TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » when will that be? say the bells of stepney [wow]


when will that be? say the bells of stepney [wow]

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]The hunger never ends.[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма. [/lz]

when will that be? say the bells of stepney;
что даже в самый трудный час
дух веры воскрешает в нас?
свобода!  ©

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://images2.imgbox.com/52/31/N9f7Cpqr_o.jpg

https://images2.imgbox.com/05/6a/CkLKBnW4_o.jpg

https://images2.imgbox.com/4a/18/4t3mvNKk_o.jpg

— Здесь от этого огромный прок. Тебе это нужно, чтобы не забыть...
— Не забыть?
— Не забыть, что в мире есть места, высеченные не из камня. То, что в тебе есть то, до чего не добраться... То, что не тронут. Это только твоё. Понимаешь? И ничьё больше. Только твоё.
— О чём ты говоришь?
— О надежде... ©

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

sir zeliek & blood-princess thal’ena

{день был без числа} {northrend}

АННОТАЦИЯ

Wrong will be right, when Aslan comes in sight,
At the sound of his roar, sorrows will be no more,
When he bares his teeth, winter meets its death,
And when he shakes his mane, we shall have spring again. ©
в предыдущей серии

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Sylvanas Windrunner (12-08-2019 21:54:20)

+3

2

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]The hunger never ends.[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма. [/lz]

{ Пока ты глуп, беспечен и мал, берегись, чтоб он тебя не поймал,
беги от него, как от чумы,
но помни, что он быстрей. © }

https://i6.imageban.ru/out/2018/10/10/22425a49289e7beeb2cae48fc0ef6c94.jpg

Радость переполняет ее, грозит перехлестнуться через край [грозит выдать ее]. Тал’ена опускает ресницы, смотрит в пол, в сотый, тысячный раз переплетает тугую черную косу, прячет взгляд - еще больше, чем обычно. Она не хочет смотреть - вокруг нее ходят, шевелятся, говорят пустые мертвые тела без имен, без памяти, без своей воли. [не о чем ей говорить с ними] Она слушает. Ее ни о чем не спрашивают. Над ее головой спорят, злятся, брызжут ненавистью - мертвые руки ее матери вцепляются в подлокотники трона, рот кривится в жуткой, изломанной усмешке. Королева недовольна. Тал’ене кажется, что нельзя радоваться больше - и все же она радуется. Каждое слово королевы, каждое слово принцев ласкает ее слух - они говорят правду. Здесь, сейчас, они не будут лгать - в этом нет смысла. И это значит…

[indent][Надежда. Этому имя - надежда.]

[indent][Даже для тех, кто прочнее всех был скован Его цепями.]

- Я вырву из ее груди лживое сердце! - шипит королева, а Тал’ена думает - ты не дотянешься, руки коротки, она-на-свободе. Она обошла вас всех. Она обманула Его. Она сумела ранить Его черной стрелой. Вы не истекали бы такой злобой, если б это не было правдой.

Ей хочется сорваться с места и бежать, ей хочется шагнуть со стены Цитадели в пустоту - и лететь, нести эти вести тому, кто отчаялся. Но она медлит. [спешить нельзя] Мертвое тело ее матери злится - и ищет, на ком сорвать злость. Она может запретить выходить, покидать Цитадель. Поэтому она переплетает косу и молчит, и делает скучающее лицо - [мне нет дела до этих ваших Отрекшихся, Он сметет их, не заметив]. Ей кажется, что в неживой груди, где давно затихло пробитое клинком сердце, что-то бьется - отчаянно и быстро.

[indent][Надежда. Этому имя - надежда.]

Тал’ена выжидает время. Она прячется от взгляда мертвых глаз королевы, она ждет, когда про нее забудут [про нее всегда забывают] Она думает о свободе - и о черной стреле, и это позволяет ей ждать. Он уязвим. Он не всесилен. [и никогда всесильным не был] “Может быть, Он даже слабее, чем мы думаем? - спрашивает она себя и замирает от невозможной радости. - Может быть, Он еще более уязвим?”

Никогда еще [долгие дни, тянущиеся как годы, и годы, тянущиеся как столетия] она не чувствовала себя такой живой и настоящей. Она бы пела и смеялась, если б в этих ледяных стенах песни и смех не умирали, еще не родившись - и если бы это не могло привлечь к ней ненужное внимание.

Тал’ена ест быстро - чужая жизнь течет, бурлит, растекается по ее неживому телу, на недолгое время наполняя его силой - настолько быстро, насколько может. Ей нужно быть сытой - полет предстоит долгий, а удастся ли поохотиться в пути - кто знает. Скорее всего, да, но чем позже голод разгорится в ней - тем лучше.

Когда выпитое до самого дна тело сползает на каменные плиты и рассыпается в прах, она вытирает губы и оборачивается к сгустившейся в углу темноте.

- Я люблю обедать в одиночестве, - она недовольно дергает крылом.

- Тал’ена. Что ты задумала? - фигура выступает из клубящегося мрака. Белые пустые глаза смотрят на нее так пристально, будто хотят увидеть все ее мысли. “Обойдешься, - думает она, - ничего не выйдет. Ни у кого из вас не выйдет.”

- Я? Ничего особенного, - она не отводит взгляд [ей нечего скрывать], выразительно зевает, показывая заостренные зубы. - Если вдруг ты хочешь знать, я желаю охотиться. В одиночестве.

И тут она понимает - и лениво [не спешить не спешить спешить нельзя] добавляет:

- Или в достойной компании.

[indent][Если б в ее груди билось сердце, оно бы сейчас колотилось так, что нельзя было б не услышать. Но ее сердце молчит.]

- Ты хочешь бросить вызов королеве? - вдруг роняет ее собеседник и вглядывается в ее лицо еще пристальнее. - Тебе ее не одолеть.

- Что? - Тал’ена хохочет, не стесняясь. - Если королева такое услышит, она скормит тебя паукам. Я люблю матушку больше всех на свете, люблю ее, как мясо любит соль. Не смей больше так говорить. Я хочу лететь на охоту.

Она проходит мимо, задевая крылом чужое плечо, фыркает - посторонился бы, и идет, стараясь не сгибать спину под тяжестью крыльев. И не оборачивается - хотя и хочется. И не бежит - хотя и хочется. Она ускоряет шаг только в самом конце - перед тем, как вспрыгнуть на парапет и рухнуть вниз.

А потом - подняться и взлететь.

[indent][Лети выше солнца.]

{ - Остановят меня, Пел Наварр, леди-консорта Эты Кита? Я здесь живу. © }

Никто не смеет ее остановить - сан’лейн боятся, и это всегда [нет] играло ей на руку. Никто не преградит ей путь - всегда думают, что она прибыла по поручению матери [если не путают с самой матерью], никто не сомневается. И Тал’ена идет, не глядя по сторонам, не обращая внимания на тех, кто расступается перед ней, и парящая в воздухе крепость ложится ей под ноги - камень за камнем. “Вдруг он не поймет? - думает она, и ей становится страшно, [но не так, как раньше]. -  Вдруг он решит, что я… вдруг он подумает…”

[indent][Знай, что невинен, знай, что неволен.]

“Нет, нет, - спорит она сама с собой, - я не чувствую Его взгляда. Четвер… сэр Зелиек говорил, что раньше его во всем направляла чужая воля, теперь все не так. Значит, он может понять. Может… притвориться? Может… А из нас здесь - только я. Я никого больше не чувствую. Никто не узнает…”

Она смотрит прямо и безразлично, она задает вопросы - всем этим, безликим, которых полно в крепостях Его, она показывает зубы - бойтесь, гадайте, кого я выпью. Чужой страх забавляет. Она ненавидит их всех - и потому испугала бы и больше, если б могла.

Тал’ена входит в высокую залу, платье шуршит по полу, крылья скрипят за спиной - и слышит, как замолкают те, кто сейчас смотрит на нее. [думали - сама королева, думали - и обознались, но знают ли, что хуже] Она никого не видит - только невозможное сияние белых одежд - он обернулся и смотрит тоже - и черные-черные глаза. Она прислушивается еще раз, настороженно и чутко [нельзя ошибиться] - и понимает, что не ошиблась. Его внимание приковано к чему-то иному. “К черной стреле пониже спины, - зло и радостно думает она. - Не иначе.”

- Четвертый! - звонко выговаривает Тал’ена, и ее голос взлетает под потолок, мечется обезумевшей птицей. - Четвертый! Сопроводи меня на охоту. Я голодна. Я просила матушку, а она - Его. И Он соблаговолил сказать, что ты мне не откажешь. Ведь не откажешь же?

“Пойми меня, - умоляют ее глаза. - Пожалуйста. Не могу иначе. Пойми, прошу тебя.”

http://s020.radikal.ru/i707/1512/46/c7b1ad5d68c8.jpg

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (12-08-2019 21:54:08)

+3

3

[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86393093.jpg[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

черная - мертвая - крепость шуршит бессонным муравьиным гнездом. вечно-постоянно-неизменно - в движении, в - и м и т а ц и и - жизни. мертвым телам не нужен отдых, мертвым существам не нужно уединение. бежать, шуршать, суетиться - все во славу Его - день и ночь, и ночь, и день, и день, и ночь, вечно, постоянно, равнодушно, как ветер, несущий поземку там, внизу, по навеки выстуженным землям Нордскола

не нужна еда - настоящая еда - нет ни сборов за общим столом, ни праздников, ни дружеских пирушек. нет ни дружбы, ни любви, ни даже уважения. это все - лиш-не-е, это все - пережитки, этому всему - нет места в мертвой ледяной машине, что катится и подминает под себя… подминает под себя - весь мир

единственное, что должно, единственное, что достойно для крошечной мертвой детали, одного отдельного мертвого тела - служить Ему, со всем рвением, со всеми силами - бесконечно метаться по проложенному для тебя, раз и навсегда, пути. ну или… искать того, кто служит недостаточно… ревностно. искать - и ис-ко-ре-нять. с тем, чтобы… а низачем. маленький, крошечный кусочек власти. совсем чуть-чуть - смертного страха, обращенного к тебе

“я помню”, упрямо думает он. “я помню - там, за тучами, есть солнце. я помню, как оно касается лица. я помню, как люди смеются. я помню, как пахнет лес после дождя. я помню, какая малина на вкус”

в иные, дурные дни, ему начинает казаться - нет ничего, кроме этого, серого, и черного, и белого, и гнилой зелени, алой крови, застывающей на полу. в такие дни он - отступает вглубь сознания, оставляя мертвое тело действовать по чужой указке, - и смотрит на все со стороны. и твердит, все твердит и твердит, час за часом: “ я - помню. оно все есть. оно не делось никуда. оно никогда не денется. Ему - никогда не победить. никогда”

http://45.media.tumblr.com/2ddf86b07032fd2fe48245804ab6bd5d/tumblr_o2ls0oOi8U1tl7h9yo1_400.gif

он никогда не думает об искаженной, изломанной девочке с черными глазами, что плакала в темнице над прахом своего друга. никогда не думает. потому что если не думать - не выдашь, даже случайно. потому что если не вспоминать - в твоей памяти не прочтут, не вынут, не достанут - никогда. это навсегда останется - только твоим. это навсегда будет - безопасно… для другого

иногда - и в последнее время все чаще - Он уходит, оставляет это тело его прежнему владельцу - небрежно, как балованный ребенок бросает на пол сломанную игрушку. “меня проверяют”, думает он. “Он играет со мной, как закормленная домашняя кошка с мышью. у мыши сломан позвоночник… но ничего. ничего. еще хотя бы раз - последний раз - эта мышь сумеет вцепиться кошке… а, куда достанет”

он не знает, кто еще знает - или хотя бы догадывается - об этих моментах временной - мнимой? - свободы. Первый - наверняка. кому он говорил еще? кому приказывал следить за строптивой игрушкой?

он не пытается притворяться, что смирился и подчинился - все равно не выйдет. а вот то, что он отчаялся... что тут притворяться, если это - почти - правда?..

куда ты пойдешь, глупая игрушка. куда ты пойдешь, что ты успеешь сделать - прежде чем тебя дернут за веревочку - с н о в а?..
попробуй сбежать, шепчет ехидный голос - он всегда рядом, к нему привыкаешь, за годы - срастаешься с ним, как со своей частью. попробуй сбежать - и, может быть, тебе даже поверят. может быть, тебя не убьют еще при входе. может быть… и тогда однажды ночью ты встанешь - и убьешь их всех
нет”, думает он. “нет, потому что Он ждет от меня именно этого”

а что тогда - да?..

он раньше думал - нет ничего страшнее, чем твое тело, которое не подчиняется тебе
но нет
страшнее всего - когда тебе кидают, как подачку, твою свободу, - и стоят и смотрят, и смеются, и выжидают момента, когда бы ее у тебя отобрать
сейчас?
или через час?
или, может быть, спустя сутки?
и ты все равно  н и ч е г о  не сможешь изменить

“ничего”, думает он упрямо. “ничего. однажды… однажды. однажды будет случай. однажды…”

а до тех пор ты будешь тренировать мертвецов, и натаскивать вурдалаков на живую плоть, и учить военному делу тех, кто пойдет убивать твоих - и  с в о и х - близких
по своей уже воле
никто не знает, в чем разница
но ты-то знаешь
хорошая шутка, да
о ч е н ь

http://49.media.tumblr.com/381092fbd42dda17b7ed5acb2f55c240/tumblr_o2hzojTS6A1tl7h9yo1_400.gif

когда крепость - летающая крепость, полная трупов, какая отличная картина... - замирает и затихает, и наполняется шепотами - он стоит, разминает руку (сжать кулак - разжать, сжать - разжать, пока подчиняется, пока слушается, пока усилие воли - и она работает...) и думает, достаточно ли высоко с нижней платформы до земли. если упасть оттуда - если тебя не подхватит в полете одна из горгулий - если тебя не подберет костяной дракон - разобьется ли вдребезги тело? получится ли уничтожить его так, чтоб не собрали обратно?..
...и по всему выходит, что нет

он задумывается так глубоко - что оборачивается, не видя ничего перед собой. и едва не - непростительная, непозволительная была бы ошибка - вздрагивает от резкого, пронзительного голоса

ее боятся
перед ней склоняются
она пришла по приказу… поручению…
...прихоти, ставшей законом, как это часто бывает здесь?..

- Принцесса крови, - его голос звучит глухо, горько и зло. - Я очень надеюсь, что однажды кровь убитых вами невинных обратится для вас ядом. Но нет. Отказать вам я не могу. И вы это сами знаете.

ему плевать на сдавленные смешки за спиной. кому-то кажется, что шпилька у принцессы получилась на редкость удачной
но этот кто-то - не знает, не может знать, что сегодня с самого утра он хозяин своему телу
а вот она - знает

ведь правда же?..

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (06-08-2019 21:39:16)

+3

4

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]The hunger never ends.[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма. [/lz]

{ ...чтоб той реченькой да вспять
Было нам с чего начать.
Замок да печать.
Свежей прежнего да встать —
Нельзя помнить, велю спать.
Замок да печать. ©}

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/dee2763fafce7ea017030a7077c53e17.jpg

- Знаю, - Тал’ена улыбается голодно и ясно, и не отводит глаз - чернота к черноте. Она не смотрит более ни на кого, хоть и чувствует их холодноватые взгляды, полные и зависти, и любопытства, и злости, и равнодушия. Все смотрят - и пусть. Пусть. Тем проще будет все - потом. Тем понятнее будет всем этим, всем, тем меньше вопросов они будут задавать хотя бы сами себе. Кровавая принцесса хочет играть [такие, как она, всегда этого хотят] - кто ей запретит? Он благоволит сан’лейн и ее матери, и все это знают.  Он благоволит им даже до такой степени, чтобы...

Больше всего она боялась, что он не поймет - и откажется, и тогда ее обман откроется всем. Но он понял. И от того, что он сказал, ей не было больно - так было нужно. Каждый играет свою роль [до поры, до времени], каждый идет по тонкой кромке, опасаясь оступиться, каждый делает то, что должно. Она смотрит еще - долгим, долгим взглядом, надеясь, что в черноте ее глаз он прочтет - “что, о, что я знаю, что расскажу тебе!”  - и только потом медленно разворачивается, шуршит платьем, скрипит крыльями, и делает первый шаг.

[indent][Следуй же за мной.]

Никогда еще ее время не тянулось так медленно. Тал’ене кажется, будто она не идет - плывет сквозь что-то густое, вязкое, каждый бесшумный шаг дается ей с трудом, крылья становятся тяжелыми, будто наливаются свинцом. Она молчит - говорить рано. Четвертый следует за ней - и тоже молчит. Тайна бьется в ее груди, расправляет крылья, и все тяжелее сдерживаться, не произносить ни слова, не пытаться хотя бы намекнуть - “я пришла не просто так, я принесла нам надежду.” Но нельзя, ни в коем случае нельзя, иначе все будет зря. И она идет, вскинув голову, и черная коса, украшенная камнями мерзкого зеленого цвета Скверны, касается обледеневшего пола. Она никогда не думала, что проклятая летающая крепость может быть такой огромной. И отовсюду за ними наблюдают внимательные глаза, ловящие каждое движение, каждый жест… каждую ошибку.[ничего они не узнают ничего никогда]

[indent][Теперь я не одна. Нужно быть осторожнее.]

Ей хочется обернуться - еще раз взглянуть в его глаза.

Она не оборачивается.

И не произносит ни слова, ни звука - до тех пор, пока его не выносит за пределы крепости безымянный костяной грифон, а она не расправляет крылья и не падает вниз, подхватывая ветер. И вот тогда она смеется - громко, радостно, и кружится, раскинув руки, и крылья за ее спиной поднимаются и опускаются мерно и уверенно.

- Летим! - кричит она сквозь ветер. В крепости их уже не услышат - разве что увидят два крылатых силуэта на фоне вечно серого низкого неба Нордскола. Тал’ена смеется снова - и полной грудью вдыхает ледяной воздух, обжигающий даже неживое тело. Но ей не больно. [свобода - вот как это называется, это называется - свобода]

Внизу мелькают серые искореженные деревья и блестящие ленты замерзших рек. Она летит быстро, почти бесшумно - калуаки, забавные говорящие зверьки, называют их Смертью-с-небес - не выпуская из поля зрения всадника на грифоне. Тал’ена снова ловит на крылья ветер - и перекувыркивается в воздухе, и несется вперед, и думает - хоть бы этот полет длился вечно.

[indent][Когда она взлетает - она почти свободна.]

Но лететь вечно нельзя, и она начинает снижаться, медленно, присматриваясь к тому, что лежит внизу - заснеженный каменистый склон, и проступающие сквозь наледь бело-золотые колонны. Одно из убежищ, которое когда-то служило титанам, а сейчас брошено и опустело. Тал’ена машет рукой - “здесь!” - и, сложив крылья, камнем падает вниз.

Ее забавляет опускаться на землю так - падать, падать и уклоняться от удара в последний момент. Она знает, что не разобьется - но каждый раз от такого будто бы заходится молчаливое мертвое сердце. Она встает на заснеженные мраморные плиты, расправляет платье, пятном крови алеющее на фоне белого снега. И когда грифон, покорный воле всадника, опускается тоже и скрежещет когтями по гладкому полу, она улыбается и наконец-то протягивает руки - навстречу.

- Здесь. Ненадолго - долго нельзя, надо менять места, никто не охотится там, где пусто. К тому же скоро голод проснется. Но это неважно. Пока неважно. Я не слышу Его, Его взгляд далеко, можно говорить. Я узнала… я такое узнала!

http://s5.hostingkartinok.com/uploads/images/2013/12/8f6e642110ba30bc2ac36c8024c7cbce.jpg

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (12-08-2019 21:53:55)

+3

5

[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86393093.jpg[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

он идет за ней, за тяжелыми ее крыльями, покачивающимися на ходу - по мертвым переходам - пустым и обледенелым, через залы, через толпы, почтительно расступающиеся перед ними - не перед ними, перед ней, перед одной из сан’лейн, - через продуваемую ветрами площадку над пустотой - и в ту самую пустоту, о которой он только что думал - но расправляются рядом костяные крылья, и грифон, молчаливый и равнодушный, несет его - следом

через ледяную пустоту неба, над застывшими лесами, над замерзшей землей, над замирающими в ужасе - внизу - неживыми, живыми и поднятыми

https://i.pinimg.com/564x/d5/e7/94/d5e794c89701dd76cbbb91f8a438643f.jpg

”Смерть-с-небес, вот кто мы… Смерть-с-небес”

он любит, по-прежнему любит - скорость, и ощущение полета, и ветер в лицо, и послушного поводьям зверя под седлом - вот только нет под седлом зверя, есть поднятый проклятьем скелет, и нет всадника, который когда-то - тысячи лет назад - со смехом, легким движением поводьев, посылал вперед коня. есть только призрак, запертый в мертвом теле, беспомощный и жалкий пленник в чужой власти

...который сейчас, тем не менее, вполне осознанно - обманывал всех. не было приказа, не было здесь Его воли - своей волей, своим желанием он покинул пост и следовал за той, кого до почтительной дрожи боялись живые мертвецы - будто было им чего бояться… и никому, никому не пришло в голову даже не проверить - усомниться

он думает об этом - и ему становится смешно - а потом и страшно

зачем она пришла сюда? зачем она лгала так в открытую?

она говорила, что чувствует Его взгляд - но она не может не знать, что достаточно мига, чтоб этот взгляд вернулся. он сейчас вернется - и… что?.. что они будут делать? как защитить ее?

если всплывет, что она лгала - ее накажут. если всплывет, что она лгала и он соучаствовал ей… будет еще хуже. потому что маленькая ложь из забавы - может и не иметь последствий, но соучастие - их вывернут, вывернут наизнанку, вытряхнут из их голов все, что они знают и не знают…

https://i.pinimg.com/736x/d1/82/b6/d182b664f8970bea0030330356322c3f.jpg

“если я буду пытаться ее защищать”, беспомощно думает он, “если я буду пытаться ее защитить - будет только хуже…”
“но если я все буду валить на нее…”
“если я все буду валить на нее - чем аукнется ей эта ее маленькая шалость?..”
“чего для нее будет стоить эта встреча?”

он чувствует себя так, будто все его внутренности смерзаются в лед

это если договоренности не было
это если и вправду - то, что ты подумал
это если Он не смотрит сейчас с любопытством и не думает, как далеко ты зайдешь, думая, что в безопасности

он спрыгивает на землю - с высоты кажется, будто она упала, разбилась вдребезги, и алая ее кровь залила камни, и у него перехватывает горло от бессмысленного, иррационального ужаса - и, не успев ни подумать, ни испугаться снова - падает на колено и подносит ее руку - когтистую, изуродованную, искаженную - к холодным губам

будто все как прежде
будто он, паладин Ордена Серебряной Длани, говорит с прекрасной знатной дамой - и впереди у него вся жизнь

- Что? что?.. - слова звучат глухо и невнятно, но в ее голосе - такая радость, такая надежда, что ждать просто нет сил.

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (06-08-2019 21:38:46)

+3

6

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]The hunger never ends.[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма. [/lz]

{ - Странник странный, в глазах твоих слезы,
А в волосах - зола.
- Мне показалось, что ты морозы
Голосом отогнала.
- Нет, мне такая власть не дана -
Это просто пришла весна.
- Она не пришла бы, если б ты не позвала! © }

http://s6.hostingkartinok.com/uploads/images/2013/10/78cb641e809b64d344912962a546c950.png

Тал’ена замирает, не в силах отнять руки, не в силах заговорить - стоит, как каменная статуя, и на ее плечи медленно-медленно опускаются снежинки. Может быть, это начало большой бури - но ведь она все равно не страшна тем, кто давно мертв. Ничего [почти ничего] им не страшно. Крылья дрожат за ее спиной - длинной, тяжелой, пугающей дрожью. Рука от прикосновения его губ начинает гореть мучительным огнем - и Тал’ена не знает, что это значит. Она не помнит, было ли с ней такое - или не было, [или снилось, мерещилось, развеивалось с первыми лучами неласкового северного солнца]. Ей хочется то ли плакать, то ли смеяться - но сил хватает только на тихую, почти незаметную улыбку.

[indent][Что? Что это стучит? Это бьется твое сердце.]

Она опускается на колени [красное платье растекается по заснеженным плитам лужей крови], чтоб смотреть - глаза в глаза, чернота к черноте, и смыкает крылья над их головами - ненадежным костяным щитом, который ни от чего не защитит, но вдруг, но все-таки… по крайней мере, он укроет от мелкого снега, не тающего на ресницах тех, кто давно мертв.
Чтоб заговорить, нужно набрать воздуха в грудь [нужно об этом вспомнить] - и Тал’ена вдыхает, медленно и ровно. Она сжимает пальцы, накрывает его руку второй ладонью. И смотрит, не мигая, и в глазах ее разгорается черный огонь.

- Леди Сильвана, - выговаривает она и повторяет еще раз, - леди Сильвана. Нам говорили - она не сбежала, ее отпустили. Все, все твердили о том, что она лишь покорно исполняет его волю, что она втирается в доверие к живым и выжидает момент, чтоб ударить - во имя Его.

Она собирается с духом и продолжает:

- Но все это ложь. Все не так. Она смогла освободиться, смогла разбить его оковы. Она действует по своей воле. Понимаешь? И она, и ее народ. В это сложно поверить, но… я слышала королеву Лана’тэль, я слышала принцев крови. Они злы, они ненавидят, они… напуганы. Они хотят уничтожить ее - зачем бы, если она все еще служит Ему? Потому что. Она. Ему. Не. Служит.

Голос Тал’ены дрожит, и она начинает говорить быстрее - нет, Он далеко, и даже краем зрения не задевает их, не приближается,
[пока]
но лучше поспешить. Она должна договорить - а он должен знать.

- И знаешь что еще? Леди Сильвана вправду ранила Его черной стрелой. Он уязвим. Ему можно причинить вред. Его можно убить. И скоро Он никого не сможет удержать - как не удержал королеву-баньши и весь ее народ. Понимаешь, что это значит - для нас?

По ее щекам снова текут алые слезы - но это слезы радости. Она не стирает их - и они застывают льдом на щеках.

http://static.diary.ru/userdir/2/7/1/8/2718523/79433937.jpg

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (12-08-2019 21:53:41)

+3

7

снег сыплется на них - он чувствует, он слышит, идет большая буря. идет большой ветер, и глупости говорят местные живые, будто Ему покорны ветра. ветер приходит сам, сам приходит снег. снег укроет их от чужих глаз - хочется в это верить, как в детстве, когда закрываешь ладонями лицо и веришь, что спрятался.

как, становясь постарше, убегаешь в угол, накрываешься руками, и кричишь - я в домике! я в домике, никто меня не осалит, никто не найдет

...как в юности, когда ложишься спать - и почти что взаправду веришь, что проснешься утром - а войны не будет, больше не будет, никакой и никогда

https://i.pinimg.com/736x/4e/00/d9/4e00d9230a1a1c6196f02aea7cfb11fd.jpg

...как сейчас, в этом безвременьи, когда хочется по-детски верить, будто кожистые крылья твоей внезапной - немыслимой - союзницы укроют вас обоих не только от снега - не опасного, не страшного, всего лишь неприятного…

замерзающие глаза хуже видят, замерзающие мышцы хуже слушаются - но нет, нет, о нет - не тогда, когда сломанное тело, сломанную игрушку, ведет чужая воля, многократно превосходящая и твою волю, и твои силы...

не только от снега, не только от ветра - но и от взгляда, далекого, равнодушного, жестокого и насмешливого

когда-то он молился, невозможно, истово, всеми силами своей души - “Свет, защити меня” - но, видимо, Свету виднее, когда помогать, когда нет, когда слышать, а когда давать возможность решать и действовать самому

а сейчас его укрывают только кожистые крылья искаженной твари - такой же, как он сам. изломанной, искаженной, изувеченной их общим врагом. только кожистые крылья - которые, если что, не защитят ни его самого, ни их хозяйку.
он знает это - и все-таки ему сейчас до странного… спокойно

как это говорили в деревнях… “от зла и лиха, от беды и напрасной смерти”
...но того лиха, что пришло, никто не мог бы представить себе

https://i.pinimg.com/736x/60/59/95/60599549b58dae6c522fde029f4fe1ff.jpg

он смотрит в это узкое треугольное лицо - близко, так близко, так... - и ему кажется, что в его сознании перещелкиваются стеклышки калейдоскопа
все зависит от угла зрения

щелк
и он видит юную и невозможно усталую эльфу - тоненькую, маленькую, ручки-палочки, исхудало лицо
щелк
и в лицо ему скалится искаженная, чудовищная тварь - ни в одном кошмаре не увидишь такой
ему хочется вздрогнуть и отшатнуться -
но он смотрит еще
и снова
щелк
и сминаются черты лица, и сплавляются в единое целое - нежные губы и острые зубы-иголки, и нежная улыбка, и спекшаяся в уголках рта кровь; и тяжелые черные ресницы - и черные провалы глаз, и усталые морщинки рядом, и счастье, сияющее в этих глазах - злое, но такое чистое, такая достойная, такая искренняя радость - оттого, что кто-то, хотя бы кто-то получил - свободу

“я слишком долго молчу и смотрю на нее”, - думает он. - “непростительно”

секунды убегают, как вода в песок, а он стоит, замерев, и думает… а, ничего не думает, просто стоит на коленях и смотрит на девушку - одну из опаснейших тварей из войска Его - и не может думать ни о чем, кроме как о том, какая же она - маленькая

он протягивает левую руку и стирает кровавые слезы с ее лица

- Леди Сильвана, - тихо повторяет он, будто эти слова - заклинание защиты. - Как ей это удалось?.. Я слышал, да, что Он отпустил ее, что Он готовит удар в самое сердце своим врагам, но если так… если так… как же это могло получиться?..

он не знает, верит ли он, или нет, или боится поверить, или не верит вовсе - потому что это ничего не меняет…
но ему кажется, что где-то в его заледеневшей груди загорается свеча

https://stihi.ru/pics/2009/07/13/6905.jpg
[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86393093.jpg[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (06-08-2019 21:30:50)

+2

8

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]The hunger never ends.[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма. [/lz]

{вот девочка любит мальчика, а мальчик влюблен в революцию.
он не то, чтобы знает, о чем она, но привык о ней жарко мечтать.
а девочка - дура глупая, откуда ей знать про политику,
и мальчик уже замучился эту курицу просвещать.
мальчик знает, революция придет, и обнимет его,
и прижмется к нему, и скажет ему: "Защити меня!" -
и он встанет такой, с наганом.
а девочка - дура глупая, верит всему и плакает,
и читает сайты про митинги и огнестрельные раны… © }

http://s3.hostingkartinok.com/uploads/images/2013/08/ea48344b67d991d6ae71c71888d75233.jpg

Тал’ена не понимает - почему он молчит? Почему он так смотрит на нее? Он что, не слышит, о чем она говорит? Не догадывается, что обретенная свобода той, которая так же - как и он - была скована по рукам и ногам, не смела не подчиниться, была лишь орудием Его воли, означает для всех остальных? [чего он боится? чего - теперь - бояться?] Под взглядом его непроглядно-черных глаз она чувствует себя… странно. Непривычно. Он смотрит так, как - здесь - никогда на нее не смотрели, в устремленных на нее взглядах она всегда читала - иное, всегда читала - страх, зависть, желание, ненависть, равнодушие, но не…

Он касается ее щеки, смахивает застывшие слезы, и она, совсем забывшись, тянется [прижаться к холодным пальцам хотя бы немного немного немно] - но останавливает себя усилием воли. Не надо, не надо - так. Слишком мало у них времени, слишком многое нужно сказать, не стоит тратить время на то, что мертвым давно не нужно.
Тал’ена отчего-то думает - если бы кто-то увидел их сейчас, что бы он почувствовал бы? Испугался бы, посмеялся бы? Одно чудовище говорит с другим чудовищем о свободе третьего - это страшно или смешно? Одно чудовище касается другого чудовища - это жутко или весело? Одно чудовище...

[indent][«Врази мои душу».
[indent](Молись! Не слушай!)]

- Да, да, она, леди Сильвана, - голос Тал’ены больше не дрожит, он крепнет, становится сильнее с каждым сказанным словом, - и она, и ее народ. Я не знаю, как это у нее получилось. Не знаю. Та, что сидит в трупе моей матери, не знает этого тоже. Они все говорили - долго, но никто из них не знал. Они так злятся, ты представить себе не можешь. Потому что Он не отпускал ее - и чем дальше, тем больше станет тех, кому об этом известно. Удалось одному - удастся и другим. Но я думаю… леди Сильвана никогда не была великим магом, вряд ли ей подвластно что-то иное, чем другим.

Снег все падает и падает, но крылья плотно сомкнуты над их головами. Это укрытие кажется ей убежищем - маленьким и ненадежным, но даже такое - лучше, чем ничего. А скоро никаких укрытий от Него и не понадобится - потому что Он ослабеет, а потом рухнет, рассыплется в ледяные осколки, и ничего от него не останется.

[indent][Ничего не останется.]

- Вряд ли… она сильнее тебя, - Тал’ена хмурит брови, сжимает губы в ниточку, и медлит перед тем, как разомкнуть их снова. - И тем более ее народ. Там ведь есть разные… люди. Если им всем под силу сбросить Его оковы… Ты же знаешь, знаешь, кем она была? Королева Лана’тэль говорила, что леди Сильвана пальцем шевельнуть не смела без его повеления, и это… это была правда. А теперь она свободна от Него - как будем свободны и все мы. Нам лгали. Нам всегда лгут, нет в землях под Его рукой - ни слова правды! Но теперь я знаю. Не знаю лишь, что она сделала, чтоб освободиться - но я узнаю. Узнаю - и расскажу. Клянусь тебе, клянусь - анар'ала белорэ...

Она сбивается на полузабытый [почти] талассийский - потому что не знает, как сказать “светом солнца, что мы не видим здесь, клянусь тебе” - и склоняет голову, прижимаясь ледяным лбом к его такой же ледяной руке.

[indent][Клятва дана.]

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (12-08-2019 21:51:11)

+2

9

[lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz][icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86393093.jpg[/icon][nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status]
она дрожит, она трепещет от радости, от радости и от ненависти, и от самого чистого счастья, и от упоения - не местью, нет, пока - всего лишь тем, что Он - упустил свою жертву. что Он - утратил власть над одним из своих рабов. что Он - оказался бессилен и слаб

и ему бы радоваться с ней вместе, и ликовать, и смеяться, и...

“Странно”, - думает он равнодушно - почти, - и ему кажется, что руки его сейчас упадут - как падали первое время, когда, стоило ему перестать помнить об этом, стоило ему перестать держать себя - и тело переставало его слушаться. - “Так странно… мне проще было б услышать, что она - что леди Сильвана - была при жизни великим магом. Что у нее в руках - может быть - оказалось могучее заклятье, которое смогло переломить, смогло перебороть… смогло пересилить волю Его. Что это заклятье - может быть - станет ключом к свободе. Свободе для всех, даже для слабых и безвольных, сломавшихся и жалких. Насколько это было бы проще, о да”.

свеча в сердце гаснет, не успев согреть - и это даже не больно - почти
это почти п р и в ы ч н о

- Ты ошибаешься, - о, как же хочется отвести взгляд, о, как же хочется - лишь бы не видеть, как гаснет в глазах напротив надежда, как восторженный порыв сменяется разочарованием и смущением, как презрение заставляет отстраниться, - но смотри-смотри, запоминай, запоминай крепко - ты это заслужил. - Ты ошибаешься. Я… - он запинается, теряется в словах и путается - как же больно, больно-то как, как же стыдно, Свете мой милостивый, лицо бы горело, если б была кровь. - Уж точно не тот, по кому следует мерить. Оказаться сильнее меня - несложно, но… это и правда - благая весть, что кому-то это удалось - освободиться. Не сильному магу, не великому… Не важно, как. Хотя нет, наоборот - важно. Я не думаю, что это могло бы мне помочь, но… может быть, это поможет другим. И это… хорошо.

он думает, и думает, и думает еще - и сердце сжимается до боли, и невозможно продолжать - и нельзя не

- Если же воли для этого недостаточно, я… не уверен, что это стоит знать мне, - тихо договаривает он. - Если есть лазейка, если есть обходной путь - Он не должен узнать о нем через меня. Может быть, кто-то еще сможет им пройти, может быть, кто-то еще сможет - освободиться.

ему кажется, что снег снаружи ложится, все ложится и ложится - плотным одеялом, и совсем скоро их заметет с головой - а потом из сугроба вылетит она - крылатая, как бабочка из кокона, как птенец из гнезда - и она полетит над полями и лесами, и она - дальше - понесет великую весть о свободе
а он - он останется лежать под снегом, лежать и видеть вечные сны
свободный
как бы это было хорошо

https://i.pinimg.com/736x/7a/0c/ef/7a0cef11fc927f8ee8e5ac14e542c508.jpg

+2

10

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]The hunger never ends.[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма. [/lz]

{ Мы могли бы тогда сказать им:
«Надо просто потерпеть – лет восемь или десять».
Но к этому времени очень многое может измениться.
В первую очередь – для нас, конечно.  © }

Паха Пау ♥ Мы на этом пути

глава, в которой героиня окончательно становится решительной девочкой из романов Нила Геймана - должен же кто-то тут быть мужиком!

https://i1.imageban.ru/out/2019/08/04/abff0d6b0faaddaa941c415f36b0e1b7.jpg

Он говорит - так безнадежно, так холодно и пусто, что Тал’ене кажется - должно быть, надежда оказалась пустой, и нет никакой свободы, [а есть только длинная цепь] и так будет всегда, до самого окончания мира. Если так легко оказаться сильнее его, человека, который так и не подчиняется до конца огромной, злобной [непобедимой] воле, - то что же тогда говорить об остальных, о тех, кто сломался, не выдержал, кто испугался? Что тогда - говорить о ней самой? Кто есть  - она, если он - слаб?

“Ты ошибаешься” - падает, как ледяная глыба.

“Ты ошибаешься” - звучит как приговор.

[indent][Ловчий сокол в душе опускает крылья.]

Она будто падает - и не знает, за что ухватиться. Первое время - здесь - от бесконечного иссушающего голода она видела кошмары наяву: как под ногами разверзается бездна, а неуклюжие костяные крылья отказывают ей, и она падает на острые ледяные зубы скал, и лежит, не в силах сдвинуться с места, и хочет умереть, и не может. Сейчас она ощущает то же самое - пустоту и беспомощность, и отчаяние. [как же так как же так не может быть не мо]

Нет, так она не согласна. Так - она не хочет. Не сейчас, когда Его слабость так очевидна, не сейчас, когда победа над Ним так близка. Леди Сильвана не сдалась и победила, смогла вырваться из-под его власти - так почему же они…

- Анар'ала! - сердито вскрикивает Тал’ена и, не удержавшись, скалит острые зубы, и повторяет. -  Именем света! Не говори так. Я не видела - здесь - никого сильнее тебя! Многие сдались, уступили, отступили, сломались. Если мерить не по тебе - тому, кто сейчас говорит со мной не по Его воле, но по своей - то по кому мерить? Он ничего не узнает - для этого Ему придется хотя бы что-то заподозрить, а что? Нечего! А еще может быть, что будет - поздно. Когда Он спохватится - будет поздно. Думаешь, Он не хотел бы вернуть леди Сильвану? Руки коротки!

[indent][Что дарит путнику тропу, народом делает толпу? Свобода!]

И она единым движением расправляет крылья, и снег падает с них, разлетается в стороны - и становится ясно, что все прекратилось. Серое небо светлеет, облака не расходятся - но будто становятся прозрачнее, истираются, как ветхая ткань, и за ними - [она-то знает] светит солнце.

- Ану белорэ дела'на, - тихо говорит Тал’ена, так и не поднимаясь с колен. Она смотрит в черные глаза, не мигая, ищет в них хотя бы искру надежды. - Солнце ведет нас. Он проиграет. Он - уже проиграл. Бесславная смерть ждет Его, бесславная смерть и забвение. Селама ашал'анорэ...

Она чем дальше, тем чаще переходит на талассийский, будто вспоминая, кем она была раньше. Раньше она не знала других языков, а сейчас и не хочет знать - кроме того грубоватого, но певучего языка, на котором говорят люди. [чтобы понимать его чтоб он понимал ее]

- Нам пора, - договаривает она. - Здесь не на кого охотиться. И это многим… очевидно.

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (12-08-2019 21:50:34)

+2

11

[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86393093.jpg[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

Вера моя – в твоих глазах.
Пусть бесконечна та дорога -
Я наконец-то вижу Бога.
Вера моя – в твоих глазах.
Освобождаясь от оков,
Рушатся стены монолита.
Знай же, что ты – моя молитва.
Знай же, что ты – моя любовь.(с)

"Элоя" - "Вера моя"

она злится-злится-злится - злится на него - ему кажется, что ее словесные пощечины почти ощутимы, - и почему-то это…

...почему-то это расправляет его, как вода, поящая вянущий цветок

Странно, он еще помнит это - все еще помнит - как цветы поникают от жары, как опускаются тяжелые их венчики - и как холодная вода заставляет их вновь распрямиться.

Она злится, злится - и ему кажется, будто от этой злости то самое солнце, о котором она говорит с такой горячностью, с такой яростной верой - то самое солнце жарко вспыхивает над ними. Вспыхивает, разгорается, как костер в ночном лесу - так, что хочется, слепо щурясь и бессмысленно улыбаясь рваными губами, протянуть к нему навечно-замерзшие руки. Так, что хочется широко-широко распахнуть глаза - черные, мертвые глаза, которым уже не может быть больно - которые все равно болят, невыносимо болят от всего того, что прежде было важно и дорого - и смотреть, все смотреть и смотреть на него, как на невиданное, неведомое, невозможное диво.

Это - так - невыносимо - красиво, это - так - невозможно - невероятно - потрясающе - смотреть на то, как кто-то распрямляет спину. Как кто-то становится - снова собой.

Не Его тварью. Не солдатом войска Его.
Собой.
Той гордой эльфой, что не боялась - ни-че-го.

Ему хочется улыбнуться - но не выходит, никак не выходит, будто губы - стянуты маской - навек застыли в скорбной гримасе. Но улыбка все рвется и рвется наружу, неостановимая, невыносимая… самая простая, самая естественная вещь.

Как восход солнца.

я буду сильным - твоей силой
я буду верить - твоей верой в меня

- Ану белорэ… никогда мне не давался талассийский, - шутка выходит неловкой - или даже не шуткой вовсе.

Он встает, не отпуская ее рук, и смотрит на нее - долгим-долгим взглядом путника, который в ночи, в долгой своей дороге - увидел костер, и теперь больше всего боится  моргнуть - и не найти его больше.

- Он проиграет, - тихо повторяет он за ней - эхом. - Власти его придет конец. Потому что нельзя объявить войну жизни - и победить. Он думает, что это не так. Он ошибается.

На миг - тенью старой боли - встает страх.
“Сейчас, сейчас - я попытаюсь шевельнуться - и не смогу. Сейчас мои руки, против моей воли, поднимутся - и сломают ей шею. Низачем, низачем, просто так…”
Но именно сейчас он - впервые за долгие годы - на целые несколько - бесконечно долгих - секунд ощущает себя по-настоящему свободным.

- Да. Идем.

https://i1.imageban.ru/out/2019/08/07/1e8917c74a891fe1ecdcd83241dd0e1b.jpg

+3

12

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]https://images2.imgbox.com/66/6c/9qeArvEK_o.jpg[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, единственная дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма.[/lz]

{Хмурый архангел с пентаклем во лбу
Меж облаков затевает пальбу.
Спи в комфортабельном узком гробу.
Спи, вылетая в трубу.

Ласточка спит, превращается в лед.
Милый, зачем тебе этот полет,
Грохот прощанья и шорох стыда…
Ты не вернешься назад никогда. ©}

https://i2.imageban.ru/out/2019/08/04/e3ac17a13f554c0c4c7d225bdc776927.jpg

При мысли об охоте Тал’ена начинает чувствовать голод. Пока он не силен, нет - пока он только начинает зарождаться в груди, тянуть и покалывать - пока он еще не скручивает ее, не завязывает в жалкий дрожащий узел, ведомый лишь одним желанием. [жрать] Она ненавидит это ощущение - но держаться не может. Голод превращает ее в чудовище окончательно, лишает разума, лишает памяти. От голода она теряет остатки себя. От голода ее взгляд затягивается кровавым туманом, и неживое тело действует само по себе, сознание не направляет его. Но этот миг наступит не скоро. Она уверена.

[indent][ Отыщет жертву. Охота будет удачной. ]

Охота должна состояться, как бы то ни было. И поэтому им нужно лететь. Искать. Тал’ена вдруг думает - он увидит, как я [жру] убиваю. Он увидит, [какое я чудовище] как я становлюсь чудовищем. Увидит, во что я превращаюсь. Сможет ли он после этого заговорить со мной? Сможет ли? Или отвернется с отвращением, скажет - не подходи, исчезни, растворись в тумане? Нет у нее ответа.

[indent][ И выбора нет. ]

Тал’ена разворачивается, расправляет мертвые крылья с сухим щелканием, отталкивается и, закружившись, взлетает. Она ловит ветер, раскидывает руки и принюхивается к ветру - откуда принесет запах добычи? Где, где бьются живые сердца, где, где течет по венам предназначенная ей кровь? Она не спешит звать. [зов не разбирает, зов един для всех] Она хочет учуять. Не так уж она голодна - пока что. Пока что - можно.

https://images2.imgbox.com/e8/9e/bLTeGHbM_o.gif

Костяной грифон летит за ней, она это слышит. Она оборачивается - и улыбается всаднику. [пока еще можно пока она не чудовище] И мчится вперед, вспарывая морозный воздух, как стальной клинок вспарывает ткань, и вслушивается, и принюхивается, и ждет.

[indent][ Близко близко близко. ]

“Здесь”, - вдруг думает Тал’ена. Она - внезапно - чует запах страха, и злого торжества, и мрачной радости, и странного, дикого ожидания, и понимает - да, она отыскала. И будь она проклята еще раз, если все эти запахи не были ей знакомы. Она останавливается, тяжело и мерно взмахивая крыльями, дожидается, когда всадник на грифоне поравняется с ней. Она указывает вниз - перекрикивать пронзительный ветер, закладывающий уши, означает раскрыть свое присутствие, а этого она [пока] не хочет.

Она переворачивается в воздухе и устремляется вниз.

Земля приближается быстро, и она видит все очень четко, будто смотрит в увеличительное стекло - когда голод начинает терзать ее, все чувства обостряются до предела - она может разглядеть каждую трещинку на покрытом темными пятнами [пахнет] камне, каждую капельку пота на побелевшем лбу человека, к этому камню прикованному, каждую заусеницу на грубом металле, каждую колкую снежинку на капюшонах тех, кто собрался вокруг камня. Тал’ена гулко хлопает крыльями и опускается, встает алыми туфельками на самый край камня - в ногах у жертвы. Она ждет.

[indent][ Невыносимо пахнет едой. ]

[indent][ Дайте. Хочу. ]

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

+3

13

[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]https://images2.imgbox.com/96/1d/GBxhlovn_o.gif[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]
Ветер бьет в лицо, и в лицо летит колкий мелкий снег, и ветер свистит между ребер костяного грифона, и полет, и его стремление - вперед, всегда вперед, к вечно-недостижимой линии горизонта - когда тебя держит на невидимой воздушной плоскости только неведомая даже не магия... а то непостижимое, заставляющее скользить по воздуху то, что воздуха тяжелее - все это заставляет сжиматься в его груди сердце, что давным-давно перестало биться. Он безо всякой необходимости втягивает в холодные легкие воздух - и едва не вздрагивает от острого и мучительного восторга. Воздух здесь холоден настолько, что даже он это чувствует.

Так пахнет свобода.

Снег летит навстречу, снег засыпает лицо, ложится на длинные черные ресницы - и они становятся белыми. Будто поседели в одночасье. Но и это не страшно.
Он мчится так, подгоняя равнодушного костяного зверя, - будто все его страхи, будто все беды, будто несвобода - всё-всё-всё - осталось позади; будто они гонятся за ним - но им не догнать, ни за что не догнать его - их - со скоростью ветра уносящихся прочь.

Это неправда, - голос разума ли, голос ли старой боли? отзвуки ли несвободы догоняют и шепчут через плечо?
Но она оборачивается, и она улыбается ему - и все остальное не важно.
Пока-еще-не-важно.

Ты же сам понимаешь - это не правда, это-не-правда
Твой поводок стал длиннее, но он по-прежнему на тебе
Тебе не освободиться
Не освободиться никогда.

разве что с Последней смертью

А она... ее поводок - ее суть.

и она не спасется от него

Ты не забыл еще, нет?
Ты не забыл, зачем вы здесь? Ты думаешь, она говорила это просто так, для прикрытия?
Смотри, смотри - и ты увидишь правду.

И в этот миг - будто отвечая его мыслям, будто подтверждая его страхи - она перевернулась в воздухе, спикировала вниз.
...ему показалось, что он услышал тихий беспомощный вскрик, отвратительный хруст ломающихся костей - он рванулся за ней, едва не вылетев из седла...

И толпа почтительно расступилась, давая ему дорогу.
Поч-ти-тель-но.
И он увидел, что она стоит - на алтаре, и ее рот пока еще чист, и чисты ее руки.

...и кинжал стоящего рядом - поч-ти-тель-но - взлетает в воздух, вспарывая его, как рыбье брюхо
чтобы опуститься
опуститься...

- Нет!!!

...Это даже не вспышка, это почти не удар - но бьющий сбивается, промахивается, и тот-кто-лежит-на-алтаре не булькает, захлебываясь кровью, не хрипит, не кричит в агонии - а только вскрикивает жалобно от боли.

"Тал'ена. Тал'ена, пожалуйста... нет".

Он не может выговорить этого - перед глазами плывут черные пятна.
Откат - всегда тяжелый, но когда им не управляют - справляться с ним в сотни раз сложнее - и в десятки раз быстрее.

Успеет ли он?..

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (22-08-2019 14:20:32)

+3

14

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]https://images2.imgbox.com/66/6c/9qeArvEK_o.jpg[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, единственная дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма.[/lz]

{им будет иная верность, что силой станет
и крепость, что до сих пор стерегла их сны
опору держала доныне во льду и камне
пусть станет кровью от крови озер
за чертой укрытых

пусть сохранится верность и честь отважных
в единстве веры, в круге любви,
в почитанье света

даруй нам столп воды, уносящей жажду
даруй нам опору в свете превыше смерти ©}

Тал’ена дрожит. Все ее мертвое, высохшее тело сотрясает крупная дрожь, и вздрагивают пока еще спящие когти на крыльях, и дергаются длинные уши, и приподнимается верхняя губа, обнажая клыки. Короткая вспышка Света почти не обжигает ее - голодную, чувствующую близко-близко бьющуюся чужую жизнь, вдыхающую запах крови и невозможного, непереносимого ужаса, и благоговения. [жрать жрать дайте иначе умру еще раз в прах рассыплюсь не могу так не хочу] Каждый раз она успевает забыть, как ей хочется есть по-настоящему, как голод терзает ее и мучает, как темнеет в глазах в предчувствии близкой сытости. Как это больно - видеть еду перед собой и не тянуться сразу же, тут же. Но никто не остановит ее - сейчас. Даже - он. Особенно - он. Разве не на охоту он отправился с ней?

[indent][ Разве неведомо тебе, что я за тварь? ]

[indent][ Смотри же. Узнай же. ]

[indent][ Мне ли - говорить о свободе? Цепи свои ношу я в себе. ]

Тал’ена вскидывает голову и еще раз вдыхает запах свежей крови. Вот она - рядом - потянись и возьми, пей, пей, пока не насытишься. [разве не того ты хочешь вечно голодная тварь разве не того] Разве не того ждут все они? Разве не тебе они сделали такой бесценный, такой нужный - прямо сейчас - подарок? Она часто охотится здесь. Может быть, они запомнили. Может быть, ее-то они и ждали.

Может быть…

Тал’ена медлит - еще миг, еще, еще немного - и с металлическим сухим щелчком раскрывает крылья. И когти на них отливают сталью и серебром - острые, злые, голодные. Она слышит их всех - мысли, слова, движения, она знает все. И медленно вскидывает тонкие серые руки с уродливыми когтями.

[indent][ Мне отмщение. ]

“Умрите,” - неожиданно холодно и осознанно думает она, а потом разворачивается - резко, неожиданно. Да, да, от нее ждали не того - она должна была припасть губами к ране того существа, что скулит от боли и ужаса у ее ног. Но сан’лейн непредсказуемы, не так ли? Никто никогда не знает, что сделает каждый из кровавого народа - в следующий миг? Никто никогда не знает, достаточно ли им - всего одной жертвы?

Когти вспарывают живую - только что живую - плоть. Тал’ена двигается быстро - неуловимо быстро - когда она голодна, а еда близко, она превращается в черно-серо-зелено-алую молнию, она бьет быстро и точно. Она пьет чужой страх и чужие крики. Она убивает больше, чем ей нужно - [но живые что смерти служат ничего другого и не заслуживают] - и пока просто убивает, а не ест. Сейчас она не думает, что он смотрит на нее - сейчас ей все равно. Смерть пляшет с ней в круговерти снежинок, смерть плещет алым на белое покрывало, что ложится на уставшую землю Нордскола. И она сама - смерть.

https://images2.imgbox.com/d6/f9/TX15ej3D_o.gif

[indent][ Возмездие.]

И наконец она опускается на колени посреди черных и алых брызг, посреди серой снежной каши, и припадает губами к шее человека, в котором еще бьется жизнь. И пьет. Голод отпускает ее, разжимая невидимые челюсти, взгляд ее становится ясным и почти прежним, и она довольно урчит, не отрываясь, ни на секунду не прекращая жрать. Да. Именно. Жрать.

И ей хорошо. И ей все равно, что там, за ее спиной - может быть, он не выдержал, закрыл лицо руками и ушел. Пусть. Пусть. Зато она сыта. Это ли не счастье?

Измученный человек, по-прежнему лежащий на ледяном камне - Тал’ена чувствует, как ему холодно, как больно, как непредставимо страшно, что уже почти и все равно - тихо и обреченно стонет.

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (22-08-2019 22:13:08)

+3

15

[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]https://images2.imgbox.com/96/1d/GBxhlovn_o.gif[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

...Она танцует танец смерти - кровь, снег, пепел и ветер - и ей не нужно оружие, чтобы убивать - она сама - Смерть во плоти - когти, и крылья, и бритвенно-острые зубы - и люди умирают, не успев заметить - не успев ничего понять. Ей не нужна ни помощь, ни защита, она не боится никого и ничего - никто и ничто в этом мире не причинит ей вреда в эти секунды.

Ему кажется, что на мир опустилась какая-то невыносимая, непредставимая тишина, и в тишине падают на землю тела - ошметки, недавно бывшие людьми - впрочем, полно, людьми ли они были, люди ли те, кто приносят в жертву тварям - подобных себе?..

Он не думает о том, что она, в безумии - боя ли? охоты ли? - может задеть его, ему не приходит даже в голову защищаться - и его белый доспех заливает чужая - живая - кровь, и какая-то - навеки проклятая - часть его скулит и умоляет - "мне, мне, дай мне этой муки, этой смерти, этого смертного ужаса, дай мне насытиться, напитаться этой чужой смертью" - но в который раз он думает - "нет".

https://media2.giphy.com/media/xThuWeREFwsunGJIac/giphy.gif

Единственный, кому может быть причинен вред - единственный, кто здесь не заслужил ни муки, ни смерти - все еще лежит на алтаре, скрученный так, что не шевельнуться, не вздохнуть - и на него-то смотрит он, и о защите для него он просит Свет - и Свет отзывается ему.

как и всегда

И над алтарем, что знал только муку, только пытки, только ад медленной и безнадежной смерти, загорается золотой купол защиты. Он видит это - и больше не смотрит туда. Он смотрит, как она убивает - он смотрит как она ест. Он смотрит и думает - "Такой ее сделал Он. И за это Он однажды ответит - тоже."
И сердце его разбивается на части - и собирается снова.

Он смотрит и ждет, пока она насытится.
А потом подходит и протягивает ей руку, помогая подняться.

"Не ты виновата в том, что ты такая, какая есть. В этом виноват - он".
"Вот и все".

https://66.media.tumblr.com/tumblr_ly02idxErk1qhg6vho1_500.gif

+3

16

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]https://images2.imgbox.com/66/6c/9qeArvEK_o.jpg[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, единственная дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма.[/lz]

{простые вещи, мгновение за мгновением.
простая жизнь, каждый миг выбор лучшего из того,
что может быть сделано,
никаких ожиданий и никакой стратегии.
и я не боюсь ничего
из того, что страшило прежде.

мне не нужно опоры,
но нужен вектор. ©}

Тал’ена разжимает когтистые пальцы, и плащ мягко, легко соскальзывает на землю, и осыпается прахом тело, которое только что было полно жизни [и крови], и только сухо стучат друг об друга кости, выбеленные, будто от времени. Она знает - это не так.  Это не время - не бесконечные века - виновны в том. Это - она. Это она - неумолимое время, она - неизбежная смерть.

[indent][ Мы идем впереди войска его, и имя нам… ]

[indent][ Назови же, не бойся.]

Она поднимает глаза, смотрит - на белые одежды, запятнанные темной кровью, на сияющие тусклым светом белые крылья на шлеме, на протянутую [ей? ей!] руку. И не понимает - он не презирает ее, ту, что слабее собственного же голода? Он не отступил, не ушел, не оставил ее здесь - посреди того, что она сотворила? Нет? Отчего?..

Она опирается на его руку - и встает, расправляя сухие крылья. Под ногами скрипит кровавый снег, над головой - тяжелые серые тучи опускаются еще ниже, и ни единого просвета не видно меж ними. Бесконечным пустошам Нордскола нет дела до того, что здесь и сейчас произошло. Слуги Того, Что Ходит Во Тьме, убивают слишком часто, чтоб это кого-то изумляло. Они приходят - и приносят смерть, когда - быструю, когда - медленную. Все - по слову Его.

[indent][ Но здесь я убивала по зову сердца. ]

[indent][ Не было на то Его слова. ]

В ее черных глазах разгорается злой алый огонь. Она улыбается окровавленными губами, скалит острые клыки, и говорит:

- Все, кто служит Ему, умрут. Да будет так - отныне и в веках. Он не защитит их. Не защитит - от меня. Именем солнца, что не увидим мы больше…

И тут Тал’ена слышит [чувствует] - совсем рядом - слабое, неверное биение жизни. И оборачивается, смотрит недоуменно - и видит, как меркнет золотое сияние, укрывавшее куполом того живого, что единственный здесь - был невинен [неволен]. Он жив - пока жив - пока его не убил холод - или страх.

Она растеряна. Она не знает, что делать. Она смотрит в глаза Четвертого - будто пытается найти ответ в их бездонной черноте, и не находит, и ежится жалко и жалобно, будто все еще может чувствовать холод [не может]. И сильнее сжимает его ладонь, закованную в тусклую сталь латной перчатки, и спрашивает:

- Что нам делать теперь? Что делать с… живым? Он умрет от холода. Или от страха перед нами. Что… как… Я не знаю. А ты?

[indent][ А не милосерднее ли выпить и его жизнь? ]

[indent][ Ибо имя нам - Смерть. ]

https://i2.imageban.ru/out/2019/09/21/6fda97cc367ce0b573d527f02e397796.png

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (26-09-2019 16:52:44)

+3

17

Он смотрит на нее - окровавленную, счастливую, яростную  - с ы т у ю - и только торжественно кивает, крепче сжимая в руке ее узкую ладонь.
Истинно так.
Они - умрут. Перестанут-быть. Так будет с каждым, кто служит Ему.
И однажды - о, непременно! - придет и Его черед.
Он перестанет быть - а мир вокруг останется.
Ж и в о й.
Так должно. Так должно быть. И так будет, однажды, рано или поздно... даже если они не увидят этого.

"Живой. Что же нам делать - с живым?.. С живым, который умрет от ужаса, если с ним будет говорить живой мертвец?.." - вопрос дня насущного возвращает его на землю. Тал'ена смотрит на него так - тревожно? беспомощно? жалобно? - он не знает, как описать этот взгляд - что хочется исправить все, прямо здесь и сейчас, придумать спасение, решение для них всех...

Но ответ приходит, откуда не звали - с того самого камня, где хрипит и стонет несчастная жертва.

- Господин паладин, не оставляйте меня, умоляю. Не давайте ей... убить меня, пожалейте, господин хороший, я за вас вечно молиться буду, - голос мужчины вздрагивает, сипит и падает, но... ни на умирающего, ни на сумасшедшего он не похож.

- Не оставлю, - тихо отзывается он, крепче стискивая ее руку. - И она вас не обидит. Мы здесь, чтобы спасти вас, - и в этот миг он и впрямь верит в это. - Я сейчас освобожу вас. Но у нас мало времени. Твари могут вернуться в любой момент. Куда вас отнести? Где вас смогут найти - ваши?

- На побережье, - человек на алтаре кашляет - вздрагивает - стонет, когда под острым ножом лопаются веревки, стягивающие его тело, когда по телу быстрее начинает течь кровь. - У нас там... деревня...

Зелиек закусывает губу, готовясь, потом его губы раскрываются для молитвы - и сразу, будто и ожидала того, крошечная толика Света срывается с его пальцев, пропитывает одежду, стягивает рану - всего лишь удар кинжала в плечо ничего ничего ничего страшного будет жить только бы успеть только бы - и изо всех сил вцепляется в камни алтаря. Боль такая, будто на части разрывает тело.

я выбираю сам, я-выбираю-сам, Свет со мной, и Свет сохранит жизнь этому человеку...

- Я завяжу вам глаза, - тихо говорит он. - Так будет... лучше.

- Как скажете, господин паладин, - бедняга так намучился, что, стоит отпустить его боли, и язык его начинает заплетаться как у пьяного, а на губах появляется детски-доверчивая улыбка. - Как скажете... хорошо-то как...

Зелиек присматривается - и понимает, что этот человек спит.

- Тал'ена, - тихо говорит он. - Тал'ена... солнце мое. Нам нужно... спешить, очень спешить.
[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]https://images2.imgbox.com/96/1d/GBxhlovn_o.gif[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (12-11-2019 18:27:28)

+3

18

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]https://images2.imgbox.com/66/6c/9qeArvEK_o.jpg[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, единственная дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма.[/lz]

{у игры ненулевой отсчет
кто теперь предоставит тебе отчет}

{голоса разговаривают со мной
голоса разговаривают со мной
голоса разговаривают мной}

{это чупакабра, замри и пой
это чупакабра, проснись и вой
это чупакабра, исполнись все}

{собирались демоны на пикник
собирали досточки по столам
разносили косточки по углам}

{это чупакабра, узнаешь сам ©}

Живой так замирает, затихает, что на миг Тал’ена думает [пугается] - умер. Жизнь - что кажется ей такой ценной, как горячая кровь в минуты настоящего голода - оставила его, и никак ее не вернуть, никак, сколько ни убивай тех, кто смерти служит. Но она принюхивается, прислушивается, прижимая уши - и [даже] несмотря на только что с избытком утоленный голод, чует биение жизни под тонкой [так легко прокусить разорвать] кожей, ощущает, как ровно стучит сердце. Это хорошо. Это ее радует. Жаль было бы, если бы эта жизнь угасла. Тогда Он бы выиграл, хоть и проиграл.

[indent][ Не победить ему никогда. ]

[indent][ Жизнь пересилит Смерть. ]

Ей хочется смеяться громко-громко - но нельзя побеспокоить живого, который уснул. Это называется “уснул”, вспоминает она, нужно лечь, закрыть глаза и видеть сны. Живые так могут. Сны бывают страшными и смешными… живые могут [будут] их видеть. Это так хорошо. Так хорошо…

- Он спит, спит, представляешь? - шепчет она, глядя на живого, и ей кажется, что сейчас ее замершее давным-давно сердце забьется, застучит, не выдержав охватившего ее восторга. - Спит… Будет жить дальше… Жить. Так хорошо...

Но потом Тал’ена вспоминает тревожное слово “спешить” [оно звучит как предупреждение как будто шуршит поземка шипит предвещая Его появление вот что такое “спешить”] - и торопливо кивает, соглашаясь:

- Спешить, да, спешить, знаю. Он сказал - побережье. Знаю. Знаю, где. Зачем живут тут, под Его тенью, под его рукой, зачем? Его слугам нужны живые, всегда нужны, зачем так близко, они что, не понимают...

[indent][ Бесстрашные. ]

[indent][ Слабые, а Его не боятся. ]

- Нужно лететь, - продолжает она и с сухим шелестом расправляет крылья. - Я донесу. Осторожно полечу, тихо. Но он крепко спит, не услышит. Ты лети за мной, я знаю путь. Когда ближе подберемся, там осторожнее надо быть, не напугать. Оставить его, чтоб свои нашли. Я посмотрю, я чую… Летим же.

Живой почти ничего не весит - у нее, Тал’ены, сильные руки. Мертвые всегда сильнее живых. Если бы живой поднялся на ноги - он был бы намного выше ее и шире [почти как Четвертый], но она легко может нести его на руках и не утомиться [мертвые не устают никогда не устают]. Крылья раскрываются еще шире, готовые поймать ветер, когда она оборачивается через плечо и говорит:

- Летим же. Нужно очень спешить. Летим, Зелиек… солнце мое.

https://i6.imageban.ru/out/2019/12/03/1265049268f555a9158963c864f8b502.jpg

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (11-12-2019 21:42:38)

+3

19

"Спешить. Спешить. Нужно-нужно-нужно спешить".

Он подзывает свистом мертвого грифона, и готов уже прыгнуть в седло, но она говорит - так, говорит такое, что сводит до боли мертвое холодное сердце. Он открывает рот, чтобы ответить ей, он прижимает руку к груди - туда, где, кажется ему, что-то стукнуло - раз, и другой, и затрепетало, как пойманная птица. Он протягивает руку и сжимает ее плечо - не руки, занятые живым весом живого - спящего, - и не знает, в первый раз в жизни (в не-жизни тоже) не знает, как сказать, что сказать, какими словами передать то, что он думает - то, чем отозвались ее слова в его давным-давно замершем сердце.

То, как кажется ему, будто то самое солнце - столько раз упомянутое сегодня, так давно (так давно, бесконечно давно, веч-ность) не выходившее из-за туч - вспыхнуло во всем великолепии своем. Будто в этом свете, в этом пламени переродились их мертвые, искаженные, изуродованные волей Его тела. Будто нет в этом новом мире - мире, переродившемся в свете и пламени, - места ни страху, ни безнадежности, ни боли. Будто, всего лишь раз встав против воли Его, они уже победили.

"Солнце мое", - беззвучно повторяют его черные холодные губы, и это звучит как - да нет, понимает он, это и есть - клятва.

- Летим, - говорит он - наконец вспомнив, как - и зачем - дышать.

прыгнуть на костлявую спину не-мертвой твари, услышать свист крыльев (как, каким чудом он держится в воздухе? порой кажется, что единственная сила, поднимающая его вверх - сила его памяти, то, что он просто не помнит, как это - падать)
посмотреть вниз - туда, где снег стал алым от крови, туда, где сломанными куклами валяются высушенные, выпитые тела. кровавое алое месиво, пляска смерти, жерновом размалывающая недостойных
вновь поднять взгляд на нее - на нее, бережно несущую горячее, горячее, живое тело - и почувствовать, как губы растягивает глупая, неуместная, бессмысленная улыбка торжества

"Может быть, мы спасли лишь одного, и того - надолго ли? И все-таки мы не дали ему умереть - сейчас. И это... это... очень много".

"хотя бы что-то", - шепчет ветер в ушах, сухо, как поземка. - "хотя бы что-то, что оправдало бы существование тварей"
но ему не хочется слушать. не хочется, совсем не хочется. он чувствует себя почти счастливым - как давно это чувство не касалось его души? - ему легко сейчас, в эти мгновения, когда он летит за ней

там, впереди, людская деревня, там, впереди, живые
там, впереди, - те, кто убил бы их, если бы мог
там те, кто боится их (и Его) - правильно, правильно, надо бояться... нет, нельзя - бояться. нужно - сражаться, и тогда они - они все - победят
там те, кому они вернут - мужа, брата, сына, отца?.. за кровью и грязью лицо человека потеряло возраст, но это и не имеет значения
живой будет жить,  живой не будет знать, кому он обязан жизнью - и это правильно, это хорошо

толь-ко-бы-ус-петь
[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]https://images2.imgbox.com/96/1d/GBxhlovn_o.gif[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

+2

20

[nick]Blood-Princess Thal'ena[/nick][status]но ты помни меня, помни меня[/status][icon]https://images2.imgbox.com/de/04/FbvSxtGP_o.gif[/icon][sign]https://images2.imgbox.com/66/6c/9qeArvEK_o.jpg[/sign][lz]world of warcraft
Тал’ена, UNK.
Одна из сан'лейн, единственная дочь кровавой королевы Лана'тэль. Партия "Неуверенная Плеть", девочка-#тихийпикет, не злая, а голодная. Пьет кровь, конечно. Но без энтузиазма.[/lz]

{ у меня не голос под горлом узор из трещин
оттого звуковой барьер непреодолим
это первую вечность боишься а дальше нечем

(я стою над глухой водой на клочке земли)

вот я перед тобой
с лицом ещё человечьим
только всё что умеют выразить устной речью
все слова что давно навылет меня прошли
ни о чём

вот я
и я слышу в тебе
прилив © }

https://i4.imageban.ru/out/2020/01/30/f388add4e44fd8c9371e555563231527.jpg

Как бы там ни было [как бы ни искажено все было] - Тал’ена больше всего на свете любит разбегаться и взлетать, когда крылья, об уродстве которых она в тот миг забывает, поднимают ее в воздух. Ветер, ледяной, пронизывающий, убивающий живых, подхватывает, треплет подол ее [бесполезно] алого платья, [теперь] забрызганного темной кровью,  и она улыбается - так, как не улыбается больше никогда и нигде. Как бы там ни было - она любит летать. Крылья служат ей верно и никогда не подводят - и на миг она задумывается, а что было бы, останься она такой же слабой, какой была до не-смерти? Что она - они оба - делали бы сейчас? Ей ничего не приходит в голову, и она перестает думать об этом. Что думать? Что воображать то, чего уже [никогда никогда никогда] не произойдет? Зачем это - когда есть ветер, и низкие серые тучи, за которыми (теперь-то она точно знает) до поры скрывается солнце, и есть крылья, и полет - и ощущение [странное странное непонятное] ощущение прикосновения чужой руки к плечу, затянутому алым [бесценным]  шелком.

[indent][ Лети. Лети вперед. ]

[indent][ Что сравнится с полетом? ]

Огромные крылья поднимаются и опускаются мерно и гулко, ветер хлещет по лицу. Тал’ена смеется, сама себя не слыша, Тал’ена смотрит, как внизу проплывают черные росчерки деревьев, и белые шапки снега, она чует, как близится море - побережье, так сказал живой. Деревня на побережье. И она хмурится - думает, как подобраться незаметно. Здесь, в Нордсколе, никто не теряет бдительности. Потерял - лишился жизни [поднялся стал служить Ему]. Его слуг живые боятся. Правильно боятся.

Она прикусывает бесчувственные сухие губы, думает.

[indent][ Как затаиться, как спрятаться, когда ты - чудовище? ]

[indent][ Ни с кем не спутаешь слуг Его. ]

Она поднимает глаза, будто силясь разглядеть хотя бы отблеск солнца за тучами - но вместо этого видит, как с неба начинает падать снег. Белые ледяные [неживые] мухи летят вниз, их становится все больше и больше, они застят живым взгляд. Улыбка трогает ее черные губы. Так - проще. Так - все получится. Так…

В этот раз Тал’ена опускается медленно. Ей нравится падать [не больше чем летать] - но сейчас падать нельзя. Она встает, выпрямляется во весь свой невеликий рост, и вокруг нее танцует, кружится метель, и она слышит, как скрежещут по камням когти мертвого грифона. Никогда еще этот звук ей так не нравился. Он - здесь. Четвертый - здесь. Он - здесь.

Она оборачивается и говорит:

- Метель. Хорошо. Не видно будет, не разобрать. Смертные глаза - слабые. Мне нельзя дальше -  у смертных не бывает таких крыльев. Тебе - можно. Как почуешь живых - оставь его и уходи, они обходят де-рев-ню по кругу, я знаю, я смотрела. Они найдут. Иначе - нельзя. Нельзя, чтоб узнали нас. Живые боятся. Всего, что с Его слугами связано, всего. Нельзя, чтоб видели.

https://images2.imgbox.com/dc/40/7ythTD4H_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (18-02-2020 20:28:48)

+3

21

толь-ко-бы-ус-петь
[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]https://images2.imgbox.com/96/1d/GBxhlovn_o.gif[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]
"Если бы я умел летать, о, если бы я умел летать... если бы только воля Его могла ослабевать с расстоянием... я бы прыгнул с края крепости, и я бы летел - далеко-далеко, к побережью, и дальше, через сизые волны, и еще дальше, и дальше, и дальше... туда, где за водой, за лигами и лигами сизой ледяной воды - Лор-де-рон, моя земля, моя родина... несчастная моя, преданная наследником своего короля - не своим королем, нет, так даже думать нельзя - моя земля. Несчастная, оскверненная, измученная... там встают отравленные туманы над лесами, там опухолью разрастается чумной - грибной - лес, там ходит нежить... там, говорят, леди Сильвана собирает тех, кто смог освободиться - значит, это все - правда, это все - правда, а совсем, вовсе не Его хитрость... может быть, там приняли бы... нас, нас обоих".

Даже думать об этом, невозможном и небывалом - мучительно и сладко. Даже мечтать об этом - как будто снова чувствовать себя живым.

никогда
никогда
не освободиться
никогда

Ветер свистит в ушах, ветер выдувает из головы лишние мысли.
Ветер - это свобода. Ветер - это жизнь.
Зелиек закрывает глаза и тихо, беззвучно смеется - и ветер уносит его смех.
"Мы свободны - даже в цепях. Мы свободны - даже сейчас. Мы можем выбирать - и когда мы можем выбирать, мы выбираем - сами. И этого - этой свободы - не отобрать у нас. Никому и никогда и во веки веков".

Ему кажется, что он может лететь - так, следом, за ней, крылом к крылу - вослед, - во веки веков. Но побережье - близко, слишком близко для немертвых тварей. И близко - деревня.
и это хорошо
нужно спешить

Он приземляется, и спрыгивает, и идет к ней, и принимает из ее рук тело - нет, че-ло-ве-ка. И молча кивает - да, да, все так, точно.

нужно спешить

Они и так близко, близко, слишком близко - он чувствует в метели и запах дыма, и звериный терпкий пот, и...
не смотри, не слушай, не замечай
не знаешь ты - не узнает Он
чем меньше знаешь ты - тем меньше узнает от тебя Он

Каждая мысль - как скрипучий шаг по снегу, каждый миг - как удар живого сердца.
А что, если Он вернет свое внимание - сейчас?
А что, если Он подчинит себе это тело - сейчас? и умрет этот человек, и умрет его деревня, и метель занесет их улицы к закату этого дня.
Кровавые, пустые, омертвелые улицы и дома...
нуж-но-спе-шить

Он идет - почти бежит - через сугробы - пока не слышит, не понимает: дальше - нельзя. Впереди - утоптанная тропа, впереди - живые голоса, впереди - люди. Этот человек вернулся домой. Этот человек будет жить.
и сегодня день, и сегодня вечер, и много, много еще дней
будет жить

Он кладет человека лицом вперед, на тропу, будто тот шел, шел долго, долго, тяжело - и упал. И отходит, отступает назад, наступая след-в-след в свои шаги. Шаг за шагом, шаг за шагом - все дальше и дальше. От людей. От их детей и животных. От их теплых домов.
От жизни.
Он отступает до самой кромки леса, он почти сливается с ним - белое на белом, черное на черном - когда на тропе показываются люди. Один, и второй, и третий - мертвые глаза видят ясно - идут гуськом, осторожные, осторожные - видят тело на тропе, и кто-то вскрикивает, и кто-то кидается к лежащему, и люди подхватывают его на руки, и уносят прочь - и он бы поклялся, что по его лицу текут слезы, вот только мертвые глаза не умеют плакать. Это просто мокрый снег.

И он разворачивается и возвращается обратно. К мертвому грифону и к ней.
И он знает, что метель заносит его следы.
И он говорит ей:

- Люди из деревни забрали его. Он будет жить, - и не прячет ни слабой улыбки, ни мокрых ресниц.

И его глаза говорят ей: "Мы справились, слышишь? Здесь - нет и не будет Его победы".

https://i5.imageban.ru/out/2019/08/01/f7aaf961ce034ea18228eab45b46d7d8.png

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (23-06-2020 22:43:30)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » when will that be? say the bells of stepney [wow]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC