TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Проснись, за окошком лето [World of Warcraft]


Проснись, за окошком лето [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://images2.imgbox.com/6a/2a/FOv4do1V_o.gif[/icon][sign]Так помедли, постой, на меня оглянись, перед боем негоже друг друга винить,
Да и плакать, наверное, негоже.
Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе!
©
[/sign][lz]world of warcraft
Льиира Сильверлэйн, 17
little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, всей своей не-жизнью реализует тропы Attractive Zombie и Boy Meets Ghoul.[/lz]

Проснись, за окошком лето
Слухи о спящей принцессе катают в прессе.
Капли, панк-рок, инъекции, лёд за ворот...
Десять придворных врачей казнены, и десять
Ждут приговора.
© lllytnik

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://images2.imgbox.com/cc/c2/VPFdeJyh_o.jpg

{п р о с ы п а й с я}
{э т о  н е  с о н}

https://images2.imgbox.com/eb/9e/RSo6ktCJ_o.jpg

{п о в т о р я ю}
{э т о  н е  с о н}
{э т о  к о ш м а р}

https://images2.imgbox.com/c1/f0/xpQhjAET_o.jpg

Спите, еж в гнезде куста,
Погремушки, ложки, плошки,
Спрячь, скорей, улитка, рожки,
Спрячь, красавица, уста. ©

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Lyira Silverlaine & Maylory

пред-Cataclysm; Подгород // один на всех Изумрудный Кошмар

АННОТАЦИЯ

"- А что же это она днем спит?
- Она и ночью спит тоже."

И. Просто. Не. Может. Проснуться.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Sylvanas Windrunner (16-11-2019 00:20:49)

+2

2

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://images2.imgbox.com/6a/2a/FOv4do1V_o.gif[/icon][sign]Так помедли, постой, на меня оглянись, перед боем негоже друг друга винить,
Да и плакать, наверное, негоже.
Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе!
©
[/sign][lz]world of warcraft
Льиира Сильверлэйн, 17
little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, всей своей не-жизнью реализует тропы Attractive Zombie и Boy Meets Ghoul.[/lz]

Приземлился бы домик мой, господи, хоть куда,
оказаться бы только вдали от волшебных мест.
Я хочу заснуть — среди маков прилечь, о да,
я хочу проснуться из этого наконец.
<...>
Где моя кошка Дина, дают ли ей молоко?
Где мои мама с папой и как мне вернуться к ним?
Почему,
почему,
почему ты так далеко?
Говорили же — «ну погуляй,
отдохни от книг» ©

почему
она
не
просыпается

https://images2.imgbox.com/1b/ab/uYyrgJfD_o.gif

мы же
не
должны

спать


[float=left]https://images2.imgbox.com/43/8d/DdzQbzWY_o.gif[/float]Льиира настороженно смотрела на свои руки. На первый взгляд в них не было ничего особенного - белая-белая нежная кожа, гладкие ровные ногти, серебряные кольца. На самом большом перстне-печати был выгравирован герб - тонкое деревце тянет ветви к небу. Ничего о-со-бен-но-го - и все же что-то было не так. Что-то пугало ее. Что-то заставляло думать о чем-то страшном. Она сжала и разжала кулаки - пальцы двигались без труда - поднесла ладонь к носу, принюхалась. Пахло пересушенными лепестками роз, а еще немного, едва уловимо - металлом и снегом. Ничего о-со-бен-но-го. Ничего...

Осознание было резким и жутким, будто бы ее окатили ледяной водой. Льиира судорожно ощупала запястья и локти, с нарастающим ужасом понимая, что не так. Она не чувствовала костей, проступающих через истончившуюся, расползающуюся кожу - нет, ее руки были… обычными. Человеческими. Живыми… нет, слишком холодными они были для живых - но отличались и от привычно-немертвых. Что.. что это значило? Что произошло? Как… как такое возможно? Она прижала ладонь к груди в отчаянном жесте бессмысленной, пустой надежды - вдруг?..

Сердце молчало, как и прежде.

ты не проснешься

ты останешься здесь навсегда

Льиира вскинула голову, осматриваясь - и все показалось ей знакомым и незнакомым одновременно. Она стояла ровно посередине подъемного моста, перекинутого через крепостной ров, и могла разглядеть на башнях поникшие знамена с серебряным деревцом. Вокруг было тихо. Очень тихо. Будто все… будто все умерли?

“Но мы же и так умерли.”

- Почему она спит?! - знакомый, такой знакомый резкий голос прозвучал из ниоткуда, и Льиира вздрогнула, заозиралась, но никого не увидела. Теперь она заметила, что ров зарос колючим кустарником, а горделивые каменные стены выщерблены и оплетены красноватыми побегами каких-то вьющихся растений. Кажется, замок оставили давным-давно… Но кто тогда говорит? Откуда?

И - с ней ли?

- Мы же не нуждаемся в подобном! Никогда! - голос звенел и резал уши. - Так почему?! Что происходит?

она не услышит

ей только почудится

[float=right]https://images2.imgbox.com/6c/76/C1lryDvl_o.gif[/float]И все стихло. Льиира осмотрелась по сторонам еще раз - но никого не было. Здесь и ветра не было, и птицы не пели, и не было слышно… совсем ничего. Тишина забивалась в уши, давила на голову, пугала еще больше. Хотелось уйти из этого странного места - но куда? Где - вообще - это - место - находилось?

Нет, ну нет, нужно было сосредоточиться. Она опустила ресницы, привычными - даже не словами - мыслями призывая Око, чтоб оно стало ее зрением, чтоб показало ей окрестности, до которых не в силах был дотянуться смертный - бессмертный до срока - взгляд, и…

И ничего не произошло. Ничего не отозвалось. Будто вся ее сила ушла, как вода в песок - да что там, будто бы ее никогда и не было. Она повторяла слова - но они были пустыми, бесполезными. В отчаянии она твердила формулы призыва - и ответом ей была только удушающая тишина. Ткань мира не вздрагивала, готовясь распахнуться, чудовищные, непредставимые твари не являлись в клубах дыма… Ничего, ничего, ничего не происходило.

Дар оставил ее.

И тогда она опустилась на мост, чувствуя - так странно! - жесткость дерева, закрыла лицо руками и заплакала. Слезы у нее отчего-то были - обжигали холодом щеки и ладони.

здесь ничего нет

только страх

+3

3

[nick]Maylory[/nick][status]эльф с табуреткой[/status][icon]https://i106.fastpic.ru/big/2019/0826/41/19de0c5c92a3e99ce2c47a883d95a041.jpg[/icon][sign]
[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Мэйлори  ±4000</a><br><fn>World of warcraft</fn>[/rus_n_fn][lz]сидит в траве, починяет примус, жоницца желает и совершает одновременно сто тыщ действий в секунду. Маг, телепортист, книжный червячок[/lz]

Я слышал в толпе говорили:
"Жених неприглядный такой,
Напрасно девицу сгубили", -
И вышел я вслед за толпой.
У церкви стояла карета,
Там пышная свадьба была,
Все гости нарядно одеты,
Невеста всех краше была. (с)

- Такая молоденькая была…
- Да-а-а, жить бы да жить…
- А от чего померла-то? Болела долго?
- Да нет, говорят, что полюбовник бросил, вот она и кинулась с крыши.
- Тьху на тебя, скажешь тоже - полюбовник! Госпожа наша - горлица чистая, невинная. Ее только магия ее да чернокнижия интересовали. И никаких полюбовников.
- Да уж, какие тут мужики, когда отец такой… у-у-х! В башню ее заточил, никого не пускал. Как ни пройдешь мимо, так свет там горит, да тени мелькают.
- Уй, дура старая, какая башня, какие тени?! Ты с Азорой-то нас не путай. Азора эвона где, а мы где? Ох-хо-хо, грехи наши тяжкие… Все не то, все не так, словно проклял кто семью эту горемычную. Сынок младшенький - слепышик, старший - кобель сущеглупый, дочку-кровиночку до побега довели, а теперь вот… Охо-хо-хо…
- Тише ты, дурында! Никшни, рот закрой, пока господину кто тебя, грязноротую, не донес. Донесет вот - живо узнаешь, с какого конца кнут сечет. Все, все бабы дуры…

— У меня есть невеста. Во всем мире не отыскать девушки прекраснее ее… Ее волосы мягки и душисты. Ее очи — бездонные озера, забравшие душу мою. Рот ее — россыпь жемчуга на лепестках розы. Стан ее тонок, а бедра круты… (1) Повторяй за мной… повторяй, если хочешь жить…

- У него есть невеста, самая прекрасная девушка в мире. У нее светлые волосы, которые выгорают до рыжины, и кожа, пахнущая вереском и медом. Ее глаза зелены, как молодая трава. А в руках — серебро… У _меня_ есть невеста...

Люди - странные животные. Видимо, оттого, что живут так недолго. Вот сколько этой дочке лордика, правящего клочком неплодородных земель где-то в… огузке Серебряного Бора, лет было? Порядочный эльф в такие годы считается сущим дитем, за которым вся родня в один-два глаза присматривает. А тут - не то имение, не то наводнение, не то утопилась от несчастной любови, не то от изжоги померла, не то вовсе отравил кто.

Я неспешно иду вперед, к черному провалу храмовых дверей (умора какая - храм Света, а темно там - хоть глаз выколи), и пустые, всегда пустые и бессмысленные человечьи разговоры затихают за мной. И возобновляются снова, стоит мне только пройти чуть дальше. Люди - глупые животные. И всегда склонны себя переоценивать, а иных - считать хуже, чем они есть. Длинными уши эльфов являются не только для взора. И я слышу всю ту чепуху о себе, которой сменяются обсуждения причин смерти еще одной дочери еще одного занюханного человеческого лордика.

Роммат… ах, простите, магистр Роммат неспешно идет в двух шагах впереди. Жаль, что при всех его многочисленных талантах, портальщиком он является весьма посредственным. И потому сейчас я вынужден работать для него скаковым крылобегом, с той лишь разницей, что скачет досточтимый магистр не на моей спине, а на тонких струнах моих нервов. Ненавижу такие вот “дипломатические” миссии: быть там, где не считаешь нужным; выражать то, чего не чувствуешь.

Я мог бы сказать, что мне жаль юную покойницу…

— У меня есть невеста. Во всем мире не отыскать девушки прекраснее ее… Ее волосы мягки и душисты. Ее очи — бездонные озера, забравшие душу мою… Очни… очни-ись…

...мог бы, но не скажу. Потому что уж себе-то можно не врать. Я не знал девицу, к людским страданиям по поводу смерти отношусь спокойно: с таким-то сроком жизни глупо как-то жалеть, что оная жизнь завершается на десять-двадцать лет раньше. И все равно ничего бы толкового та девица за лишнюю декаду не успела бы: ну, вышла бы замуж за пузатого человечка с одышкой, нарожала бы ему кучку детенышей-горлопанов… Сплетники за моей спиной, правда, упоминали что-то про чернокнижие, но, сдается мне, это или очередная человеческая страшилка, или действительно баловалась оная девица чем-то эдаким. Мелкого беса, например, вызвать пробовала на растущую луну, или какую иную бессмысленную и глуповатую сущность из Бездны - на большее у таких девиц обычно силенок не хватает.

В храме не так темно, как казалось мне с улицы: неверный свет сотен свечей - скуповат лордик-отец, магических светочей нет вовсе, одни чадящие и пахнущие отчего-то свиным салом простецкие свечки, - дрожит и бьет темноту на неприглядные рваные клочки. Свет отражается в золотом шитье и золотой же посуде, которую человечки зачем-то всегда затаскивают в храмы. Никогда не мог этого всего понять. Хотя, говоря начистоту, я и поклонения Свету понять не могу: как можно ждать, а уж тем более просить чего-то от метафизического начала, у которого даже разума нет? Не понимаю.

Варварский похоронный обряд кроме сплетников и последующего за собой поглощения пищи и огромных количеств спиртного включает в себя нечто, что местные аборигены называют “гроб”. Огромное сооружение из отвратительно мертвого дерева водружено на подставку так, чтобы любой желающий мог подойти и… не понимаю, зачем, не по-ни-ма-ю! Но Роммат подходит, совершает какой-то странный наклон к покойнице, и мне не остается ничего, кроме как подойти следом…

- У тебя есть невеста, самая прекрасная девушка в мире. У нее светлые волосы, которые выгорают до рыжины, и кожа, пахнущая вереском и медом. Ее глаза зелены, как молодая трава. А в руках — серебро…

Противный голос, всю эту нелепую миссию звучавший словно бы из ниоткуда, внезапно становится моим спасением. Я цепляюсь за него, так же сильно, как в свое время отец мой цеплялся за обломки лодок, разбившихся о скалы Кель’Таласа. Потому что того, что я сейчас вижу перед собой, просто не может быть…

— У меня есть невеста. Во всем мире не отыскать девушки прекраснее ее… Ее волосы мягки и душисты. Ее очи — бездонные озера, забравшие душу мою. Рот ее — россыпь жемчуга на лепестках розы. Стан ее тонок, а бедра круты… Говори, проговори это, скажи это себе еще раз!

И дело даже не в моей вере или неверии. Льиира жива… то есть не-жива, то есть… То есть…

Страх охватывает меня целиком, замораживая все вокруг и меня самого. Толстые ледяные стены отгораживают меня и девушку, которая не может умереть - нет, я сказал, не может! - вот так вот, глупо, от остального мира. Страх сковывает меня, и только на самом-самом дне души все тот же настырный голос повторяет:

— У меня есть невеста. Во всем мире не отыскать девушки прекраснее ее…

--------------------------

1 - цитата из книжки "Невеста" Карины Деминой

Отредактировано Nathanos Blightcaller (05-04-2020 00:43:44)

+3

4

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://images2.imgbox.com/6a/2a/FOv4do1V_o.gif[/icon][sign]– Бросай оружие, – сказала Анафема за его спиной, – или я пожалею о том, что мне придется сделать.
И это правда, подумала она, когда часовой в ужасе замер. Если он не бросит автомат, он увидит, что у меня в руках палка, и я пожалею о том, что мне придется расстаться с жизнью.
©
[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Льиира Сильверлэйн, 17</a><br><fn>world of warcraft</fn>[/rus_n_fn][lz]little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, всей своей не-жизнью реализует тропы Attractive Zombie и Boy Meets Ghoul[/lz]

Стоит княжеский караул, не дремлет — а вокруг тишина: не скрипят гробы, нетопыри попрятались — свечей крылом не гасят… Вот и полночь пробило — загудел на башне колокол — спят офицеры, только одному не спится. Видит: откинулась крышка — и села в гробу княжна. Светлая, мягкая — как лунный свет — улыбается кротко, будто узнала — кружевным рукавом манит: «Подойди к невесте».
Подошёл офицер — обняла его княжна, по щеке погладила — да голову с плеч и сорвала. Из безглавого тела кровь хлещет — а она пьёт да хохочет… Брызнула кровь на лицо — проснулись офицеры: палят, да куда там!

(отсюда)

ты никогда не выберешься

https://images2.imgbox.com/57/4a/Ls9BUgWL_o.gif

в пустоте нет жизни

Льиира так и сидела на коленях, наконец-то отняв руки от лица, смотрела, как старый замок рассыпается так же быстро, как рассыпались песчаные замки, которые они с младшим братом строили на морском берегу. Вот только что листья плюща поблескивали на тусклом солнце, только что ветер трепал выцветшие знамена - и вот рухнули стены, совершенно беззвучно и совсем не жутко, и обратились в ничто, в горстку пепла, а потом и его унесло порывом ветра, и остался только обрывающийся в никуда мост. Она - и мост. Она равнодушно подумала о том, что мост тоже может осыпаться, и тогда… а что - тогда? Тогда и ее не будет, как и ее замка, как и ее земли, как и ее семьи. Никого не будет. Никто не поднимется из земли, никто не обратится жутким чудовищем. Ничего. Не. Произойдет.

Должно быть, это хорошо?

Ну уж нет.

Она нахмурилась. Ведь было же еще что-то - чего тоже не будет, если не будет ничего. Это было что-то важное. Очень важное. То, чего она не хотела бы лишиться - даже в обмен на бесконечный покой. Льиира рывком поднялась, сжимая кулаки. Пусть она - отчего-то! еще поймет, отчего! - утратила все свои силы, разум еще оставался при ней. И пусть она не знает, что происходит - ничего, еще узнает.

Кто-то рассмеялся - прямо над ее головой - сухим, хриплым смехом, будто бы услышал ее мысли, и его это повеселило. Что-то в этом хихиканье показалось ей знакомым… кто же это был? Где она могла его слышать?

- Этого не бывает! - вскрикнула она в пустоту. - Мир не меняется так быстро! Замок не может рассы…

Она замотала головой, пытаясь стряхнуть наваждение - и снова услышала смех, перешедший в оглушительный раскат грома.

https://images2.imgbox.com/18/85/66pEuYEv_o.gif

Льиира зажмурилась от ужаса - а когда открыла глаза, моста уже не было. За высоким окном мягко мерцало золотистое небо с розовыми пушистыми облаками, под ногами светился белый-белый мрамор с золотыми прожилками, и солнечные блики танцевали по светлым гладким стенам. Она снова закрыла глаза, не веря, боясь поверить - но ничего не изменилось. Значило ли это, что сон закончился? Но почему тогда она не могла вспомнить, как здесь оказалась? Что она делала… в Луносвете? Какие дела ее сюда привели?

Почему ничего нельзя вспомнить?

Она осторожно прошла по комнате, обойдя зачарованную метлу, пляшущую по полу, скользнула взглядом по стопкам книг, разбросанных в таком беспорядке, что лишь хозяин мог запомнить, где какая лежит (а, может, и он не мог), подошла к витой лестнице, белой и золотой, прислушалась - внизу кто-то был. Напевал что-то под нос, шуршал длинными одеждами… не таился, нет. Он был дома. Льиира неверяще улыбнулась - нет, правда, кошмар закончился? Нет, правда, похоже на то…

Она остановилась. Нахмурилась. Ощупала руки - и по спине снова пополз холодок. Руки не были прежними. Не были. Значит…

- Ты проснулась? - знакомый, такой знакомый голос зазвучал так ясно и беззаботно, что ей очень захотелось поверить… хотя бы во что-то. В то, что она долго спала, в то, что мир внезапно изменился, в то, что…  Она заторопилась, осторожно спускаясь по гладкой лестнице - эльфийские дома ну вовсе не были рассчитаны на людей, она всегда боялась оступиться, поскользнуться, упасть - ничего страшного бы с не-мертвым телом не случилось, но как быть со все еще живой гордостью?

не верь тому, что видишь

здесь никто не скажет правды

Льиира не знала, верить ли голосу. Она смотрела - внимательно, пристально, не мигая - и видела длинные темные волосы, падающие на спину, и тяжелые одежды, расшитые тонкими, почти невидимыми золотыми нитями, и не знала, не могла понять, что не так.

- Обернись, - она то ли приказывала, то ли просила - и голос ее звенел, эхом отдаваясь от стен, будто бы эта небольшая комната на самом деле была огромной, бесконечной. - Пожалуйста. Мэйлори, мне… я…

“Мне страшно,” хотела сказать она, а еще - “я не понимаю”. Так ли сходят с ума? Начинают видеть то, чего нет? Не помнят, как очутились в том месте, где находятся? Слышат смех из ниоткуда? Подозревают близких в том, что они - не те, кем кажутся?

Она поняла, что не так, за миг до того, как он - нет, уже-не-он - обернулся. Уродливо согнутая спина, безвольно повисшие руки, запачканные чем-то темным одежды - и горящие бело-зеленым огнем глаза на исхудавшем лице, похожем на жуткую маску. Вот что она увидела - и даже не смогла вскрикнуть, потому что голоса не было.

- А я голоден, - сказало существо и улыбнулось, показывая острые зубы.

https://images2.imgbox.com/bf/4f/2oiqOH1p_o.jpg

+3

5

[nick]Maylory[/nick][status]эльф с табуреткой[/status][icon]https://i106.fastpic.ru/big/2019/0826/41/19de0c5c92a3e99ce2c47a883d95a041.jpg[/icon][sign]
[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Мэйлори  ±4000</a><br><fn>World of warcraft</fn>[/rus_n_fn][lz]сидит в траве, починяет примус, жоницца желает и совершает одновременно сто тыщ действий в секунду. Маг, телепортист, книжный червячок[/lz]

“Камон, бро”, - говорит Авель белыми трясущимися губами.
Глаза у Каина выпучены, сорок четвертый магнум
скачет в холодных пальцах, рот шлепает, как у рыбки.
“Камон, бро”, - говорит Авель, - “не тяни, тяжело, это ж секунда”.
Каин садится в траву и воет. Авель подходит, садится рядом,
кладет руку на ствол, пытается сжать брату пальцы,
говорит: “Давай вместе. Вместе держим,
вместе на счет три нажимаем”. Каин орет: “Да иди ты нахуй!..”
Тогда Авель гладит его рыжие патлы, говорит внезапно:
“Это же понарошку. Когда пуля вылетит, явится ангел,
ангел ее в воздухе перехватит. Я прямо чувствую,
что бывает такая схема. Давай, бро, вместе, на счет четыре.”
На счет четыре ангел, следящий из-за кустов, прикрывает очи.
Каин визжит, Авель умирает медленней, чем хотел бы,
Каин пытается закрыть рану перстами,
голос с неба задает риторические вопросы,
Каин орет: “Да иди ты нахуй!”. Голос с неба все понимает,
мы тоже не судим парня за это: зато теперь у нас появились
правильные моральные ориентиры,
семейные ценности, деловые полезные наработки. (с)

“Живи долго, малыш. А чтобы жить долго - ты должен остаться чистым.” Глупый совет ты дал, старший братец. Дурацкий. Как можно было остаться чистым здесь? Копоть и пыль, золото, уляпанное плотью, и лед, лед… кровь тоже может замерзнуть. Алый лед в прорезях твоего шлема, старший братец, алый лед торчит из твоей груди.

- Хорошая работа, Сангвина… ах, да, прости, друг. Никакой ты не Сангвинар, ничего в тебе от этой гнилой семейки нет! Ты молодец, да-а, - кто-то похлопывает меня по плечу, покровительственно, с оттяжкой. Хочется встать, развернуться и пробить этому кому-то череп тонкой-тонкой длинной ледяной иглой. В глазницу вошло - из затылка вышло. И пусть этот кто-то ляжет на пыль, золото и хлопья пепла рядом с моим дорогим хитромудрым старшим братцем, с моим умным, но таким глупым отцом. И замолчит навечно.

Но вместо того, чтобы развернуться и ударить, я осторожно опускаю голову Телоникуса на пол (шлем гулко стучит о тот странный материал, из которого беглые дренеи делали свои корабли, очень четкий, пугающий звук - а вдогонку ему с тихим звоном разбивается замерзшее по моей воле в груди старшего братца сердце) и поднимаюсь на ноги. Кланяюсь эльфу без лица и имени, заученно благодарю за доверие и выражаю надежду на скорейшее процветание всего моего народа. Старший братец смеялся, глядя на то, как я твержу всю эту ахинею, звук за звуком, слово за словом. Подправлял что-то, добавлял, менял. И заставлял учить заново.

“Тебе должны верить, малыш. Верить и доверять. Потому что остановить нашего принца - это несложно. Я открою вам все двери, я позабочусь об отце и охране, и о Таладреде тоже. Это будет просто, малыш, прийти и убить нас всех. Потому что иначе все равно нельзя. Это будет самое простое. Сложное начнется потом… живи долго, малыш, долго и счастливо. А так как эльф в изгнании счастлив лишь наполовину, то… тебе должны поверить, и должны верить потом, всю твою долгую-долгую жизнь.”

И они верят, все сразу и по отдельности. Меня снова хлопают по плечу, мне говорят “да брось ты эту падаль”. И я бросаю. Рука старшего братца, наверное, еще теплая. Но снятая перчатка разрушит веру в меня. Так что я отворачиваюсь от тех, кто был моей семьей всю мою жизнь, и иду за кем-то куда-то. Жить долго и как получится.

- Красивая была женщина! - возглас привлекает мое внимание, мне жизненно необходимо увидеть сейчас хоть что-то красивое. И я оставляю своего кого-то, сворачиваю туда, где пятеро из моего народа сбились в кружок, словно какие-то люди не из самых образованных. Тыкают пальцами вниз, похлопывают друг друга по плечам и криво улыбаются друг другу. Словно подсматривают за чем-то стыдным, но невыразимо привлекательным.

Первым я замечаю перстень. Она носила его, не снимая, огромный черный бриллиант, огранка “принцесса”, стоил… не важно, честное слово, сколько - имело значение только то, что она радовалась этому камню, а я радовался, глядя на ее улыбку. И вот теперь черное скрылось под алым, и белое скрылось, и ничего больше нет, потому что длинная тонкая ледяная игла аккуратно вошла в зрачок самого красивого в мире глаза и вышла в стянутые в строгий пучок золотые волосы… Пятеро разлетаются, словно сухие листья, вокруг нас с ней встает алая прозрачная стена, а я позволяю себе то, чего никогда бы не посмел в иное время…

- Льиира, Лььира, милая, открой глаза, пожалуйста! Проснись, умоляю, - она такая маленькая и легкая, и мне на миг кажется, что руки мои обнимают пустоту. Что смотрю я не в знакомое до мельчайших черточек любимое лицо, а в наполненную ядовитой зеленью тьму чьего-то яростного взгляда…

… просыпайся, кретин! Ей нужна наша помощь! Просыпайся же! У тебя, козла, есть невеста, она не умерла, просто проклята! Просы…

Лед с тихим треском смыкается надо мной, и миллионы сияющих бликов отражаются в черном бриллианте. Я поднимаю глаза, не в силах смотреть на этот мертвый, равнодушный свет, и смеюсь… Долго и счастливо! Долго-долго-долго…

...и смех мой разбивает ледяной купол, черный бриллиант, мир вокруг на тысячу тысяч острых осколков…

Темнота вокруг пахнет Скверной и сыростью. И в руках моих нет никого и ничего.

https://i.imgur.com/ROLB2D5.gif

Отредактировано Nathanos Blightcaller (02-06-2020 01:19:08)

+3

6

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://images2.imgbox.com/6a/2a/FOv4do1V_o.gif[/icon][sign]– Бросай оружие, – сказала Анафема за его спиной, – или я пожалею о том, что мне придется сделать.
И это правда, подумала она, когда часовой в ужасе замер. Если он не бросит автомат, он увидит, что у меня в руках палка, и я пожалею о том, что мне придется расстаться с жизнью.
©
[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Льиира Сильверлэйн, 17</a><br><fn>world of warcraft</fn>[/rus_n_fn][lz]little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, всей своей не-жизнью реализует тропы Attractive Zombie и Boy Meets Ghoul[/lz]

у неё не лицо у неё что-то вроде книги несбывшихся перемен
по нему гадают едва задав ей единственный честный вопрос
подойди чуть ближе смотри в глаза говори пропустишь момент
за которым ответ словно камень в воду войдёт под твоё ребро ©

просыпайся

спать нельзя

ты себе не принадлежишь

https://images2.imgbox.com/35/5b/e5E010aP_o.jpeg

- Я так голоден, Льиира, - повторило существо. Сейчас, вот сейчас оно должно было сделать шаг, но нет, оно не двигалось с места. Существо - нет, язык не поворачивался назвать это эльфом, разве что бывшим эльфом - смотрело пустыми глазами, в которых плескалась ядовитая зелень и плавали белесые блики, и в них не было ни единого проблеска бывшего сознания, и Льиира вспоминала, как он говорил - такая участь для нас хуже смерти, понимаешь ли, хуже смерти. Нет, по-настоящему она не понимала - ее бесценный дар имел иную природу, и магический голод оставался для нее чем-то далеким, чем-то - даже - воображаемым.

“Хотел бы ты остаться таким?” - мысленно спросила она того, кого уже не существовало, хотя в глубине души уже знала ответ. Хуже смерти, понимаешь, хуже смерти. “Хотел бы ты…”

Тишина тонко звенела в ушах, лишала слуха. Льиира смотрела на белые стены, по которым расползалась тонкая паучья сеть трещин, на потускневшие золотые узоры, на разбитые, расколотые плиты под ногами. Этот домик давно оставили - или он рассыпался прямо на глазах? Или он всегда таким и был - потому что в мертвом мире и не было места другому? Все умерло - поэтому за окнами не пели птицы, не шумели деревья? Осыпалась магическая иллюзия - и обнажила истину. Так ведь? Так?

Существо снова улыбнулось - бессмысленно, пусто, голодно.

Льиире хотелось испугаться, отшатнуться - но она не чувствовала в себе страха. Жаль - даже мерзкий, липкий, недостойный страх она предпочла бы этой обреченной беспомощности. Мертвый мир давно заплела паутина, все те, кого она знала, либо умерли, либо обратились в обезумевших
ч
у
д
о
в
и
щ

это не так

не слушай его

не поддавайся

проснись

- Умираю… от голода, - проскрипело существо, и звонкая невидимая пелена из далеких слов, произнесенных знакомым (незнакомым?) голосом рассыпалась мелкой пылью. Но оно по-прежнему не двигалось, не пыталось броситься, сожрать, выпить чужую силу - или что еще они делали, эти… твари? Чего оно ждало, это существо, еще помнящее ее имя? На что надеялось - и могло ли надеяться? И она стояла и смотрела, тоже не шевелясь, и не знала, что делать.

Нет.  Неправда. Знала. Потому и медлила, потому и не решалась.

Может, и он - осколками прежнего сознания - тоже знал?

“Прости, - проговорила она про себя, медленно, мучительно-медленно поднимая руку, не решаясь сплести один-единственный знак, - прости.” Она не говорила вслух - не думала, что услышит, и тем более - что поймет. Когда сила - знакомая, жгучая, привычная - хлестнула через край и обратилась яростным безжалостным огнем, она просто трусливо зажмурилась и подумала: “Пусть мир обрушится, я больше не...”

Дохнуло жаром, вздрогнули и с грохотом рассыпались стены, и Льиира открыла глаза, и увидела темноту, в которой жадно и ярко вздрагивали алые огни. Она отчего-то очень четко видела собственные руки - белые-белые, как снег, почти как те, прежние, только вместо кольца с серебряным деревом было - другое. Тяжелый темный камень - как он не оттягивал руку, удивлялась она - и хотела было поднести его ближе к глазам, но кольцо соскользнуло и полетело в черно-красный мрак, и этого нельзя было допустить, нельзя было позволить, не

это нельзя

не теряй

не за что будет держаться

не удержишься

Льиира попыталась его поймать, оступилась, упала - и темнота разбилась, как стекло, и звон, так похожий на знакомый смех, оглушил ее, и в лицо ударил горячий и сухой ветер, полный красной пыли, и она отчего-то была уверена, что ее кольцо катится и катится вперед по разбитой дороге, и никак нельзя его упустить, иначе никогда не найдешь, ничего не найдешь, останешься

з
д
е
с
ь.

https://images2.imgbox.com/50/37/rUW2hvwB_o.jpg

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Проснись, за окошком лето [World of Warcraft]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC