открытые двери! 223 vk
Pure imagination [DA]

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » ocean's twelve [партнерство] » HOMEOSTASIS


HOMEOSTASIS

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/MUKgpd4.png

Ни одна сказка не заполнит пустоты в человеческой душе. Этот голод не утолит ни одно чудо. Но и великая мистификация мира, проходящая века, выживающая в войне вер и людей, питаемая незавершенностью души, — будет жить.

ДОМ, В КОТОРОМ объявляет День Открытых Дверей.

Хотите стать частью нового круга? Выберите стаю и заполните игровой шаблон — мир для интересной игры перед вами.

Хотите весело провести в Кофейнике время без обещаний и обязательств? Вас постиг ролевой кризис и все, что вам нужно — влезть в шкуру персонажа и попробовать, насколько тонок здешний лед? Соскучились по вроленному общению или просто — доканала гребанная Наружность? Заполните короткую социальную анкету и вперед. Ночи сказок, песен и монологов. Разве нужно что-то еще?

0

2

https://funkyimg.com/i/32QuM.jpg
Большая Медведица (Умка) — Ткачи
Chris Schistad;

• • • • • • • • • • • • • • •

'отношения с вашим персонажем/дополнительная информация

голос Вещего в Узлах

5 фактов о Большой Медведице

1. Большая Медведица - самое известное созвездие в этом Доме. Нет, есть жильцы и повыше, и пошире, и поприметнее. Но мимо его обаяния вы не пройдете.

2. Умка - только малая и самая эффектная часть, которую вы видете. Реальный размер его гораздо больше - эдакий коктейль из надежности, силы, чувства юмора и заботы в самой плотной гексоганальной упаковке.

3. БУМ позволяет себе греметь только во Второй, что объясняется его положением, он никогда не заходит дальше означенного и свои Узлы придерживает медвежьей лапой. За пределами блюдет некий вещественно-договорной нейтралитет Ткачей в купе с грубой силой. Особенность положения - "вышибалы в местном борделе" предписывает стойкость характера и неизменность позиционирования. Что не помешало ему сохранить свое детское назвище.

4. Не секрет, БМ поможет найти точное направление: для этого нужно постучать к Узлам, разуться на входе и снять все серебро в специальный мешочек на двери, и вам укажут на Полярную звезду.

5. По одной из легенд, в детской группе у него были младшие братья - близнецы Конь и Всадник, - пока их не забрала пара из Наружности. Другой миф сообщает, что, де, БМ пережил развод родителей, вотум недоверия бывшему вожаку и крещение медными трубами.

0

3

http://forumuploads.ru/uploads/0013/d7/4e/42/60156.jpg
шива — гарпии
charlie james;

• • • • • • • • • • • • • • •

'отношения с вашим персонажем/дополнительная информация

всё что нужно знать о шиве;

— шива пришёл в Дом в 13 и сразу загремел в колонию для малолетних в самую отбитую стаю — гарпии;
— у шивы тут же нарисовался крёстный — хиросима. ныне идальго;
— сдружились до радужных соплей того, что вместо заточки в бочину  — опасная бритва аккурат по башке с бедой (спокуха — хиросима бреет бережно, со знанием дела), пока на голове рвать больше будет нечего (у шивы — трихо-что-то-там — спасибо птср или компульсивным расстройствам);
— шива — тварина харизматичная, но с классическим набором гарпийский бзиков: кровь-кишки-повторить;
— шива — это опасно-уязвимое деление пространства. Шива — это тот, кого нельзя не позвать с собой;
— хиросима валит из стаи гарпий в 14 и не куда-нибудь, а в логово врага  — к китобоям. зовёт крестника с собой, но шива не одобрил (наркоман что ли?);
— отношения повзрослевших шивы и идальго — неловкость наивысшего её значения, просекание ебли взглядами, сбрасывания напряжения спонтанной поножовщиной  — легко не будет;
— если надумаете брать касатика, то прежде прошу в тг: @bluehoure04

Дешёвая пластиковая зажигалка высекает искру по третьему кругу — безрезультатно. Пахнет газом. Рассохшаяся рама неприятно занозит руку, он прикрывает её, отгораживаясь от Наружности хлипким стеклом, некстати радуясь, что ржавые петли не скрипят.

Стайная рисует абрис согнутого ключа — ссутулившаяся спина каменеет под несвежей футболкой. Пересохший язык слизывает с губ табачный вкус. Идальго хочет обрасти животными инстинктами и успокоиться в монохромном цветовом спектре. Преодолеть какое-то смешное (бесконечное) расстояние от первой до шестой комнаты. Сложить рыцарские латы и без лишних эмоций сомкнуть челюсти на ЕГО глотке.  Эмоции — они грызут его как блохи, до счесанной кожи и следов от зубов. До фантомного зуда  в дёснах от невозможности оторвать кусок от Шивы.

Идальго уже мысленно бежит по тёмному спящему коридору, прихватывает початую пачку сигарет, какую-то мелочь, и серьезно, куда проебались его штаны? Разжимает пальцы и кладёт курево на стол. Тусклый отсвет зажигалки оседает на койке, ткёт драпировку из вафельного полотенца на столе, бликует на разорённой, даже на вид шуршащей, упаковке из-под снэка и глянцевой округлости стакана.
Нет. Он не должен уходить. Не теперь.А когда-то было по-детски беззаботно: ✱✱✱Этот пахнет будто вылупился из яйца, как и все гарпии. Будто изгваздался в гнездовище, вымарался в скотстве и нечувствительности к морали. Собрал на своей шкуре стайные запахи. От него несёт подвздошной гнилью — свой. Хиросима выкусывает мякотку с предплечья — на вкус та же дичь — гарпия. Губы Хиросимы перетирает в фарш от тяжёлой руки наружной детки. Хиросима сплёвывает багряный сгусток третьей отрицательной под ноги выродку, а клеймящее 'Ш'ива' — прямо в шакалье лицо напротив. Каркающее 'Шива' птенцов вытесняет ошметки наружной грязи из стайной комнаты.

— не, я на эту церебральную еблю не подписывался,

Но слово вожака не то, чтобы легко проигнорировать. Хиросима на свою голову случился крёстным, теперь, по-ходу ещё и фее(й)м. Заточки из зажигалок, 'зубчатые перчатки' с закалёнными гвоздями, кастет из терки, украденной на кухне — пиздюк схватывает на лету и скалится всякий раз, когда приносит кровавой добычи больше, чем навязанный гуру. Хиросима различает ровное дыхание ночью, когда птицы спят. Чувствует затылком прицельный взгляд, когда их, взглядов, с десяток наберётся на Перекрёстке. Слышит именно его сип, стон, рвотный позыв в общей рукопашной свалке.

— блядь, — признаётся тоскливо, — скорешились.

0

4

https://funkyimg.com/i/33bNQ.png
Белая— Паучиха
Eivør Pálsdóttir;

• • • • • • • • • • • • • • •

'отношения с вашим персонажем/дополнительная информация
• родная сестра;
• к ней обращаются, когда надо в Могильник, но не хочется;
• выпускница Дома;

Белая холодна и милосердна, как норвежское лето.
Перед тем, как коснуться пациента, она растирает руки мятным маслом, и те становятся тёплыми и пахнут зубной пастой.
Перед тем, как выписать рецепт, она ненадолго замирает, окидывает пациента ледяным взглядом и спрашивает: Ты же не притворяешься?
Интонации и эмоции она читать не умеет: ей достаточно "Да", чтобы поставить подпись и подвинуть по столу оранжевую тубу с кусочками эйфории.
Она хороший врач-педиатр, но на некоторые её, скажем так, упущения Маламут закрывает глаза, потому что она не просит повышений и никогда не жалуется на адские условия труда или неадекватных детей.
[indent]
Иногда Кощей думает, что смог бы - со временем - занять её место.

Маленькие грязные секреты.

Всё началось с таблеток: мелкие таблетки заменителя сахара, для тех, кому непонятен вкус сладкого. Сестра внимательно следила, чтобы доза не была превышена.
ЭТО не заканчивалось. ЭТО было похоже на непрекращающийся гул колокола. Не звук, а вот эта вибрация во всем теле, отражающаяся от костей, занимающая в них каждый миллиметр свободной соединительной ткани. От неё костный мозг вопил. Иногда вопил Кощей: хорошо, что в Клетке мягкие стены, которые не выпускают чужую боль, иначе птицы умирали бы на подлете к Дому.
Белая зашла, принесла пачку: только тихо, чтобы никто не узнал. Сигареты были странными наощупь, кислыми на вкус, дым у них был густой, зеленоватый. Огонек часто гас. Зажигалка ломалась, и Белая ругалась со слезами на глазах.
К тому дню Кощей не ел уже неделю и не спал третьи сутки, и издавал эти звуки, похожие на стон, крик, выдох умирающего от коклюша, плач. Кажется, он умолял убить его. Никогда не было такой боли во всем мире.
После сигареты руки перестали дрожать. Кощей растянул губы в ухмылке и уснул спустя секунд десять. Его засыпание всегда похоже на обморок, но на этот раз это был сон. Мальчишка уткнулся в сестринские колени, обвил рукой лодыжку, и спал-спал-спал, а она ерошила его тёмно-русые волосы.
Со временем травы перестали действовать. Кощея тяжело было узнать: за месяц он похудел на десяток килограмм, стал молчаливым, дерганым, исчезал на глазах. Клетка, Могильник, капельницы...
Больше ничего не помогало.
— Что это?
— Это...просто вдохни. Нет, не так, давай я покажу. Смотри... — у Белой ужасно дрожал голос. Кощей смотрел не мигая (опускать веки значило задействовать нервы, а они горели огнем), как сестра строит ровную линию из порошка. Он был похож на крахмал и сахар сразу. Кощей почти не мог осязать, но запомнил, что первая дорожка лежала между буквами "К" и "О" на газете за прошлый год. Белая тоже часто терялась во времени.
Она резко вдохнула, зажмурясь, утерла нос, как при насморке. Ей пришлось поддержать Кощея, чтобы он не упал лицом в газету.
— Я не хочу.
— Надо. Я бы не сделала, если бы не надо... Ты же доверяешь мне? Молодец. И зажми нос!
Кощей зажал.
Его брови поползли вверх.
— Шшшш... — он не смог выговорить и рассмеялся, — Шшшшто это?
— Это просто пыль, братец. Пыль фей. Тебе лучше?
Кощей смеялся, закрыв лицо руками.
— Ты слышишь меня? Я... не смогу это делать. Но у меня есть связи... Возможно, ты его знаешь. Рыженький из соседней комнаты, из четвертой... Я договорюсь. Кивни, если понимаешь меня. Тебе есть где отдохнуть?
Кощей кивнул.
— Тебя отвести?
Ещё один кивок. Смех был таким сильным, что напоминал взрыв в грудине. Было больно, но больно не было.
Эффект длился недолго.
Первый шприц был очень тоненьким и не выглядел опасным.

0

5

http://forumuploads.ru/uploads/0016/ce/0e/297/t30578.jpg
февраль — ткачи
рaul сraddock ;

• • • • • • • • • • • • • • •

'отношения с вашим персонажем
как месяц идет в календаре один за другим, так и Март с первого дня ходит за Февралем по пятам; заворожено наблюдает влюбленными глазами, когда тот отворачивается; вместо того, чтобы привычно щетиниться сосульками, улыбается и ластится, благодарная за то, что дал ей кличку и вытащил из угла, в который Март забилась взъерошенным котенком, напуганная мрачностью Дома; заботливо таскает из Наружности потрепанные сборники поэм с чьими-то пометками на полях; обиженно надувает щеки, когда слышит неодобрение за свои полеты, но воспринимает это как заботу, отчего под ребрами что-то оттаивает; отпаивает настойками, когда Февраль снова заходится кашлем, отказываясь посещать Могильник; да боясь дышать слушает его стихи, мечтая написать свой в нелепой попытки выразить чувства. а в голове только я  т о б о й  п р о с т у ж е н а. но этого Март никогда не произнесет вслух. забавная. будто бы Февраль не знает.

на вид Февралю пятнадцать, для взрослых восемнадцать, а на самом деле – никто не знает сколько столетий.
у Февраля челка вихрится белой пургой, глаза блестят колючим холодом и паутины голубоватых вен как трещины по льду расползаются по бледной коже.
издалека Февраль пахнет безразличием, одиночеством и таинственным ничем, но стоит приблизиться, вдохнуть поглубже и заболеть им, как тут же просачиваются нотки уюта, заботы и какой-то едва уловимой надежды. то ли на скорое потепление, то ли на окончательное заледенение.
в личном деле у Февраля значится: «эмфизема»* с пометкой «курение строго противопоказано», но он упорно зажимает сигарету зубами, а потом хрипит, кашляет, задыхается, сплевывает кровь и падает в кресло-каталку, чувствуя, как сердце почти отказывает, но все равно мило, – как-то по-детски – улыбается в лицо своему недугу, а после и Паукам, с сострадальческим видом пророчащим ему скорую кончину. но Февраль в Доме вечность слишком давно, чтобы верить в байки про время – забавного выдуманного зверька.
у Февраля вечно двадцать девятое. тиканья часов для него не существует, точно так же, как не существует и Наружности, а значит не существует и смерти. а вот мечты – да, мечты это другое. их он любит. а еще любит писать стихи, анонимно публикуя их в Блюме; хрустеть мятными леденцами, сразу по два за раз; закрывать глаза и падать сквозь пустоту к разноцветным пристаням с хрустальными кораблями; любит кутаться в шарфы, ловить снежинки языком, пледы, вечера и Март.

*

Эмфизема - это постепенное повреждение легких в результате разрушения ткани и потери эластичности альвеол, в которых кислород попадает в кровь, а углекислый газ выходит из нее. если легкие повреждены химическими веществами, содержащимися в дыме сигарет, или в результате постоянного воспаления или хронического бронхита, тонкие стенки альвеол могут постепенно стать толще, потерять эластичность и стать гораздо менее функциональными. потеря эластичности, часто в сочетании с сужением маленьких воздушных проходов в легких (иногда с полной их закупоркой), приводит к задержке использованного воздуха вместо того, чтобы позволить ему выйти наружу. таким образом, пораженные воздушные мешочки не способны поставлять кислород в кровь или удалять из нее углекислый газ; это вызывает характерную для эмфиземы одышку. повреждение легкого может прогрессировать, пока затруднение дыхания не станет очень сильным; с этого момента болезнь становится потенциально опасной для жизни. низкие уровни кислорода в крови могут привести к повышению давления в легочных артериях (легочная гипертония), что в свою очередь может помешать правой стороне сердца прокачивать кровь через легкие должным образом.

0

6

https://i.imgur.com/pr52UmJ.jpg
сахар — ткачи
asa butterfield;

• • • • • • • • • • • • • • •

'отношения с вашим персонажем/дополнительная информация
- настолько близки, что все уже косо поглядывают;
- с самого детства в Доме, даже и не помнит, как попал сюда;
- хромоватый и пухловатый, в силу наивности, не боится стать чьим-то "обедом";
- курить научил именно Подлиза;
- обычные посиделки

Сахар. Забавное имя. Подходящие имя.

Он часто думает о нём, о значении его, о причинах. Он много думает, не все мысли слаженные, но он пытается урвать суть. А они, как бабочки. У одной на крыльях чушь несусветная, а у другой вопрос серьёзный. И никогда не знаешь, какую бабочку он поймает сейчас, да как ваша беседа пойдёт.

Он тот ещё мечтатель. Придумывает для себя свои собственные сказки. Такие вот, забавные, мол, что никто не врёт и не предаёт, и что смерти нет. Кто услышит, так начинает смеяться. А Сахар не любит, когда над ним смеются, поджимает губы, да больше и не рассказывает никому свои сказки.

Но всё и так видно. Открытая книга, доверчивый щенок. Смотрит большими наивными глазами в чужие лица, ищет в них правду. Ведь нет для него слухов и сплетен, есть только чистые листки-люди, которые сами заполняют себя. Сахар никогда не писал бы что-то за них, боится портить истину.

И тогда ещё страннее получается, что он дружит с Подлизой. Никто никак не поймёт, почему они так хорошо ладят. А мальчишки лишь хлопают глазками, да плечами пожимают. Им-то почём знать? Просто встретились однажды, да так и не смогли разлучиться. Сплелись в такой крепкий симбиоз, что не могу друг без друга. Им вместе спокойнее, роднее. Пересмешник не даёт улетать в фантазии, показывает правду, настоящий мир, а ткач слушает его, успокаивает, понимает, лечит не тело, а душу. Сидят вместе, курят, да тихо переговариваются.

Сахар тихий.
Сахар успокаивающий.
Сахар мечтающий.

0

7

http://forumuploads.ru/uploads/0016/ce/0e/282/t654883.png

бедуин — китобои
alessandro mahmoud;

• • • • • • • • • • • • • • •
'отношения с вашим персонажем/дополнительная информация
— состайник, не_любимый сын (ничего личного);
— "вышибала" китобоев, по совместительству — главный инициатор общесемейных увеселений.

по фактам:
— неграмотен, учится с младшими классами;
— тяжелое цыганское детство, за которое стыдно (выезжал на кражи коней за вас, но больше такими вещами не занимается);
— разговаривает мало (вероятно, стыдится небогатого словарного запаса), компенсирует богатой жестикуляцией и вообще на всех уровнях верит в язык тела;
— летун (?);
— где-то раздобыл кальян, жутко им всех раздражает.
приходите к китам, у нас есть мемы про то какие мы отбитые

ты пришёл не проситься в стаю – ты пришёл сдаваться, но с такой гордостью во взгляде, как если бы это нам предполагалось прятаться от тебя.
нам с тобой было по четырнадцать лет, и за моей спиной ты будто бы увидел спасение там, где на самом деле были лишь ряды коек, ободранных до ржавых металлических рёбер.
не знаю, кем ты был до Дома, цыганёнок, но тебе явно доставалось за беспокойство в руках. теперь подушки, тряпки и прочая мишура, подносимая состайниками, утешают ноющие белые шрамы, кольцами вьющиеся по пальцам; одному богу известно, спасают ли они твою вечно горящую душу от завистливого удушья, ведь тебя всю жизнь окружали не очень хорошие люди, а от такого непросто избавиться. они рассказали тебе, что где-то там есть Он и ему на тебя не наплевать несмотря ни на что, заставили поверить, но не научили тебя читать, чтобы узнать о Нем самостоятельно; они научили тебя брать чужое, но не научили жить с угрызениями совести. тебя бросили живучим, полным сил и стремлений, но без инструментов – необразованным и искалеченным, загнанным в угол неспособностью выразить себя так, как тебе того хотелось бы. впрочем, ты не сдаёшься: ты пришёл учиться, а потому, счастливый возможностям иллюзорного искупления и обретения семьи (бедный наивный ребёнок), ты улыбаешься, танцуешь, движешься по китовьей келье с грацией и силой дикого зверя. домовцы говорят, из китобоев ты едва ли не единственный, кто в своём уме; я говорю, они не знают тебя так, как знаем мы. они не знают, что за каждого из стаи ты был бы готов разорвать чужака. они не знают, как дорога тебе эта игра во что-то настоящее, насколько долго ты готов терпеть ради нее, как бы тебя ни старались задеть.
“откуда эта серьга, а, Бедуин?”
“как тебе занятия с мальками? уже продвинулись по алфавиту?”
“не отвечай, я знаю, тебе тяжело.”
ты напрягаешься каждой клеточкой своего тела, но не бросаешься, не услышав “фас” – таковы правила.
однажды ты точно заслужишь свой божественный кредит доверия обратно.

0

8

https://funkyimg.com/i/319Xu.png
Спарта — Шельмысвободна
lou schoof

• • • • • • • • • • • • • • •
У Спарты тщедушное тело, писклявый голосок двенадцатилетней и мёртвый взгляд. К осени Спарта сгибается пополам, зимой становится почти лежачей - Шельмы стекаются к кровати, приносят еду и свежие новости. Спарта выглядывает из своего кокона, приподнимается на локтях и медленно раскуривает трубку. Старожилы Дома помнят её ребёнком, серые стены помнят её первые шаги, память об этом плотная и осязаемая - в отличие от других жительниц этих комнат, у Спарты нет кошмаров, которые заставляют её вскакивать по ночам с застывшим на губах беззвучным криком.
Спарта выбрала своё отречение сама, это первая жертва, необходимая и самая трудная, та, о которой забывать нельзя. Спарта не требует ответной доброты - та, что не готова её дать, попросту не стала бы Шельмой.
Спарта ласкова и нежна со своими, подчёркнуто нейтральна по отношению к остальным и выжигающе холодна к чужеродным элементам. В её руках нет физической силы, но каждое её прикосновение - уверенное, твердокаменное, каменоломное; в её улыбке тепло и забота, но взгляд при этом не меняется никогда.

0

9

https://funkyimg.com/i/37XUM.jpg
Икар — ифриты
Jamie Campbell Bower;

• • • • • • • • • • • • • • •

'отношения с вашим персонажем/дополнительная информация
х единственный колясник стаи, бывший бенгал;
х малоэмоционален, особенно на общеифритском фоне; сдержан, собран, скуп на реакции;
х с машинами Икару не в пример легче, чем с людьми;
х о ночи в спортзале он никому не сказал ни слова, не желая того породил этим ворох самых разных слухов; с тех пор прошло не меньше пяти лет;
х рожденному летать (на глазах у полной стаи эстетов) приходится ползать с особым мастерством, чтобы не испытывать на себе чужую жалость;
х Пауки выписывают ему тяжёлые антидепрессанты и все сопутствующие;
х иногда ему бывает тяжело заставить себя встать с постели;

В его руках оживают механические игрушки, сломанные вещи (все, кроме украшений - Икар не любит их) получают обратный билет из мусорного ведра; смотри, как его пальцы ловко обращаются с кусачками и отверткой, и с какой неохотой он поднимает на лоб сварочные очки, когда приходится выезжать на занятия. В Мекке не дышат полной грудью, и слава богам - иначе бы пришлось расслышать за благовониями привкус сварки и баллистола.

Икар лично собирал для Гримма последние две машинки - и обе до сих пор в прекрасном состоянии. Плата невысока - отдай то, что сам считаешь ценным. Бусину с браслета, перо из вороньего крыла, давний дар крестного - и не жалуйся, если они во что-то переродятся.

Орфею однажды пришлось отдать песню. Теперь она живет в музыкальной шкатулке на вечном повторе.

Икар знает цену молчания. Пять лет назад его нашли в запертом на ключ спортзале - смерть друга, которой он стал свидетелем (кто-то шепчется, что причиной, но это - ложь) навсегда отшатнула его от людей. Пауки сказали, что они будто оба упали с высоты (но откуда?), только второму не повезло проломить себе при падении череп. Икара отправили со сложными переломами в Могильник, из которого он вернулся уже на коляске и при новой кличке.

Страшная история породила уйму слухов и домыслов, аукнулась сменой директоров и позорным клеймом для директора прежнего ("допустил смерть по халатности"), Икару она чуть не стоила стаи - Шерхану не нужны были колясники в ближнем круге. Милость его не похожа была на прощение, Икара все же выселили - из комнаты хищников в комнату детёнышей. Но это было лучшим исходом. Говорили, будто бы Дезире этому способствовал.

Он начал с разбора детских игрушек, которые постоянно ломались у юных, еще не отрастивших собственных клыков и когтей бенгалов. Дезире приносил ему все полезное, что удавалось найти, в обмен на возможность понаблюдать за его работой. Икар привык к испытывающему взгляду лиса и со временем перестал его замечать.

Переход в стаю ифритов был легким и безболезненным, как то, что разумелось само собой - он и сам удивился, как черство отреагировал на смерть вожака.

Сейчас Икар сожалеет только о том, что единственная вещь, которую он не в состоянии починить - он сам.

0

10

https://i.imgur.com/tsFavht.png
Гром— Кости

evgeny okorokov;
• • • • • • • • • • • • • • •
'отношения с вашим персонажем/дополнительная информация
• первый Крестник Кощея и любимый сын;
• синдром Туретта;
• много курит;
• самый буйный в стае;
MISSIO - Everybody Gets High;

Для Кощея Гром - первый крестник, оттого занимающий особенное место в костяном сердце и вместе с тем - один из главных источников мигрени.
Его определили в Дом родители, которые отказались от него. Синдром Туретта - заболевание, от которого нет ещё лекарства, и тем более нет спасения от него в речах "Ты нас позоришь", "Выйди и успокойся", "Лучше бы умер ты, а не старший сын".
Болезнь умножалась на истерики. Истерики провоцировали болезнь.
Когда Гром пришел в Дом, он почти не мог говорить, только рычал своё раскатистое: Гр, Гр, Гр, и дёргал шеей.
Потом, освоившись, потеряв старое имя и взяв назвище, пройдя курс терапии, изменился. Он принял это решение сам: из загнанного, стыдящегося самого себя мальчишки превратился в наглеца, кривящего в ухмылке рот.
Изо рта вырываются клубы дыма и ругань. "И что ты мне сделаешь?" - щурит чёрные глаза, и повторяет ругательства другим голосом, своим собственным. Не извиняется, не складывает повинно голову: готов драться, если придется, готов отстаивать самого себя у этого мира.
В нем столько злости, что в ней можно было бы утопить Дом.
Гром, Гром - много шума, мало дела.

+

http://homeostasis.rolevaya.com/viewtopic.php?id=696#p68159
- Гр, гр, гр! Моя мать шлюха! Блять! Чпок, ха!
Гром щерит зубы в ухмылке и устало прикрывает глаза. Рассвет через пару часов, голос крестника уже высокий, готовый сорваться в истерику. В Гроте всегда тихо, всегда темно, серо-зелёно-чёрно, но есть Гром, и привыкли уже даже Дети: спят, как в непогоду, глубже кутаясь в свои тяжелые, как сумрак, одеяла. Первым встал Совесть: налил Грому мятного из термоса, тихими словами коснулся непокорных рыжих кудрей.
- Пососи мой член, чёртов лицемер! Гр, гр! Блять!
Гром снова ухмыляется: иногда, когда он смотрит так трезво, своими чёрными злыми глазами, тяжело сказать, припадок это или мальчишка просто вошел во вкус. Пока пьет, дёргает головой. Кипяток проливается на веснушчатый подбородок, на растянутую синюю футболку, и Гром закрывает лицо рукой.
Иногда бывает хуже.
Видимо, такая ночь.
- Гр, гр, гр!
Грррот. Вставай, мертвец. Кровинушки нуждаются.
Кощей ногой сбивает простыню с тела; от холода свело худую спину, поэтому встает он странно: опирается на руки, подтягиваясь, как колясочник, потом выставляет босую ногу вперед плеча и со стоном разгибается. Гром смотрит на него с видом кота, чью гордость ущемили. Его - его голос, звучит как из глубины пустого сосуда:
- Я сам справлюсь.
Кощей щурится. Он не говорит: про то, как просыпался раньше от звука зубов, скребущих по металлическим прутьям спинки кровати, про то, как Белая вытаскивала из-под громовых ногтей, вздувшихся от воспаления, щепки, которые он загонял, "справляясь сам". Тёмная ночь оттесняет прочь Совесть (или это делает Кощей плечом?), заглушает звуки, зелёные огни этой ночью не клубятся, не танцуют в спорах плесени юркие феи со стрекозиными крыльями.
Глухо, глухо дышит Гром, кашляет, рычит, грозовые раскаты в его грудине и острые молнии в рыжих кудрях. Когда рука вожака ложится на них, он щелкает зубами:
- Иди в жопу, херов наркоман! Моя мать шлюха! Гр! Блять, чпок, ха!
Сопит заложенным носом, дрожит и сдается. Также, как противна ему чужая забота, противен и он большей части воспитателей и Дома. Когда Кощей приглаживает его затылок, легко находятся старые швы и новые шишки. Обладая такой "особенностью", быстро учишься показывать зубы, защищаясь.
Кощей проговаривает вместе с ним тихим хриплым голосом: Гр, гр, гр. Блять, чпок, ха. Моя мать шлюха. Гр, гр. Гррррот. Грррром.
Что-то блёклое заволакивает угольный зрачок. Рыжий крестник схлипывает.
- Гр, гр.
- Грот.
- Гр, гр.
- Гром.
- Грром, - облегченно вздыхает, и мышцы его тяжелеют, обмякая. Кощей присаживается на край кровати, подтягивая одеяло на его плечо. Касается лба: и кольцо на среднем пальце нагревается так, что вожак почти одергивает руку.
Утром он возьмет у Белой парацетамол, истолчет и смешает с зеленоватой пеной, поднявшейся в старой бутыли, забытой в нише под дверью, но пока спит Гром, спит Дом, и только неусыпная Совесть смотрит на Кощей глазами, золотящимися в темноте, как у лесных кошек. В этом взгляде - немой укор, от которого болото внутри темнеет, кислеет язык, и Кощей резко поворачивается к нему: острый, как направленный клинок.
- Я делаю, что в моих силах.
Совесть закрывает глаза. Кощей стряхивает с пальца хрустнувшее кольцо и большим пальцем оглаживает тёплый волдырь вместо него.

0

11

http://forumuploads.ru/uploads/0013/d7/4e/42/326118.png
элли — зверинец
alice pagani;

• • • • • • • • • • • • • • •

'отношения с вашим персонажем/дополнительная информация
с тех пор как элли приземлилась в канзасе зверинце она начала:
— экспериментировать с настойками Ткачей втихую;
— посещать общедомовские события, такие как СД, которые у змеек не в чести;
— курить в туалете, возле окна. не таясь. предаваясь созерцанию жидких осенних сумерек;
— изредка пользоваться даром притащенным с Изнанки. находить утерянные/украденные/прячущиеся предметы;
— вкушать радости простых смертных и позволить себе робкие обжимания на чердаке (похоже, фотокарточку с Элементаль снимут со стены директорского кабинета).

у Эль теперь дурные глаза, ироничный залом бровей, в ресницах путается жажда свободы и обещание проблем. ей хорошо. ей ровно.


вещает шива ;
tw: абьюз, сексуальное насилие, грязь, чернуха, прочий шик;
элли — чужая мечта; чужое — всегда интереснее [ломать]
эта девочка — случайная жертва. в неё срикошетило, и теперь гниет солнечное сплетение. эта заявка — коллективный (из двух человек) крик души.
дальше: расклад на троих; целым выберется никто.

если тебе интересно — заглядывай в телеграмм, только сначала, пожалуйста, обрати внимание, что:
мы ждем вовлеченность в движ и заинтересованность в персонаже, а также душевно просим понять, простить, и не брать Элли вторым аккаунтом.
в свою очередь, мы будем: плясать вокруг тебя с бубном, любить и облизывать, бесконечно разгонять персонажное и шутить смешные (неточно) шутки, и нам будет очень грустно, если твои и наши ресурсы, тепло и время будут потрачены впустую, поэтому, потенциальный соигрок, пожалуйста, загляни в наши анкеты, почитай наши тексты, а взамен — дай почитать свои, чтобы всё было честно.
так что приходи в тележку или гостевую, задавай вопросы, добавляй своё-новое. мы совсем не кусаемся!
@cocuchon / @bluehoure04

вещает идальго ;

аппетитный звук — спичка чиркает (с третьего раза получается) по боку отсыревшего коробка. неумелая затяжка поставляет в лёгкие табачную взвесь. никак. никотиновая лапа не сжимает смертельной хваткой патологически увечное сердце.

её можно принять за особу, позволяющую беспомощно тонуть в своей красоте. на деле — девочка — накрахмаленный воротничок со встроенным набором патриархальных качеств: хорошие манеры, красивый фасад, приличная семья — идеальный инкубатор для ваших потенциальных отпрысков. пока девочки превращались в девушек, пока каждая осознавала себя змейкой или шельмой, а иные занимались оккупацией Норы, она делала — ничего. за неё давно всё решили. хрусткие банкноты планомерно оказываются в карманах Маламута. щедрые пожертвования — интернату, а "высокие показатели обучения", "личностно-ориентированный подход", "непрерывный круглосуточный медицинский контроль" — ей, соплячке, которая родилась с золотой ложкой во рту и пролапсом митрального клапана.

от ребёнка с перебоями в работе сердца тускнеет богемный лоск. скривившийся от гипервентиляции силуэт не сочетается с винтовой лестницей из натурального камня. и обморочное тело, увы, не гармонирует с общим стилистическим решением помещения.

так в Доме появилась очередная змейка, а в змейках — Элементаль.

Эль познаёт новые грани боли. боль — созерцательна. шершавые шрамы от окурков на чьих-то острых пиках лопаток. запекшийся багрянец в уголках припухших от затрещины губ. в отзвуке приближающихся шагов Наги слышится не стук каблуков, а унизительный хлёст пощечины, сталь, прорезающая голос, хруст дроблённого стекла в карманах пиджака (кровь змейками обвивает раненые пальцы — тяжёлые капли падают на пол — коленопреклоненная роняет слёзы на мыски лакированных туфель Наги).

подобными знаками внимания Элементаль балуют не так часто.

в этом ей чудится шелест фантомных купюр.

когда дети стеблей привозят с собой соль и бриз из Дома-у-Моря, она приносит запах перемен и взгляд, обретший лезвийную остроту. никто толком не знает, что Нага и "надежда выпуска" не поделили, но в сентябре Идальго встречает старую знакомую  (с чемоданом на перевес) на лестничном пролете с шутливым:
"милая элли, твоя крыша совсем улетела — ты уходишь из змеек?".
на пороге зверинца Элементаль объявляет себя Элли.
никто толком не знает, кто её крестил.
у Идальго не может быть больше крестников — это всё равно что проклясть.

никто толком не знает, чем или кем ты стала в зверинце. расскажи мне, Элли.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » ocean's twelve [партнерство] » HOMEOSTASIS


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно