TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » за окном моря, а мы хотим сушу [dbh]


за окном моря, а мы хотим сушу [dbh]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ЗА ОКНОМ МОРЯ, А МЫ ХОТИМ СУШУ
I am flesh, bones
I am skin, soul
I am human
Nothing more than human

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/d76fbfd8cd2bcd8cba232ab715ae1632.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/a07219c2010c001c796abf5c9bae6c99.gif
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/5ff50c16a24d1fbef7aec36c2ece746f.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/651f1d8534a8ee9f5d8d715130c6fd5a.gif
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/10/bc1eaa833cec8dc746f366df674057c0.png

human - sevdaliza

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Elijah Kamski (робоеб) || Gavin Reed (долбоеб) || RK900 (пластикмен)

июнь 2039, Детройт, особняк Камшотски

АННОТАЦИЯ

Вирус распространяется быстрее, чем предполагали главные мозги города. В руки полиции попадает зараженный андроид, чьи шансы остаться "живым" с каждым днем тлеют и тают. Терпение Гэвина делает то же самое, оттого вооружившись стволом, пистолетом, жестянкой и тостером, он наведывается к единственному умнику, способному остановить эпидемию. Как жаль, что вышеназванный - хуй. И мудак. И пиздец.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Gavin Reed (30-10-2019 23:48:37)

+6

2

- ... и кофе захвати, ушлёпок пластиковый! - кричал через весь участок Рид, а в голосе ни капли привычной ненависти али яда, лишь для порядку произнесенное оскорбление, чтобы не дай бог никто не заподозрил, что в душе у Гэвина котята срут под ромашки. Что он суровый мужик, брутальный альфач и на хую своем вертел всякие там нежности и сопли. Он впопыхах собирал раскиданные по столу вещи: ключи, значок, бумажки, шоколадку и табельное. Срач, пожалуй, действительно стоило убрать, как советовал тостер, но кем бы он тогда стал! Кем бы сделался, слушая шкафистых жестянок под два метра ростом? Правильно, картошкой пережаренной, а ведь он не такой.

Дело не сдвигалось с мертвой точки уже месяц, целых двадцать три гребанных дня их отдел трахали раком, собачкой и по-пуритански, а все потому что Детройт снова заразило какой-то дьявольской хуетой из фильмов про восстание роботов. Только поглядите, теперь страдают сами ондроеды, ну неужели людям не придется отдуваться! Вирус заражал без предупреждения, о нем ничего неизвестно, кем создан, как передается, насколько печальны последствия? Сто вопросов - ноль ответов, и все на хрупкие плечики полицейского департамента. От полимерного напарника никакой помощи, 900-ый понятия не имел, чем подобные вспышки могут быть вызваны. Крутил-вертел диодом своим ебучим, чаще и дольше желтым, освещая в поздние часы рабочее место детектива. Вместо лампы настольной, блять. Однако жопой Гэвин чуял, шестым чувством ощущал - жестянка нервничает. Понимает, что нихуя не понимает, теряет контроль над ситуацией, видит незримую угрозу, коей не в состоянии противостоять и... поджилки механические трясутся. Рид его понимал. Риду самому было стремно. Их взаимоотношения уже пережили один пиздец, а сейчас чертовски сложно и медленно восстанавливались. Вряд ли они достигнут прежнего баланса, но в пизду, он больше не хочет терять нажитое! Непосильным двусторонним трудом.

И лишь два дня назад на головы полицейских свалилось очумелое чудо, радовались как Санте, первому снегу или кокаину в заначках диллеров. К ним поступил зараженный вирусом девиант. Больше недели этот долбоеб стоически терпел изменения собственных систем. Страдал, плакал, сидел в затхлой квартирке на окраине Детройта, а потом взял и... перестал являться "живым". Бах - и перегорел. Бах - и прощай права Госпожи Президента. Прощай кровавая революция, борьба за место под солнцем. Покасики. Модель PL400. Бывший садовник, работавший после бунта и регламента в офисе крупной компании, ну открылся у паренька дар к экономике, всем лучше, чем жадные уебаны из престижных ВУЗов. А потом вдруг взял ножницы, веник и вернулся в парк, где раньше стриг газоны и кусты. Программа полностью вернулась на исходную позицию, заставляя корпус и процессор подчиняться первичной прошивке.

Допрашивать страдальца было бесполезно, РК не решился лезть к нему в душу, да и Рид бы ему по ебалу за такую неосторожность дал. В общем, тотальное дно. Днище. Тупиковая ситуация, выход из которой надо найти до подключения ФБР. Хотя, если масштабы разрастутся, то любой прорыв в деле потеряет важность. Черных агентов всё равно вышлют. И будет у них тесное сотрудничество, плюшки, дружба и жвачка, с хуями этими высокомерными. Не любил Гэвин спецслужбы. Ой, не любил.

- Выводите эту консерву двинутую... чего смотришь, уебок, я сказал дверь открывай и выводи андроида! - шипение неслось по коридору, залетая в уши всех, кто сидел возле карцеров. Поместить PL400 решили покамест сюда, от греха и других пластиковых работников подальше. Эдакий карантин, епта. Будто ветрянку переносит.

Кое-как упаковав бедолагу в личный бобик, мужчина оперся о капот, дожидаясь со скрещенными на груди руками одного пунктуального тостера. О, поглядите на него, идет-идет. Со стаканчиком кофе. Вышколенный, в своей белоснежной курточке, воротник до кирпича натянул, что вместо лица носит. Охуеть-не встать. Дефелирует на длинных ногах по всей парковке, ловя скользкие взгляды дамочек. Смотреть тошно.

- Еще дольше, блять, не мог? В машину свой зад железный сажай и погнали, сука, тут холодно! - в подтверждении сказанного, детектив плотнее сжимает руки вокруг туловища, пару раз содрогнувшись.

- С сахаром, да? Два кубика кинул? Или опять один, говнюк? - с таким потреблением сладкого, сэр, вам грозит диабет к сорока пяти годам, сэр. Сэр. С Э Р. Как же он ненавидел этот тон и фразы, словно из Википедии.

Усевшись, наконец, за руль, Гэвин замирает, осознавая и переваривая дальнейший план действий. Они собираются навестить одного... боже. Судьба опять сводит его с братом. После потери конечности и травмирующей психику реабилитации им так и не удалось связаться лично. Букетик роз с запиской - вот и весь маломальски близкий контакт. А теперь нужно приехать в хоромы этого уебана. Нужно пресмыкаться, разговаривать и пытаться выяснить, не дело ли сие рук создателя первого разумного робота. Не Камски ли повинен в разогревшейся эпидемии.

- Итак, каков наш план, давай повторим... черт, сука, черт возьми!!! - и ладони со всей дури дубасят по баранке руля, раз, два, три, с протеза мигом слетает скин, оголяя блестящий идеальной белизной пластик. Рида колбасит, он сжимает плотно челюсти и жмурится, резко заглядывая в зеркало заднего вида, проверяя состояние "задержанного" недо свидетеля.

Педаль газа в пол, ремень не пристегнут, машину заносит на повороте, но скорость детектив сбавлять не собирается, из города ведет всего одна дорога, и съезд на нее вот прямо здесь.

+6

3

Девятисотый не видел, как разгоралась “эпидемия” девиации, но достаточно много об этом знал. Прежде, чем приступить к работе в Департаменте, он тщательно и всесторонне изучил этот вопрос, просмотрел множество материалов и даже ознакомился с полным архивом RK800, у которого имелся так называемый личный опыт. Теоретически он знал едва ли не все по этой теме, но на практике имел дело только с единичными случаями - сбои в системе все еще продолжались, и Девятисотый все еще старался отслеживать каждый, фиксировать и искать причину. Не “находить”, потому что в точности не было известно, что их вызывает. И в целом плоскость эта была шаткой, малоизученной и нестабильной - Девятисотый предпочитал иметь дело с фактами, каждый из которых можно подтвердить, а не с теориями и догадками.

Факты же о новом вирусе начали появляться разрозненно и бессистемно. Поначалу его еще никто не называл вирусом - так, эпизодические случаи, когда девиант вдруг вернулся к своим изначальным задачам и забыл даже думать о том, что он “живой” и имеет собственную личность. На первого такого сразу накинулись журналисты и представители Иерихона: пресса хотела грязных подробностей, а иерихонцы искали виноватых среди людей и радикально настроенных организаций.

Девятисотый был уверен, что делом займется одна из новоиспеченных служб по содействию андроидам, но потом произошел новый инцидент: вирусом заразилась машина, которая не была девиантом. Андроида обнаружили посреди супермаркета, где он лежал на полу, будто манекен. Машина оказалась не просто отключенной - сгоревший процессор свидетельствовал о том, что ее уже не получится восстановить.

Факты слишком долго сводили, закономерности не были очевидными, но вот теперь, когда случаи “заражения” происходили все чаще, пришлось признать: они имеют дело не просто с ошибками в коде, но с чем-то, изобретенным искусственно. Чем-то, призванным уничтожить девиантов как расу.

Разобраться с пострадавшим лично Девятисотый не мог. Ни он, ни Коннор попросту не рискнули не только дотронуться до машины и прочитать ее память, но даже войти с ней в одно помещение. Коннор уверял, что просто так вирус не передается, иначе все девианты уже давно превратились бы в простых роботов, но даже при этом он не желал рисковать.

- Нужно обратиться к специалистам “Киберлайф”, - наконец вынес очевидный вердикт Девятисотый. - Хорошо, если кто-то из них станет работать с нами.

В теории сходился бы любой специалист, но Коннор упомянул, что они с лейтенантом обращались по подобному вопросу к самому Элайдже Камски, а Девятисотый крепко схватился за эту мысль. Камски был расположен лояльно к ним с Гэвином Ридом, и это стоило использовать. Правда, от идеи детектив не пришел в восторг, но Девятисотый уже назначил встречу и согласовал ее с Фаулером, так что деваться было некуда.

Рид был сильно недоволен, а причину не объяснял. Из-за чувства вины Девятисотый даже не стал возражать против требования сделать для него кофе - хотя и подумал, что неплохо бы научить Гэвина облекать его в форму просьбы, - тем более что даже во время транспортировки ему не хотелось близко контактировать с андроидом. Достаточно уже того, что они будут ехать в одном автомобиле.

Вернувшись с кофе, Девятисотый поставил его на крышу автомобиля и приподнял бровь в ответ на красочную имитацию замерзания:

- Детектив, вы больны? Температура двадцать шесть градусов по Цельсию. - Он обогнул автомобиль и сел на пассажирское, добавив после того, как пристегнулся: - Количество сахара оптимальное.

Хорошо, что у Рида оставались силы на подобные мелочи.

Девятисотый даже на долю секунды успел почувствовать гордость за него, когда Рид заикнулся о плане, но потом он перечеркнул все, сорвавшись в кратковременную истерику, от которой диод андроида сам собой загорелся алым.

- Гэвин?

На ответ он не рассчитывал. Подождав немного, ожидая, не успокоится ли Рид сам, Девятисотый подключился к биомеханической руке и заставил Гэвина оторвать ее от руля, чтобы захватить ремень безопасности и пристегнуть к фиксатору. Потом вернул ладонь на руль и отпустил контроль.

- Встреча все равно назначена на конкретное время, не обязательно торопиться.

Он понимал, почему беспокоится сам, но что такое было с Ридом?..

Чтобы подъехать к главному зданию “Киберлайф” - а в этот раз Элайджа решил принять гостей из Департамента именно там, - пришлось несколько раз останавливаться и показывать документы, называть цель визита и даже ждать, пока охранник получит подтверждение от администратора. Благодушия это Гэвину не прибавило, и Девятисотый начинал понимать, что быть терпеливым и сдержанным за них обоих ему с каждым днем все труднее. Особенно теперь, в обстоятельствах, которые грозят ему полным и бесповоротным уничтожением.

Мысль о последнем плавно перетекла в необходимость выпустить привезенного с собой андроида-садовника; Девятисотый даже отворил для него дверцу, но потом отошел, предоставляя все самое главное Гэвину, а сам отправился к стойке администратора, чтобы узнать, на какой этаж и в какой кабинет им нужно проследовать. Потом он вызвал лифт, задержал дверь, чтобы Гэвин с андроидом успели войти, и когда та уже закрылась, а кабина плавно потекла вверх, сказал:

- У вас какие-то личные проблемы с мистером Камски, детектив? Лучше бы мне заранее об этом узнать.

+5

4

Проходит полгода с памятного шествия андроидов, после чего мир в едином порыве признает существование новой, отличной от человеческой расы. Не все этим довольны, но повернуть события вспять уже невозможно. Прямо здесь, в Детройте, оживают самые фантастические из старых фильмов о «необычных роботах», и Элайджа по праву гордится собой, ведь приложил к этому нанотехнологической чуду руку.

Мужчина стоит у огромного панорамного окна и самодовольно любуется. То ли раскинувшимся внизу городом, наполненным его творениями. То ли все же своим отражением в затемнённом стекле.
Внизу просматривается множественное КПП, через шлагбаум к шлагбауму которого прорывается одинокая замызганная машинка с мигалкой и логотипом полицейского участка на пыльном боку.

- Полиция? Здесь? - не поворачивая лица, адресует вопрос личному секретарю серии RT600, он вообще предпочитает иметь дело исключительно с этой моделью.
Андроид возводит взгляд к потолку, подключаясь к серверам и получая данные. После утвердительно кивает.
- Это личный визит, ордер отсутствует. В машине трое: детектив Рид и андроиды серии RK900 и PL400.
Хлоя - очередная Хлоя - выжидающе затихает. На работе она вся такая деловитая и строгая, не в пример домашним моделям. Те любят веселиться у воды и носят минимум одежды, всегда что-то щебечут и непринужденно улыбаются, эта же собирает волосы в тугой пучок на затылке и носит исключительно строгие официальные костюмы. Камски не помнит, чтобы видел на ней улыбку.

- Я знаю, что ты скажешь. Нет, мы не станем их останавливать, пускай приходят.
Визит полиции без ордера лишён всякого смысла, окружающие не обязаны отвечать на вопросы и как-либо содействовать. Но Элайджа не станет портить планы брата, к тому же ему в самом деле интересно, что такого должно случиться, чтобы тот добровольно сюда заявился?
- Приготовь кофе для наших гостей. Чёрный, крепкий, два кубика сахара.
Он точно знает, как любит употреблять Гэвин, потому что когда-то тоже любил точно также. С недавних пор он предпочитает исключить из рациона тяжелые калорийные блюда, а также вредные напитки типа газировки и сладких коктейлей. Спиртное и кофеиновое тоже попадает в список запрещённого, так что Камски добавляет вдогонку:
- Мне ничего. Не хочу давать лишний повод для острот братцу.

Остаётся ждать. По его подсчетам это займёт ещё минут 20, прежде чем святая троица появится в его кабинете. Хлоя предусмотрительно отправляет всем стойкам на пути следования строгое уведомление о содействии гостям, так что почти каждый встречный работник готов проводить полицейских к месту назначения, если они вдруг соизволят заблудиться. Или же отклониться от курса, Элайджа не хочет, чтобы они здесь расхаживали, как у себя дома, и совали любопытные носы, куда не следует. Он не так давно вернулся на пост главы КиберЛайф, так что ревностно оберегал свои территории от внешних посягательств: определенно точно внутри корпорации имелись внутренние тайны, разглашать которые пока было несвоевременно и неуместно.
Итак. Мужчина возвращается в огромное кожаное кресло и складывает ладони у лица, будто собирается медитировать. Закрывает глаза. Ему нужно успокоить нервы и привести в порядок мысли, прежде чем личная встреча застигнет его врасплох. Должно быть, Гэвин и Ко уже припарковали автомобиль, миновали ресепшен на входе и даже достигли лифтов. Будто у него есть встроенная схема здания с датчиками движения в голове, Камски видит свои цели: как они передвигаются, приближаются, любое их движение и даже слово. Он почти знает настроения брата, хотя они слишком давно не общались, чтобы в самом деле уповать на близнецовую магию, и все же.. Элайджа ощущает.

Когда трио достигает кабинета управляющего, Хлоя услужливо встречает их возле автоматически разъезжающихся в стороны дверей и делает приглашающий жест. Помещение воистину огромное, здесь можно было бы жить. Или организовать игры в гольф, а ещё впихнуть футбольное поле, не иначе.
Камски проворачивается в кресле, чтобы оказаться лицом к своим гостям, но из-за стола не поднимается, сразу обозначая свою позицию: он на работе, «при исполнении», если так будет угодно, так что личного общения не получится, здесь и сейчас он станет говорит с ними от лица КиберЛайф, а это означает, что многие темы им не суждено будет обсудить.
- Господа полицейские, что за чудный день вы выбрали для посещения КиберЛайф!
Элайджа смотрит мимо детектива и его напарника, его взгляд всецело прикован к третьему присутствующему. Кто он такой? Зачем его привели сюда? Внутри рождаются смутные подозрения на счёт происходящего, и если все так, как ему думается - то ничем хорошим сегодняшний визит не закончится.

Камски держит себя в руках. Паниковать заранее - не его конёк. Сухие факты, набор вводных и данных. Он может получить все это за пару минут, но интереснее услышать от первоисточника.
- В следующий раз извольте уведомляться о визите заранее, у мистера Камски плотный график, - осуждающе озвучивает мысли хозяина Хлоя. Но чашку с кофе детективу все же протягивает. - Должна предупредить вас, что происходящее подлежит строгому протоколированию. Будьте осторожны в высказываниях и подбирайте надлежащую форму выражений.
Последнее явно сказано для Гэвина, кто же не знает его грязный язык? Вечно строчит бранным лексиконом, будто его бомжи воспитывали. Тем удивительнее видеть в нем своё же отражение, но Элайджа давно привык.
- Не будь так строга с нашими гостями, - чуть разбавляет обстановку. - Видимо, дело действительно важное, раз детективы решили обратиться в КиберЛайф напрямую. Итак, чем я могу вам помочь?

Отредактировано Elijah Kamski (09-10-2019 06:50:55)

+4

5

Руки у детектива потели и немного тряслись, интересно, насколько точно искусственный протез передавал реакцию своего хозяина? Хотелось глянуть, да дел других невпроворот, например, поорать и излить свой гнев на приборную панель. Контроль снова по пизде пошел. За время реабилитации Рид не мог навестить любимую тренажерку и как следует отъебать боксерскую грушу. В прочем, дружеский спарринг тоже вышел из эфира привычной жизни. Физические нагрузки помогали сбрасывать накопившийся стресс, а проблему с агрессией Гэвин умел компенсировать лишь через рукоприкладство. Весь характер мудака вертелся на хую и подсознательном желании нарваться, наконец, на пиздюли. Да посильнее. Оттого столько приебок к андроиду. Последний априори мощнее и опаснее, внутренний мазохист ликовал, вынуждая гнуть и прогибать границы дозволенного. А по итогу - сталкиваться с непробиваемой стеной из прописанных программ хорошего мальчика и "мне класть гигантский болт на твои хотелки, кожаный мешок".

Срыв дожидался подходящего случая али триггера. Посещение горячо любимого... визита к Камски вполне достаточно, чтобы разорвало не по-детски. Когда Рида переебывает, важно, чтобы рядом находился кто-то адекватнее картошки, ибо за себя и окружающих мужчина отвечать отказывался. Хорошо они просто сидят в машине, почти никому не видна минутная истерика. Девятисотый делает единственно верную в такой ситуации вещь. Он берет контроль и ведет. Гнида опять взламывает его дрочилку, заставляя пристегнуться и уложить ладонь обратно на руль. На сие представление Гэвс смотрит молча, стискивая челюсть и шумно, часто выдыхая через нос. Мысленно ведет отсчет от десяти до одного, пока в зрачках тушится звериный огонек. Отпускает резко, тело расслабляется, кисть разжимается. Весь Рид будто становится мягким, жидким и покладистым, тронь - студнем зашевелится.

- Мудак, - устало и беззлобно оповещает своего напарника человек, поворачивая ключи в замке зажигания. Машина дерганно срывается с места. Ох, каких усилий, скандалов и испещренных нервов ему стоила возможность вернуть водительские права обратно. Блять... без жестянки он бы хуй сосал и причмокивал. Только благодаря назойливому РК, бесконечным тренировкам и терпению, в большей степени андроида, им удалось восстановить полную дееспособность конечности на уровне продвинутого пользователя. Правда, есть парочка нюансов. Теперь полимерный ебасос мог вламываться в систему протеза и перехватывать управление. Делал девятисотка так всего несколько раз. Спрашиваете, почему еще живым ходит? О... вы просто не знаете, как детектив навставлял ему, ъуъ, сука! И не узнаете, это секретные материалы.

- Ты - пластиковый мудень, Найнз. Я тебя презираю, ненавижу и желаю скорейшего дезактива в муках. Соси вечно, ебись конем и... и... мы проехали поворот, мать твою ебучую!!! Где, блять, знак, а ТЫ чего молчал, уродец из консервированной банки??? - с горем пополам развернувшись, Гэвин ударил по газам.

Он забыл о зараженном садовнике на заднем сидении, однако тот вел себя как мышка, тихо, спокойно и лишь поблескивал иногда желтым диодом, видимо, обрабатывая первичные данные. Так они все делали, пока не оживали. Рид поперхнулся воздухом, мотая головой и откидывая подальше подобные сопли из мозгов. Живые, как же! Все ебаные пластики. Мертвые внутри куклы. Ненавидит!

Тем временем, во рту активно сохло, а желудок, сдобренный отменным кофе, шалил. Как обычно сдавал первым, чмо. Они подъезжают к головному офису Киберлайф, где им назначена встреча. К боженьке всевышнему. Не будь Гэвсу столь хуево, обязательно бы поинтересовался у тостера, что тот ощущает и думает, стоя на ковре близ создателя.

Череда бесконечных проверок снова завели детектива в состояние "уебу, нах", оттого РК быстро затыкал открывавшуюся хлебалку напарника, встревая и умасливая охранников на КПП. Рид только шипел под нос проклятия да матюки, закусывая изнутри щеку. Парковка, депортация из тачки, конвой вирусного ондроеда до парадной офиса. Пиздец, словно в больницу опять загремел. Белого так много, что слепит, тут впору снимать рекламу от зубного налета. Стекло, белизна и пару искусственных кустов.

Встреча с призраком прошлого волнует и бурлит кровь, Рид откровенно нервничает и злится на себя за подобную реакцию. Он спешно прокручивает в мыслях сценарии их встречи, разочаровываясь, что не способен делать как консервы, моделировать сюжеты наперед, наверняка напарничек уже просчитал процентами каждое действие полицейского. Надо удивить.

В лифте повисает секунда другая тишины, пока РК не нарушает идиллию своим механическим басом. Пиздюк полимерный.

- Слушай сюда... Элайджа Камски - бритый хуй с манией величия и комплексом боженьки, во рту у него философская яма с дерьмом и сомнительным метафизическим говном, всё... абсолютно всё, что он нам скажет, нужно делить на девятьсот и вычитать еще тысячу! Потому что в душе он ебал наши проблемы и копошения муравьиные. Пока очко ему не налижем, как захочет - ебать будем дырку от бублика, усёк? - приторное "дзынь" оповестило гостей, что те прибыли в личный пентхаус человека века. Гэвин каменеет, играя желваками.

Через пятнадцать секунд детектив слышит голос... брата. Впервые за восемь лет. Даже после аварии и замены конечности они не связывались. Истинная семья, ничего не скажешь! Его начинает мелко трясти, но ответить с разгону мешает пластиковая дамочка в синем платье. Девиант? Она тараторит про приличия, пытается казаться важной ебучкой и ебет-ебет-ебет мозги закипающего копа.

- Съеби по-хорошему, я из полиции, а не хер с горы, - и сталкивается с ней плечом нарочно, продвигаясь сразу вглубь просторного помещения у панорамного окна. Любит Элайджа дрочить на такое. И кожаный диванчик при нем, естественно. Трахает тут своих куколок денно и нощно.

- Мы по делу о зараженных андроидах, слыхали? Подробности поведай мистеру Камски, чего встал как член? - выделяет интонацией обращение, а в глаза не смотрит, делая заинтересованный в интерьере вид.

Отредактировано Gavin Reed (09-10-2019 08:52:01)

+6

6

После первого и вполне привычного мудак, Девятисотый немного напрягся. Голос Гэвина в тот момент звучал как-то совсем не зло и как будто даже не оскорбительно, а это на Рида совсем не походило. Но расслабляться и даже допускать мысль о том, что все прошло нормально, однозначно не стоило, ведь совсем скоро Рид, словно набравшись прямо из воздуха энергии и новых сил, пустился в длинное высказывание, направленное единственно на то, чтобы как можно сильнее унизить андроида. Девятисотый не понимал такой позиции: раз уж ты не считаешь андроидов себе равными, то зачем вымещать на них эмоции? Гэвин же не орет на автомобиль (почти никогда), на рабочий терминал (совсем уж редко), на собственный телефон.

И Девятисотый совершенно не считал, что заслуживает такого отношения – он был профессионалом в своем деле и всегда действовал по правилам. Если он чего и был достоин, так это похвалы за свою выдержку и за то, что терпит такого напарника.

- Внимательнее нужно быть за рулем.

Если Рид каким и мог быть, то точно не внимательным. Он был сосредоточен на чем-то, о чем у Девятисотого не было никаких догадок, и чем ближе становился офис Элайджи Камски, тем ясное можно было это осознать. Настолько ясно, что он не удержался от вопроса в лифте, а в ответ получил такой яростный и полный гнева опус, что по-настоящему растерялся…

Сбой в системе http://images.vfl.ru/ii/1531907048/ce94a7b5/22529557.png

…ведь Гэвин словно забыть успел о том, что это именно Камски, который якобы ебал их проблемы, безвозмездно помог Гэвину с биомеханическим протезом.

Девятисотый нахмурился; следовало сказать о сбое в системе Гэвину, но поднимать эту тему так близко от Элайджи Камски не хотелось. Вдруг Рид об этом проговорится, а ведь это тайна, которую Девятисотый и напарнику-то с трудом доверил. Делиться этим с кем-то третьим он пока что не был готов, и уж тем более не с создателем андроидов. Вдруг Камски скажет, что это серьезная ошибка и Девятисотый с ней не имеет права работать?

Двери лифта разъехались перед ними, и Девятисотый не успел ничего сказать – может быть, это и к лучшему.

Он поздоровался одновременно и с Камски, и с Хлоей, заранее зная, что Рид этого не сделает. Вообще стоило заранее договориться с Ридом, что общаться по большей части должен именно он – даже жаль, что без детектива-человека его бы слишком далеко не пропустили; Девятисотый невольно подумал о том, что стоило пригласить с собой лейтенанта Андерсона, который стал бы превосходным буфером между Гэвином и остальным миром. Но, за неимением лейтенанта, приходится играть эту роль самому.

- Этот андроид, PL400, еще несколько дней назад был девиантом, однако с ним произошло что-то, и он вернулся к своим прежним функциям садовника. Его состояние позволяет предположить, что этот процесс не случился мгновенно, а длился некоторое время, однако сам он об этом ничего не может рассказать. У него отсутствуют воспоминания о девиации… – Девятисотый на мгновение запнулся, чтобы объяснить: - Точнее, возможно, эти воспоминания есть, однако ни один андроид из Департамента не рискнул войти с ним в непосредственный контакт, чтобы прочитать воспоминания.

Они боялись заразиться, все, даже сам Девятисотый. Вирус, если это был он, а не какой-то дистанционный взлом конкретных машин, был неизученным и непредсказуемым, но слухи ходили разные.

- Были еще зафиксированы похожие случаи. Статистика дает понять, что девианты, подверженные «вирусу», превращаются в машины, которыми они и были созданы, однако если «вирус» поражает андроида, не подвергавшегося девиации, сгорает его процессор, и он отключается. Все данные при этом теряются, можно делать выводы только о физическом процессе повреждения микросхем, но не о том, что стало этому причиной.

Он старался быть предельно формальным, чтобы за кратким отчетом невозможно было заметить страх. Девятисотый даже не представлял, как бы этот вирус подействовал на него, и проверять это ему совершенно не хотелось.

- Возможно, нам не стоило приводить этого андроида сюда, но ответы нужны нам как можно скорее. Если случаи участятся, проблемы возникнут у всех, и у «Киберлайф» в первую очередь.

+6

7

Не дерзи моей помощнице, ты здесь в гостях, хочется напомнить брату, но Камски молчит. Хлоя не выглядит уязвлённой, эти детские перепалки ее совершенно не трогают. Гэвин привычно держится в своём амплуа говнюка и шибко резкого поцика на районе. Этакая смесь гондона с поломанным лезвием вперемешку: как ни крути, а себя ранит больше всего.
Элайджа сдерживает вздох. Когда все настолько испортилось? Он помнит брата совершенно иным: импульсивным, но добрым, вспыльчивым, но не агрессивным. У Гэвина всегда было повышенное чувство справедливости, он заступался за девочек, котят с щенятами и, конечно же, брата. Никогда не боялся драк, но при этом не оскорблял бегущего противника и не опускался до уровня уличных боев без правил. В нем была некая благородность, присущая уличным хулиганам, и нерушимый кодекс чести.
Что же теперь? Кичится ничем, кричит без надобности, злословит так, что уши трубочкой сворачиваются. Что бы сказали на это родители... которых, к слову, Элай не видел уже очень давно. Может быть, в семье все так сильно изменилось, что теперь мать с отцом потакают прихотям безумного младшего братика? Их бы всех скопом показать хорошему психологу, атмосфера в доме в последние годы оставляет желать лучшего, именно поэтому Камски добровольно выпилился из семейных празднеств и прочих сборов. И, что забавно, обратно не тянуло.

С трудом выпадая из сеанса мысленного психоанализа, Элайджа отрывает взгляд от брата, который упрямо смотрит куда угодно, но только не прямо, и переключает внимание на его напарника. Спокойный, сдержанный, в противовес разздолбаю-человеку собранный, подтянутый, одетый с иголочки. Рядом эти двое смотрятся почти комично, бесстрастный андроид и подверженный всем на свете страстям мужчина.
Как иронично.
Элайджа ещё некоторое время любуется картиной, будто замершим стоп-кадром, и размышляет над постигшим его просветлением. Потому что, если хорошо подумать, именно так он и задумывал: непоколебимые роботы и нестабильные люди. Вот в чем самое главное отличие этих форм жизни: примитивное, живущее эмоциями, погрязшее в саморазрушительном безумии человечество, и логичное, последовательное, подчиненное строгим алгоритмам наследие Азимова.

RK900 четко и без лишних эмоций излагает суть дела. Но по нему видно: сомневается, опасается. Как не(?)типично для данной модели, Элай заинтересован этим маленьким открытием даже больше, чем историей об обратной девиации. Но хорошо играет свод роль и послушно старается сосредоточиться на проблеме, тем более что копы очень, очень стараются: притащили улику, наследили на ковре, угрожают репутации его компании.
В принципе, ещё в самом начале этого диалога несложно было догадаться, что они пришли с чем-то жутким на хвосте, а не благодарности принесли. Ведь было, за что благодарить! За уникальный, нанотехнологический протез, не знающий аналогов, собранный по последнему слову науки и моды. За то, что брат все ещё жив, дожил до нынешних лет, имеет какую-никакую работу и даже не бомжует (некоторая доля заслуг Камски в этом все же есть, черт возьми, почему все делают вид, будто нет?!). За создание андроидов, ведь теперь эти двое лучшие напарники эвар из зажигательных боевичков!
Почему они просто не купили торт, а привезли заражённого робота, чем он так сильно не угодил этим двоим?

Рассерженно сцепляя ладони вместе, Элайджа каменеет в кресле, судорожно обдумывая свои дальнейшие действия. Он может откреститься от происходящего мракобесия и отослать копов восвояси, а далее с толком и расстановкой начать собственное исследование проблемы. Но беда в том, что обратнодевиантнувшегося - ещё поискать, а сейчас такой стоит ровно перед ним, воплоти.

Грех упускать такой шанс!

Рывком все же поднимаясь из-за стола, хотя и не планировал этого делать, он неторопливо плывет навстречу повреждённому андроиду. Руками не трогает, только смотрит. Не хочет волновать его лишний раз, обходит со всех сторон так и эдак, а после - вдруг отвешивает сильную оплеуху раскрытой ладонью прямо по лицу. Нынешние девианты уже составили себе четкие рамки дозволенного, но не_девиантов хозяева подвергали самым разным формам насилия, и получить от пьяного или недовольного человека - не самая большая беда, что случалась в прошлом с бедолагами.

- Ну? - словно не замечая растерянности окружающих, с вызовом спрашивает у PL400. - Считаешь, я был не прав? Позволил себе неуместную грубость? Нарушил твои права?

Диод на виске андроида наверняка крутился бы красным, но в бытность девиантом тот избавился от напоминаний о своей прошлой сущности. Забавно, откуда это отчаянное стремление быть похожими на людей и избавляться от очевидной отличающейся их детали?

PL400 тем временем остаётся беспристрастным и ровным голосом соглашается со своим положением:
- Рад услужить вам, сэр.

Занятный случай.

Камски отступает от несчастного на пару шагов, растирая подбородок. Обратная девиация, хм? Такого он не мог предусмотреть.

- Хлоя, - коротко, резко требует. Он может распоряжаться каждым в своём окружении, будто они вещи. Но таким Элайджа бывает редко, лишь в пиковые моменты, как и генералиссимус перед армией требуя четкого и сиюсекундного подчинения. - Установи с PL400 соединение. Мне нужны мельчайшие подробности того, что происходит в его системах прямо сейчас.

Опасно? Нерационально?

Если боишься рискнуть и пожертвовать пальцем, можешь потерять всю руку, а иногда - и больше. Ставить себя и свою компанию под удар Камски не хочет, он разберётся с этой чушью здесь и сейчас, не сходя с этого места; и его верная, безропотная маленькая Хлоя ему в этом обязательно поможет.

- Предварительно оборви все соединения с окружающими устройствами, ты должна быть автономна, чтобы не размножить вирус. Поспеши, вероятнее всего у тебя будет мало времени.

Он почти уверен, что потеряет ее, но ни один мускул на лице не дрожит. Приняв решение, стоит держаться его до конца.

Отредактировано Elijah Kamski (11-12-2019 16:29:08)

+5

8

Гэвина захлестнуло волной смешанных чувств. Предпочитающий считать себя абсолютно железным и контролирующим собственные моральные дилеммы человек сейчас претерпевал маленькую внутреннюю революцию. И проигрывал по всем фронтам, отчего приходил в еще большее бешенство, раздражение и ух, кому бы уебать. Надо будет после всего в зал сходить, скинуть лишнее напряжение или андроида заставить побыть грушей для битья... Конечно, шанс оказаться мордой в матах очень высок, но зато сдерживаться не нужно от слова совсем.

Стоящий напротив брат вызывал дискомфорт, пожалуй, без супер-сканера Девятисотого ясно, как сильно нервничает мужчина, стараясь всеми возможными способами сей факт прикрыть. Вот он плечи развел, мышцы напряг, ноги расставил, руки на груди собрал, словно пожарник с календарных обложек для дам. Говорит нагло, щелкает острым языком, распространяя вокруг ауру брутального самца, мол, чо, у всех встал? А у меня и не падал, неудачники. Но на деле... ни черта у него не получалось. Дикая неуверенность не позволяет смотреть Элайдже в глаза, вести себя адекватно и до сих пор мешает принять тот факт, что только благодаря гению Рид находится сейчас здесь. В здравии, дееспособный и с работой. Благодарность разделилась на события прошлых лет, на обиды, склоки и не высказанные конфликты и, увы, приравнивалась к нулю. Только совесть колола детектива, не давая опуститься к уровню беспринципной сволочи, благодаря чему рука порывалась к телефону ночью. Набрать, буркнуть короткое "спасибо... брат" и повесить, не дожидаясь ответа. И он уверен, Камски бы хватило. Потому что подобный шаг со стороны Гэвина - это огромное усилие над раздутым чувством несправедливости, эго и остальными тараканами картофельной головы.

Пока Найнс механическим тоном оповещал ген. директора Киберлайф о творящемся беспределе, детектив внимательно следил за поведением зараженного андроида. Тот стоял столбом, мертвым, серым и очень послушным столбиком, готовым ловить указы и тут же их исполнять. В животе неприятно затомило, после революции и круглосуточной работы с тостером восприятие поменялось. А потом Камски встал.

Ясен хуй, от экстравагантного человека века ожидать можно было любой спектакль. Но как обычно, подготовиться и не охуеть невозможно. Элайджа решил сыграть в типичного представителя Детройта с сорок седьмой хромосомой. Почти реальное отражение гнилой сущности их мира. Пощечина звучит оглушающе, напряженная тишина кабинета разносит звук особенно ярко. Рид морщится, неосознанно придвигаясь ближе к РК900, словно это его сейчас отхлестали по щам и готовятся подключить к вирусному страдальцу. Пусть брат только заикнется, Гэвин ему по ебалу даст, не раздумывая.

- Хах, занятно. Так и разит бесконечной любовью к своим творениям, аж слепну! - в злую шутку цедит детектив, поворачивая голову к Девятисотому. Подсознательное желание унизить и поддеть братца так и лезло наружу. Готовность Эла легко и просто разменять белокурую пластиковую девочку неимоверно забавляет. Потребительская сволочь.

Надо признать, Рид нервничал, переживал за... РК. По-настоящему. А вдруг, а что, а если эта кукольная Хлоя заглючит? Передаст напарнику неведомую заразу по блютусу, ик-порту или другой роботизированной хуйне? Откуда знать?

- Э, минуточку! Пусть моя консерва снаружи подождёт! Где гарантии, что она его не заразит? - Гэвс оборачивается к андроиду в белом пиджаке, ощутимо подталкивая того к дверям на выход, только вот ублюдок силищей наделен превосходящей, оттого с места не сдвигается.

- Это приказ, ушлепок! Вышел отсюда на хуй! Взрослые поговорят,

+4

9

То, каким образом Камски попробовал проверить отсутствие девиации у приведенного сюда андроида, особенно не впечатлило Девятисотого. Он только чуть приподнял брови, как будто его огорчало то, что Элайджа не верит докладу. Таким опытным путем многого не добьешься, в Департаменте с машиной провели значительно более долгую и глубокую работу, но Камски, должно быть, интересно стало на собственном опыте убедиться в правильности слов Девятисотого.

Андроид, как и полагалось правильной машине, отреагировал сдержанно. В большинство моделей было заложено отсутствие реакции на агрессию со стороны людей. Некоторые модели могли вмешиваться в конфликтную ситуацию, если существовал риск для жизни или здоровья других людей, андроиды-офицеры также проявляли себя, когда поведение человека грозило обернуться большим материальным ущербом или опасной ситуацией, но ни один из них не защищал себя лично. Пожалуй, только в моделях RK было заложено само осознание угрозы себе, а вместе с ним и возможность на эту угрозу равносильно ответить.

- Пожалуй, для того, чтобы вызвать у него нетипичную реакцию, потребуется намного больше, чем физическая сила, - заметил Девятисотый после очередной резкой фразы Рида, чтобы хоть как-нибудь держать ситуацию в рамках делового разговора.

А потом Камски отдал приказ Хлое, и Девятисотый мгновенно перевел на нее взгляд. В ее виде не было ни страха, ни напряжения, как будто она тоже была не более чем машиной и поэтому не понимала, что ее ждет в случае, если вирус коснется и ее.

Но ведь Камски должен это понимать. Получалось так, что он жертвует ради этого дела своей помощницей; при мысли об этом Девятисотый ощущал одновременно уважение, потому что Камски, очевидно, осознавал, насколько важно их дело, и… Нет, названия второму чувству он не мог дать. Но точно знал, что не хотел бы сейчас оказаться на месте Хлои. У нее в самом деле будет очень мало времени, но ведь для машины это не важно? Успеет выкачать себе архивы памяти и данные всех протоколов, скопирует код, а потом все это засунет в один из самых безопасных мире электронных архивов, чтобы потом Камски смог с этим работать.

Может быть, Хлоя послужит лекарством от этого вируса. Может быть, она даже не погибнет.

Девятисотый в это верил слабо.

- Но заразиться вирусом можно только при контакте, - возразил он в ответ на приказ Гэвина. - У PL400 внешней связи не предусмотрено, Хлоя отключит все соединения. Находиться здесь безопасно.

Потом он подумал, что это едва ли не впервые Гэвин так открыто выражает беспокойство о своем напарнике. Да еще и при Элайдже Камски! Пускай в крайне грубой, типичной для него форме, пускай через нецензурную лексику, но Девятисотый уже давно научился слышать сквозь это, улавливать саму суть того, что говорит и делает Гэвин.

В целом ничего плохого нет в том, чтобы подождать снаружи, пока Хлоя подключается и получает данные. Ничего важного Девятисотый не пропустит.

- Позовите меня, как только она закончит, - попросил он, глядя поочередно на обоих мужчин и затем на Хлою.

Все-таки условия его работы в Департаменте таковы, что прямым приказам детектива Рида нужно подчиняться. И хотя не один раз до этого он игнорировал правило, теперь решил послушаться, кивнул мистеру Камски и вышел за дверь. Далеко уходить он не собирался, и при желании мог бы даже слышать, о чем переговариваются в кабинете.

Оставшись наедине с самим собой, Девятисотый невольно вернулся мыслями к Хлое. Ему было практически жаль ее, но состояние это не усугублялось потому что Девятисотый не знал, девиант Хлоя или нет. Девианты ощущают все по-другому, намного острее и ближе, могут просчитывать последствие своих действий и могут даже бояться смерти. Это то, что Хлоя должна сейчас делать - бояться смерти, но все равно выполнять свою работу.

Девятисотому казалось, что именно так каждый день живет любой девиант. Однажды столкнувшись с этим страхом, его уже не преодолеешь. И только насчет себя он не был уверен - те опасения, которые он испытывал, ему проще было связывать с боязнью провалить миссию, не справиться, а не быть уничтоженным.

Когда его позвали обратно, он переступал порог с опасением, тут же нашел взглядом Хлою - она была пока еще в порядке, только диод менял цвет с красного на желтый. Не такой уж хороший знак, но и не совсем плохой - просто высокий уровень стресса или сильная загруженность процессора, или все это вместе.

- Как прошло? - первым делом поинтересовался он. - Удалось получить данные? Архиву необходима тщательная проверка антивирусом, возможно, есть некий защитный механизм против считывания информации другими устройствами. Не андроидами, я имею в виду.

Крайне не хотелось жертвовать Хлоей, а потом обнаруживать, что архив при распаковке на компьютере опустел.

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » за окном моря, а мы хотим сушу [dbh]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC