TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Бей посуду, я плачу! (ударение по вкусу) [World of Warcraft]


Бей посуду, я плачу! (ударение по вкусу) [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[nick]Mathias Shaw[/nick][status]old nerd[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/94/a0/76-1542552498.jpg[/icon][lz]World of Warcraft
Матиас Шоу, 50+
Шоу. Матиас Шоу." Кто не спрятался - тот виноват. Кто спрятался - виноват вдвойне. Служу королю и народу Штормграда.[/lz]

БЕЙ ПОСУДУ, Я ПЛАЧУ! (УДАРЕНИЕ ПО ВКУСУ) [WORLD OF WARCRAFT]
Ночь сжигать на свечах, явь заливая вином
Мы остались вдвоем смотреть обиде в лицо
Сколько лиг впереди теперь уже все равно
Наша сказка закончилась бездарным концом
Наливай да пей да за веру в людей
За предательства яд и все пороки подряд
За убийц и лжецов, за отступивших творцов
Да за то, чтоб врагов мы узнавали в лицо

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://media1.giphy.com/media/PtdOBG0BD9Vvi/giphy.gif

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Varian Wrynn, Mathias Shaw (Nathanos Blightcaller)

почти сразу после событий Прощайте, мой сеньор! [World of Warcraft], Штормград, сырная лавка у ворот в город

АННОТАЦИЯ

Что делать, когда плохо практически все? Впереди сотрудничество с тем, кому не веришь, позади обманутые надежды тех, кто небезразличен... Ответ один - еще по сто!

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Nathanos Blightcaller (22-09-2019 18:36:41)

+4

2

Алкоголь — это анестезия, позволяющая перенести операцию под названием «жизнь».

Живо потрескивал огонь. Язычки пламени облизывали поленья, жадно снимая с них слой за слоем. Вчерашние деревья, шумевшие своими кронами на просторах Элвинского леса теперь аккуратными поленьями, лежали в камине. Казалось ещё вчера росточки робко пробивались сквозь почву. Стремились уцелеть под гнетом ветров и ливней. Гнулись так, чтобы непогода не смогла сломать их и смотрели на вековые дубы, которым было все нипочем. Они засыпали на зиму укрытые покровом снега и расцветали весной, чтобы птицы, вернувшиеся с юга, пели песни и вили гнезда на раскидистых ветвях. Все могли вынести деревья. Вот только перед топорами дровосеков устоять не смогли ни молодые деревца, ни исполинские дубы. А после безжизненные поленья были брошены равнодушной рукой в камин, чтобы подарить тепло для жизни.
Все хотят тепла, даже те, кто по мнению многих, его не заслуживают.
Мужчина сидел на полу равнодушно смотря в потрескивающий огонь. Рядом стояла наполовину пустая бутылка. Блики пламени играли на стекле бутылки, давая возможность рассмотреть настоящий цвет напитка - янтарный. Штормградский виски был одним из самых популярных напитков в городе и самым любимым у короля.
Но сейчас Вариан был больше похож на большую нахохлившуюся птицу, нежели на главу королевства. Темные взъерошенные волосы, обычно собранные в конский хвост, свободно лежали на плечах. Простая рубаха на шнуровке у горловины была расстегнула до половины широкой груди. Мужчина сидел сгорбившись, опираясь локтями на колени скрещённых ног. То, что король был уже в хорошо поддатом состоянии можно было судить по початой бутылке, стойкому запаху алкоголя в душной комнате и странному блеску в глазах. Но в глаза ему никто не смотрел, да и в комнате он был один, так что никому не было дело до состояния короля Штормграда и главы военного совета Альянса.

Слухи о том, что король в последнее время уж слишком часто прикладывается к бутылке неизменно ползли среди дворянства. Самому Вариану было давно на это наплевать. Он был редким гостем в своем доме, предпочитая размеренной дворцовой жизни экспедиции и походы. Да было ли у него время, жить этой самой жизнью? Проводить приемы и балы, выслушивать бесконечные стенания аристократии, жить, наверное, нормальной жизнью короля. Не было. Да и сам Вариан как-то не вписывался в эту самую светскую жизнь.
В начале своего правления молодой Ринн допустил много ошибок, повлекших за собой чудовищные последствия. Тогда он всецело доверял людям, которые, как ему казалось, знали об управлении королевством больше и лучше него. Но смерть Тиффин изменила все. Стоит ли говорить о том, что гибель любимой жены изменила его самого? Но даже тогда, вместо того, чтобы начать править жесткой рукой, король оказался в депрессии, подстроенной чешуйчатой тварью Ониксией. Зато потом, вернувшись после похищения и фактически отвоевав свой трон заново, Вариан поквиталась с теми, кто был причастен к событиям минувших дней. Ряды аристократов сильно поредели, а оставшиеся в живых боялись поднимать голову. А слухи? Да полно! Он хоть и был параноиком, но бросать в тюрьму каждого, кто посмеет сказать о нем что-то неприглядное это уже попахивало тиранией. А особо рьяных всегда можно отправить в гости к Матиасу, он любит гостей, а вот гости его не очень. Да и слухи эти были правдой – о чем он сам хорошо знал. Вариан пил много, часто и почти всегда один. Он мог выпить бокал один другой на каком-нибудь общем сборе, но что эти объемы для человека его комплекции? Да ничего, так, вода подкрашенная. По молодости он ещё мог кутить с друзьями и приятелями, но со временем начал предпочитать шумным сборищам свою обитель. Вот здесь он мог пить как угодно и с кем угодно. А ведь не так много у короля было людей, с которыми можно было хорошенько нажраться до бессознательного состояния. Во-первых, мало кто мог перепить его. Во-вторых, мало кто выносил его в таком состоянии. Откровенно говоря, характер короля был и без того скверным, а рука тяжелой и с годами лучше не становилось. В-третьих, только двое входили в доверенный круг настолько, чтобы при них можно было развязать язык. Генн Седогрив и Матиас Шоу – только этим двоим Вариан мог доверить свою жизнь и жизнь Андуина, которую ценил превыше своей. Но с Генном пить было скучно. Не было в старом волке уже того запала. Да и поговорить он любил, а хорошенько приняв внутрь, начинал активно сватать свою Тесс Андуину. Вариан же, помня себя в молодости на отрез отказывался заключать помолвку без согласия сына. А то, что принц не готов было известно всем и даже его отцу. Король никогда не говорил об этом ни с сыном, ни с кем-либо другим, но он хотел, чтобы сын женился по любви. Встретил девушку и сделал ее своей королевой. Ведь что значит власть, если ты не можешь быть с теми, кого любишь? Ему ли было этого не знать. Поэтому Ринну было плевать, какого происхождения будет будущая королева Штормграда, ведь хоть один Ринн должен был быть счастлив. Если отцу этого не удалось, то сыну должно повезти вдвойне. Если Андуин захочет повести под венец Тесс – то сам со сватается, а захочет сиротку из приюта - король и слова не скажет, благословив их. Лишь бы счастлив был. Наверное, стоило завести разговор об этом с Андуином, но Вариан все не находил времени. Да и как-то не знал с чего начать. Но нужно найти время. Обязательно.
В отличие от Генна, Матиас мать его Шоу детей не имел. Или имел, но, возможно не знал о наличии у себя бастардов. Хотя чтобы Матиас чего-то не знал? Нет, не тот случай. А еще у главы Штормградского развед управления была масса достоинств, которые так любил Вариан. Матиас был выходцем из народа и пафос вперемешку с понтами дворян у него отсутствовали напрочь. Шоу как никто другой умел держать язык за зубами и развязывать этот самый язык тем, кому нужно. Вариан знал о методах, применяемых в ШРУ, но никогда не осуждал их. Его интересовал результат и информация, которая могла пойти на благо Альянса.
А еще он был отличным собутыльником. В общем именно с Матиасом он чувствовал себя нормальным человеком. Обычным мужиком средних лет, которому все встало поперёк горла, которое нужно периодически смачивать огненной водой, чтобы вывозить все, что на него сваливалось.
Нет, они не всегда пили. Иначе обоим бы некогда было заниматься государственными делами. Но сейчас Вариану нужно было это. Забыться. Чтобы проснуться да хрен знает где! В своей ли кровати, в чужой, в Штормграде или вообще на дне морском. А может и вообще не проснуться, а нет… черт бы вас всех побрал! Нельзя не проснуться. Ведь планы расписаны на месяцы вперед, а впереди гребаный Пылающий легион.

Король провел ладонями по лицу. Черные тени задрожали, увеличиваясь и искажаясь от движений.
- Уилл!
Старый слуга всегда был ближе всех. Хотя он мог быть сейчас с Андуином. Даже лучше, если бы он был сейчас с принцем. Старый слуга заменил ему отца, как в свое время заменил отца самому Вариану. И мать. И одному и другому. Но дверь отворилась, и пожилой мужчина скользнул внутрь. Вариан лишь вздохнул. Он знал, что тот не одобряет такого поведения своего подопечного. Ведь Вариан практически вырос на его руках и неоднократно заставлял понервничать из-за своей буйной головы и необдуманных действий. Самому королю хотелось, чтобы Уилл застал еще одно поколение Риннов, но тут уж полагаться приходилось только на сына. Оставалось надеяться, что внуки не доставят столько хлопот всем окружающим, в отличие от своего беспокойного деда, который сейчас больше походил на завсегдая таверн и кабаком, чем на короля.
- Да, Ваше величество?
Ринн неопределенно махнул рукой.
- Прекрати, ты же знаешь, что я не люблю, когда ты меня так называешь.
- А я не люблю, когда вы губите себя.
Вариан усмехнулся, опуская голову и медленно качая ей.
- Уилл, я собираюсь прогуляться в город. Распорядись.
Вопросительно поднятая бровь старика оставила несказанный вопрос повисшим в воздухе.
- Воздухом подышать, - не моргнув и глазом соврал Вариан. И словно демонстрируя свои искренние намерения легко поднялся со своего места даже не взглянув на бутылку. Доза была еще слишком мала, а тренированное годами тело двигалось слаженно почти в любом состоянии.
Уилл кивнул и скрылся за дверями, позволяя Вариану вновь остаться одному и одеться. Нельзя же вот так заявиться к старому другу. Нет, конечно ему можно, но все равно нельзя.

Прохладный воздух отрезвлял. Ветер приносил запах моря и крики чаек. Вариан дышал полной грудью, наслаждаясь вечером, что после теплой и душной комнаты казался ему спасительным. Он и четверо охранников свободно шли по пустынным штормградским улицам. Улочки сменялись мостами через каналы, гасли редкие огни за окнами домов. В подворотне орали коты, дерясь толи за территорию, толи за еду, толи за кошку, кто ж их этих котов разберет. Король шел медленно, никуда не торопясь. Впереди у него вся ночь, которую не факт, что он запомнит, а вот этот момент ему хотелось запомнить. Мужчина стоял на мосту, осматривая свой город, уснувший спокойным сном. Мирный город. Он хотел, чтобы так было всегда. Чтобы тишину нарушали лишь орущие коты, рыба, плескавшаяся внизу, за не в меру пылкая барышня выкрикивающая имя любовника на всю улицу.
Постояв так некоторое время, король прошел вперед и свернул на Площадь. Нужный дом он нашел бы с закрытыми глазами. А здесь уже казалось знали, что он пожалует.

Отредактировано Varian Wrynn (19-10-2019 11:02:14)

+5

3

[nick]Mathias Shaw[/nick][status]old nerd[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/94/a0/76-1542552498.jpg[/icon][lz]World of Warcraft
Матиас Шоу, 50+
Шоу. Матиас Шоу." Кто не спрятался - тот виноват. Кто спрятался - виноват вдвойне. Служу королю и народу Штормграда.[/lz]

- это деревце зовется баобаб
- каких говорите баб
- да не баб дубина, ебибоб, то есть баобаб , дерево такое (с)

Все зло в мире от баб, а все благо - от сыра. Сыр молчит. Сыр тебе всегда рад. Сыр ничего не хочет взамен. А как сыр пахнет! Нет, бабы тоже пахнут ничего, но ни молчать, ни радоваться толком, ни обходиться без требований они, похоже не умеют. Ба, Эмбер и… тут вот я даже думать вслух про себя не буду - но эти трое не в счет.

До сего неблагого дня я был уверен, что во всех мирах есть три женщины, которые не бабы и которые могут-таки, не дюже напрягаясь, терпеть меня таким, какой я уродился и вырос. И всего одна, ради которой я сам готов наизнанку вывернуться да из шкуры выпрыгнуть, чтоб только стать лучше, чем я вырос, да вынырнуть оттуда, где родился и прожил всю жизнь. Итого числом четыре, мало, но зато какие! Однако… да, ошибаться в ком-то - всегда дерьмо дерьмовое.

“Матиас, но как ты не понимаешь, это же ради нашего с тобой блага!” - ага, хер там, милая моя, хер там. Благо, конечно же. Бросить все, натянуть лампасы прям на задницу, сбрить усы… хотя вот против этого я б не возражал, не возражал - и приклеиться к трону так, чтоб гномским автохеном не отрезать было - вот это по-твоему благо? Причем, аж для целого адмирала и целого патрона шпионов?! Да даже если отставить в сторону мысль об усах и том, что я от скуки дня через два всех лордов между собой до смертоубийства перессорю, часть сам убью, часть об меня убьется, то одна мысль о том, чтоб торчать торчком на месте покойного мудака-Самуэльсона, у меня изжогу вызывает во всех местах разом.

“Матиас, тебе нужно думать о будущем, и я бы хотела, чтобы в нем для тебя существовала я, я хочу быть для тебя кем-то важным, кем-то особенным!” - м-м-м, была, вот ровно до этого растреклятого в душу мать бала и была. Хорошая подруга, боевой товарищ, красивая женщина, та, от которой я точно такой заподлянки не ждал. Эх, Джесси-Джесси… Цельный же адмирал, а как прижало - на поверку баба бабой оказалась. И дело даже не в Эмбер, про которую, как я на то надеюсь, ни одна собака брехливая не знает. Дело вовсе… да хрен пойми в чем то дело. Мы с тобой, принцесса морская, как дварфский горлодер и дорогущее вино из магазина Рене Галлино. Как стоим каждый в своей посудине, так и ничего, красивенько так, можем пошипеть в унисон. А если смешать - то блевать будут все дальше, чем видеть, такая бурда отстойная получится. И при всем моем к тебе, милая Джесс Джес-Тирет, с кисточкой - ты не та женщина, ради которой я буду готов перестать быть собой. А я как я, как выяснилось, тебя не сильно интересую.

Опора трона, слуга королю, отец всем, кому попало и кому не попало… И чтоб от моей важности стекла везде повынесло, угу, а от сияния наград даже слепые ослепли. Таким ты меня, похоже, видишь. Как и почему - не знаю, да и, честно говоря, знать не хочу. Поводов не давал, в излишней любви к славе и чинам замечен не был - до сих пор от дворянства седьмым кругом седьмого круга бегал, бегаю и бегать буду. Так что каким морским ветром тебе в голову надуло, Джесси, что я прям сплю и вижу, как бы “остепениться”, “перевести служение родине в конструктивное русло” и прочие матерные слова, которыми ты меня сегодня в отчаянии крыла - я без дупля. И не хочу, не хочу думать обо всем об этом. К Эмбер идти совестно, вот еще я своей женщине на не свою, но рвущуюся в свои, не плакался, ага. На сводки в таком раздрае смотреть не могу, потому что прям как в той песне, которую Халфорд так любит: “как надену портупею, так тупею и тупею”. Остается только лежать мордой в сыр и лениво думать, что может быть ну ее, работу, на два часа и половину часа, а вместо нее вот горлодера дябнуть, да сыром занюхать, раз уж я так удачно к Иллингу зашел?

- Шеф, тут птичка на хвосте несет-торопится, что объект Нюня изволят по улицам шататься в неуставное время. И шатает его прямо в нашу сторону, - о, а вот и он, легок на помине. Мастер Триас, уважаемый в разных кругах человек, стоит в дверном проеме и держит в руках солнечно-желтый круг сыра. В нем и во мне он сейчас уважаем особенно вместе со своим сообщением. Потому как бухать в одно рыло - признак этой, как ее там… амфибрахии. А я к ей, к фельдиперсии этой мелахондрической, не готов вовсе. Так что Нюня с его променадом как нельзя кстати. Иллингу квасить все равно нельзя, у него встреча с агентурой из Синдиката на носу, а тащить к себе Илию… нет, никаких баб! Точка.

- Нежнее, нежнее, Нюня у нас идет по индивидуальной программе. Свистни там ребяткам, чтоб приняли аккуратненько, да пошуршали по сторонам, нет ли кого-чего, чего я в твоем дому не знаю. А нам… вот этот твой сыр, который ты из Альтерака припер, принеси, будь ласков. И к сыру тоже… принеси. Даже дважды, наверное.

Вот за что я люблю своих орлов - так хамье хамьем, вольнодумцы, оглоеды. Но когда душа горит - то все, все понимают прям с полуслова! Даже бабы!

+5

4

Едва король Штормграда переступил порог самого обыкновенного дома, коих на улице после восстановления города каждый второй, как в нос ударил резкий запах алкоголя и сыра. Прекрасные ароматы, надо сказать, очень будоражащие сознание и возбуждающие аппетит. Только сейчас Вариан понял, что, откупорив в спальне бутылку, приложился к ней сразу, не удосужившись подумать, ну или хотя бы крикнуть прислуге, о закуске. И правда, мелочь какая, брюхо набивать, пока есть алкоголь, огонь и тяжелые неподъемные мысли, которые стоило привести в порядок.
Агента Матиаса тем и отличались от остальных, что были крайне славные ребята. Способные очень, без страха и лести в глазах. Ну король и король, короля что ли не видели? Да видели. Вон их сколько видели, и королей, и вождей, и чертей всех мастей и разновидностей. Глаза у этих ребят везде, а уши так вообще изо всех щелей торчат – работа такая. Тяжелая, скотская, неблагодарная работа, которую выполнять некому, а надо. Все хотят быть сияющими рыцарями в золотых доспехах, все хотят гимнов себе и чудовищ послабее. А ведь жизнь она не гимны и лепестки роз; жизнь она сплошь кровь, дерьмо и голод и люди должны быть ей под стать, иначе не выжить. Все, прошел век сияющих паладинов и Света, что сходит в Соборе. Лепестки роз больше не летят на белые мостовые как знак приветствия королевских особ, колокола все чаще звонят с тревогой. Вариан и сам не понял, в какой момент все это кануло в небытие. Ведь рос в этом, жил этим, а вот потом раз – и из короля-дипломата, стал королем- убийцей. Одна только спасательная операция в Стальгорне, чего стоила. Тогда он прокрался как вор в дружественную столицу, чтобы вызволить своего ребенка из лап ушлой наследницы. Короля делает свита, а кто был тогда за его спиной? Убийцы. Как не назови их, какое красивое оправдание ШРУ не придумай – они убийцы. Но именно такие люди и нужны были Вариану. Молчаливые, верные, исполнительные и хладнокровные. Он полагался на них больше, чем на свои войска и гвардию. Много ли чести это ему делало как королю? А не все равно ли? Его дело – не дать пасть королевству, не дать сдохнуть людям, а теперь еще, не дать демонам поработить Азерот. Свет помилуй! Да, когда ж ему отдохнуть-то дадут?!
Нажраться. До соплей просто, чтобы лицом в стол упасть и не думать ни о чем. Ни о Сильване, ни о Льиире, ни о хрупком перемири и демонической угрозе. Хотя бы сегодня. И даже если прямо сейчас, какой-то особо ушлый представитель Легиона решит, что эта ночь, как нельзя лучше подходит для нападения на Штормград – Вариан прирежет его и пойдет пить дальше. Нет у него сил больше. Нет. Высосали все, оставив убитую напрочь оболочку, которая еще как-то держась.
- Как-то херово все, Матиас, - едва увидев его выдохнул Вариан, - Достало все.
Он прошел мимо друга, без приглашения (хотя какое к чертям собачьим приглашение?! Король он или кто?) и грузно опустился на стул, жалобно скрипнувший под его весом.
- Старею что ли, - отстраненно продолжал Вариан, обозревая нехитрое угощение, что было на столе. Ну да ладно, с угощением, главное, что виски стоял. Это правильно, это хорошо.
- А это что, эль? Шоу блин! Ты девицу ждал что ли, я не пойму? – Вариан с недоумением повертел в руках бутылку из темно-зеленого стекла и вернул ее на место. Он в Дарнассе-то эль не пил, неужели у себя дома будет.
- Еще б вина предложил, - ворчит он и откидывается на спинке стула, устало вытягивая ноги. – Ну чего смотришь, наливай давай. Мы в дерьме, Матиас, просто по уши. Я блядь даже не знаю, как еще сказать, - король разводит руками, - И что делать с этим тоже не знаю. Веришь, нет? Никогда не знал, что делать, но делал то, что считал нужным. А сейчас не знаю. Вот что я могу? А? Метаться от одной точки к другой вырезая этих недоносков? Что я должен сделать? Ладно, - Вариан махнул рукой, - Порадуй меня, скажи, что ты уже знаешь, чем закончилась встреча с нашей прекрасной мертвой королевой. Что твои орлы доложили?

+5

5

[nick]Mathias Shaw[/nick][status]old nerd[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/94/a0/76-1542552498.jpg[/icon][lz]World of Warcraft
Матиас Шоу, 50+
Шоу. Матиас Шоу." Кто не спрятался - тот виноват. Кто спрятался - виноват вдвойне. Служу королю и народу Штормграда.[/lz]

Моих детей не будет никогда.
Ни выросших, ни умерших не будет.
Ни в вещих снах, ни в праздниках, ни в буднях —
моих детей не будет никогда. (с)

Вот смотрю я на этот аверс, укрытый шапкой паров бухалова так плотно, что можно вместо Горы Хиджал во времена присные на лубки лепить, и думаю. Преимущественно о том, что будь это кто другой, то взял бы я его сейчас под локоток, а то, грешным делом, и за ушко, приставил к почечке свой ножик и в доступных любому лорду выражениях объяснил, что в чужую хату со своим правИлом ходят только дураки или покойники. Ну, и в духе описанной в дренейских книжонках димахратии предложил бы выбрать, кто у нас сегодня этот опрометчивый визитер. А потом удовлетворил бы народные чаяния в зависимости от сделанного выбора: дурака - в богадельню, ему бы уже все равно было, где слюни пускать, а покойничка - рыбкам на корм, чтоб, значца, все были счастливы. И я, и покойничек, и рыбки.

Но у Нюни рожа такая, что даже не будь он Нюня… ну, ладно, не будь он Нюня, то просто вылетел бы отсюда личиком в брусчатку и дорожку к моей еде и моему элю навсегда забыл. Но рожа нюнина, так что вместо димахратических выборов и полетов в неизвестность я ему очень учтиво, со всей вежливостью табуретку в ноги пнул. Ровненько, чтоб у носков сапог встала.

- Ты ножки-то клади, твое величество, чай, умаялся ими бегать. То туда побежишь, то сюда. То в сторожку, то в Очаг - там комендант от твоего явления почти просветлился и уж совсем точно - обосрался. Прям в доспех. И объект Цыпочка от тебя не отставала, следопытка хренова. То туда, то сюда, топчут нежити… мда, уже не наши южнобережские пажити. Но в итоге оказалась она в Подгороде, а по дороге даже ничего вроде и не наворотила, ни с какими демонами и им сочувствующими лицами в общении замешана не была. У меня вообще ощущение такое, что после душечки-Варимартаса она демонов не жалует. Так что вероятность кидалова существует, но она меньше, чем мне изначально казалось. Проще говоря, - я смотрю на красные такие королевские глаза, на рожу королевскую мятую, как мои простыни после жаркой ночки, и думаю, что да, говорить надо ну очень просто, - если Сильванас и решит нас нае… обмануть, то сделает это сама, без поддержки остальной Орды и сговора с Легионом за нашей спиной. Прошлый опыт общения с натрезимами едва не стоил ей власти над Отрекшимися. Полагаю, что повторения цирка она не захочет, и, если уж ей приспичит нас кинуть, то сделает это своими силами. Которых у нее, согласно данным разведки, не так и много.

Хех, мой дорогой король, паршиво ты выглядишь, факт. А это ты еще не знаешь, а я тебе не скажу, что хоть тут я рожей сияю, зубами торгую, а есть у меня на руках один дневничок интересный. Давно уже есть, еще со времен третьего открытия Темного Портала. Даларанские маги обронили в спешке, а я подобрал. И, если сделать длинное коротким, то говорит нам этот дневничок о том, что помимо демонов в сферу интересов не нашей Темной Госпожи входят еще и Древние Боги. Плотно так входят, даром, что забор к ним она, похоже, в итоге не прошатала. Хоть и наложила свои костлявые ручонки на пачку артефактов, зовущихся Кровавыми Камнями, коие, судя по измышлениям магички-хозяйки дневника, могут в этом деле подсобить не на шутку. А одна мысль о том, что эта чокнутая стерва и ее самодохлый чемпион-собачник докопаются до сути и ушей того же Н’Зота, заставляет меня внутри холодеть. И это при том, что я, как известно, парень прямой, туповатый, и напугать меня не так-то и просто.

Но вот так смотрю я на тебя, Нюнечка, и понимаю, что мне - страшно. И от того, что будем мы сейчас пакт о ненападении с поехавшей на жалении себя мертвой девкой заключать, а зло, как известно - в основном от баб. И от того, что даже твоя бронебойная шкура, которой, казалось, ничего-то и повредить не может в этом мире, идет трещинами. Обнажая тебя, мой король, как ты есть. Уставшего, задерганного и растерянного.

Так что смотрю, трясусь внутри от страха, и думаю о том, как же, мать его, хорошо быть мной! Ни тебе корона на уши не давит, ни долгов, кроме тех, что сам взять хочу, на мне нет. Ни советничков-долбоебов, вроде меня самого и собаки - тоже нет, всех, кто мне так советовал, я на Мутное Озеро отправил, с миссией первостепенной важности, ага. Ну правда, что может сейчас быть важнее, чем подсчет поголовья виверн и проведение диверсий в гоблинских ремонтных цехах? Правильно, ничего!

И детей, детей у меня нет, вот счастье-то! Нет, правда, счастье. Потому как вот не знаю, мой король, что б я, окажись я ненароком на твоем месте, с таким сыном бегучим делал. Наверное, провел ту же беседу, что в свое время со мной ба провела, когда я в шесть лет в цирк свалить решил, чтоб стать лучшим метателем ножей в мире и на хер пришпилить ножичками к чему попало ту падлу, что маму убила.

Когда меня заловили, то думал, что все, хана, ба меня ядоделам сдаст, для опыта и научения. Насовсем. Но нет. Она меня в свою ухоронку повела, напротив себя усадила и сказала честно. Что так, мол, и так, милый отрок Матиас, ты у меня единственный внук. Кровиночка. И поелику люблю я тебя больше, чем себя, но меньше, чем страну, то есть у нас с тобой два пути. Первый - я от тебя, внучок, отказываюсь. При всех фартовых, при всех пацанах и уважаемых людях. Изгоняю из рода. Навсегда. Отрекаюсь. Насовсем. И иди в свой цирк, будь, Матиас, свободный человек, следуй зову своего сердца и души.

Я тогда, услышав это, захолонул совсем. Никогда со мной ба о таком не говорила. Травить - травила, в холодную - кидала, по ушам и ныркам за руки кривые - выписывала. Но никогда, никогда она от меня не грозилась отказаться, даже когда я, как последняя сявка, на краже яблок в сахаре попался. А тут вот так вот.

Ба же, увидев мою рожу перекосившуюся, хмыкнула, и продолжила про второй путь. Что на ем я забываю про цирк, про месть самопальную и встаю рядом с ней. Пока - пацаном. Потом - сявкой, потом - шестерней. А после, когда по всем пальцам пройдусь, и мозги из жопы в голову перейдут - рядом, обручь. На равных.

Озвучила она мне этот нехитрый выбор и дала сроку семь лун. Чтоб я, значца, что-то ей потом взял и сказал. Сказала - и ушла из города на дело. Ух, как я быковал, как фигней маялся. Даже реветь пробовал, правда, завалил все дело, ни одной слезинки из меня так и не выжалось. Ба костерил про себя на все лады, хорошо, что не чернокнижник, а то бы проклял, да так, что никто б не свел моего проклятья.

А еще через луну, когда меня каким-то ветром занесло на казнь сына Кривого Пита, до меня дошло. Вот прям там, под плахой, и дошло. У Пита, который в толпе стоял и простецом-зевакой кидался, тогда лицо такое было, что до кого хочешь бы дошло, да. История там простая была, но поучительная: Пит стоял на банке у ба, вел казну. Да кому-то из ушлых лордов понадобилось что-то из той казны взять. Он на Пита наехал было, вот только тот мужик тертый, даже в отсутствии ба в городе на него где сел, там и слез. Ну, и чтоб, значца, сговорчивым какого-то ворюгу сделать, лорд взял его сына, который от папки-душегубца вроде как ушел в светлую жизнь и на лекаря учился, да и обвинил в том, что малец подделывает не только зелья, но и золотишко. Хвилософский камень гоношит, да все никак, а остатки своих неудач сливает ювелирам почтенным как золотишко, да еще и коронной печатью их метит.

Сляпали дельце и Питу принесли. Мол, смотри, мил человек, что будет, ежли ты заартачишься. Пит… ну вот, стоял Пит и смотрел, как кишки его ребенка на вороток мотаются. А я на него смотрел. И думал, а что вот будет, если и я так - в жизнь прекрасную, цирковую, возьму и уйду. Сколько пробегаю от всех тех, кто ба хочет побольнее дернуть? Ведь даже если она от меня откажется - то это только на наших и сработает. И то, наверное, до самой моей смерти скорой будут меня одни хотеть порешить, да понагляднее, а вторые - взять за шманты и на знамя вздернуть, чтоб то, что ба делает, ее кровью в моих жилах к рукам прибрать. Королеву долой, да здравствует принц! Недолго, впрочем, здравствует, ну да это уже лирика.

Короче, когда ба вернулась, навела шороху и обо мне вспомнила, я уже знал, что скажу. Потому как до донца наконец-то понял, о чем она меня на самом деле спрашивала.

“Ты со мной?”

Хех, я-то точно с тобой, Нюнечка, факт. В горе и в радости, в болезни и в здравии. До самого дня, когда ляпну что не то - и буду болтаться, красивый такой, на самой высокой виселице. Ну, или выхвачу мечом в печень от наглости своей, старости и неосторожности, да и пойду милым рыбкам на корм. А вот с ребенком твоим… да, хорошо, что я - не ты! Просто за-ши-бен-но! И никаких тебе воспитательных разговоров, никаких таких советов. На это у тебя собака есть, отец целых двух детей, пофигу, что один труп, а вторая от него ноги свои длиннющие аж в Даларан сделала. Он тебе точно насоветует. Надо и мне к нему шары подкатить, спросить про баб. Совет скорее не даст, зато попробует дать по шее. Бестолково, но может отвлечем тебя, мое дорогое величество, от забот твоих.

Но пока собака в своем колпаке с рюшами дрыхнет во дворце и ни о каких поджопниках знать не знает, мы с тобой - здесь. Так что…

- Так что, твое величество, предлагаю пока дябнуть за легкую дорожку для объекта Цыпочка - а уж куда эта дорожка заведет - узнаем потом; заесть все эти тосты сыром и поговорить о моих веселых планах да о том, что ты мне хотел бы рассказать про вашу с Цыпой беседу. Как ты понимаешь, мои ушки длинные, да не настолько, чтоб поперек твоего приказа куда не надо соваться. А я взамен вместо эля поставлю гномский самогон и расскажу, что бы хотел сделать перед тем, как мы все дружно пойдем снова спасать Азерот.

Иллинг, добрая душа, вовремя свалил, вовремя вернулся. Вовремя из погреба принес что нужно, расставил в то время, пока Нюня слова подбирал, и снова крайне своевременно свалил. Хороший, хороший сырных дел мастер! Премию ему сообразить что ли?

Отредактировано Nathanos Blightcaller (19-11-2019 02:46:32)

+4

6

А что мне надо ? Да просто свет в оконце
А что мне снится ? Что кончилась война
Куда иду я ? Туда, где светит солнце
Вот только б, братцы, добраться б дотемна

Вариан хмыкает и, не смотря на свое не вполне трезвое состояние, ловко цепляет табурет ступней, двигая его к себе поближе, водружая сверху ноги, закинув одну на другую.
Шоу начал с правильных вестей, что несомненно радовало Вариана, хотя виду он не показывал. Парни из ШРУ не отстали от короля, даже когда тот решил внезапно дать крюк километров сорок, и следовали по пятам до самого Дольного очага. Да и там преуспели. Оставалось лишь гадать, поняли ли они, с кем беседует король или нет? Вариан бросил на Шоу странный взгляд, в котором можно было угадать как подозрение, так и ожидание. Спросит ли патрон шпионов об этом сам или дождется, когда язык Ринна развяжется окончательно и тот начнет изливать свою душу, жаловаться на Судьбу и громко орать на все помещение, просто не умея сдержать эмоций.
- Нервные какие все стали, - пьяно хохочет Вариан. Внезапные проверки были одной из его любимых традиционных забав. Оно ж куда веселее, когда приезжаешь и берешь всех горяченькими, со всеми их промахами. - У Цыпочки бы поучились. Там ничем не пробить. Жаль что мертвая. Была б живая - цены бы не было, - усмехается он, - Вот откуда ты эти прозвища берёшь? Страшно представить, как ты нас за глаза называешь.
Не то чтобы Вариан уж очень переживал за своё, но знать страсть как хотел. Лет десять назад. Сейчас было настолько все равно, что возможно даже посмеялся бы, а может и нет, настроение у него менялось едва ли не чаще чем у своенравной девицы.
- Если уж Сильванас с Легионом сговорится, то лежать нам всем в земле сырой и отдыхать спокойно, - хмыкает Ринн, закладывая руки со сцепленными в замок пальцами за голову. - И мы и Орда поляжет - демонам все равно кого бить. Мы для них кто? Никто. Пустое место им и должны стать. Ну а им выгодно сейчас нас кинуть? Этим, - он морщится и глубоко вздыхает. Алкоголь уже прилично давит на грудь и воздуха становится мало. - Ведь едва закончится война, тут же побегут на радостях нас добивать. Даже не знаешь, что лучше-то. Самим ударить? Нельзя, - как-то чересчур обреченно качает головой, - Нельзя нам как тварям себя вести! Не должны мы быть как они. и что делать? От них удара ждать? Так с какой стороны прилетит? Что в этот раз будет? Ты, вот ты мне скажешь? На Ясеневый лес пойдут, эльфам кровь портить? Или дальше Хилсбрада двинут, на Арати? Куда их черти понесут в этот раз? Так что смотри мне. Чтоб не расслаблялись. Все знать должен, даже то, чего они сами ещё не знают. Не доверяю я им. Ни кому из них. Орки уже с демонами дел имели не мало, да и сама королева, - Ринн насмешливо изгибает бровь, изящно выводя в воздухе жест кистью левой руки, словно помешивая вино в бокале, - слишком уж непредсказуема. По итогу что мы имеем на данный момент? Союз, который белыми нитками сшит криворуким портным, и по швам трещит. Не портной, союз. Ведь как только мы Легион сокрушим, закончится и наше сотрудничество. А не сокрушить его нельзя - не позволю тварям еще раз Штормград порушать! Никаким.
Разошедшийся не на шутку король ненадолго замолкает, переваривая все, что сказал ему Шоу и что он сам ответил ему.
- Ты наливай, не халтурь давай. Ты мне трезвый ни к чему здесь. Советников моих дери трезвым, а то я уже не в состоянии общаться с ними. Ни в каком состоянии. Достали все, отправь их на заставу с глаз долой, подальше. Все равно толку никакого - стены подпирают, лица важные делаю, глазками бегают - вот и вся польза, даже развлечения никакого. И вообще, много условий королю ставишь! Еще попробуй мне самогон зажать, совсем обнаглел тут, пока я по делам разъезжаю… да… Да и рассказывать особо нечего, - равнодушно пожимает плечами Вариан и почесывает подбородок с отросшей трехдневной щетиной. - Готова она с нами рядышком биться. И чумой заливать не будет, но это не точно. С Вол'джином разговор будет, обещалась, а так демон ее разберет, что там голове творится. Мало того что женщина, так еще и мертвая. Свет помоги, знал бы ты, как я заебался! Я ведь все жду, Матиас, как дурак, что однажды это все закончится. Вот вся эта свистопляска, с демонами, орками, драконами, чтоб им всем… Чтобы был мир, и знаешь? Да черт с ней, с Ордой, я и с ними уже готов на любой мир, лишь бы не было войны. Пожить хочется, веришь? Для себя что ли? - растерянно произносит он вновь пожимая плечами, словно отрицая эту возможность как таковую. - Да просто пожить. И народу дать отдохнуть. А то я их то в Нордскол, то в Пандарию, то к черту на рога в Дренор сраный. А теперь куда я их должен засунуть? В какой ад 7-й Легион отправить? Где их ещё не потрепало? А у меня, знаешь у меня где все это сидит?! Вот здесь уже! - проводит Ринн ребром ладони по своему горлу. - Не могу. Сколько можно? И ради чего? Ты же не дурак, понимаешь, что свихнусь я скоро такими темпами. И дорога мне одна будет, на тот Свет, к предкам, а вы тут расхлебывайте как хотите!
Раздувая ноздри, он гневно вдыхает и выдыхает воздух, уже наполнившийся парами алкоголя и острого сыра.
- Только останется это все Андуину, а ему я своей Судьбы не желаю. Не должен он за мои ошибки расплачиваться. Да и разошелся я что-то сегодня. Не день, а дрянь. Давай выпьем. Пошло все к черту.
Он берег свой стакан, опрокидывает в себя огненную воду, морщится, кряхтит и сипло произносит.
- Пока не забыл. Сильванас ждёт от меня письма, обещал ей подумать, как лучше организовать все это мероприятие по встрече. Ну и я ещё немного наехал на неё, само как-то вышло. Но заметь, старался, правда старался держаться. А, хотя тебе какая разница, ты ж не Джайна, тебе-то все равно. Тащи перо, сейчас сочинять будем.

Отредактировано Varian Wrynn (21-02-2020 00:30:51)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Бей посуду, я плачу! (ударение по вкусу) [World of Warcraft]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC