было невероятно страшно от всего и сразу. От чувств которые он испытывал, от открытости и честности, от осознания, что как только они закончат, карета снова превратится в тыкву, от самого себя то бросающегося в новый прекрасный мир с головой, то бегущего прочь, лишь бы потом не было отвратительно больно. Физическая боль его не пугала, гораздо больше страшила душевная с которой справиться в Филлори не было возможности. По крайней мере его привычным и обычным способом - алкогольно-наркотическим угаром с отрицанием проблем, туда же вишенкой на торте, можно добавить парочку беспорядочных половых связей. Пугало то, что когда все это закончится, все вернется в привычный ритм, откроется новый квест, они же все еще спасают магию, которой лишились по собственной глупости, и весь этот мир их мир, прекратит существование, оставшись где-то в прошлом, о котором он постарается не вспоминать, потому что не захочет переживать снова и снова эту утрату. Потому что не сможет этого пережить.
Что изменилось? Что случилось с ним за это время, чтобы этот пожирающий его внутренности страх отступил? Что изменилось на столько, что его собственные чувства и привязанности взяли верх над вбитым в голову "ты не будешь счастлив, мы это проходили" и осознанием, что потом ничего этого не будет? Будь у него хоть один сеанс с психотерапевтом, он мог бы предположить какую-нибудь новомодную методику из серии: "Переживи это и поймешь, что нечего бояться", но в волшебной стране этого не было, а в Брейкбиллсе он справлялся другими способами. Здесь же у него было несколько лет сеансов самоанализа, глубоких внутренних самокопаний, разговоров самим с собой и "Марго", чей голос был почти забыт, но вспоминался в самые отчаянные моменты.
Своим поцелуем, спокойным и уверенным, он отрезал пути к отступлению и уже сейчас пожинает плоды, понимая, что его собственные страхи были точно такими как у Квентина и главным из них выступал "А что потом?" Они оба думали об одном и том же, оба старались не допустить в себе той привязанности и чувств от которых потом будет никуда не деться, они останутся навсегда, тлея где-то внутри. Вся эта история с Ариэль, была способом защитить. Себя, его, их возможное будущее, которое в любом случае виделось совсем не счастливым. Никто из них в здравом уме не считал, что весь этот квест закончится хоть чем-то хорошим. Еще ни разу хорошо не получалось. Еще ни разу сказка не имела счастливый финал. Но живя здесь, в далеком прошлом Филлори, на окраине и еще до появления здесь Чатвинов, Элиоту хоть чуть-чуть хочется верить в возможность этого счастья. Он смирился с тем, что будет потом. Он очень долго падал в свою кроличью нору и наконец хочет достигнуть дна, почувствовать твердую почву под ногами. Пусть ненадолго, но он хочет быть счастливым рядом с Кью.
Элиот на мгновение прикрывает глаза и чувствует на губах ответный поцелуй, отчаянный, за ним чувствуется чужой страх, неуверенность в этой реальности, словно еще секунда и все рассыпется разноцветными осколками мозаики, как напоминание для чего они вообще тут.
"Первая секунда полет нормальный, да Эл? - Заткнись"
Второй поцелуй спокойный, точно так же он сам поцеловал Квентина минут назад, подтверждающий его выбор, делающий его совместным и единым на двоих. Правильным.
- Это вписывается в концепцию Великолепия Всей Жизни, - Элиот улыбается в ответ, обнимая Квентина крепче, прижимая к груди и чувствуя сквозь слои ткани, кожу, ребра как бьется чужое сердце. Он слышит ровные и глухие удары, отмеряющие секунды "теперь все иначе". 
И вот сейчас дороги назад, поворотов, любого другого способа остановиться уже нет.
От этого выбора мир не становится другим, не меняется и не обретает краски, никому из них не становится легче дышать. Они становятся немного больше эгоистичными, соглашаясь с новыми условиями их жизни.
- Ты правда думаешь, что мы закончим с ней за этот год? У нас сын не выращен, в школу не отправлен, огород не полит и еще охренительное количество вариантов раскладки этой треклятой мозаики. Это минимум лет на пять, - Элиот не шутит, он абсолютно и серьезно уверен в том, что говорит. Он не то чтобы разгадал в чем смысл этой задачи, но приблизился к ее пониманию.
"Всей, Квентин. Всей жизни, а не каких-то пяти или пятнадцати лет." [nick]Eliot Waugh[/nick][status]I'm so proud of my private hell[/status][icon]https://i.imgur.com/kZmMj0Q.jpg[/icon][sign] Я тоже за. Я услышал слово "нелегально"[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=157&p=5#p448293">Элиот Вог, 32</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Истинный король Филлори без своего королевства, все еще алкоголик, наркоман и красавец[/lz]

Отредактировано Eliot Waugh (14-07-2020 00:52:37)

+2

24

Объятия Элиота - тёплые, уверенные, настолько привычные, что Квентин едва ли не машинально кладёт голову ему на плечо. Ну, как на плечо.. скорее прижимаясь щекой к ключице, хотя когда-то у него и была привычка пытаться задрать голову выше. Сколько раз это было и поддержкой, и шутливым примирением, и способом успокоить, и "о, боже, Квентин, просто замолчи" (проще говоря - способом отвлечь от особенно животрепещущей темы, которой Колдуотер с присущей ему занудностью, ухитрялся надоесть всем вокруг). Квентин никогда не уходил от прикосновений тех, кто сумел пробиться сквозь его не то, чтобы защитную крепость, скорее бастионы того, что делало его не самым приятным и  интересным, а Элиот, вообще отличавшийся будто постоянным голодом по прикосновениям, в принципе никогда не знал, что такое личное пространство. И, тем не менее, сейчас это такое привычное явление вспыхивает новыми красками и ощущениями, заставляет обнять крепче и, вопреки тому, что сказанное Вогом явно не шутка и, если вдуматься, едва ли не страшное пророчество, улыбнуться расслабленно и едва заметно.
- Огород ещё и не прополот, Тедди понравилось, как звучит древнегреческий и он хочет его учить, пусть он тут и бесполезен, а какой-то олень съел у нас кочан капусты, но извинился и сбросил рога в качестве платы, - он старательно не говорит о самом главном и, одновременно, самом пугающем. Даже при поправке данных вариантов всё ещё и правда ужасающее количество и, даже если действительно лет на пять, это одновременно и слишком долго, и ничтожно мало. Но сейчас Квентин старательно и упорно не даёт себе думать о хоть сколько-нибудь пугающем. Сейчас, по внутреннему ощущению, тот самый момент, которого он ждал несколько лет и чёрта с два он даст хоть кому-нибудь, пусть даже и самому себе, испортить его. И словно в доказательство этого, он рассеянно целует Элиота в плечо, прежде чем окончательно расслабиться.

Есть дни, когда мозаика задалбывает настолько, что серьёзно к ней относиться уже не получается. Несмотря на то, что в этой рутинной работе теперь есть хоть и не по расписанию, но стабильные выходные, появившиеся после того, как Квентин как-то раз на полном серьёзе пытался разбить несколько квадратов, к вящему ужасу Элиота и Теодора, заодно выяснив, что единственная магия мозаики - в  неразбиваемости керамических цветастых чудовищ. Раньше такие дни заканчивались сборкой этого безобразия под затейливые и грязные ругательства на множестве языков сразу. Кроме древнегреческого, который Тедди всё-таки начал учить, несмотря на все увещевания о его бесполезности в Филлори. Сейчас проблема решалась гораздо проще: не Велтерс, конечно, но почти магические условные шашки без чётких (по совести - без каких-либо вообще) правил. Вот и сейчас, старательно изображая задумчивость на лице, Квентин с самым серьёзным видом берёт оранжевую плитку и укладывает её в бледно-голубой ряд. Иногда ему кажется, что его личная цель игры - нанести Элиоту смертельное ранение в чувство прекрасного максимально чудовищным сочетанием цветов.
- Твой ход, - он откидывается назад, опираясь на вытянутые руки, и смотрит на Вога победоносно, с широкой и довольной улыбкой. Сегодня один из тех дней, когда Квентин чувствует себя.. обычно. Без груза ответственности за квест, без мрачных мыслей о собственной эгоистичности, потому что предательское чувство облегчения, хоть и сдобренное горечью, приятно колет, когда на очередной вариант мозаика реагирует целым ничем. В такие дни, Тедди в школе и можно пить едва ли не с полудня, занимаясь привычными ещё по Брейкбиллсу "проектами", которые носят это гордое звание, чтобы оправдать занятие полнейшей ерундой. Откровенно, сидя под мягким, но ощутимо припекающем солнцем, приканчивая очередную кружку сидра и играя с Элиотом в эту дурацкую мозаичную игру, Квентин себя чувствует как раз скорее студентом на каникулах, чем взрослым человеком в возрасте Иисуса, у которого сын, куча бытовых дел и ответственность за вклад в возвращение магии.
- Знаешь, мне иногда кажется, что это занятие даже не оставшиеся от пяти лет два года, - сейчас говорить об этом легко. Обычно при мысли об этом в душе поселяется противный ледяной страх, из-за сидящих там, на Земле, друзей, ждущих их, ждущих ключ, ждущих ещё одну ступень к возвращению магии. Даже при весьма разнящейся разнице в течении времени, их обоих нет уже чёртову прорву времени. И плевать, что Квентин уже не помнит их лица и голоса, а сама Земля кажется уже такой же почти незнакомой, как казалась когда-то Филлори. Но сейчас мысль о том, что они действительно серьёзно застряли, спокойная, будто взвешенная. И, отпив ещё и, подливая сидр себе и Элиоту простыми чарами Восполнения, он неопределённо взмахивает рукой. Колдуотер уверен, что это грёбаная метафора, эта мысль не даёт ему покоя уже давно, но только сейчас он достаточно расслаблен и спокоен, сейчас он знает, что это нее нарушит ленивое и спокойное течение дня.
- Эл, мозаика  - Великолепие Всей Жизни. То есть, если принять во внимание дебильное чувство юмора Эмбера и Амбера.. - вздохнув, Квентин смотрит на него поверх кружки и осторожно, не зная, как Элиот среагирует, уже менее уверенно и тише заканчивает. - Это ещё лет пятнадцать. Не меньше.[rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=4147">КВЕНТИН КОЛДУОТЕР, 33</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>[/rus_n_fn]

Отредактировано Quentin Coldwater (26-06-2020 05:25:20)

+2

25

Элиот смотрит как оранжевая плитка с торжественным звуком ложится на песок рядом с голубой. Он смотрит на это сочетание несколько мгновений, прежде чем поднять взгляд на торжествующего Квентина и все же промолчать о том, что эти два цвета вполне неплохо уживаются друг с другом, просто нужно знать в каких пропорциях добавить тот или другой, но гордость в глазах Колдуотера на столько яркая, что Элиот молчит, соглашаясь с "отвратительным" вариантом. Иногда стоит уступить. Этому он научился за все года прожитые с ним. Раньше, он бы и не подумал уступить, разразился бы тирадой о том, как ужасно это выглядит и Квентина ни в коем случае нельзя допускать до выбора цветовых решений, но это было раньше. С того момента прошло уже семь лет, за которые Элиот научился гораздо большему, чем хотелось бы. И пожалуй, самое главное, его не пугает время проведенное в дали от Земли, друзей, проблемы с отсутствием магии. Он не просыпается по ночам от кошмаров подсознания, от утренних панических атак не осталось колотящего озноба, Элиот научился принимать это филлорийское счастье, научился считать себя достойным его и не заниматься поиском причин почему нет. Ладно, почти научился, но это гораздо лучше, чем не уметь вовсе и каждый раз сражаться с внутренними бесами, за право хоть несколько часов не чувствовать себя виноватым.
- Да, я знаю, - Элиот некоторое время думает куда положить зеленую плитку, крутя ее в пальцах и разглядывая как потертая тысячами касаний глазурь на ней, слабо отражает яркие солнечные лучи. Собирание этой мозаики давно стало занятием не вызывающим у него раздражения, за редким исключением, когда Квентин пытался расколоть их к чертовой матери, выкинуть или сделать что-нибудь еще. Элиот в первое время даже поддерживал эти отчаянные порывы, до того как окончательно понял, что если хоть что-то с ними произойдет, они не закончат квест, а значит останутся тут навсегда. И в этот момент он понимал, что был бы вовсе не против. Даже не смотря на чувство вины медленно разъедающего изнутри, эгоизма торжествующего над всем этим и страха, что все это повлечет за собой что-нибудь похуже.
В словах Квентина он отчетливо слышит скрываемую им интонацию на слове "всей" - спокойствие и смирение. Они оба прекрасно понимают, что им буде мало и пятнадцати лет, но вслух об этом не говорят. До сих пор страшно? Страшно озвучить на столько простую истину? В самый первый день, когда они только прошли через портал Квентин рассказал легенду или сказку, не важно, что Джейн Чатвин пришла в эту хижину когда мозаика была уже собрана. Была собрана - это важно. И за одиннадцать лет они не приблизились и к половине тех самых вариантов с дохуилионом нулей. Так что Великолепие Всей Жизни Элиот стал понимать гораздо раньше, чем смирился с этим. Но стоит ли озвучивать это?
- Ты прав, - со смешком отзывается Вог, таки выбрав место куда ему положить свою зеленую плитку. Как раз напротив оранжевой, чтобы перекрыть Квентину любую возможность цветовых решений способных нанести непоправимый урон его чувству прекрасного. И поднимает взгляд на Колдуотера замершего в ожидании его реакции. Настороженно, неуверенно глядя в глаза. будто боясь услышать ответ. Который каждый из них знает, но до сих пор молчит, не решаясь озвучить. Будто от произнесенных слов вслух все полетит к чертям. Эмбер и Амбер в этом времени были живы.
- С чувством юмора у них всегда было отвратительно хреново, вспомни крыс, - Элиот морщится, одновременно с этим раздражается, делая глоток из наполненной кружки, потому что именно тогда у него сорвался чертов возможный охренительный секс, и тут же успокаивается. Это все на столько прошлое и почти забытое, что не имеет право на его эмоции. Он отставляет кружку в сторону и прищурившись смотрит на яркое летнее солнце за последнее время не сдвинувшееся с места даже на хоть сколько нибудь. Или ему так кажется? И вообще в Филлори есть такое понятие как солнцестояние? Как вообще это работает в сказочной стране? Даже несмотря на то, что они смогли подстроиться под местные Условия и Обстоятельства некоторые чары все же не работали.

Иногда Элиота посещала мысль - раз до прихода Чатвинов Белый Шпиль свободен, то почему бы не занять трон? Дети Земли есть, магия есть, где добыть короны они знают, условия соблюдены! В таких случаях ему чертовски хотелось посмотреть на замок хотя бы издалека, увидеть какой он со стороны, в расцвете своего великолепия. И Вог решительно вел в первые разы сопротивляющегося Квентина через лес, который они уже проходили, к той самой опушке, на которую они попали пройдя сквозь часы, чтобы полюбоваться на сверкающее в закатных лучах волшебное стекло башен.. Первый раз когда они появились строилась Северная, сейчас они были все. Белый Шпиль был великолепен как никогда. От этого зрелища приятно и совсем немного больно щемило в груди от воспоминаний, накатывающих легкой волной.
- Кью, - Элиот вытирает тыльной стороной ладони влагу со лба и разворачивается к Квентину, увлеченно объясняющему Тедди основы древнеславянского. С греческим тот разобрался за первые два года, а любовь к новым знаниям, поглощаемым словно губка, у него точно от Колдуотера. Элиоту несомненно нравится наблюдать за ними, слушать как Квентин терпеливо объясняет сыну где тот допустил ошибку в звучании и прочтении - Мне кажется, вам пора отдохнуть, - Вог давно усвоил, что эти двое могут заниматься до последних лучей солнца, а после при свечах до полуночи, и если не загнать их спать то и до самого рассвета, - Вы с утра не отрываясь сидите за книгами. Лучше бы показал ему что-нибудь на практике.
Элиот поставил на столик ступку в которой растирал собранные с огорода специи, с громким стуком и твердым намерением оттащить их от тетрадей. Квентин с Тедди подняли на него взгляд в котором читалось что угодно, но только не желание прекращать. Однако Вог был не менее упрям, уверенным движением отбирая разложенные перед ними листы, исписанные крючками похожими на картинки больше чем на буквы.
- Ребенку нужно отдыхать и играть! - тоном не терпящим возражения произнес Элиот, подхватывая Тедди на руки. Теперь это получалось делать не так уж легко, сын больше не был трехлетним мальчишкой и весил прилично. И если раньше с ним можно было играть в самолеты, то теперь Вог понимал насколько это будет травмоопасно. Ближайший лекарь был в нескольких часах пешего хода через лес, а навыков кроме первой медицинской ни у кого из них не было. Они до сих пор оставались физиками, даже в этой филлорийской глуши. Изменение погоды было легче чем целительство.
- Покажи Тедди их магию, в конце концов, там приличное количество существ и это не бесконечное заучивание речевых оборотов, - Элиот поставил сына на землю и придержал за воротник рубахи, чтобы тот не вернулся обратно за стол и выразительно посмотрел на Квентина, в чьих глазах сквозило непонимание пополам с недоверием. Вог коротко вздохнул и демонстративно закатил глаза, этот способ он применял в тех случаях когда очевидное и простое не было понято с первого раза, в прочем с Квентином такое было не редкостью. Увлеченный делом он далеко не сразу возвращался в привычную реальность.
Костер за спиной издал жалобное потрескивание и Элиот отпустив Тедди развернулся к нему, подбрасывая в огонь пару поленьев. В голову почти мгновенно пришла идея и собрав кучку обломанных веточек он высыпал их на стол перед Квенином и Тедди. Прямо за записи. И глядя на открывшего было рот Колдуотера, собравшегося решительно высказать ему все что он думает о такой бесцеремонной наглости, приложил пальцы к губам.
- Тссс, - Элиот подмигнул Тедди и принялся за чары. Смотреть как папы колдуют было одним из любимых занятий мальчика, а потому он раскрыв рот наблюдал как из разрозненных веточек собирается миниатюрная избушка, на неком подобии куриных лап, почти как с картинки, которую нарисовал Квентин несколькими часами ранее. Кажется его идея как минимум оправдала безжалостное прерывание занятий, судя по медленному вздоху Колдуотера, догадавшегося что последует за этим. Элиот улыбнулся, когда в памяти вспыхнуло воспоминание с домом гораздо больших размеров и с последствиями печальнее. Им было всего-то чуть за двадцать и тогда это было просто сверх гениальной идеей, несмотря на все то, что они потом услышали в свой адрес. Самым безобидным из всего потока нецензурной брани из уст Марго было "блядские сукины дети". Сейчас же никто не мог помешать повторить прошлый опыт и учесть ошибки. Избушка легко подчинилась оживляющим чарам Кавальери и через минуту уже пыталась ушагать на край стола на своих кривых, едва держащих всю конструкцию, лапах.
- Избушка, избушка повернись ко мне передом, к лесу задом, - на распев произнес Элиот на древнеславянском и подчиняясь словам, та развернулась к нему единственным оконцем, отвлекаясь от своего путешествия к гибели, - В русских сказках и поверьях в таких избушках жили местные колдуньи, охотницы до печеного мяса, - Вог подхватил ожившую игрушку и вручил ее Тедди, - Иди поиграй с ней, но осторожно, - он взъерошил русые волосы сына, в очередной раз отмечая, что они такие же мягкие как у его отца, - Тебе тоже надо отдохнуть, Кью, - Элиот наклонился к нему легко целуя в макушку.
Уже ближе к ночи, когда закатные лучи окрасившие верхушки сосен, медленно исчезали за горизонтом, Тедди наигравшись с избушкой в салочки и даже умудрившись заразить своим весельем и привлечь к своим играм их обоих, пару раз сбив колени споткнувшись о бортик мозаики, которая даже таким мирным способом умудрялась напоминать о своем существовании, а Элиоту пришлось собирать местный аналог подорожника и прикладывать к разбитым коленкам сына, пока тот стоически молчал, ни звуком не выдав свою обиду на такую несправедливую подставу от мира. Не то, чтобы это действие было неожиданным, при наличии в его жизни ребенка, это было едва ли не ежедневной практикой, пророчившей закончиться только когда тот вступит в более сознательный возраст, лет пятнадцать например, но именно сегодня у Элиота закончились все лекарства и он планировал поход за ними завтра. Так что подхватив уставшего и зевающего сына, Элиот унес его в дом, чтобы уложить спать. Чарами зажигая свечу у изголовья кровати, которую потом оставит вместо ночника, Элиот почти как настоящий отец, которого у него самого никогда не было, рассказывает сказку пока не услышит мирное сопение означающее, что тот уснул. Под истории которых они оба знали множество Тедди засыпал практически мгновенно.
- Квентин? - Выйдя из дома Вог прищурится, вглядываясь в сумерки быстро захватившие поляну. Для середины лета В Филлори это было нормально. И если в начале его это удивляло, то теперь он с каким-то спокойствием отмечал свои знания природы сказочной страны. Сказкой она до сих пор не стала, да и не смогла бы как не старалась, но вот островом спокойствия и радости, посреди бушующего океана пиздеца, иначе это было просто не назвать, вполне себе. Судя по тому, что костер успел почти потухнуть Колдуотер был занят где-то и чем-то на столько увлеченно, что не замечал ничего вокруг. Элиот сложил пальцы в привычное движение, заставляя огонь снова вспыхнуть из угольков. Возможно, Кью опять требовалось время только для него одного. Такое бывало не часто, но бывало и Вог не разыскивал его в панике по всей округе как в первый раз, не зная что и думать потому что живое воображение рисовало не самые прекрасные картины, а спокойно собрал оставленные на столе записи, остановил бегающую в опасной близости от костра избушку, облив ее водой, чтобы разрушить конструкцию и устроился на бортике мозаики разглядывая разноцветные отблески плиток. Мир больше никогда не станет прежним. Не для него. Не после того, что он или здесь правильнее сказать они, испытали тут. Шутки про пять, а после пятнадцать лет, уже не были шутками, хотя никто до сих пор не озвучил, что все это до конца жизни. Что скорее всего они не выберутся отсюда. И только одно не давало ему покоя - как ключ, ради которого они пошли в эту глушь - оказался у Джейн Чатвин. Полночные звезды, рассыпанные по темному небу не складывались в ответ, сколько бы Элиот не всматривался в их рисунок.  [nick]Eliot Waugh[/nick][status]I'm so proud of my private hell[/status][icon]https://i.imgur.com/kZmMj0Q.jpg[/icon][sign]http://s5.uploads.ru/vDsBT.gif https://i.imgur.com/nZ43hDl.jpg https://i.imgur.com/fTKhC3F.jpg
[/sign][rus_n_fn]<a href="http://timetocross.rusff.ru/viewtopic.php?id=157&p=5#p448293">Элиот Вог, 37</a><br><fn>THE MAGICIANS</fn>
[/rus_n_fn][lz]Верховный король Филлори без своего королевства, все еще алкоголик, наркоман и красавец, но уже настоящий отец.[/lz]

Отредактировано Eliot Waugh (16-07-2020 01:07:09)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » A Life in the Day [THE MAGICIANS]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC