приоткрытые двери! 227 vk
...

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » I don't know where the point of reference, I do not care who you are


I don't know where the point of reference, I do not care who you are

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

I don't know where the point of reference, I do not care who you are
Они расставались, чтобы наконец-то встретиться.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/cKwVa0E.gif

https://i.imgur.com/1vMUIQ1.gif

https://i.imgur.com/kpfoDHq.gif

https://i.imgur.com/vYcWFrS.gif

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Capt. Jack Harkness &  Ianto Jones

Великобритания, Лондон. 1905 г

АННОТАЦИЯ

За пределами представлений о правильных и неправильных действиях есть поле.
Я встречу тебя там.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[status]#lost in time[/status][icon]http://sg.uploads.ru/MOpxm.png[/icon][sign]люди придумали сотни обличий бога,
но после
тебя не верю ни в одного.
[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Джек Харкнесс ~ 66 </a><br><fn>DOCTOR WHO</fn>
[/rus_n_fn][lz]Бывший агент времени потерявшийся между прошлым и будущим, невольный сотрудник Торчвуда ищущий того самого Доктора. [/lz]

+3

2

Когда он перехватил сигнал от Мадам Вастры и прилетел на помощь, то столкнулся с несколькими сложностями. Сначала, она решила, что он ее разыгрывает, после выслушивания истории, которой молодой галлифреец придерживался относительно своего настоящего [да, академий не заканчивал, но поверьте мне, я знаю куда больше, чем кажется на первый взгляд, а Доктор меня знает, можете уточнить у него, если встретите в плаще и белых туфлях или с бабочкой на шее. Возможно, разумеется, он заглянет на чашечку чая далеко седым со звуковыми очками, тогда уж точно поведает о многом, так что, мадам Вастра, рассказывайте что случилось]. Янто мягко улыбался даме и ее спутникам, внимательно слушал и просто помог, старательно сделав все, чтобы не попасть под прицельное наблюдение Торчвуда, ведущего охоту на пришельцев, благодаря все тому же Доктору. Так что, когда злодей был пойман, артефакт надежно спрятан в глубине Рибелсирта, на что тот попытался даже возмутится что не камера хранения и такие вещи нужно хранить не в нем, Янто не смог уйти просто так. Это время, этот город, этот мир, он слишком долго бегал от него, излишне старательно избегал каждого упоминания, чтобы вот так покинуть не отведав чашечку чая в Twinings мило пообщавшись с владельцем лавки. Было в этом что-то невероятное, магическое и необычное. Волшебное даже по мнению молодого человека, который гулял по улочкам, держать подальше кабаков и баров, где мог встретить Джека или мест происшествий, где так или иначе обитал Торчвуд ища признаки инопланетного вмешательства. Он понимал, что должен был покинуть Лондон едва ступив на его брусчатку, но не смог отказать себе и вот, он прогуливается в компании своих мыслей по набережной Темзы, надвинув котелок глубоко на лоб, словно кто-то мог его узнать в этом времени. Он прекрасно помнил записи местного Торчвуда, изучил когда-то даже их в поисках ответов как помочь Лизе, поэтому знал что в этом времени относительно безопасно для него. 
Впрочем, именно относительно было решающим вопросом в данном случае. Он был юным, он многое еще не умел столь ловко и просто делать как это удавалось Мастеру или его старому другу-врагу Доктору, поэтому когда уличный воришка стянул у него кошелек, он не придумал ничего лучшего, чем броситься в погоню словно сам был каким-то мальчишкой местного образца. Мальчишкой может он и был, чего разумеется никогда не признал бы вслух общаясь с предком, но в кошельке, который у него так искусно стащили, были деньги, а возвращаться, чтобы слышать ворчание Рибелсирта о том, что он растяпа ему не хотелось. Хотя, тот и так выдал ментальный смешок, это однозначно был смешок, и умолк, словно вознамерился наблюдать погоню своего юного пилота за человеческим отпрыском. 
- Держите вора!
Он конечно бегал не плохо, но все же на стороне воришки была ловкость и куда больше практики и ловкости, чем у Янто за все года жизни. По крайней мере ему так казалось, когда завернув за угол, он едва не столкнулся с мужчиной, чуть не сбив того с ног, пробормотал очень быстро и сбивчиво "прошу прощения" на валлийском, он остался верен этому языку даже после того, как вернул себя полностью, потому что тот перелив и глубину гласных, которые имел этот язык не имел никакой иной во всех галактиках. А индустриальная революция происходившая в это время в Уэльсе, играла его прикрытию на руку - ведь всегда можно было прикинуться переселенцем от туда, приехавшим в Лондон в поисках образования и лучшей жизни. Впрочем, этой легендой он и не пользовался, не было необходимости. Знакомых он не заводил, потому что уже сейчас понимал горечь расставания, а повторять печальную судьбу Доктора, который вечно всех оставлял ему не хотелось. Янто все еще не простил себе побега от Джека, чтобы с кем-то другим обсуждать тонкости валлийской литературы восемнадцатого века или в хронологическом порядке пересматривать фильмы о Джеймсе Бонде. Нет, ему хватит одного разбитого сердца и вечного чувства вины. Поэтому он и бросил на привычном валлийском извинения и все таки упустил воришку, потому что через квартал до него дошло. Резко остановившись, галлифреец перевел дыхание и прогнал в памяти последнюю встречу. Не ту, что была в Темз-Билдинг, и не ту что состоялась, когда он познакомился с Джавиком, точнее с прошлым Джека. А ту что состоялась прямо сейчас. Прикрыв глаза и тихо вздохнул Янто резко развернулся в обратную сторону и снова побежал. Ему не могло показаться, он не настолько потерял себя в самобичевании касательного Джека чтобы вот так принять первого встречного за него. Вероятно, конечно же, что на незнакомце просто остался запах Харкнесса, помня вскользь упомянутые факты жизни, галлифреец был уверен - Джек не только умел любить глубоко, до дрожи по кожи, но и умел иногда развлекаться, позволяя себе смелость и храбрость смертного, не помнящего о своем бессмертии.
- Сэр, - сглотнув, Янто обратился к тому, кого едва не сбил. Что делать если это не Джавик_Джек он предпочел не думать. Просто, если это Джавик, то нужно выяснить в каком году он в своем времени, и направить. Узнать, что случилось и почему он не вернулся, коль он помнит то приключение. Если же перед ним окажется Джек, то тогда все попытки спасти его там, в сорок шестом пошли крахом и он лишь навредил, а не помог. Что делать, если это кто-то другой Янто не думал, потому что где-то под броней из модного костюма этих годов, уверенного "сэр" и спокойного взгляда голубых глаз бешено бились два сердца юного галлифрейца, уверенным повышенным пульсом убеждая его что ошибок в этой ситуации нет. И эта встреча стоит язвительного комментария Рибелсирта о том что он растяпа. - У вас не найдется пару пенсов? Вор украл мои деньги.
В голосе звучала неловкость вперемешку со смущением, но не скрываемым валлийским акцентом. Он всегда выдавал его когда Янто нервничал или был смертельно уставшим. Почему эта привычка осталась при общении с Джеком он так и не смог понять, ведь валлийский почти полностью пропадал из его голоса, едва менялся собеседник. А теперь, он и правда был немного смущен, как тогда, когда ловил Джека в парке и помогал ему с вивилом. "Лучшего повода заговорить ты не нашел конечно же" ментально галлифреец успел даже обругать себя за столь примитивный способ знакомится с тем, кого и так уже прекрасно знал. Но, не мог же он нагнать его и остановить словами "я знал тебя в моем прошлом, которое твое будущее, и в то время, в котором я еще не «родился». Так что, давай выпьем чашечку кофе и расскажи мне, что случилось в сорок шестом". Однозначно, Янто не мог позволить себе сказать такое этому человеку, как не хотел допустить мысли, что те доли секунд, которые незнакомец потратил на то чтобы остановится и повернутся, были ошибочными и это не Джек или Джавик. Но, ведь не бывает просто так совпадений. Как не бывает в его жизни просто так встреч с теми, кого он боится потерять больше всего. Всегда боялся, и всегда терял. В 2009, по сути умерев у него на руках, не оставив даже записки. В сорок шестом, когда тот не пришел хотя галлифреец его и ждал достаточно долго. И вот теперь, когда казалось эта встреча просто не должна была состояться, она состоялась. Значит, он что-то должен был изменить в жизни. Только в своей или Джека он пока не понял.

[sign]http://sg.uploads.ru/FgVXj.gif[/sign]

+2

3

"Работа на Торчвуд ни чем не отличается от работы на Агентство Времени. Разве что слегка, совсем чуть-чуть, совсем немного. О Господи, да кому я вру? Одно и то же. Что там меня держали за идиота, что здесь! Что там это делали женщины, что здесь!"
Джек Харкнесс ни разу не был женоненавистником и уж тем более противником проявления чувств, кроме гетеросексуального, но это начинало его крайне раздражать. Конкретно эти две женщины. Смотрящие на него свысока и держащие его, в прямом смысле, за яйца. Поэтому он совсем не спешил в Кардифф, в доки, в глухое и беспросветное существование подопытной мышью. Хотя в целом, они наигрались еще лет десять назад, память у Джека была отличная. Он старательно хранил каждое воспоминание после Агентства и уж тем более те, что хранили в себе образ Доктора.
В Лондон его принесли странные и непонятные колебания Рифта, слишком похожие на те, что выдавала ТАРДИС, которые не засекли мисс Гоппи и мисс Холройд, а вот Джек очень даже, придумав для них на ходу буквально увлекательную историю о возможности там поймать кого-то из далекого космоса. Он рванул в сырой Лондон и был чертовски разочарован не найдя там ничего. Совсем ничего. Твердая уверенность в своей правоте разбилась о стену реальности и кроме привычных рыбоголовов, парочки ксеросианцев и одного вейла, которого он засек в девушке продающей ленты, по крайне мере раньше она это делала, в Лондоне и его закоулках не было ни одного признака приземлявшейся ТАРДИС.
Отчаянное желание напиться Джек подавил сразу, какой смысл пропивать деньги если эффект нулевой? Может лет двадцать назад он и видел в этом какой-то сокрытый смысл, но спустя столько времени осознание его наконец достигло. Разозлившись на себя и свою слепую веру, он с силой всадил ногу в деревянный ящик, разбивая его на доски и подняв взгляд в небо, в очередной раз спросил у темного и холодного к его сердцу космоса:
- Почему, а? - в голосе Джека слышалось глухое отчаяние и тоска. Он не только не знал почему его оставили, но и почему он такой. Что с ним случилось, за что он это заслужил? У него действительно была чертова прорва вопросов, но вряд ли на них мог ответить кто-то кроме Доктора. Доктора, который оставил его на Спутнике-5. Джек злился. По началу. Потом понял, насколько это бесполезно, вес его эмоции выжигали в нем не зарастающие дыры, отравляли его существование, ставшее бесконечным и проводить всю эту вечность в таких ощущениях ему не хотелось. Но цели в его жизни все еще не было. Бесполезное существование уже на протяжении тридцати лет.
Впрочем, об этом он мог бы подумать и в своей квартире в Кардиффе и ему уже пора было возвращаться, пока дамы не решили, что у них есть куда более увлекательные планы на него, чем чтение отчетов. Выворачивая из проулка Джек успел сделать несколько шагов прежде чем в него влетел сначала подросток, попытавшийся подрезать у него бумажник с командировочными, а потом молодой человек оказавшийся не столь ловким как сам он. На мгновение ему показалось в нем что-то знакомое, совсем мимолетно и он откинул эту мысль.
"Бредишь, от нехватки Доктора и видишь его во всех подряд, да? Может пора уже остепениться, найти хотя бы увлечение, чтобы не смотреть на людей голодными глазами, они тебя не так поймут, Джек."
Харкнесс усмехнулся уголками губ, провожая удаляющуюся парочку.
- Надеюсь, ты его не догонишь, парень, - Джек вернул в карман пальто спасенный бумажник и успел отойти едва ли на пару метров, когда его окликнули.
- Да? - он развернулся на голос и широко улыбнулся. Улыбка сто пятнадцать для приятного знакомства, - Я могу вам чем-то помочь? Пару пенсов? - Джек запустил руку во внутренний карман пальто и достал из него чужой бумажник. Из доброй кожи и совершенно не соответствующий этому времени. Покрутив его в пальцах он коротко хмыкнул, замечая в глазах парня не то ужас, не то недоумение, не то еще какую гамму чувств, которым он не мог подобрать название. У него самого сердце глухо билось где-то на уровне горла, но не мог же он с ходу завалить тонной вопросов человека, вдруг он приобрел его, а не изначальный владелец. Но надежда билась в нем птицей, буквально умоляя не упускать шанс.
- Эй, все хорошо? Вот твой бумажник, - он вложил его в пальцы юноши - И будь осторожнее на улицах Лондона, это не то время где нужно находиться хорошеньким мальчикам..
"Проклятье! ну что ты несешь, Джек! Ты не отталкивать должен. а привлечь!"
- Но могу проводить до гостиницы, что бы больше не было таких конфузов, - Харкнесс снова улыбнулся, перехватывая своими ладонями чужие пальцы, сжимающие бумажник, - И там ты сможешь на меня любоваться при свете хотя бы свечей.
[status]#lost in time[/status][icon]http://sg.uploads.ru/MOpxm.png[/icon][sign]люди придумали сотни обличий бога,
но после
тебя не верю ни в одного.
[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Джек Харкнесс ~ 66 </a><br><fn>DOCTOR WHO</fn>
[/rus_n_fn][lz]Бывший агент времени потерявшийся между прошлым и будущим, невольный сотрудник Торчвуда ищущий того самого Доктора. [/lz]

+2

4

Ещё будучи человеком он успел узнать многое о капитане Джеке Харкнессе, и найти в себе философский подход к жизни в балансе между навязанным социумом мнением и личными ощущениями. Социум требовал осуждения, душа покоя, и прислушавшись к последней он просто принял Джека таким, каким он был. Не идеально идеальным капитаном своего сердца, доверил ему себя и не пожалел ни одного мгновения, что провел рядом с ним. Пусть даже каждый день ощущал неминуемо приближающийся конец. Он не был на пороге их жизни, просто он б ы л. И однажды он наступил в виде инопланетян-наркоманов которым нужны были дети для новой дозы. «Извращенцы» как тогда подумал Янто. Больше личных мыслей не было, была лишь гонка со временем, желание помочь людям, спасти команду и ощущения конца, который не крался, а буквально мчался им на встречу. И чёртовы бобы с не понимающим намеки Рисом. Правда на кончиках пальцев, которую он так и не донес и открытый медальон с воспоминаниями галлифрейца. Было сложно, напряженно и почти обидно, но он справился, он убедил себя, что отпустил Джека и дает ему возможность жить дальше, ведь не рассчитывать на седину и счастливый конец куда проще, даже если это иллюзия, которой легче  утешить себя, чем посмотреть правде в глаза.
Встретив Джавика Тейна, Янто узнал другую сторону личности и жизни того, кого уже любил. Новое знакомство восполнило пробелы в знакомом портрете и подарило ему новые краски, оживило воспоминания, что глухо ныли тоской по человеку, который одновременно знал и не знал о нем. Но и здесь он его потерял, хотя и стремился всеми силами и фибрами души сохранить его, защитить от грядущего. Но он не смог. Судя по тому, что агент времени ни пришел на назначенную встречу ни вечером, ни на следующий день, говорили о многом. О решении принятом в одиночестве, под давлением обстоятельств или просто самостоятельно. Решения прочитанные между строк, где боль от старого уступала место новой, где на затянутые раны души накладывались новые отпечатки тоски. Янто принял чужое решение с не типичной для себя отрешенностью и двинулся дальше.
Чтобы теперь, на улицах освещенных тусклыми фонарями, встретить того, кого не должен был тут видеть. Если бы все пошло по его плану, даже если бы Джавик ушел бы после, он не попал бы в ловушку забытых двух лет жизни, не решил бы бросить все и стать мошенником, не смотрел бы на него сейчас синими глазами, в которых юный галлифреец буквально тонул, не улыбался бы вот этой вежливой, но дежурной улыбкой приветствия. Янто ведь так хорошо знал каждую его улыбку, каждое движение мышц лица, мог по одному оттенку глаз и их выражению определить, что нужно его капитану. И эту самую улыбку он ненавидел, потому что она была для других. Посторонних и случайных знакомых, для тех чье имя не вспомнится поутру, для тех, кого можно не утруждаться запоминать. Ему, Янто Джонсу, Джек улыбался совсем иначе — более тепло, намного дружелюбнее и абсолютно не пластиково. Ему капитан улыбался собой, возможно остатками того парня который не успел ещё пройти ад смерти и возвращения, одиночества среди горсток пыли на полу.
Сейчас же, смотря в эти глаза, Янто забыл даже как существовать. Он стоял словно вкопанный, медленно втягивал воздух через нос и так же медленно выпускал, борясь с огромным желанием сорваться в бег к Рибелсирту, закрыться в нем и сидеть, не выползая, пока это на вождение не пройдет. Наивное и глупое желание, он это прекрасно понимал, а Рибел лишь подстегивал его через связь, словно бы Тардис было весело от того в какой ситуации оказался его пилот. Зная характер корабля, он мог предположить что да, этот мог и веселится. Не со зла разумеется, они оба заботились друг о друге всегда, просто от того, что неисповедимы пути судьбы и вот так встретить того от кого бегаешь нужно уметь. Рибел понимал кое что в том, что его пилот не желал признавать, хотя тоже понимал. Янто не желал сдаваться, не сейчас, когда в этих глазах напротив целый мир, прошлый и будущий.
Они держаться за портмоне как в какой-то дешевой мелодраме, которую они с Тошико как-то включили посмеяться после напряженного дня на работе. Один вцепился в мертвую черную кожу с одной стороны, второй с другой и ни один не готов отпустить. Ни пальцы, ни взгляда, ни вопросов. Не хватало только проникновенной музыки фоном, которая оповестила бы всех зрителей о том, что эта судьба и следующий час эти двое на экране проживут всю жизнь. «Заткнись» думает про себя Янто, обращаясь то ли к себе, то ли к Рибелу, который что-то бурчит на своем Тардисовском и замолкает. Ему нужно чуть больше чем мгновение и несколько секунд вдоха дабы понять, как быть дальше, что делать, как говорить, как не набросится на того, кого он уже не надеялся, даже увидеть в этом не совсем типичном наряде, но так идущим ему. Ему нужно чуть больше чем секунды, растянутые в минуты, чтобы успокоить ворох мыслей, перестать пытаться понять, что делать дальше и найти свое чувство покоя в выбитой из под ног земли, фигурально выбитой, естественно. Ему даже кажется, что он не ощущает ничего, кроме прохлады своего портмоне и горящего взгляда напротив.
- Гостиницы?
Первая адекватная или не очень мысль, и Янто нервно сглатывает, потому что понимает, что в гостинице-то он и не живет, а привести в Тардис Джека будет слишком, возможно, не правильно. Да и Рибел тут же сообщает, что изображать из себя гостиницу не желает. Его можно понять. Ему нравится тот образ, который Тардис избрал для маскировки в этом времени.
- Гостиницы, - он все же мягко, но тянет портмоне на себя потому, что это его вещь, потому что хочется знать как далеко готов зайти Джек, впрочем, его намеки и так прозрачнее некуда. Галлифрейцу кажется, что Джек никогда и не изменится. Что в прошлом, что в будущем — он всегда остается собой.
- Дело в том... - Янто немного нервно облизывает губы, подыскивая правильную ложь из всего многообразия тех, в которые может посвятить капитана, хотя врать ему совершенно не хочется. - Дело в том, что я не живу в гостинице. То есть, я не успел еще снять номер, - поспешно добавляет он и виновато улыбается, словно это так важно, такое необходимое условия для общения, чтобы воспользоваться приглашением любоваться им. Впрочем, он ведь совершенно не против, наоборот, так бы и смотрел бы в эти глаза, но чуть другие. Глаза, которые смотрели не как на незнакомца.
- Но ваше приглашение настолько прекрасно, что я хотел бы им воспользоваться, - «пожалуйста, не оставляй меня сейчас» буквально читается во взгляде и он смотрит не отводя взгляда, потому что здесь и сейчас немного нагло пользуется преимуществами своих знаний. Чуть-чуть лукавства и понимания того, что джентльмен которого так старательно изображает Харкнесс, не оставит в беде никого, не важно прекрасная дама это или молодой, потерянный в поздний час, нечаянный собеседник.
Янто чувствует тепло чужих пальцев и внутренне его словно отпускает напряжение, потому что Джек не желает выпускать бумажник, не желает перестать касаться. Янто лишь выпускает край портмоне, чтобы накрыть ладонью пальцы на своих и чуть сжать, чтобы уж точно не отпустил, не позволил больше потеряться во времени и пространстве, не дал право сбежать посмертно или стыдливо отводя глаза. Здесь нет попытки обмануть, лишь желание остаться рядом.
«Позволь мне быть рядом» говорит это касание, легкое, ни к чему не обязывающее. Потому что сейчас он готов признаться — скучал. Он соскучился по Джеку, Джавику, не важно как тот себя называет, как звучит его имя, пока это вот он весь, кровь и плоть, тепло даже этой чужой улыбки и взгляд который невозможно забыть. Ему плевать на то, что еще минуту назад он думал позорно сбежать, думал о том, что Лондон не может его удивить. Ему плевать сейчас на все, когда он легко делает пол шага на встречу, словно собираясь двигаться в направлении, куда шел до этого мужчина.

[sign]http://sg.uploads.ru/FgVXj.gif[/sign]

+1

5

Бровь Джека взлетает, отражая на лице удивление. Кажется, сейчас его очень лихо обогнули на вираже флирта, но он совершено не злится, зато гораздо шире улыбается и смеется. Он действительно восхищен, а для этого обычно нужно гораздо больше, чем такой простой подход. Его руки действуют почти машинально, будто так и должно быть, так правильно, когда он выпускает портмоне из пальцев и легко перехватывает запястье, от этого касания по руке, а после по телу пробегает приятная, обжигающая дрожь, и откровенно бесцеремонно тянет молодого человека на себя, вглядываясь в кристально голубые глаза, на дне зрачков которых, плещется что-то, что Харкнесс пытается разгадать, понять и осознать, а возможно смириться. Ощущение, что происходящее не совсем реально или даже не совсем правильно присутствует. Глухо бьется пульсом где-то в районе затылка, но разве он может отказать себе в собственных желаниях, которые поддерживаются чужими. В последнем он не сомневался, глаза молодого человека были красноречивее некуда.
Какая незадача, — лукаво тянет Джек, укладывая ладонь на талию юноши и крепко удерживая, — Или удача? У меня достаточно просторный номер, так что проводить я смогу в любом случае — последнее он произносит медленно и осторожно. Конечно, никто не отменяет его харизмы его умений и никогда не подводящих ферамонов, но 19 век хоть и не был пуританским, все же мог обернуться для него парочкой неприятных казней.
Здесь, недалеко, — в голосе Джека искренность, интерес и что-то еще, что он сам не понимает, будто глядя на молодого человека в его руках, он видит что-то большее, и это манит, словно он хранит отгадку к какой-то особенной тайне его жизни.  Вечно жизни. Он не разобрался как она работает, сначала не знал до острова Эллис, потом пытался, но понял, что его ресурсов и знаний не хватает, но имел твердую уверенность, что кто-то точно знает, что интуиция стала гораздо четче, почти похожа на варианты будущего, словно у него есть шанс выбрать правильный ход событий. Углубляться во все эти подробности Джек не стал, любые попытки понять что с ним произошло обязательно так или иначе заинтересуют Торчвуд, а давать им хоть сколько то власти над ним в дополнение к той, что уже есть он не собирался.
Я не представился, — Джек чуть сильнее сжимает запястье в своих пальцах и не сводя взгляда, почти интимно выдыхает — Капитан Джек Харкнесс.
Его в одно мгновение совсем немного мутит, в памяти мелькают осколки воспоминаний, точнее он знает, что они там должны быть, но это лишь глухая чернота и глубинное ощущение, что парень не настолько незнаком, как ему казалось. Но он бы запомнил! Он бы не мог забыть!
"Встречался ли я с ним раньше?" 
Ему удается удержаться на ногах и даже не поддаться легкому головокружению, сосредоточив взгляд на чужих глазах в которых ему видится беспокойство.
"Еще не хватало, чтобы тот кого я спасаю видел как я тут  в обморок собираюсь упасть. Джек, давай, приди в себя."
Коротко и шумно вдохнув и выдохнув Харкнесс кивает в сторону соседней улицы, вспоминая где у него в этом сыром городе есть хоть одна квартира, потому что в Кардифф сейчас возвращаться будет дольше. В памяти услужливо всплывают воспоминания, на этот раз ничем не затертые и Джек, едва ли требующие усилий.
- Идем, и я все еще не услышал твоего имени.
До ближайшей гостиницы в которой его примут без лишних вопросов путь занимает от силы минут пятнадцать, но все это время Джека преследует ощущение непривычного тепла, похожего на то, что он чувствовал очнувшись на Спутнике-5. Оно не грело, присутствовало и напоминало о себе едва ощутимым покалыванием.
[status]#lost in time[/status][icon]http://sg.uploads.ru/MOpxm.png[/icon][sign]люди придумали сотни обличий бога,
но после
тебя не верю ни в одного.
[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Джек Харкнесс ~ 66 </a><br><fn>DOCTOR WHO</fn>
[/rus_n_fn][lz]Бывший агент времени потерявшийся между прошлым и будущим, невольный сотрудник Торчвуда ищущий того самого Доктора. [/lz]

+2

6

Говорят, есть такая связь на свете, что не важно,
сколько раз ты её разрываешь.
Вы все равно в с т р е т и т е с ь.

«Не важно что будет потом» когда-то решил один молодой и юный максималист галлифреец вмешавшись в судьбу и жизнь человека, которого знал в прошлом, в кем познакомился в настоящем и чье будущее старательно пытался изменить к лучшему. Он помнит все так, словно не прошло достаточно лет для простого «забыл», вот только подобное недопустимая роскошь для галлифрейцев слишком хорошо чувствующих ход истории, времени, течения потоков бесконечных минут. Время их извечный спутник, единственный сопровождающий который рядом, поддержит, напомнит, всколыхнет в памяти старые воспоминания, поднимет из недр лица забытые и не очень. Время друг, враг, спутник, коллега, опора и подножка. И вечный их бег слишком бесконечен.

Галлифреец вздохнув, мягко улыбается, чуть облегченно чем до этого, почти без тени виноватой улыбки. Что он мог тогда сделать? Не отпустить этого упрямого человека в Агентство одного. Но как он представил бы там другим? «Новое увлечение Джавика, приятно познакомится. О, Джон Харт, знаменитый авантюрист, как ваши дела?» Наивно, по-идиотски и просто безрассудно. Да и что он мог предложить? Вечные путешествия, авантюры, спокойную старость без бессмертия. Наивный мальчишка, избалованный временем и знаниями. Джавик тогда был прав. Он слишком многое не понимал, как и сам теперь уже капитан. Встреча, которой суждено было быть.

Можно было назвать такой же эту встречу двоих в Лондоне в вече который далек от технологического прогресса? Вполне. Чем она обещала обернуться для них? Янто не знал. Не хотел знать.  Сейчас, смотря в такие знакомые глаза, он понимал — некоторые встречи в жизни должны случится, а некоторые точки истории запрещено даже трогать. Не пойди он тогда с Джавиком с того пляжа, прогони его, возможно не было бы и капитана Джека Харкнесса. Кто знает.

- Чувствую себя в безопасности, раз меня провожает сам капитан, - Янто позволяет себе улыбку без горечи осознания, что сам когда-то толкнул этого человека под мчащейся поезд истории, и виноват в его бессмертии. Возможно, если бы не та встреча на пляже.

«Хватит» одергивает себя галлифреец, прижимается чуть ближе к человеку, который ему всегда был и будет слишком важным и прикрывает на мгновение глаза. Представится привычным именем кажется соблазном, но, может Джек помнит того мальчишку который ловко предложил курс через опасную и закрытую зону космоса, играючи собрал из старых плат не плохой аналог новой, или просил долю в сомнительной сделке. Может, в памяти Джека_уже_не_Джавика счежи воспоминания о том незнакомце, который обещал его ждать. И что тогда? Имя сработает спусковым курком? Он не знал. Называться как-то иначе не очень хотелось.

- Янто Джонс, капитан.

Мягкие валлийские гласные подпущенные в голос не только для того, чтобы позволить ими насладиться, но и для того, чтобы легко легла роль на внешность. Валлиец, приехал в Лондон в поисках приключений. Почти правда, которую он может выдать тому, кому никогда не должен был врать. Возможно, если бы в двадцать первом веке все сложилось бы иначе — у них не было бы встречи здесь, и там, в сороковых. Сложности временных петель, передвижений и жизни галлифрейца. Рибел тихо фыркает на задворках сознания его мыслям, словно говоря одним этим жестом «ты сам выбрал свой путь, мальчик» и в этом есть истина, правда, которая оседает спокойствием на душе. Сердца более не бьют чечетку о ребра, словно желая пробить грудную клетку насквозь, пульс приходит в норму, дыхание возвращается в русло спокойствия, хотя причин, видимых, для нервозности нет. Просто один провожает другого. Просто, один слишком сильно не хочет выпускать второго из поле собственного зрения. Слишком все просто. Абсолютно сложно.

- Скажите, - Янто старательно подбирает слова, чтобы не звучать навязчивым, чтобы не выглядеть слишком знающим. Не спрашивать же его про Торчвуд на прямую, еще отведет к прекрасным дамам руководителям, сказав что он шпион. Да и два сердца не играют ему сейчас на руку. - Какие войска вам покорились? Не сочтите за наглость, просто интересно очень где служат столь отзывчивые к чужой беде люди.

На самом деле — не очень и интересно. На самом деле, хочется забрать его в Тардис, и просто оставить Лондон подальше. На самом деле хочется даже предательски сбежать. И спросить про жизнь после той встречи и сделки. Про то, пришел ли он на место их встречи или так и предпочел его оставить в прошлом. Не дождался его сам галлифреец или вмешались иные силы. Хочется так многое спросить, а право есть на абсолютно бессмысленные для двоих слова диктуемые этикетом времени и правилами хорошего тона. Но, он найдет возможность узнать. Нужно лишь подождать.

[nick]Iantokreanialfoand[/nick][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Янтокрэаниальфоанд, 81</a><br>[/rus_n_fn][lz]Галлифреец, любитель черного кофе без сахара и интересных загадок от мироздания. Вечно влюбленный в космос и капитана[/lz][sign]http://sg.uploads.ru/FgVXj.gif[/sign]

Отредактировано Ianto Jones (14-08-2020 13:55:27)

+1

7

Янто Джонс, — само имя едва ли заставляет его замереть, но в сочетание с приятными валлийскими гласными, "мне нравится твой валлийский акцент!" звучит как глухой выстрел и секунду Джек смотрит на Янто, словно и не видит вовсе, задержав дыхание и усмиряя гулко бьющееся от непонятного ему чувства сердце. Калейдоскоп в голове делает три новых оборота, перемешивает картинки и вызывая новый прилив головокружения, не дает сосредоточится и поймать хоть один цельный образ, как только Джек пытается ухватить хоть один ему становится почти физически больно. Больнее делает лишь одно воспоминание — глубокий темный космос, сверкающие мириады звезд и глухой звук напоминающий биение сердца. Или очень похожий на него. Он не знает откуда он, не видит ничего другого, но почти физически и буквально уверен, что это реально.
"Какого черта?! Что это значит? Похищенное воспоминание Агенство Времени? Или что? Он агент времени? Тоже? Меня нашли?!" 
Ощущение неправильной правильности хранится несколько секунд, пока Джек не начинает сосредоточенно перебирать воспоминания, картинки, встречи в прошлом, пытаясь найти то, что вызывает в нем эту бурю эмоций неподдающуюся рациональному мышлению. Хотя где Джек Харкнесс и рациональное мышление? Даже рядом не стояли. Ему одновременно хочется сбежать, бросив все, бросив этого парня, город, треклятый Торчвуд, спрятаться чтобы его никогда не нашли, забив к чертям на Доктора, которого он разыскивает. До двадцатого века еще есть время, чтобы залечь на дно, чтобы спрятаться.
"Америка, Россия, Африка, любая страна куда не дотянется Виндзорская корона. Хотя Африка не подходит, там много участников Стран содружества, могут выдать, если начнут искать. Хотя кто будет искать и тратить деньги на поиск одного единственного человека? Ладно, одного единственного бессмертного человека.. Оно наверное, стоит того.. Или нет?"
И одновременно с этим остаться, докопаться до истины, выпытать из этого Янто Джонса, все что он знает. Он же наверняка знает, потому что смотрит именно так, будто хранит в себе огромную, всепоглощающую тайну. Ее темные проблески Джеку видятся в глубине чужого зрачка, прямо за небесной синевой. Харкнесс чувствует как начинает опять тонуть в них, подталкиваемый валийскими гласными как волнами.
Капитан Британской Индийской армии, — слова привычно ложатся на язык, звучат убедительно и уверенно не смотря на то, что ему неспокойно и чувство опасности бьет тревогу. Вот только оно совершенно не распространяется на Джонса, обходит его стороной, как единственный остров в бушующем паникой океане.
Это все еще неправильно-правильное ощущение. Оно не дает ему покоя.
Восстание в Судане, Ихэтуаньское восстание.. - это факты, сложенные удачно и ловко, смешанные с настоящим и вымышленным, неотделимые друг от друга. Он сросся со своей легендой так, что полиграф 51 века не сможет отличить вымысел от правды, - Так что я вполне себе тренированный боец, - Джек улыбается и поднявшись по лестнице, в комнаты снятые для встреч вовсе не целомудренного характера, пропускает Янто первым. Приглушённый свет, приятный полумрак, камин в дальней части комнаты, все для приятных диалогов переходящих грани разумного. Джек убирает руку с талии и чувствует холод, будто отсутствие чего-то жизненно необходимого, очень важного, чего лишили против воли. Он неровно сглатывает и стаскивает пальто с плеч, помогая Янто избавиться от своего, почти незаметно проводя пальцами по плечам, выхватывая отголоски того самого тепла. До боли знакомого.
Сейчас самый идеальный момент, чтобы зажать у стены и настойчиво вызнать правду про все, отпираться нет смысла, но Харкнесс не спешит, в этом скорее виноват его внутренний страх, который он силой усмиряет.
- А теперь давай перейдём к настоящей причине, Янто Джонс. Откуда ты? - он смотрит внимательно, цепко в мгновение превращаясь в агента, такого ненавистного ему прошлого - Что ты хочешь, ищешь? Кто тебя послал?
Он боится только одного ответа и почему-то уверен, что ему не смогут солгать. Из под рукава показывается манипулятор, а пальцы Джека ловко набирают команду, блокируя и заглушая все сигналы из вне. Опасно, конечно, но ему хватит времени чтобы получит своё и скрыться.

[status]#lost in time[/status][icon]http://sg.uploads.ru/MOpxm.png[/icon][sign]люди придумали сотни обличий бога,
но после
тебя не верю ни в одного.
[/sign][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Джек Харкнесс ~ 66 </a><br><fn>DOCTOR WHO</fn>
[/rus_n_fn][lz]Бывший агент времени потерявшийся между прошлым и будущим, невольный сотрудник Торчвуда ищущий того самого Доктора. [/lz]

+2

8

Никто в здравом уме и трезвой памяти не скажет первому встречному «я агент времени», поэтому Янто лишь кивает в ответ, задумчиво позволяя себя увести в известное одному лишь Джеку направление. Ему не страшно. Да и как может страшить человек, которого всеми сердцами любишь и без которого кажется, что мир совсем не столь радужный и красочный. Молодой галлифреец старательно не выдает волнения, медленно дыша и запоминая каждый этот вдох. Иначе никак. Неизвестно, насколько долгой будет эта встреча и сколько пройдет еще времени между этой и следующей. Но, он четно понимает — без этого авантюриста его жизнь не столь красочное приключение. Сплошное изучение, наблюдение, помощь редким индивидам. Но, не то. Словно когда его нет рядом, Янто переходит в режим энергосбережения. Так себе авантюра, если подумать. Да и пара они еще та. Сначала — бессмертный и смертный, теперь бессмертный смертный и галлифреец, который видит насколько эта бессмертность чужой жизни алогична, и при этом не бежит от нее как это делал Доктор, а стремится к ней. Всем нутром. Всем своим существом. Все же, странная они пара, ничего не сказать.

Молодой галлифреец снимает с плеч пальто, передает его в руки Джека, коль уж тот вызвался быть джентльменом до конца. Мысленно же, Янто ведет отсчет. Слишком хорошо он знает своего капитана, и слишком странно выглядит на нем эта одежда. Образ бравого бойца второй мировой ему шел больше. Как и шинель. Что же, это поправимо. Нужно только немного подождать. У них ведь теперь все время мира. По идее, по крайней мере. Шляпу молодой человек кладет на полку.

- Разумно, сначала привести в закрытое помещение, а потом задавать вопросы. При этом, проверив есть ли явное оружие.

Янто одобрительно кивает изучая спокойным взглядом все помещение. Рибел телепатически предлагает не шалить слишком уж сильно. Галлифреец телепатически предлагает своему Тардис не вмешиваться в события. В конце-концов, он взрослый мальчик, справится с одним капитаном. Раньше, когда был смертным, ведь получалось. Сейчас разве что два сердца в груди. Но, это мелочи жизни. Для него. Особенность анатомии, как цвет глаз у Джека, например.

- Расслабьтесь, капитан, - мой капитан. - Я не являюсь агентов времени. К тому же, разве туда берут таких как я?

Он резко разворачивается на каблуках собственных вполне себе удобный туфель, внимательно смотрит в холодное весеннее небо чужих глаз и делает стремительный шаг вперед, чтобы через мгновение перехватить чужую ладонь, вторгнуться в личное пространство и приложить раскрытую эту ладонь к собственной груди.

- Ответь мне, капитан Джек Харкнесс, капитан Британской Индийской армии, воевавший в восстание в Судане, Ихэтуаньское восстание. Берут ли таких как я в ваши ряды?

Он держит теплой ладонью чужую ладонь на своей груди и чувствует как от жара чужого прикосновения по телу разливается тепло. Он не отводит взгляд. Синее на синем. Не позволяет отвести взгляда, даже моргнуть, потому что знает, чувствует, должно что-то было остаться после той странной встречи подаренной им судьбой. Он дышит ровно, спокойно, не боясь. Джек не придаст. Каким бы он не был агентом времени или свободным работником Торчвуда в Лондоне, он не придаст того кто ему дорог. Не ради общего блага. Янто знает это, потому что когда-то этот невероятный человек переписал основы Торчвуда, чтобы помогать Доктору, а не охотится на него. И это после всех тех уходов, которыми его награждал вечно сбегающий галлифреец. Янто смотрит в глаза и не улыбается и не хмурится. Он смотрит, видя как до осознание доходит «не показалось». Достаточно сложно подделать перестук двух сердец в одной грудной клетке. Своя анатомия, двойная циркуляция, иное строение легких. Да что там. Галлифреец в пятьдесят первом лишь явление из книг. Ведь к тому моменту они кажутся и правда вымершим видом. Война с далеками стерла почти все, что должно было остаться. И вот, юный наследник пропавшей планеты, тот кто вопреки желанию иных выжил и нашел себя, стоит перед агентом времени и медленно дышит, не позволяя отстранится.

- Прежде чем ты спросишь, я тебе отвечу сразу. Я не Доктор. Прости.

Янто отпускает чужую ладонь, и наконец-то моргает, разрывая контакт, чтобы развернувшись, пройти вглубь комнаты, устроившись с удовольствием в кресле.

- Сомневаюсь, конечно, но у тебя джезвы и кофе не найдется? Я бы сварил по своему фирменному рецепту. Мы бы поговорили. Обо всем. Кроме будущего, которое еще не наступило для тебя.

Мягкая и такая еще не знакомая улыбка специально для него одного. Что же. Пройдет еще лет сто, прежде чем Джек пошлет того мальчишку из Лондона, так рьяно рвущегося в отделение Кардиффа на любую должность. А пока что, у них есть эта странная ночь, в еще не двадцатом веке, и разговор, полный недомолвок или тайн. Впрочем, путешествия во времени это всегда лотерея. Кто знает, может Джек уже успел повстречать его вновь. Янто отбрасывает эту мысль. Если бы ждал, узнал бы сразу. А так, выходит что после той ночи и так и не состоявшейся встречи, они не виделись. И тот факт, что он решил будто галлифреец опасен, есть вероятность, что он и не помнит.

[nick]Iantokreanialfoand[/nick][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">Янтокрэаниальфоанд, 81</a><br>[/rus_n_fn][lz]Галлифреец, любитель черного кофе без сахара и интересных загадок от мироздания. Вечно влюбленный в космос и капитана[/lz][sign]http://sg.uploads.ru/FgVXj.gif[/sign]

Отредактировано Ianto Jones (13-02-2021 11:22:12)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » I don't know where the point of reference, I do not care who you are