TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Impossible woman Donna [Doctor Who]


Impossible woman Donna [Doctor Who]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

IMPOSSIBLE WOMAN DONNA
— Я встречал их в прошлое Рождество.
— Правда?
— Ну... такой большой космический корабль над Лондоном. Не заметила?
— Ну-у, я была не совсем трезвая.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/g6Nfw8X.png
продолжение эпизода - Один неверный шаг — и ты у чужой цели. [Torchwood]

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Donna Noble, Capt. Jack Harkness, Ianto Jones, Gwen Cooper

Кардифф, 2008 год

АННОТАЦИЯ

Если Торчвуд подумал, что история с батарейкой закончилась, то они очень глубоко заблуждались. Все только начинается, а это значит, что впереди их ждут серьезные проблемы. Впрочем, они умеют с ними справляться. Но кто же знал, что самой большой проблемой станет Донна, лучшая секретарша в Чезвике. Уж она то задаст им всем жара.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Самая что ни на есть Донна Ноубл - честно отработать на скучной работке, заскочить в паб "на две минуточки", выйти спустя пару часов пьяненькой, счастливой и упорно игнорирующей все признаки, как шутят, начинающегося алкоголизма. Донна Ноубл была и правда счастлива. Плюс-минус.

Конечно, с куда большим удовольствием она бы рванула куда-нибудь на Бали в одних трениках и только с полотенцем в багаже, но что поделать. Такова селя ви. Такова судьба честной замужней женщины, мамочки двух очаровательных котов и человека, который всё самое интересное променяет на алкоголь в любом случае. Так что и пытаться, знаете ли, незачем.
Попытаться можно, разве что, заказать на вынос индийской еды на ужин, посадить Шона на мягкий диван, торжественно вручить "тейкаут" и провести вечер, рассеянно уставившись в какое-нибудь "Пип-шоу" или (вообще, конечно, упаси) "Ист-Эндерс". В худшем случае ей принесут дохлую мышь на подушку, вот приключение.
И не важно, где это будет: Лондон, Кардифф, Эдинбург или Дарлиг Ульф какой-нибудь, что бы это ни было - стабильный сюжет стабильной жизни повторится в любой точке мира. Может, поэтому одна (не)известная женщина даже не пыталась заморачиваться кругосветкой.

Пьяненькая Донна, навесив на одну руку пакеты с карри, другой сжимала "раскладушку" и чуть громче, чем было бы вежливо, обсуждала со старушкой Сьюзен то, как Идит подкатывала свои... формы ко всему живому, и ладно Шон, он никогда не поведётся на такую дешёвку, но Дилан! Дилан-то повёлся, почти довёл дело до развода с Кэти и теперь изображает самого несчастного (и, конечно, невинного) мальчика на планете Земля и за её возможными пределами.

- И знаешь, что? Если бы Кэти нашла в себе хотя бы граммульку смелости, которая была у неё до свадьбы, она бы одной правой запустила этого кобеля в стратосферу и все бы её поддержали. Но нет, она пытается решить всё цивилизованно, а страдаем мы все. Кто вообще в здравом уме будет после этого всего общаться с Диланом? Кто вообще будет строить сочувствующую мину? А приходится, - она закатила глаза, скорчив мученическую мину, и присела на лавочку передохнуть. - Так Кэти ещё пытается винить Идит и говорит мне, что бедняжка-кобель ни в чём не виноват. Господи боже правый, иногда я не понимаю, что всё ещё делаю здесь хах.

Донна посмеялась, оставляя минутку подруге на её воодушевлённый монолог и как-то слишком уж меланхолично подняла взгляд к небу.
Небо её раздражало даже в самые лучшие дни. И даже в самые лучшие дни Донна не понимала - почему.

+2

3

Для тех, кто умеет ждать, они были слишком не терпеливы. Возможно, это сказывалась опасная близость Идола к Торчвуду, тех людей, которые по их информации. очень неплохо справлялись со всякими событиями выходящими за рамки "нормальны" и больше походили на те, что хранят по грифом «совершенно секретно» Но года ожидания было вполне достаточно для того, чтобы Идол получил нужную энергию от Раны, разрывающей реальность. Года было вполне предостаточно.
Сидящая на лавочке рыжая, шумная женщина вполне подходила под категорию урагана, даже по телефону она болтала без умолку, лишь иногда молчала. Вероятно, слушая собеседника на том конце провода. Они пытались проникнуть в зеркальную башню самыми разнообразными способами, но каждый раз терпели неудачу. Мужчина в военной шинели исчезал с площади, юноша в костюме в туристическом бюро был крайне вежлив, отвечая на вопросы, валлийка и вовсе не обращая внимания на следующие вопросы, при попытке спросить хотя бы время. А остальные не поддавались никакому влиянию, будто на них блок стоял.
Отчаянный шаг, продиктованный безысходностью, в конце концов должен дать плоды.
Невзрачная девушка, в простом коричневом платье в пол, больше похожая на реконструктора, и очень даже качественного, века так шестнадцатого, отошла от стены и направилась к рыжей шумной женщине на мгновение замолчавшей и смотрящей в небо. Совершенно не важно, что она там высмотрелв, не важно о чем она в этот момент думала или не очень думала, но в тот момент, когда она опустила взгляд, то столкнулась с чужим. Глубоким и совершенно нечеловеческим. Для поэтичных и романтичных натур он бы показался взглядом в бездну или нереальным.
Девушка улыбнулась, поддерживая зрительный контакт, и  протянула руку, со стороны это очень было похоже на то, что она просила милостыню. На самом деле, она всего лишь вкладывала в голову женщины напротив очень Важную Мысль.
Ей жизненно необходимо попасть в Торчвуд. Любым способом. И ей нужно одарить Идол благословением. Позволить ему разорвать реальность, растянуть края Раны и поглотить этот мир. Не останавливаться, даже если ее попытаются остановить.
В памяти рыжей женщины был невозможный пласт событий, который не поддавался ментальному воздействию, но мысль, что она видела этого мужчину в шинели, подстегнуло существо. Значит, у них получится. Значит, они верно выбрали исполнителя.
Мысль оставила за собой тонкую трещину, не значительную, но она все же была.
- Иди, - девушка отвела взгляд от рыжей женщины, когда та положила ей в ладонь монетку. Естественное событие, каких было тысячи за этот день в этом месте.

[icon]https://i.imgur.com/itekAum.png[/icon][nick]Guest[/nick][sign]-[/sign][lz]ГОСТЬ
DOCTOR WHO


еще один поработитель планеты Земля [/lz][status]ваш мир будет нашим[/status]

+1

4

Небо в Лондоне совершенно ничем не отличалось от неба в Бате, Брайтоне или Норвиче, а по вечерам, когда солнце ныряло за крыши домов, и вовсе становилось до отвращения скучным. Донна называла небо «Раздражающая серость Британии номер два». Потому что  «Серостью Британии под номером один» была, по ее мнению, лондонская подземка. Перейти к цифре три в топе раздражающих вещей Донна не успевала, с лихвой хватало первых двух, чтобы не просто идти, а бежать в ближайший паб вечерами, едва прорвавшись сквозь толпы галдящих на всех языках туристов.

По крайней мере, сегодня успела в паб до шести. А значит, не пришлось протискиваться сквозь толпу футбольных болельщиков, никто не рискнул дыхнуть на нее перегаром, не толкнул локтем. И любой несложившийся хам в этот вечер — чертов  счастливчик, потому что, попадись он Донне на пути, поковылял бы домой с фонарем поярче и надежнее уличных.
Донна была сегодня в ударе.

Голоса подруг в телефонной трубке были надувным батутом для нервной системы. Каждый божий день — надувной батут, скакать на нем — не перескакать, кричать — не перекричать. Вот что в действительности Донна обожала, вот в чем она действительно была хороша. Покричать на мир через телефонную трубку, а потом со счастливой и пьяной (совсем немножечко пьяной) улыбкой отправиться на остановку.

Из бумажных пакетов, прикорнувших на скамейке, пахло карри и куркумой, Сьюзен Мейер вовсю расписывала свои планы на грандиозную вечеринку для Кэти, а небо…  Что там с ним? Донна устало глянула наверх. Ничего нового! Серое как дохлая мышь небо всё так же занимало лидирующую позицию в топе раздражающих вещей. А стабильность, как известно, признак мастерства.

— Да прекрати ты ее оправдывать! Тоже мне, мать Тереза нашлась! Тебе бы всех жалеть, а потом начинается… Этот храпит, тот любит расхаживать голым. — Донна грубо перебила всё ещё звенящий в правом ухе монолог Сьюзен и махнула рукой, будто намереваясь проиллюстрировать все недостатки голого мужского тела.

Серое небо закрыла темно-коричневая шерстяная ткань. Мышку кто-то поймал в мешок, потрясающе! Донна фыркнула и подняла глаза, только теперь обнаружив рядом с собой незнакомку.

Очередной голодный рот Объединенного королевства пришел по ее душу. Опять цыганка, опять с протянутой рукой.

Зажав телефон между плечом и щекой, Донна принялась сосредоточенно хлопать себя по карманам.

— Да что ей объяснять?! Это у Кэти-то проблемы? От прошлой ее зверюги ты схватила чесотку, помнишь. Что?... И не начинай про моих котов! Я их с шампунем два раза в неделю мою. Мне хотя бы не приходило в голову мужиков подбирать.   

Донна пробежалась пальцами по жесткой ткани пальто, ощупала внутренний карман. Ни единого чертового фунта! Ну разумеется, она же сама вчера выбросила из карманов ненужный хлам (вторник — лучший день для того, чтобы избавиться от ненужного. Не каждый вторник конечно, но пару раз в месяц — вполне сойдет).

Фунта не нашлось, а женщина в старомодном платье и не думала опускать руку.

Лезть в кошелек в присутствии цыганки Донна не собиралась. Может, прогнать её прочь? О, это была бы лучшая альтернатива! Только дождаться бы, когда Сьюзен умолкнет наконец, а то, не ровен час, запишет ее крики на свой счет, потом неделю будет дуться.

И вообще, премьер-министру не мешало бы в конце концов разобраться с нелегальными эмигрантами. В парках ступить некуда, одни пришельцы.

Фунт! Нашелся, паршивец!

Донна ковырнула бежевую ткань кончиком пальца и недовольно зашипела: три дыры в подкладке. Как же ей хотелось купить новое пальто… Вот только о «черной пятнице» можно было забыть, ноябрь далеко позади. Потому оставалось мечтать, что по весне Честер организует неделю скидок. Впрочем, с мечтами ей по обыкновению не особенно везло.

Покопавшись в подкладке, аккуратно, чтобы не разодрать и без того потертую ткань, Донна вынула монетку и покрутила ее, разглядывая. А вот и не фунт, вот и все десять. Многовато для пришельца. Сколько этой дамочке? Едва за тридцать? Младше Донны, вполне могла бы устроиться на работу, а не милостыню просить!

Донна перехватила «раскладушку» свободной рукой и собиралась было устроить нищенке лекцию о способах заработка для честных людей, но взглянула в ее глаза и прикусила язык.

...А потом положила монетку в раскрытую ладонь. Потому что положить захотелось. Не то чтобы женщина выглядела больной или особенно несчастной. По мнению Донны, незнакомка и вовсе не походила на того, кто нуждается в помощи, скорее на того, кто способен эту помощь оказать. Но почему-то десять фунтов для нее жалко не было.

«Сестра милосердия» — всплыло в памяти Донны подходящее сравнение. Женщине хотелось верить, доверять, хотелось идти за ней или по ее просьбе туда, куда потребуется.

Можешь обнять меня, если хочешь… 

— Иди, — пробормотала незнакомка и пошла. Будто самой себе приказала. Ситуация показалась Донне комичной, она рассмеялась и уронила телефон. Новенькая «раскладушка» упала на парковую дорожку с мягким пробковым покрытием — рай для бегунов, ад для дам на шпильках, — и вопреки всем законам физики, разлеталась на куски.

— О нет! Да ладно… Не-е-ет!

Донна принялась собирать запчасти. Сам телефон нашелся под скамейкой, крышка от корпуса рядом с клумбой, а вот аккумулятор спикировал в колючий кустарник. Расцарапав руки об остролист (кто додумался посадить здесь остролисты?) и перепачкав юбку в пыли, Донна наконец поднялась.

На ладони тут же выступила капля крови. Хорошо, что сумочка оказалась под рукой, вот только отыскать среди множества нужных вещей платок, да ещё и одной рукой оказалось задачей не из легких.

Не помешала бы запасная рука. Полезная, запасная рука.

Не надо нести инопланетный бред!

Донна тряхнула головой, сжимая пальцы в кулак.  Оттуда эти слова? Она повторила их снова, как надоевшую до тошнотиков фразу из фантастического фильма. Что-то вроде: «Люк, я твой отец», но хуже, намного хуже.

Капли крови оставили неприятные пятна на боковом кармане сумки.

— Раздражающая вещь номер три — это вторники! — воскликнула Донна, наконец обнаружив единственную хоть немного подходящую для оказания первой помощи вещь — тампон. Справившись с упаковкой, Донна сжала его в ладони и в приступе полной апатии рухнула на скамейку. Нужно было хотя бы попытаться снова собрать подаренный семьей на минувшее Рождество дорогой (теперь точно не по карману) и такой любимый телефон. Но какие у неё были шансы?

Не поступай так со мной. Скажи, что мы будем делать? Ты же никогда не сдаешься!

Донна помассировала виски. Головной боли не было, только навязчивые молоточки стучали у виска: сердцебиение — громкое, упрямое, такое вредное сердцебиение. Разве сердцебиение бывает вредным? И будто чужое. Донна фыркнула и поставила аккумулятор, вернула заднюю панель телефона на законное место и нажала на кнопку включения. Телефон не работал, даже не пытался.

— Тише, девочка, будем искать плюсы.  Зато не успела поругаться со Сьюзи. А? То-то!

Против подступающих слёз плюсы пока не работали. Донна подула на челку, заодно стараясь подсушить лишнюю влагу.

Что нам делать? Должно быть какое-то лекарство или что-то вроде того!

Цитаты-цитаты… Навязчивая штука. Какое-то шоу? Шоу Грэма Нортона? Она облизала губы, будто рассчитывая распробовать цитату на вкус, но почувствовала лишь горечь помады «февральский персик».

Какие персики в феврале? Разве что на Альфа-Дельмидо. Там персиковые и апельсиновые деревья плодоносят круглый год.
Ох уж эта БиБиСи! Определенно нужно поменьше пялиться в телевизор. И ведь точно, Донна накануне смотрела какое-то дурацкое шоу, а после уснула под сериал. Наверняка оттуда и набралась этой ерунды.

И вообще, Донне стоило бы пойти домой, тем более из пакетов заманчиво пахло едой, но почему-то именно сегодня, именно сейчас ей захотелось сесть и уехать. Не на поиски приключений, как когда-то в Египет, чтобы нырять с аквалангом и смотреть на волны, царапающие ноги песком, когда накатывают на берег. Нет. В этот раз хотелось ехать с определенной целью. Вслед за очень Важной Мыслью.

Кардифф стоит на берегу Бристольского залива.

Эта мысль казалась достаточно важной.

Бристольский залив — почти море.

Донна нахмурилась и закинула телефон на дно сумки. Если сейчас взять такси, то она доберется до Кардиффа к десяти часам вечера. Будет еще не особенно поздно и не слишком темно.

Мимо промчался парень на велосипеде, прошла влюбленная парочка, пробежала девушка с телефоном в руках.
— Эй! Скинь в фейсбук, лузер! — закричала она невидимому собеседнику.

— А он кто такой?
— Капитан Джек.
— …Как космический фейсбук.

Сумка скатилась с плеча Донны, пока она собирала в руку пакеты с ужином и продуктами.

— Куда поедем?

— А?

Она что — поймала такси посреди парка? Донна огляделась. Нет. Никакого парка не было и в помине. Трехэтажные дома, улицы, машины, шумный паб чуть в стороне, чайный магазин справа, туристический центр слева. «Раздражающая серость Британии номер два» своим потемневшим боком тут же предсказала дождь. Зонтика у Донны не было, потому она вежливо улыбнулась пожилому турку и села в такси.

— Куда поедем, мисс?

— В Кардифф. К капитану Джеку, — уверенно ответила Донна, устраиваясь на неудобном сидении.

— Дорого выйдет.

— Дорого, — согласилась она. — Плакало новое пальто. И телефон.

— А куда конкретно? — поинтересовался водитель скорее для проформы и, не дождавшись ответа, включил музыку.

Как называется это место Донна не знала, только видела большую зеркальную башню перед глазами, словно смотрела кино.

— БиБиСи бы так не смогла, — пробормотала Донна себе под нос. Водитель так и не обернулся.

+3

5

- Они просто накурились, и решили что видят зеленых человечков.
Молодой мужчина в деловом костюме пошитом по фигуре и выглядевшем достаточно дорого, чтобы ему верили, мягко улыбнулся женщине,с которой разговаривал. Взгляд его голубых глаз излучал спокойствие, а голос, с легкими нотами валлийского акцента, настолько актуального в этом районе, что без него считали каждого чужаком, выдавал в нем исключительное беспокойство за состояние тех, кто теперь спал в соседней комнате напоенные ретконом.
Операция не должна была привлечь посторонних, они просчитали все, кроме того, что подростки решат поиграть в репортеров, или в разбойников, и едва не попадутся в зубы вивилам. Команда сработала идеального, а после на дело вышел Янто Джонс, все время просидевший с в машине. Его даже не пустили помогать затаскивать вивилов в багажник, что его почти раздражало, но спорить с Джеком было себе дороже. Он так и не выяснил как Харкнесс узнал о том неприятном происшествии, но спорили они о безопасности знатно, после чего Джонс согласился больше не рисковать «да, я понимаю, я постараюсь, Джек, обещаю», а капитан не сажать его под домашний арест. Последнее звучало до наивности глупо, это не спасет от нападения инопланетян. Но, это могло спасти от опасности быть заживо сожженным. Вспомнив про это, Янто повел плечом, тем самым, на котором так и остались следы вивила и снова вежливо улыбнулся миссис Маджере, которая просила называть ее исключительно Стейси, и заливисто смеялась над собственной наивностью. Впрочем, ее вишневый пирог был прекрасен, а травяной чай отличной возможностью напоить троих подростков дозой реткона, дабы они забыли про вивилов и более не играли в героев.
- Приношу прощение, мне уже пора, - валлиец напустил на себя деловой вид. Ему и правда было пора, Торчвуд вызывал его уже дважды, в первый раз намекая на кофе, а во-второй раз практически требуя. Оставлять команду без кофеина было выше его сил, поэтому «мне пора, извините» и вежливая улыбка. Янто умеет быть добрым представителем власти.
- Вы же не забудете о том, что говорили, мистер Джонс? - Стейси смотрит на него карими глазами полными надежды.
- Я с утра же передам этот случай и мы проследим, чтобы более подобные инциденты вас не тревожили, - очередная легкая и теплая улыбка и он запахивает пальто, прихватив свою папку. До Торчвуда путь не долог, особенно если ты на машине, благо, своей.

Янто не стал заезжать в Миллением центр, решив, что парковка на улице потерпит его автомобиль несколько часов. Задерживаться на работе больше необходимого, сегодня он не хотел. Не после всех событий, что они пережили по отдельности и вместе. Да и столик, вроде уже был заказан, если верить Джеку. А ему он верил, порой даже больше, чем себе самому.
Заскочив в кафе, Джонс прихватив большую коробку восточных сладостей, собираясь ими компенсировать кофейную голодовку команды, когда на площади, по дороге в туристический центр, едва не столкнулся с рыжей женщиной. А, ведь всего на миг отвлекся на сообщение от Ри, которая снова решила ему пожаловаться на через чур большой счет на оплату государственных услуг, словно ее младший брат мог чем-то помочь. Впрочем, с его легендой не удивительно, что она так решала каждый раз.
- Простите.
Автоматически, но искренне, произнес валлиец придержав даму за локоть, чтобы оба удержали равновесие. Он бы и не обратил внимание на нее, прошел бы дальше, если бы не ее сползшая с плеча сумка, которая едва не выбила из пальцев телефон. Подняв взгляд на лицо женщины, агент замер. Дело в том, что Торчвуд вел детальное досье на каждую спутницу Доктора. Они отчасти даже сотрудничали с Сарой-Джейн Смит, когда той нужна была помощь, как частично же сотрудничали и с ЮНИТ. Они работали над тем, чтобы те, кто оставлял Доктора, как Марта, или кого оставлял сам Доктор, Сара-Джейн, Роза, Эми и Рори нашли свой путь в мире без путешественника в синей будке. С Донной было ровно то же самое. Они следили за ней, но так как она не помнила о путешествиях и имя «Доктор» ничего в ней не йокало, то они не вмешивались в ее жизнь, просто держа дистанцию. А, сейчас, они чуть не сбили друг друга с ног.
- Позвольте я вам помогу. А, вообще, приглашаю на чашечку кофе, в знак извинений за доставленное неудобство. Я работаю здесь недалеко, в туристическом бюро.
Джонс перехватил пакеты Донны и не дал ей возможности отказаться. Впрочем, может, это она не оставила ему возможности улизнуть, но так или иначе он провел гостью в бюро, закрыл дверь и усадил мисс Ноубл за стойку, отвлекшись на кофеварку. Пока машина делала напиток, он набрал быстрое сообщение Джеку «наверху, в бюро Донна Ноубл. Спускаться с ней?» Что-то подсказывало молодому человеку, что капитан сам явится сейчас и попытается разобраться что случилось.
- Прошу, ваш кофе. Донна, - он мягко позвал женщину, привлекая ее внимание и заставляя сфокусироваться на себе. - Вы в порядке, Донна?

[lz]Torchwood
Янто Джонс, 25

Житель планеты Земля, человек. Архивариус, администратор и оперативник Института по защите планеты от пришельцев - Торчву-3.
Мое сердце должно быть твоим.
Твое сердце вернет мне весну.[/lz]

+3

6

Такси до Кардиффа обошлось в кругленькую сумму. Еще дороже стоили Донне поиски загадочной зеркальной башни. Таксист просмотрел несколько карт, даже попытался искать в интернете, но страницы упрямо не желали грузиться. Несчастный турок, казалось, из кожи вон лез, рассчитывая на щедрые чаевые. Донна же молилась, чтобы денег на карте хватило на оплату проезда. Главно, потом отыскать уличный банкомат.

Впрочем, не только это ее тревожило. А что если чертова башня так и не найдется? Возвращаться домой?

В голове скользнула вялая мысль: мама встревожится, когда она не явится на работу завтра утром. “Когда”, а не “если”, ведь на работу она точно не придет. Донна не могла объяснить причину, но четко понимала: у нее будут неотложные дела поважнее, чем подавать кофе этому борову-мистеру-Нордбергу и уж точно серьезнее, чем пересказывать воскресную серию  "Отчаянных домохозяек" Майки из IT-отдела.

Таксист исколесил добрую половину Кардиффа, с видом нашкодившего кота наматывая на счетчик мили и предвкушая зверский ценник - Донна всё это видела, понимала, чувствовала. Но по какой-то неведомой причине ей было всё равно.  Чужой пульс в голове не давал ей покоя, то стучал быстрее, звучал яростнее, будто кто-то пытался привлечь ее внимание, то вдруг замолкал. 

Донна всё поняла, когда взглянула на потертый планшет таксиста, который тот приспособил под навигатор. Пульс становился все громче, как только они подъезжали к одному из трех путей,  ведущих к пустому серо-зеленому пространству на карте.  "Площадь,"- сказал кто-то в голове у Донны. Это прозвучало смешно, будто некто встроил в ее мозг наушники и теперь там включился модный хит. Донна рассмеялась, тут же получив взамен удивленный взгляд таксиста. Он нервничал. Видимо, на счетчике была сумма, вполне его устраивающая, за окном стремительно темнело, а ведь назад в Лондон ехать и ехать. А тут эта пассжирка. Донна прыснула в кулак.

- Не вижу никакой башни, мисс.

- На площадь сверни, - пробормотала Донна. Пульс принялся отстукивать в ее голове неизвестную мелодию. Угадала, значит?

Мы на том же месте,  но Земля пропала...

Донна вышла из машины, подхватила пакеты и принялась озираться по сторонам в поисках банкомата.

- Жди, - буркнула она таксисту. Тот выскочил следом, видимо,  решил, что ему не заплатят, и схватил ее за рукав. Раздался треск. Донна ощутила, как рукав, который раньше приятно сдавливал плечо, вдруг стал почти свободным. Шов под мышкой только что приказал долго жить. Это было очевидно. Так же очевидно, как шок, написанный на лице турка.

- Ах ты паразит! Кто позволил распускать руки?! Помяни мои слова, каждый пенни с тебя стрясу! Ты мне еще должен останешься! О, посмотрите-ка на него. Извиняется. Да ты понятия не имеешь, с кем…

“Тише”, - сказали в голове, и Донна замолчала, не договорив. Не слушая вялые извинения таксиста, Донна перехватила пакеты, буркнула: “Банкомат найду””, поправила ремешок сумки (опять свалился,  ну сколько можно?) и побрела через площадь. Не заметить высокий зеркальный монумент было невозможно.   Донна почувствовала, как пульс, засевший в голове, удовлетворенно вздохнул. Пульс? Вздохнул? Вздохнул. Этот пульс казался живым, самостоятельным.

- Ха.

Это "ха" вышло четким, громким и лаконичным. Какая-то женщина, проходившая мимо с телефоном в руках, вздрогнула. Донна проследила за ней взглядом - никаких претензий конечно, но с ее задницей джинсы должны быть полным табу. А вот блузка ничего, в Маркс энд Спенсер такие были по акции. Можно было бы…

“Поворот,” - произнес голос в голове.  И Донна повернулась, тут же налетев на какого-то парня. Сумка скользнула с плеча, ударив того по руке. Донна даже приготовилась ловить чужой телефон, но парень справился сам. 

Крайне милый. Даже очаровательный.
Донна виновато улыбнулась, парень напротив нахмурился.

О. Он очень-очень-очень милый. Дважды. Нет, трижды. Смотря о чем именно она сейчас думает.

" Эй, ты всегда такой милый и застенчивый или только…"

Донна собралась было повторить собственные мысли - в голове они прозвучали не слишком навязчиво, но и красноречиво выдавали ее интерес, - но промолчала. Хотя, черт возьми,  ей всего тридцать пять, у нее неплохие шансы,  разве нет? Трейси почти сорок, а она выскочила за доставщика пиццы. И ничего.

- Позвольте я вам помогу. А, вообще, приглашаю на чашечку кофе, в знак извинений за доставленное неудобство. Я работаю здесь недалеко, в туристическом бюро.

Парень выпалил всё это на одном дыхании, но с каким-то особенным достоинством. Будто предложил ей испить кофе в поместье с вампирами. Точно! Дворецкий! Не зря недавно Семейку Аддамс пересматривала. О, платье Мартиши бы ей подошло.

Донна улыбнулась.

- Вот так сразу, красавчик? Не слишком ли прямолинейно и…

Но незнакомец уже подхватил пакеты Донны и ловко повел ее куда-то в сторону.

- Эй... А имя у тебя есть?

“Янто,” - ответил пульс в голове.  Донна замолчала, до боли прикусив губу и тут же изменила вопрос: - [b]Туристический бизнес?  И кем же ты работаешь в..?

...Донна замолчала. Они только что были на улице, а теперь сидели в каком-то помещении. Как давно они здесь? Как давно она молчит? Янто ходил по комнате, варил кофе, гремел кружками.

- Ваш кофе, Донна...

Почему она не помнит, как дошла сюда? Как с такси пару часов назад.  У врача провериться, что ли? А Мел говорила, что из-за этих телефонов можно рак мозга заполучить. Чтобы Мел и оказалась права? Нетушки!

- Вы в порядке, Донна? - с участием в голосе поинтересовался незнакомец.

Такси!

- О боже! Я не заплатила за проезд! Я должна была снять деньги в банкомате,  но ты... Ты что - похитил меня? Потому что, если так, я не посмотрю на то, что мордашка у тебя симпатичная. Исполосую к чертям! Только маникюр сделала!

Донна тут же продемонстрировала свои ногти - пара из них оказалась сломана, а пальцы левой руки по какой-то причине оказались крепко сжаты. Донна раскрыла ладонь и что-то выронила.
О нет. Тампон.

- Уф... - единственное, что смогла произнести Донна. Она пару раз открыла рот, но ничего, кроме звука сдувающегося шарика, выдать не получилось. Красавчик дворецкий изобразил полное безразличие к происходящему, но чувство неловкости никуда не делось. - Я теперь точно должна тебя убить, - отшутилась Донна, когда напряжение схлынуло.  И шутка неожиданно ей очень понравилась. Не с точки зрения юмора, а своей сутью.

Надо было придумать, как поднять тампон, для этого пришлось бы лезть под барную стойку…

Ну как будто бы есть какой-то выбор.

Донна занырнула под столешницу, отыскала потерянное средство гигиены, с презрением забросила его в лежащую на полу сумку.

“Он знает твое имя”, - констатировал голос в голове, тут же стерев с лица Донны все эмоции от стыда до удивления, оставив лишь внутреннюю настороженность. Донна резко дернулась, но не подрасчитала и приложилась о барную стойку головой.

Стук пульса в голове усилился. Перед глазами промелькнула странная картинка: смутно знакомый мужчина в длинном пальто, - что-то явно военное,  - шагал по улице в компании черноволосой женщины. У нее в руках стаканчик с кофе, у него - какая-то папка. Видение тут же исчезло и Донна обнаружила, что потенциальный-маньяк-Янто  стоял слишком близко. Он сказал что-то, Донна не раслышала, лишь скосила взгляд на телефон, зажатый в руке. Наверное в скорую звонил. Мужчины!

- Доктора мне не надо, - Донна оперлась о столешницу, морщась от разрывающего виски сердечного ритма, - [b]не успела оформить страховку.

Заманчиво пахло кофе. Она протянула руку к чашке и вздохнула густой аромат.

Я - человеческое существо, может и не упоминаюсь в легендах, но в остальном так же важна,  как повелители времени.

Донна сделала глоток. В голове снова стало оглушающе тихо.

- Просто мигрени, - отозвалась она снова, потому что тот парень - Янто? Правда Янто? Кого-то могут звать Янто? - всё еще стоял рядом и смотрел на нее скорее с интересом, чем с беспокойством. - А ты... откуда ты меня знаешь?

Донна попыталась придать голосу больше уверенности, добавить угрозы, но фраза прозвучала скорее растерянно.

- Кто ты такой?

+3

7

За последние пару месяцев появление уивилов в непривычной близости от центра города было уже вторым, и Джеку это категорически не нравилось. Почему они стали активнее и какого черта вылезли недалеко от жилого многоквартирного дома, тоже было непонятно, они все же были падальщиками и первое что Джек сделал по приезду с места происшествия и выгрузки бессознательных тел в камеры, это проверил полицейские базы данных, подключив к этому Гвен, а она Энди. И уже час как сидел в своем кабинете, умирая от недостатка кофеина в организме, желания спать, встать по сигналу Рифта пришлось, чуть ли не в 4 часа утра, и если бы он хоть немного спал, то это было бы не так заметно. В общем, отсутствие Янто и его кофе заметно сказывалось и на нем, и на Гвен, которая зевала у монитора.
- Если бы Янто не обещал приехать через минут десять, я бы предложил тебе выйти в соседнее кафе, там как раз сменилась бариста и она готовит не плохой пуэр, - протянул Джек, появляясь на пороге своего кабинета и оперевшись на перила, разглядывал, как Гвен меланхолично щелкает мышкой по файлам, - Сколько там нераскрытых дел? Есть хоть что-нибудь? Ну, хоть капелюшечка? Нет?
Судя по вздоху информации полученной от Энди было чертовски мало, а воспользоваться помощью Тошико не представлялось возможным в ближайшее время. Да и не так все плохо было, переживут они еще немного без ее гениальных хакерских программ, хотя.. 
- Гвен, может запустишь последнюю разработку, перекрестный поиск и увеличь зону охвата. – отдал указание Джек. Вытаскивая издавший писк телефон и секунд пять смотрел на сообщение от Янто. Потом перечитал его еще один раз. Потом еще раз и чуть ли не по буквам, но текст сообщения не изменился. 
«Наверху, в бюро Донна Ноубл. Спускаться с ней?»
- Донна Ноубл, - чуть слышно произнес Харкнесс, мгновенно вызывая в памяти образ шумной рыжей женщины, спасшей их от далеков. Женщины, которая создала невероятное событие – метакризис Доктора. Женщины, которая была несколько часов самой гениальной и невероятной.  Женщины, которой пришлось все забыть. Абсолютно все. И она совершенно не могла помнить о Торчвуде.
Случайность? Или переплетение судьбы именно такими и должны быть? Джек нахмурился, убирая телефон в карман и быстрым шагом спускаясь к лифту.
- Гвен, открой файл Донны Ноубл, найди ее на всех камерах каких только возможно, проследи ее путь из Лондона сюда. Быстро!

С момента получения сообщения от Янто, он уже забыл о том, что ужасно хотел спать и о том, что ему ужасно скучно копаться в бумагах и отчетах, теперь его интуиция и внутренний компас на неприятности настороженно звенел, затягивая пружину.
Оказавшись в коридоре ведущим в маленькую комнату туристического бюро, Джек чуть сбросил шаг, принимая вид беззаботный и лихой, чтобы ничто не выдало его волнения и излишней спешки. Как и с Розой, он не позволял себе приближаться к тем, кто когда-то и по какой-то причине исчез из жизни Доктора. Это всегда было чревато новыми неправильными событиями. Исключения составляли лишь те случаи, когда они сами оказывались на пороге «дома». Правда и тут исключения были тоже. Рори Уильямса он вытаскивал из временной петли плачущих ангелов, что делать было категорически нельзя, но если нельзя, то Джеку было очень надо. Подходя к двери он услышал последние фразы и узнал ее голос. Немного растерянный и настороженный, но такой же живой, хотя что-то в нем все же было не так.

- Не думал, что застану тебя в компании такой прекрасной женщины, - огласил свое появление Джек, - Захотелось увлекательной экскурсии по ночному Кардиффу в компании двух мужчин? Можем организовать.. – он бросил взгляд на Янто, который уже успел назвать ее по имени, и теперь легенда, что они не знакомы не прокатит, - Или вас привело к нам что-то гораздо более интересное? - Джек понизил голос, делая его чуть более проникновенным и интимным, отвлекая Донну от того, что только что произошло, от того что Янто назвал ее по имени - В любом случае, добро пожаловать, расскажите мне, что же вас привело?

следующий: Донна?

+2

8

Кондиционер в офисе турагенства слишком быстро охлаждал офис. Донне было холодно, но она молчала. Это не было важным. Мальчик со странным именем Янто тоже молчал, но уже точно не о температуре в комнате. То есть, не совсем молчал. Было видно, что в какое-то мгновение он сформулировал мысль, причём мысль хорошую - Донна была в этом полностью уверена, потому что мистер Дворецкий, несмотря на всю неловкость ситуации, лучился непробиваемой уверенностью, - но его наглым образом прервали.

Мужчина, появившийся в комнате, был определённо Донне знаком. Примерно так же, как бывают знакомы известные (но не самые популярные) актеры. Вроде как видела его в каком-то фильме, но роль не запомнилась, зато запомнилась симпатичная мордашка. Смазливый красавчик, видимо, красавчика и играл, а может, были в фильме персоны поярче.

Джек Харкнесс, - вспыхнуло в голове.

"Да, Джек Харкнесс", - подтвердил голос. И Донна поймала себя на мысли, что перестала ему удивляться. Терпеть он стал кем-то вроде встроенного навигатора, бесплатное приложение к Донне.

Кем-то вроде спутника

Точно. Этого красавчика она видела всего пару минут назад в своей голове в компании черноволосой женщины и кофейного стаканчика.

Комплимент Донна пропустила мимо ушей. А вот за следующую фразу зацепилась, потому что из уст Джека она прозвучала подозрительно похотливо.

- Захотелось увлекательной экскурсии по ночному Кардиффу в компании двух мужчин? Можем организовать...

Несколько секунд Донна раздумывала над сказанным. И надеялась, что "глаза на лоб полезли" - просто присказка и не имеет сейчас к ней никакого отношения.  И в итоге всё же пришла к выводу, что ничего интимного Джек не имел в виду и это, должно быть, своего рода суперспособность капитана очаровывать окружающих, наполняя совершенно безобидные фразы ну совсем не безобидным смыслом. Впрочем сейчас Донна поставила бы сотку на то, что двусмысленность не была случайной, как и само появление Джека здесь. В конце концов, суперспособностями тоже нужно уметь пользоваться, сами по себе они  бесполезны. Вот у нее, у Донны, с детства были очень быстрые пальцы, и она даже училась играть на фортепиано дома у Патрисси Сартон, пока не разругалась с той подчистую из-за дурацких сплетен. Так что, пропали бы ее суперпальчики, если бы не курсы машинописи.

Стоп-стоп-стоп, Донна. Он еще и капитан? Капитан чего? На моряка был не больно-то похож, но выправка военного имелась, так что по всему выходило, что  "капитан" не кличка, а звание. На этот раз внутренний голос промолчал.

"И черт с ним", - решила Донна.

- Я тебя знаю, Джек. Знаю ведь?

"Меньше решительности, - посоветовал голос. - Больше страха, сомнения, неуверенности. С этим будет труднее, Донна, но мы справимся."

- Просто... Я не понимаю, что происходит.

Нерешительность? Донна это умела. Сомнение? О да! Если потребуется, она была готова разрыдаться на месте. Недаром Сьюзи говорила, что в ней умерла Энди Макдауэл. Или Мерил Стрип. Хорошо, к слову, что обе пока были живы. 

- Кажется... мне нужна помощь.

"Скажи про доктора", - голос в голове считал, что это поможет.

И мне досталась лучшая часть доктора. Мне достался его ум.

Донна не понимала, о каком докторе идёт речь, не понимала, что значит, сказать про доктора. Но до этого момента голос ни разу не ошибся.

- ...доктора. Помощь доктора, - добавила Донна.

Судя по тому,  КАК переглянулись Джек и Янто, она вновь выбила страйк. К слову, в боулинге Донна была хороша. Особенно после стаканчика лагера. Но хвастаться этим она не стала. Этому дню хватало странностей.

+2

9

Янто понимал на какой риск идет произнося имя женщины, но он видел, что она словно бы не совсем здесь. Слишком растеряна, слишком сбита с толку и этот маникюр. Он помнит эту рыжий огонь жизни, что без стыда строила Доктора в Тардис, когда они спасали Кардифф от пришельцев и чайных маньяков. Он помнит, какой она была, и то, что сейчас она столь рассеяно следит за ним не внушало доверие. Естественно, он знал о том, что сотворил с ней Доктор, но, он не думал, что это так отразится на ее внимательности. Донна всегда вносила диссонанс, куда бы не пошла, но то, что валлиец наблюдал сейчас сложно было назвать диссонансом. Это был хаос чистой воды, неконтролируемый хаос, который не поддавался логике происходящего. Поэтому он назвал ее по имени, позвал. Ведь звук собственного имени именно то, что помогает порой больше всего. Так что, ловя ее настороженный взгляд он мягко улыбнулся, убирая телефон в карман брюк. У него лишь один шанс из миллиона прозвучать так, чтобы его услышали и не приняли за врага или вроде агента правительственной организации, следящей за всеми. У него всего один шанс, поэтому голос валлийца звучит очень мягко и спокойно, нейтрально, но крайне тепло, чтобы показать, насколько один короткий слог является правдивым.
- Друг.
Больше он не успел сказать ничего, потому что появившийся Джек не только одарил его взглядом призывающим не говорить ничего лишнего, но и выглядел немного растерянным. А уж фраза выдавала капитана с головой. Точнее, для Янто было очевидно все, а для остальных это и правда была просто фраза, брошенный мимоходом. Только Джонс не зря был агентом Торчвуда, и не зря знал каждое изменение во взгляде Харкнесса, чтобы не прочитать в его глазах настороженность. Ему тоже ведь не нравилось то, что произошло, и то, что Донна была у них в гостях. Торчвуд придерживался политики не лезть в жизнь спутников Доктора. Так что в ее жизни они тоже не появлялись, не портили ее, просто упустили из под присмотра, и вот она перед ними, растеряно пьет кофе, а потом говорит то, что не должна тоже знать. Во-первых, она обращается по имени к Джеку, а Янто не называл никаких имен, только ее собственное. И «помощь доктора». Валлиец невольно смотрит на капитана, читает почти такое же удивление и решимость в его глазах и понимает, им в бюро не добиться ровным счетом ничего. Им в бюро не получить всех ответов, нужно будет спускаться в хабб. Что же, не так это должно было произойти, наверное, но это ведь Торчвуд, у них все и всегда не так, как у нормальных людей. Поэтому он кивает, подходит к стойке и нажимает спрятанную под ней кнопку, открывая служебный, как можно было бы назвать его, вход.
- Мы поможем, - он кивает.
Врать так, чтобы ему верили он научился очень давно, так что лишь кивает, отходит от стойки и Донны, предоставляя ее на попечение Джеку, он лучше справляется с женским вниманием, особенно когда говорит таким вот тоном, от которого у самого Янто мурашки бегут по спине. Капитан умеет быть разным, и в этом разнообразии он профи, так что валлиец просто не мешает ему перехватить все внимание Ноубл, пока сам занимается закрытием туристического бюро. Сегодня они не помогут туристам, разве что тем, которые придут не через дверь. Но, ему хочется надеется — этого сегодня не произойдет. Им хватает неожиданности в виде рыжей англичанки, лучшей секретарши в мире, которая однажды так играючи просто спасла всех от забвения. Напоследок он забирает коробку восточных сладостей, и догоняет Джека у лифта, ведущего вниз, как раз в момент открытия дверей. Его даже посещает мысль, что капитан влетел по лестнице, не обращая внимание на этаж и то, что лифт быстрее ног.
Под высоким потолком Торчвуд-хабба приветливо клокочет птеродактиль, хотя, Янто готов поспорить, ее куда сильнее интересует, где же плитка горького шоколада, которую ей обещал человек в пиджаке и галстуке. Джонс невольно улыбается в ответ на приветствие и вопрос, но быстро возвращается в реальность. Он обязательно принесет ей шоколад, как только они закончат с выяснением всех обстоятельств. Коробка со сладостями отправляется на столик, у стены, на которой написано большими буквами «Torchwood», стоит уютный низкий диван и кофейный стол заваленный журналами и коробками из под пиццы. НО, для коробочки сладостей находится место даже там, так что, отставив восточные лакомства туда, он подходит к Гвен, изучая личное дело Донны открытое на экране, следя за экскурсией, что проводит Джек. Он это любит, не стоит отвлекать его от такого.

[lz]Torchwood
Янто Джонс, 25

Житель планеты Земля, человек. Архивариус, администратор и оперативник Института по защите планеты от пришельцев - Торчву-3.
Мое сердце должно быть твоим.
Твое сердце вернет мне весну.[/lz]

+1

10

Наблюдать за кем-то через мониторы для Гвен Купер, экс-констебля полиции Кардиффа. Ныне сотруднице Торчвуда уже не в новинку. Скорее это можно отнести к обычной рабочей рутине. Хотя иногда это даже бывает интересно, а местами и забавно. Но все же в большинстве случаев это все же скучно. Сидишь себе, пялишься в монитор, прихлебывая кофеек и пытливо выискиваешь все что необходимо. И хорошо если это "что необходимо" удается обнаружить. А если нет, то силы и время оказываются потраченными совершенно впустую.
Вот и в этот раз Джек попросил ее отследить кое-кого.
- Все для тебя, мой капитан – зевая ответила Купер.
Правда есть и объекты наблюдения, к которым Купер давно привыкла и даже ими как-то прониклась. Например, Донной. Эта рыжая спутница Доктора можно сказать покорила ее с первых секунд "знакомства". Еще бы! Такие люди как секретарша из Чизвика никого не оставят равнодушными. Вот и Гвен не стала исключением в этом списке. Так что, начиная просмотр видео с камер наблюдения, первым делом Гвен тихонько поздоровалась с Донной. Зачем она это делала, экс-констебль не смогла бы точно ответить. Скорее привычка, скорее просто маленький ритуал, который ей было приятно соблюдать.
Вот и в этот раз, щедро плеснув в кружку чай (божественного кофе Янто у них, увы, сегодня не было по причине отсутствия самого Янто), Купер поудобнее устроилась в кресле и приступила к изучению записей с видеокамер. Как и просил ее Джек.
- Здравствуй, Донна! Как твой день сегодня?
Судя по всему день рыжей был таким же, как и остальные: ничем не примечательный, вялотекущий. Купер вглядывалась в видео, пытаясь найти хоть что-то мало-мальски необычное, но запись упрямо показывала ей скучное "шоу". Просто Донна, просто болтает по телефону. Ничего не обычного. Иногда, кстати, Купер ловила себя на мысли: "Как это Ноубл еще не разорилась на телефонных разговорах?", ибо периодически Гвен казалось, что рыжая просто-напросто не убирает его от уха в любую свободную секунду... Ну, или это ей так кажется, ведь она сама предпочитает не вести долгих бесед в телефонном режиме.
Устало подперев щеку кулаком, Купер продолжала просматривать запись. Объект "Донна Ноубл" не переставала щебетать по телефону, вплоть до того момента пока к ней не подошла неизвестная девушка.
- А ты кто у нас? - Гвен вгляделась в экран. Просто девушка. Без лишней головы/ноги/руки/щупальца. Одета, правда, странно. Вроде бы даже бездомные сейчас такое и не носят.
- Странно? - сама себя спросила Гвен, сделав мысленную пометку о том, что Джеку  надо будет все же сказать об этой незнакомке. Правда, ее внешний вид не давал Купер покоя. Ну не похожа она на бездомную. Не похожа на нищенку... что-то странное и необычное было в ее одежде. Только вот что... Гвен вглядывалась в стоп-кадр, морща лоб добрых 5 минут пока наконец-то до нее не дошло, о чем она оповестила себя и мир, хлопнул ладонью по лбу.
- Наряд! Средневековый наряд. Ряженая.
Незнакомка ничего из ряда вон не предпринимала. Лишь протянула руку, словно прося милостыню, а Донна вложила в ее раскрытую ладошку монетку.
А после этого ушла. А Донна умудрилась всего лишь на всего уронить телефон и разбить его.
- Оу, сочувствую...
А дальше… дальше Донна села в такси и была такова. Вот и все.
Гвен пересмотрела еще раз видео, но больше ничего не обнаружила. Что ж и такое бывает.
«На видео ничего необычного. Д. болтала по телефону, подала милостыню девушке в средневековом наряде (единственное что с натяжкой могу назвать странным), уронила телефон, и поймав такси уехала. Вот и все. PS. Если Янто пришел, умоляю отправь его к кофеварке!»
Купер быстро набрала данное сообщение и отправила его Джеку.

+3

11

- Помощь доктора? - Джек почти споткнулся на этой фразе, но вовремя взял себя в руки.
"Просто совпадение" Но в просто совпадения он не верил уже давно. Уж точно не в случае с Донной и ее появлением в Кардиффе. Что-то не давало ему покоя, но понять до конца, что именно он не мог. Слишком много данных, которые требовали анализа и хотя бы десяти минут спокойных размышлений.
Получив сообщение от Гвен Джек быстро просмотрел текст, коротко хмыкая. О кофе он и правда забыл, хотя как тут не забыть об этом, когда на голову сваливается событие из разряда невозможного. А появление Донны в Кардиффе точно было самым необычным за последнее время. Если не учитывать, конечно, наногенов которые хотели устроить второе пришествие. Но о наногенах помнят далеко не все, об этом позаботилась вся команда.
Он проводил Донну до конференц-зала на втором этаже и посадил за стол, устраиваясь напротив нее, внимательно разглядывая и пытаясь понять что именно было не так. Но та вела себя соответственно человеку попавшему в неизвестное место, совершенно неожидаемое под землей. Все так же рассеяна, немного подавлена, словно у нее провалы в памяти
"Не удивительно, если они и правда есть. А они ведь есть. Чем Доктор смог заполнить все то, что с ними было, когда запирал ее память? И что случилось, чтобы они стали просачиваться сквозь защитный барьер? Может стоит позвать его самого, чтобы он решил эту проблему?"
От этой идеи Джек отказался практически сразу, он не маленький мальчик, а вызвать Доктора это признаться, что он не способен решить что либо сам. В этом он признаваться не желал, уязвленная гордость Харкнесса ему бы этого не простила.
- Донна, мы сейчас позовем доктора, он скоро приедет, но перед этим ты расскажешь мне что привело тебя сюда, хорошо? - Он поднялся из-за стола, чтобы налить женщине стакан воды. Наверное, ему стоило сделать так, чтобы она выпила реткон, это было бы правильным. Утром бы она проснулась дома, и посчитала что слишком много выпила. Но Джек поставил перед ней просто воду. - Я могу оставить тебя ненадолго, чтобы ты собралась мыслями, вспомнила все, хорошо?
Он старался звучать и выглядеть как можно более доверительно, и у него всегда это получалось, а уж сейчас это было критически важно.
- Подождешь меня здесь, я принесу кофе, - он улыбнулся, кладя руку ей на плечо и мягко сжимая, - Я скоро вернусь.
Оставлять Донну одну ему не хотелось, но он решил, что со второго этажа она никуда не денется и если что-то случится он успеет заметить. Тем более, что там ничего особенного не было, все что представляло собой опасность или интерес было на нижних этажах хаба, в архивах.
Спускаясь к Янто и Гвен, он встал за их спиной, разглядывая изображение на мониторе. Картинка была так себе, но большего от полицейских камер к которым подключался Торчвуд, вытянуть было невозможно. Все было в точности как описала Гвен. Донна на лавочке, Донна болтает, Донна подает милостыню, Донна роняет телефон, Донна садиться в такси. И все опять по кругу. Пару раз камера успевает засечь ее в машине, и вот она уже в Кардиффе.
- Ничего не понимаю.. - бормочет Джек, отодвигая Гвен он клавиатуры и запуская поиск по камерам на предмет номера такси, вдруг что-то произошло внутри? Но изображение ничего не давало как бы он не пытался.
- Янто, черт, я отвлекся, кофе. Принеси Донне кофе, пожалуйста.
Значит оставалась только эта ряженная девушка просящая милостыню. Джек вернулся к изображению и попытался найти ее на других камерах. Поиск не выдал ни единого следа.
- Что значит, нет на камерах? - он нахмурился, кончиками пальцев потирая висок. Неприятная зудящая боль отвлекала от мыслительного процесса, - Гвен, постарайся найти ее. - пробормотал Джек, отводя взгляд от экрана с мелькающими фигурами.

+2

12

— Донна, мы сейчас позовем доктора, он скоро приедет, но перед этим ты расскажешь мне что привело тебя сюда, хорошо? 

Донна кивнула.

— Подождешь меня здесь, я принесу кофе.

Донна кивнула.

- Я скоро вернусь.

Донна кивнула снова.

Самой себе она напоминала китайского болванчика или собачку, которую ставят в машину для развлечения - машина качается, собачка кивает.

"Пусть уходит, - успокоил ее голос. - Ты не одна, ты теперь никогда не будешь одна, Донна Ноубл". 

У голоса была одна удивительная особенность: он читал все ее эмоции, как раскрытую книгу. Неплохо бы было встретить такого парня - чтобы вот так, с порога, он точно понимал, чего хочет Донна. Понимал и выполнял.

- Кофе будет неплохо, - ответила она не то голосу, не то самой себе, не то давно уже ушедшему прочь из комнаты Джеку Харкнессу.

"Нет, кофе тебе сейчас не нужно. Ты слишком возбуждена. Поможет прогулка".

Прогулка куда? Куда? Донна не хотела гулять. Впрочем, и вечером, присев на скамейку, она вовсе не собиралась гулять. Как же все-таки плохо, что телефон не работает. Можно было бы позвонить Сьюзан, она бы точно подсказала, что делать.

"Я подскажу тебе", - прошептал невидимый помощник.

Донна фыркнула, разглядывая глянец стола - кто-то очень хорошо его протер, а может быть, в этом турагенстве было не так уж и много клиентов.

- Обойдусь. Я в порядке.

- «В порядке» у повелителей времени это код для «на самом деле совершенно не в порядке»?
— А что?
— Потому что я тоже «в порядке».

Донна тряхнула волосами. За каким Доктором направился Джек? Она подумала, и в голове вдруг всплыл знакомый образ. Будто она глянула на фотографию, которую не видела много лет, с раннего детства, да и друга тоже не видела, но здесь, сейчас, она его вспомнила.

Доктор... Ну точно, это же Доктор.

"Не думай о нем," - посоветовал внутренний голос. Донна только фыркнула: как это она могла не думать? Она вспомнила Доктора. И теперь не думать? Как она вообще умудрилась его забыть?

И кто он - это Доктор?

"НЕ ДУМАЙ, ДОННА", - в голосе послышались нотки беспокойства.

- Вот тебе раз... То "Донна, думай головой", то "не думай". Вы бы определились как-то, - пробормотала Донна и поднялась. Может быть, и правда ей следовало прогуляться? Для начала, отыскать хотя бы туалет. В конце концов, поездка была долгой, а это ведь агенство, оно для людей, тут обязан быть туалет. Она быстренько, как мышка, никто даже не заметит.

На всякий случай, чтобы каблуками мышка не стучала, пришлось снять туфли. И так, с туфлями в руках (сумочку можно и оставить - в конце концов, ничего важного там нет. Всякая ерунда ненужная. А пакет с продуктами - тем более), Донна вышла в коридор.

"Нужно ниже".

Надо будет посоветовать им сделать туалеты на каждом этаже, потому что - ну в самом деле, не особенно удобно ходить по всему зданию - можно ведь зайти куда не следует, или отыскать то, что не должно было быть найдено. Например...

Лестница. Как удачно...

Донна неторопливо спустилась. Странное было местечко. Не то, чтобы Донна здесь бывала, но по какой-то причине многое казалось знакомым. Спросить бы у Доктора, да он пропал куда-то. Ну красавчик обещал его отыскать, так что...

— Только не говори мне, что ТАРДИС исчезла.
— Хорошо.
— Так где она?
— Ты просила не говорить.
— Ой, не умничай на латыни!

Донна замерла внизу и помассировала виски. До чего же странное ощущение. Будто она должна сделать что-то, должна, до дрожи в пальцах, срочно, прямо сейчас, но она в упор не может вспомнить что. А еще минуту назад это крутилось на кончике языка.

Она свернула в коридор, прошла по нему почти до упора, на всякий случай цепляясь за стену. Нет, плохо не было, просто было неуютно. И запах... Она отчетливо ощутила запах, такой странный, сладковатый с кислинкой, будто от потекшей от времени батарейки. Как-то в детстве она забыла вынуть батарейки из зайца-барабанщика и сунула его в гараж. А когда позже задумала отдать его соседским детям - игрушка была испорчена. Вот точно, тот же самый запах.

Донна нахмурилась и, словно собака-ищейка, отправилась строго в его сторону. Запах усилился, когда она прошла по темному коридору к холлу с несколькими поворотами-отсеками. А, В, С или D? Какие разные буквы и сколько смысла.

А... Хм. АТМОС. Она вспомнила АТМОС. Чертовски опасная система, едва не погубившая миллиарды жизней. О, там была Марта. Точно, совершенно точно - чудесная Марта Джонс. Донне она понравилась - такая уверенная в себе, гордая, упрямая. А еще добрая.

В... Библиотека? Верно. Планета Библиотека и миллиарды книг. Вашта Нерада - о, чудовищная темнота, сгрызающая людей до костей, а еще - Ли. Он был идеальным мужем! Человеком, который понимал и принимал Донну такой, какая она есть. Ах да, верно. У них были дети.  Жаль, что все это оказалось выдуманным миром. А еще профессор Сонг. Она умерла, спасая людей. Доктору было грустно, Донне было грустно, грустно было всем.

Боль в голове усилилась, но Донна с интересом заглянула в секцию D. Кажется, не то. Точно не то. Дочь Доктора - это совсем не то. Это грустная, очень грустная история. И снова конец, в котором умирают. И опять грустит Доктор - тот, кто не должен грустить никогда. Его дочь звали Дженни. Вот чего Донне не хватало в жизни - детей. Может быть когда-нибудь, но сейчас ей нужно в секцию С.

"НЕ ДУМАЙ", - вскрикнул голос в голове. "Я не могу сдержать так много, Донна Ноубл! Слишком много! Сразу. Не думай. Исполни предназначение. А потом... Все мысли потом".

Донна встряхнула головой. Это помогало. Не очень надолго, но определенно помогало. Значит, Си...

Внутри было тихо, лишь тусклые светильники, тихое постукивание - будто часы заперли в одном из шкафов, - а еще запах здесь был сильнее всего.

"Донна, вытащи батарейку. Помнишь зайчика? Веселого зайца, который барабанил в свой барабан. Исправь ситуацию. Вытащи вовремя".

- Ну уж нет. Ничего я не буду делать, - Донна рассмеялась.

Потом удивилась тому, как же мало весит такая огромная штука, упакованная в свинцовый ящик.

Затем - восхитилась скорости своего мышления: вскрыть свинцовую капсулу, подобрать пароль. Или это был не пароль? Просто кодовый замок. Или не замок?

В голове было пусто и легко.

Как перед смертью, - подумалось Донне. Стало не по себе, но почему-то не страшно.

- Ух ты... Как быстро я печатаю, - пробормотала она, набирая на маленькой панели огромной продолговатой "батарейки" какие-то цифры, буквы, символы на неизвестном языке. - Лучшая секретарша Чизвика. Выкусите все...

Батарейка задрожала. И запах пропал.

Отредактировано Donna Noble (12-05-2019 05:54:03)

+2

13

- Покажи мне этот момент еще раз.
Янто не понимал, почему самая обычная ряженая его настолько насторожила и заставила всматриваться в наряд более четко, но картинка, увы, была не идеальной, издержки работы с рандомными каналами связи. Возможно, дело было в памяти прошлого, когда бродячий цирк похищал луши, возможно просто предчувствие беды. Но, так или иначе, все что валлийцу оставалось это предполагать и ориентироваться на свою интуицию и внутренние ощущения. Эта попрошайка ему радикально не нравилось. Джонс вообще не любил когда что-то не понимал, а сейчас ему казалось что-то выбивающимся из всей картины мироздания и это его настораживало. Естественно, он в первую очередь предположил что дело в явлении Донны Ноубл к ним на порог, но это было так и не так одновременно. К ним уже приходили другие спутники Доктора, например Эпи и Рори, хотя им и не стирали память. Тут внутренний скептик был прав. Донна была уникумом, и все что он лично даже знал про нее говорило о том, что совпадений не бывает. А иногда так хотелось. Хотелось, чтобы все было просто и понятно, без лишних слов и действий, простые совпадения, которые случаются в жизни тут и там. Иногда ему даже хотелось не знать ничего из того, что он знал. .вот рядовым жителем планеты.
- Прости, что?
Янто нахмурился, потому что умудрился пропустить явление Джека и очнулся от своих странных мыслей лишь когда тот заговорил. Потерев лоб, скрывая свое выпадение из реальности, он лишь кивнул. Кофе и правда не помешает ни Донне ни им самим. Возможно, придаст бодрости и немного осветлит не самые яркие мысли.
«Какого это, когда ты не помнишь ничего что тебя привлекало? Какого это не помнить о том, что ты делал какое-то время и чем жил?» Заправив кофемашину, Джонс снова погрузился в мысли. Впрочем, для ответа на этот вопрос, ему было достаточно просто открыть медальон, вернуть себе себя и в полной мере осознать, какого это когда не помнишь и потом все встает на свое места. Так просто, легко и без последствий, практически. Джонс даже достал медальон и покрутил в руке, чувствуя его тепло, ощущая его зов, едва не поддался провести пальцами по узору, чтобы вскрыть первую печать и резко сжал украшение в ладони, уходя от соблазна. Не сейчас. Не здесь. Есть заботы куда более важнее собственного «я» и диалога с капитаном. Да и кофе уже сварился. Стоит заняться одним из самых приятных моментов дня — вкусить самое прекрасное из созданного когда-либо человечеством шедевра, который он отшлифовал до совершенства, превратив в свою визитную карточку.
Четыре чашечки заняли свое место на подносе, медальон был убран обратно в карман пиджака, чтобы не мешать ему работать и валлиец начал свое шествие. Первая остановка у рабочего стола Гвен, где все еще был Джек и первая же порция именно ему в руки. Вторая коллеге на столик, на специально заведенную для этого случая подставку, чтобы потом не пришлось оттирать следы кружек от столов. Кивнув двоим, Джонс взял курс на конферец-зал. Толкнув затемненную дверь, Янто замер на пороге. На стуле была сумка Донны, но самой рыжей женщины не было нигде. Он аккуратно, но быстро поставил поднос на стол, проверил боковые углубления, где обычно прятались мелочи и которые могли привлечь мисс Ноубл и быстро вышел на импровизированный балкон.
- Джек, где Донна?
Капитан ведь не этот вопрос хотел услышать от валлийца. Судя по выражению его лица совсем не этот. Янто точно знал, что показаться ему Ноубл не могла, он касался ее, он чувствовал ее тепло и тот факт, что она живая, не призрак и тем более не глюк какой-то, иначе это было бы групповой галлюцинацией и нужно было бы проверить всю еду и напитки в хаббе. Нет, Донна Ноубл точно переступила порог его туристического бюро и прошла через дверь-шестеренку иначе он не Янто Джонс.
- Гвен, запусти запись из конференц-зала. Отмотай минут на десять назад, - добавил он понимая, что дело явно не так просто.
Потерять человека, бывшую спутницу Доктора в хаббе Торчвуд-3 нужно постараться. Особенно ту, которая помогла им выжить, была лишена памяти о путешествиях и каким-то невероятным образом оказалась на пороге их базы, на ее территории. Потерять человека среди двух коллег вообще звучит комично, но никому из них явно не хотелось смеяться.

[lz]Torchwood
Янто Джонс, 25

Житель планеты Земля, человек. Архивариус, администратор и оперативник Института по защите планеты от пришельцев - Торчву-3.
Мое сердце должно быть твоим.
Твое сердце вернет мне весну.[/lz]

+2

14

- Я просмотрела не один раз, - слегка раздраженно выдохнула Гвен, - никакой аномалии. Я бы и рада была там найти, но чисто визуально там ничего необычного. И если что-то и есть, то искать, это все равно что искать иголку в стоге сена.
Купер послушно отъехала на стуле в сторону, освобождая обзор для  Янто и Джека.
- Ну или у меня уже глаз замылился, - новый вздох, только без раздражения, а с оттенком сожаления. Она ведь и рада бы найти зацепку, но тщетно. Да и глаза начинали болеть от напряжения.
Ситуацию спас Янто, принесший кофе.
- Янто, я говорила, что ты бог? - Купер слегка улыбнулась, правой рукой потирая глаза, а левой сгребая чашку с прекрасным напитком. Минута. Всего лишь одна минута: расслабиться, откинувшись на спинку кресла, выдохнуть, прикрыть глаза, сделать большой глоток кофе... Минута маленького релакса, что бы просто перезапустить силы, подключить "резервные" каналы энергии и снова броситься в бой. Но...
Взволнованный вопрос от Янто заставил ее вздрогнуть и нервно переглянуться с Джеком.
- Это как где Донна? - глуповато переспросила Купер, но тут же метнулась к клавиатуре, начиная быстро набирать команду для запуска камер наблюдения в Хабе.
Все это начинало попахивать каким-то маразмом. Как можно исчезнуть в хабе? Да никак. И уж если бы и Купер могла бы прозевать кого-то, то Джек и Янто вряд ли. Особенно Янто. Казалось бы что без его ведома никто не может войти в Хаб или выйти из него.
Купер, как и просил Джонс, запустила видеозапись с камеры наблюдения.
Вот Донна, сидит спокойно, ждет обещанный кофе. Вот Джек покидает комнату, а Донна… Дона встает и выходит… И возможно все было бы не так странно, может рыжей просто надоело сидеть, если бы не одно НО.
- Ребята… Она разговаривает сама с собой? – Купер скосила взгляд в сторону парней и вернулась обратно к видео.
Хоть их гостья и вела себя чертовски странно, отследить ее путь дальше не составляло труда. Камеры были всюду, только вот в какой-то момент компьютер издал писк, и высветил предупреждение... Явно не то которое хотели бы они видеть.
- Джееек, - напряженно протянула Купер… Что. Донна. Делает? - рука Гвен дернулась,  задев чашку с остатками кофе и отправив ее в полет с поверхности стола, дабы столкнуться с наполным покрытием в хабе, а на соседнем мониторе высветилась рыжая гостья…продолжающая болтовню сама с собой…

+2

15

[indent]— Джек, где Донна?
Худший вопрос, который Джек не хотел бы слышать в сложившийся ситуации. Он бы вообще не хотел слышать таких вопросов и едва заметно покачнулся, горячий кофе в кружке плеснул на руку, но боли он не почувствовал. В мыслях он прокручивал самые разнообразные варианты событий, отбрасывая самые невероятные и пытаясь сложить простые два и два. Донна и ее отсутствие.
Глупости же. Нужно смотреть с другого ракурса. Донна и ее присутствие. Это было гораздо более невероятное сочетание, и искать причины нужно было именно в этом.
[indent]Джек сильнее сжал пальцы на кружке, сосредоточенно складывая полученную информацию.
"Донна Ноубл. Нищенка на камерах. Она помнит имя? Доктора? Возможно. Она неуверенна в том что говорит, выглядит потерянной, но смело идет за ним и Янто. Она верит им? Или ей так надо? Хочет проверить?"
Джек на секунду отвлекся от мыслей, впитывая информацию от Гвен.
"Спасибо Купер и ее наблюдательности. Она говорит с собой. Вряд ли с собой, значит с кем-то. Но при ней не было ничего, что могло бы быть похожим на средство общения. Черт.."
Мысли словно попали в вязкий кисель, тонули в нем, и Джеку стало слишком сложно сосредоточится. Излишне сложно, чтобы правильно и связно мыслить. Складывалось впечатление, будто его специально стопорили, уводили от цели.
"Я уже испытывал это ощущение. Оно мне знакомо."

[indent]Джек на секунду закрыл глаза, проверяя внутреннюю защиту, которую их учили ставить еще в Агентстве от воздействия телепатов. Это был первый практический урок для молодых агентов, задолго до того как их отправляли на первое задание.
Внутренний мир Джека был похож на город после гражданской войны. Невысокие разрушенные дома с пробитыми кирпичными кладками, словно зияющие раны, осколками стекол пустых глазницах ставень. Рядом с ними соседствовали немыслимого вида многоэтажки из тонкого , слишком футуристичные для окружающего мира, словно их вклеили наклейкой с прозрачными краями. Джек старательно избегал этого места, потому что каждое его появление означало еще один разрушенный дом. Он ничего не мог сделать со съедающим его чувством вины, и именно оно проедало как коррозия, внутренний мир, разрушая его  на глазах. Харкнесс сделал несколько шагов, уворачиваясь от ветра несущего песок в глаза и услышал, как за спиной с нарастающим звуком рушится очередное здание. Гул и звон разбивающегося стекла накатывали медленно и неотвратимо, но к этому он уже привык.
Не привык он только к чужому присутствию. Этого не должно было быть.
- Проклятье, - он развернулся за секунду до того, как получил удар в грудь, отбросивший его на несколько метров. Мощнейший удар от хрупкой девушки, выглядевшей как та самая нищенка с камер наблюдения. Секундное замешательство стоило ему слишком дорого. Ему нужно было срочно уйти, не позволить вломится глубже, но именно здесь он был беззащитен и бессилен. Ему нужна была помощь, но взять ее было неоткуда. Девица телепат, проникшая в хаб вместе с Донной, больше ей было неоткуда появиться, ломала его ментальное тело, а вместе с ним и его защиту с легкостью, будто ребенок только что слепленный песочный замок. 
- Предупредить бы..  Янто. У него есть шанс понять, в чем дело.

В реальном мире Харкнесс дернулся, снова обливая ладонь горячим кофе и не услышал Гвен. Не услышал как по столу покатилась ее кружка, выплескивая содержимое на документы и пол, и не смог ответить ни на один вопрос, озвученный командой. Джек совершенно бессовестно и в несвойственной ему манере, рухнул в обморок на бетонный пол.

+1

16

Интуиция. Ее слушали редко, доверяли не всегда, но тем не менее, она не раз спасала жизнь. Лично Джонсу уж точно. Интуиция заставила его однажды спустить курок раньше, чем он превратился в труп, и это спасло его от стирания памяти. Интуиция заставила его прятаться в коридорах Торчвуда, когда случилось нападение и это тоже помогло ему выжить. Она же послала его в Кардифф, а не Глазго, где казалось было бы проще, и она же помогала понимать когда команде нужен допинг в виде кофе. Интуиции Янто Джонс доверял и прислушивался к ней всегда, когда она говорила.
Быстро спустившись к капитану и бывшему констеблю, он внимательно всматривался в запись на экране монитора, следя за тем, как Донна прошла мимо Джека и Гвен, как скрылась в коридорах и как безошибочно вошла в архивы. Архивы. Точнее одна из комнат где они хранили то, что нельзя было держать с остальным артефактами и "подарками" рифта, то что нужно было держать максимально далеко от манипулятора. Янто напряженно всматривался в монитор, пытаясь понять что именно достала мисс Ноубл с полки, но увы ракурс камеры не позволял увидеть в полной мере находку рыжей спутницы, которую он помнил совсем другой, яркой, упрямой и вечно говорящей. Впрочем, даже сейчас она говорила и это тоже было странным. Настолько странным, что Гвен озвучила это вслух, а Джек напрягся всем телом.
Наверное, это сработала его интуиция, когда он обратил внимание на притихшего Джека. Нетипично молчаливого для того, кто держал в руках чашку кофе. Валлиец нахмурился, отошел от стола коллеги, хотел было коснуться капитана, не руки, так плеча, вывести его из задумчивости, но едва его ладонь потянулась к мужчине, как тот буквально рухнул на пол. Администратор Торчвуда не думая чертыхнулся, успевая отстранится, чтобы не получить горячий кофе на брюки и туфли и тут же опустился на одно колено возле капитана, прикладывая пальцы к его сонной артерии.
- Cachu! Гвен займись Джеком!
Он бросил это на ходу, удержавшись на ногах. Кофе на бетоном полу хабба оказался более чем скользким, а его новые ботинки имели не самую практичную подошву для бега, но сейчас было не до этого. Едва коснувшись Джека, Янто почувствовал неприятное ощущение в затылке, ближе к основанию черепа, буквально такое же какое испытывал в течении года, которого не было. Словно что-то вырывалось наружу, словно что-то пыталось пробиться сквозь него самого. Это был не зол медальона, тот звучал в его сознании иначе, особенно после того как многие вопросы обрели ответы. Янто Джонс доверился интуиции снова и понял что Торчвуд находится под атакой. Не угрозой, а именно атакой. И Джек лежащий без сознания на полу хабба тому лучшее подтверждение.
- Гвен, свяжись с Оуном, пусть возвращается к базе и проверит периметр на площади. - голос валлийца звучал громко, четко и на удивление спокойно. В самые плохие моменты жизни он всегда находил в себе силы взять собственную панику под контроль. Агенту Торчвуда первостепенно важна безопасность людей, а уже потом собственная. Поэтому, буквально вбежав в кабинет Джека, благо до него было всего ничего, и бросился к клавиатуре.
Он потерял около тридцати секунд, чтобы добраться до кабинета Джека и рухнуть в кресло капитана, дабы запустить программу закрытия хабба. Он мог попытаться сделать это с компьютера Гвен, но у нее не было нужного уровня доступа. Даже у него, архивариуса и администратора были частично ограничены права. Чтобы закрыть хабб через профиль агента Торчвуд-3 нужно почти пять минут, так как код должен ввести каждый. Чтобы сделать это же через профиль руководителя - нужно всегодве минуты и тринадцать секунд. Они максимально усовершенствовали систему после события с агентом Костело, когда лишь одна кодовая фраза вывели всю базу из под контроля, закрыв команду в ней. Они специально перешли на коды доступа и разнесли их по профилям, выделив корневой руководителю, чтобы больше не повторять прошлых ошибок. Они учились на этих ошибках и стремились более не повторять. Янто понимал, что не должен был это знать код руководителя так хорошо, как знал, ведь тот отпечатался в его памяти, которая теперь услужливо вытащив его на поверхность предлагала "прочитать". Но, валлиейц знал. Не потому что был администратором отделения в Кардиффе, и не потому что Джек проговорился из-за их отношений. В год-которого-не-было, он перечитал каждый документ найденный в кабинете капитана и нашел эти самые коды записанные простым шифром. Возможно, простым для него самого с малых лет любившего головоломки и порядок, а может простым ему казался шифр потому что он знал как шифровала все Ивонн, и знал самого Джека достаточно хорошо. Но, одно было низменным - коды команда вводила тогда дольше чем требовалось надеясь на спасения. Сегодня у него не было возможности и желания терять драгоценное время.
Привычный мягкий белый свет сменился алым, коротким сигналом сработала сигнализация на двери-шестеренке сообщая о блокировки двери. Янто наблюдал как система разом выключает все лишнее, переходя на режим энергосбережения, как мигающий ярко алым сменяется нейтральным, рисуя причудливые длинные тени на светлых стенах хабба. Резка наступила почти давящая тишина. Почти, потому что мягкое журчание воды стекающей по колоне напоминало, что время не застыло. Отключилось все оборудование, даже холодильные камеры в морге и те перешли на аварийное питание от аккумуляторов - несколько часов те протянут, а после нужно будет либо заменить, либо решить вопрос и запустить системы, открыв законсервированный хабб. Пока что, никто не мог войти или выйти. Он, Джек, Гвен и Донна разговаривающая с кем-то остались один на один. "Донна!" Расслабившийся было Джонс, ведь задача выполнена, они закрыты, угроза не выпущена наружу, подскочил с кресла как ужаленный. В попытке защитить тех, кто на поверхности от того, что проникло на базу, он совсем потерял из вида женщину, чье странное поведение и стала причиной подобного решения, а теперь ему нужно было ее найти.
- Гвен, где Донна?  Успела связаться с ребятами?
"Как Джек?" он не решился спросить боясь услышать ответ. Если капитан все еще без сознания, если что-то в его, валлийца, решениях было не верным, ему не отмотать время назад. Янто предстояло еще объяснить команде почему он поступил таким образом, но это он решил отложить на потом. Объяснения могут подождать и их можно будет сформулировать в отчете после и желательно, чтобы она не звучала как "интуиция подсказала". Сейчас важно было устранить угрозу. Остальное, особенно личное, нужно отложить на потом, необходимо, как бы сильно не хотелось поступить иначе.

[lz]Torchwood
Янто Джонс, 25

Житель планеты Земля, человек. Архивариус, администратор и оперативник Института по защите планеты от пришельцев - Торчву-3.
Мое сердце должно быть твоим.
Твое сердце вернет мне весну.[/lz]

+1

17

Последние три цифры на маленьком окошке панели управления дались особенно тяжело. Нет, она печатала очень резво, но за долю секунды (долю доли секунды) до окончания ввода сложного пароля Донна вдруг подумала: "А стоит ли?"

И пальцам стало тяжело. Со стороны вряд ли это заметил бы кто-то, со стороны казалось, что последние символы были введены ничуть не медленнее, но тело Донны ощутило задержку.

Почему?

Она была занята.

Донна дернулась. Батарейка тихо и мелодично загудела. Она была чем-то занята. Она? Донне всё время казалось, что это ОН. Что внутри нее некая мужская сущность, но сейчас это ощущение плавно менялось.

"А... У них нет пола," - догадалась Донна. Точно, у них не было пола, либо не было пола в привычном для человека представлении. И - ух ты! - Донна пока могла мыслить собственной головой , потому что оно было занято чем-то или кем-то куда более важным, чем Донна Ноубл.

Ничего себе приоритеты!

Оно там было занято, а Донна здесь понятия не имела, что делать дальше. Зато теперь [пока] она могла думать. Как-то раз от скуки она записалась на семинар по планированию рабочего времени - не то, чтобы Донна что-то не успевала, напротив, чаще всего ей казалось, что свободного времени остается даже слишком много...

Ладно. На семинар она пошла не от скуки. Это мама вбила себе в голову, что трудности с работой связаны с неумением планировать рабочее время. Поругавшись на эту тему трижды, Донна решила, что ее жизнь определенно станет проще, если решится и потратит три часа из своего "не особенно плотного и плохо спланированного графика" на дурацкий семинар. Зато хоть дома сможет отдыхать спокойно без лишнего ворчания и пиления, пиления и ворчания. Отец точно был святым раз терпел эту бензопилу столько лет.

Бестолковый семинар, про содержание которого Донна забыла спустя две недели. Но сейчас Донны перед глазами промелькнул график планирования, что так отчаянно пытались вбить в головы курсантам три академических часа. Интуитивно Донна понимала: свободного времени, пока голова работает сама по себе, без участии этого или этой, у нее оставалось катастрофически мало. Потому пора было перестать удивляться и сделать хоть что-нибудь.

Итак. Разбираться с ситуацией было поздно (этот пункт из графика планирования она вычеркнула первым). Донна чувствовала, понимала, что пришла сюда не просто так - ее привели, ею воспользовались ради нехороших целей. Каких? Донна не знала. Но догадывалась, что дело дрянь. Эти парни наверху - Джек и Янто - она помнила их, теперь вспомнила, она знала о Торчвуде (теперь снова знала), - и ей было чертовски неловко за свое поведение. Надо же было провернуть такое! Но по графику на самобичевание не было времени.

Пункт первый. Камеры. Здесь должны были быть какие-то камеры.

Донна аккуратно нырнула в собственную память. Ох, какой беспорядок! Она будто снова оказалась там, в логове паучихи, потому как вокруг было много, очень много паутины - липкой и мерзкой, живой паутины, которая прочно оплела ее сознание. Донна проскользнула под одной нитью, перешагнула через другую. Не стоило касаться незнакомой субстанции, следовало быть аккуратной, но осмотреться никто не мешал.

Пока Гость был занят. Кем? Или чем?

О. Гость!

- Не рискну, - прошептала Донна. - Сейчас не рискну. Сначала найду данные о камерах. Вот и они.

Пункт два. Обернуться на сто восемьдесят градусов.

И она повернулась, уставившись в веселый огонек внутренних камер Торчвуда. Что сказать? Попросить о помощи? Интересно, как у этих камер с зумом? Читает ли Джек по губам?

Уж вы постарайтесь там, а?

- SOS, - отчетливо произнесла она одними губами, будто голос мог бы заставить Гостя снова взглянуть в ее сторону. - Я не хотела, ребята, - продолжила она.

Огонек мигнул, свет погас на одно мгновение. А Донна испугалась, что всё испортила. Дернулась телом, дернулась в собственном сознании, ухватилась за липкие паучьи нити и ее швырнуло куда-то.

Там было пустынно, серо, жутко. Много пыли и песка, иссушающие ветра и дома, дома, дома, серые дома, постапокалипсис какой-то. Как в жуткий фильмах, которые так любил ее бывший - тот, который из кинопроката, а не гей. Постапокалиптический мир с серыми многоэтажками, причудливыми небоскребами и высокими башнями - всё как-то перегружено, так себе мастер поспецэффектам у этого фильма! Чушь какая-то.

Скрип и скрежет. Мимо пролетела крыша. Донна резко обернулась, потому что позади рухнул дом, осыпал ее песком и осколками, толкнул ударной волной. Не сильно, почти неощутимо. 

- Убирайся! - голос был знакомым. Она. Конечно, вот она, Гость. Или он - Гость. Оно... Донна видела в отдалении две фигуры, одна - полулежала на песке, вторая - зависла над первой под причудливым углом. Это было как-то слишком даже для бурной фантазии большинства сценаристов.

Или не фантазии. Ой, гигантская оса же правда была.

Гость повернул в ее сторону голову и заскрежетал. Подобного звука Донна еще никогда не слышала. А может быть, это не Гость скрежетал, а здание позади рушилось.

- Убирайся вон!

Донна и рада бы была, вот только как отсюда выйти? Ветер и холодно, - она обняла себя за плечи, но с места не сдвинулась. Куда она провалилась? Мать твою, Донна, вечно ты куда-то да вляпаешься! И теперь ясно почему. Со спутницами Доктора такое бывает. Доктор...

Улыбка, костюм, тощий как спички, смотанные друг с другом парой ниточек, в кедах, бакенбарды - ой,да побрился бы как все нормальные... Или их стригут?

- Нет! - голос Гостя стал тревожным. - Нет, Донна! Не надо! Не думай сейчас.

Ага! Уходить, так вместе! 

Она скрестила на груди руки и выпрямилась настолько, насколько позволил ей выпрямиться ураганный ветер. Это что за чертов кошмар?

Доктор... Доктор. ТАРДИС Доктора - большая машина, очень большая внутри, но маленькая снаружи. Уды! Он спас их всех. Они потом пели песню о Докторе и Донне. Нет. Не о них, о ней. Она - Доктор-Донна!

Больно...

Ее будто ударили. Хотя ничего не изменилось [она успела глянуть напоследок]: положение фигур вдалеке оставалось прежним, ветер дул еще сильнее, но что-то огромное и тяжелое ухватило ее поперек живота, толкнуло вперед, вышибая из легких весь воздух. Ах, это не что-то и не кто-то, это Донна упала на пол.

Больно... Очень болела голова. Она ударилась щекой, ушибла грудь, но раскалывалась голова, вся голова, будто внутри была намного, намного больше, чем снаружи. И это больше внутри так хотело теперь вырваться из маленького черепа.

"НЕТ! ТЫ ВСЁ ИСПОРТИШЬ!"

Гость вернулся. Боль стала затихать. Лампочки освещения стали не такими яркими, так что Донна повернулась на спину, глянула в потолок. Тут хотя бы был потолок и не было птеродактиля. Птеродактиль? Ха, Донна Ноубл. Какой еще птеродактиль? Кто бы убирал за ним кучи го...

Ай.

"Вставай!"

Он злился. Донна поднялась ловко и быстро, как заправская Лара Крофт. Всё, исчерпала лимит времени. Всего два пункта успела, считай, успела ни черта, ровным счетом.

Наблюдая, будто со стороны, как ее пальцы расправляли одежду, как хватались за металлические поручни тележки, подкатывали ее ближе к батарейке, а потом вынимали ту из свинцового корпуса, Донна мысленно закатила глаза и обозвала Гостя нехорошим словом. Самым нехорошим, которое считала верхом унижения для мужчины.

Козел!

Гость не понял сравнения, что немало расстроило Донну. Он очень спешил.

- Она хоть не радиоактивная? А то мы умрем раньше, чем что-то сделаем с этой дрянью.

Донна могла только одно - повернуться камере, произносить слова четче.

Может смогут разобраться? Может, хоть что-то поймут?

- И, честно говоря, я готова умереть, если нужно. Это ничего. 

Она давала подсказку. Доктор бы так и сделал, умер бы, если нужно ради блага остальных. Доктор Донна? Чем же она хуже? Так что оставалось надеяться, что капитан Красавчик не станет медлить, потому что эта паршивка или паршивец затеяли очень и очень недоброе.

Тележка загрохотала по полу, батарейка на ней слегка подскакивала - но, видимо, технология подобное допускала. Они спешили. Почему Донне не давали батарейку в руки - она не знала. Может, опасно. А может быть, Гость больше не доверял ей.

- Зачем же вы делаете это?

"Потому что хотим жить".

Все хотят. Донна тоже хотела, Янто Джонс наверняка не против, остальные ребята в Торчвуда тоже рассчитывали вернуться сегодня домой. Разве что капитан. А что не так так с капитаном? Донна не помнила, а может, не знала вовсе. Капитан. Сознание на мгновение подбросило картину постапокалиптического мира и фигуры, две фигуры...

- Что ты там искал? Что тебе нужно было в сознании Джека? Ты там копался, паразит. Точно. Там.

"Много вопросов, Донна".

- Вы уничтожите наш мир.

Пальцем в небо. В конце концов, большинство пришельцев, прибывающих на Землю не на законных основаниях именно этого и желали.

"Наш мир тоже уничтожен. Нам нужна альтернатива. Ваш мир подходит, но слишком много мешающих факторов - интернет, радио, сотовая связь. Волны-волны-волны..."

- Уничтожить население Земли только для того, чтобы отключить вай-фай?

Гость не ответил, а Донна обнаружила себя безнадежно пинающей двери. Заперто. Успели, значит. Внутренне Донна ликовала - плевать на кровоподтеки на кулаках и ладонях. В Торчвуде таки-и-и-ие прочные двери!

"На кону жизни двух видов - твоего и моего, Донна. Кого бы выбрала ты? Молчи, ответ мне известен. Поэтому я делаю единственно допустимый выбор. А теперь повернись в камеру и скажи им, что мы доберемся до манипулятора любой ценой".

И Донна сказала - чужими словами, но собственным голосом. Да еще и с улыбкой. За такое на работе ей бы премию дали. Потому что в глубине души Донна знала одно: Торчвуд не даст уничтожить Землю, Торчвуд не даст, да и Доктор... Доктор тоже не даст. А он появится. Неужели уж не придет, если станет совсем худо?

+1

18

Гвен была растеряна. Происходяще в хабе сейчас, ну вряд ли это можно было назвать чем-то обыденным. Не так часто у них тут появляются экс-спутники Доктора. Тем более ТАКИЕ. А уж ведущие себя словно сомнамбула, так и подавно. Все это давило. Неприято давило на нервную систему, заставляя тело по крупицам вырабатывать адреналин и лихорадочно работать мозгами. И ведь как на зло команда сейчас была ополовинена. Ладно, Купер! Бывали моменты и похуже!
Но вселенная, словно бы издеваяс над ней и остальными, решила показать, что хуже есть куда. Не зря же люди гшоворят, что думают, что достигли дна, но внезапно снизу постучали. Вот это как нельзя лучше описывало случившееся. Потому, что падение чашки на пол это мелочь, а вот падение Харкнесса на пол с грацией мешка картошки, это уже далеко не мелочь. Это проблема. И в условиях, продиктованных ситуцией, это было почти глобальной проблемой.
- Джек! - Купер оторвалась от камер и пулей бросилась к капитану. Вцепившись тоненькими пальцами в плечи Харкнесса экс-констебль попыталась его встряхнгуть.
- Харнесс, не время изображать мешок с картошкой, ну! - Купер потормошила бесчувственного капитана, и произнеся - ну, прости, - слегонца вмазала ладонью по щеке Джека.
- Ну, очухайся же ты!
Капитан не реагировал.
- Черт, - чертыхалась Купер, перепрыгивая через лежавшего на полу капитана и хватая телефон. Судорожное нажатие клавиш, кнопка вызова и... и ничего. Абсолютно. Вызов не желал срабатывать. Сбросив, гвен попыталась дозвониться до Оуэна еще раз. И снова безрезультатно.
- Янто, мы без связи! - Крикнула Гвен куда-то в сторону Янто.
Когда Янто вернулся к ней, предварительно законсервиврова хаб, Купер с сожалением повторила:
- Нет. Нет связи. Вызов даже не проходит. Янто, что нам делать?
Двое против неизвестного врага. И без помощи из вне. И пусть нечто очень близкое бывало,  пусть они прошли не мало передряг, но внутренне, где-то там очень глубоко, Купер все еще пугалась. Пугалась за команду, за обычных людей, просто нечаянно попадающих под раздачу. И грустила. Грустила от того, что не в ее власти помочь всем, что не по ее желанию возможно помочь каждому нуждающемуся. Грустила от того, что иногда обстоятельства складываются так, что другого выхода нет и один вид начинает идти против другого. Ну, почему? Почему все складывается именно так?! Глубоко вздохнув, валлийка заглушила все эмоции, мешающие ей трезво мыслить, постаравшись запихнуть их куда подальше.
Купер едва повернувшись к мониторам показывающим Донну, вдруг вцепилась мертвой хаткой в плечо Янто.
- Смотри!  - валлийка тыкнула пальцем свобдной руки в монитор, а затем промотала на долю секунд видео, - Мне же не показалось?
Гвен не то что бы умела читать по губам, не. Но все же некоторые фразы, особенно простые фразы способна была уловить. Например такую как SOS.
Вернувшись к режиму реального времени, Купер впивалась глазами в изображение что давали камеры, и почему-то продолжая держать мертвой хваткой плечо Джонса.
- Она что-то говорит... Я...я не получается толком разобрать, - Гвен почти что носом касалась монитора силясь понять, слова.

+1

19

Поступающая к горлу паника не то что нужно агенту Торчвуда в экстренной ситуации, тем более когда он видел эту панику в глазах коллеги. Обычно, все разгуливал Джек, брал в свои руки контроль, вел команду вперёд. Подойдя к рабочему столу Купер, Джонс посмотрел на капитана, присел рядом, касаясь двумя пальцами его шеи. Сердце Джека билось. Это хорошо. Это очень хорошо. Мелькнула даже мысль о том, чтобы превзойдя себя, его убить, дабы он вернулся к ним обратно. Хладнокровная мысль, которая смыла одним своим явлением и страх и поступающую панику, и что-то ещё, глубоко внутри. Опасение, что капитан этот шаг поймет, а Джек нет. Он хоть и был бессмертным, как утверждал всегда, но валлиец знал - Джек смертен как и все люди на земле. Каждая его смерть это уход за грань и возвращение обратно, через боль, и даже через "не хочу", ведь от долгой жизни можно утопиться теряя близки и друзей. Джек был смертен и подвергать его новой смерти собственными руками он не мог. Это было выше его сил, даже тогда, когда логика работника Торчвуда уверяла - это может сработать. Но то, что он был без сознания ему не нравилось.
- Принеси из аптечки нашатырь, Гвен, - абсолютно ровным голосом попросил Янто, не поднимая на женщину глаз. Попросил с лёгким нажимом, заставляя ее тоже работать и думать. Время для паники ещё не наступило. Они справятся.
Через три секунды после ухода Гвен, Янто не думая расстегнул пиджак, сбросил его с плеч и сложил максимально аккуратно, чтобы лишние складки не мешали. О ткани он не заботился. Это лишь вещь, пусть даже и дорогая, но просто вещь. Приподняв голову Джека, мягко придерживая за за затылок, он подсунул импровизированную подушку под голову, кладя на нее голову капитана. Нести его до дивана слишком сложная задача, когда из двоих есть он и Гвен. С какой-то щемящей сердце заботой он даже поправил прядь на лбу капитана и встал. Чтобы не происходило сейчас в голове Джека, он не мог ему помочь ничем иным. Вернувшуюся Гвен он встретил уже на ногах, сцедил нашатырь на палец и провел подушечкой под носом капитана, оставляя влажный след. Отвратительно резкий запах хотя бы поможет ему быстрее вернуться. Теперь, надо было заняться вопросами не менее важными.
Он внимательно изучил то, что показывала валлийка, чуть нахмурился. Даже при нормальном освещении, коридор где была теперь Донна был темным, а с полностью закрытыми дверьми и в красных тонах едва ли можно было разобрать толком что именно она говорит. Что именно на ее тележке и самое важное, какого формата артефакт был использован ею. По прежнему слишком много вопросов и абсолютно мало ответов. Взгляд соскользнул к Джеку. Он бы сейчас им пригодился бы. «Справимся!» твердо решил валлиец. Правда как ещё не понимал.
- Произошла полная консервация хабба. Даже лифт не работает, чтобы активировать его, значит мы не выйдем на связь, не свяжутся и с нами. Повод Оуэну приехать быстрее и помочь. Если он ещё свяжется с кем-то ещё, будет не плохо. Но не с Глазго.
В отделению в Глазго Джонс верил так же, как в Пасхального Кролика или Зубную Фею. Учитывая, кто там работал, процесс расконсервации занял бы год, а то и больше. Арчи был милым человеком, но не настолько чтобы ему доверять экстренную ситуацию.
Поэтому, всматриваясь в экран, он наблюдал за поведением Донны.
- Гвен, она сказала "мы доберемся до манипулятора любой ценой".
Янто Джонс был слишком внимательным к деталям, слишком любил свою работу чтобы упустить что-то из виду. Он задумчиво посмотрел на экран, на Донну, на ее позу, как она менялась снова и снова. А потом потянулся, буквально перегнувшись через стол схватил из принтера кипу белых листов, вооружился ручкой, подцепил журнал, для жёсткости, и в последнюю очередь зацепившись взглядом за диктовюфон, взял и его. После чего направился к двери, которая отделяла его от их гостьи. Или даже правильнее сказать гостей.
- Следи за изменениями. Фиксируй каждое ее изменение на каждую фразу.
Бросил он на ходу, и подойдя к толстой бронированной двери, которую даже сварочный аппарат брал с калосальным трудом, сел прямо на пол, перед самой дверью.
- Не знаю, слышите вы меня или нет, но надеюсь, азбука морзе вам лучше знакома, - начал архивариус положив листы на пол перед собой, подставив под них как раз журнал. Включил диктофон, положив максимально близко к двери. Сделал глубокий вдох, медленно выдохнул и вспомнив саму азбуку, принялся отстукивать свое послание: "с вами говорит агент Торчвуда, Янто Джонс. Представьтесь. Зачем вам манипулятор?"
Костяшки пальцев левой руки ударялись ритмично о железо, которое идеально передавало звук в хаббе, погруженному в тишину и красный цвет аварийного освещения. Правой, он быстро записывал свой вопрос. Любая операция требует протоколы. Ему нужна будет информация для ответов.

+2

20

«Изучить пространство вокруг себя, найти выход».

Нечто внутри Донны раздавало команды, которым без стыда и совести повиновалось ее тело.

Изучить? Она изучала. Прошлась по комнате, подергала, попинала ячейки, постучала в них – прочные, запертые. Нашлась парочка открытых, но внутри совсем ничего, пустота. Пустота была не нужна.

Гость сказал слово, которое Донне было непонятно. Он сказал на другом, чужом ей языке, резкое и очень колючее слово. Интуитивно она почувствовала – это было нечто вроде ругательства. Его планы сорвались.

- Почему я понимаю тебя?

«Мы ассимилировали вашу речь. Это не сложно, она не отличается разнообразием».

- Шекспиру это скажи, - буркнула Донна. Шекспира она не особенно-то любила, хоть и гордилась им, как любая разумная британка. Она читала «Ромео и Джульетту», а еще «Сон в летнюю ночь» и пару его сонетов. Никакой оригинальности в сюжете, причудливый язык, но разве он «не отличается разнообразием»? Очень даже отличается!

«Нужно выбраться отсюда, ищи оружие!»

Зачем было нужно оружие в полностью заблокированной секции, стены которой наверняка выдержат ядерный взрыв, Донна не понимала, но принялась послушно искать.

Батарейка невыносимо пахла кислятиной, будто желудочным соком или уксусом. Донна наморщила нос: интересно, этот запах ощущала только она или дрянь мелкая действительно так смердила? И если смердила, то не опасен ли этот запах для нее, для Донны?

А впрочем, думать об этом было бессмысленно. Пару минут назад Донна отчетливо решила, что лучше умрет, чем позволит монстру в голове уничтожить человечество. Так чего ж теперь переживать из-за ядовитых газов?

Гость заставил ее бить по ящикам, бить сильно, ногами… Удобные лодочки на каблуке не подходили для этого дела, но Донна пыталась. Боль в пальцах отрезвила Гостя, и тот наконец сдался.

В этот момент и послышался стук. Ее заставили сесть у двери и слушать. Донна слушала, но ничего не понимала. Гость, видимо, тоже не понимал – обычный стук, ничего нового.

«Вы умеете разговаривать с помощью стука?»

- Стука?

Да, стука. Конечно же. Морзянка! Дедушка учил ее в детстве, вот только Донна не помнила ровным счетом ничего, кроме сигнала «SOS». Три точки, три тире, три точки.

«Знаковое кодирование. Точка – короткий стук, верно? Прекрасно, Донна».

Стук за дверью повторился, и Донна вдруг поняла, о чем ее спросили. Она напряженно заморгала. Теперь она могла "читать" этот звук так, будто знала его всегда, словно человек за дверью говорил с ней на английском. Наверное, там был Джек, тот красавчик Джек, которого она вспомнила. Ну конечно, вспомнила. Ямочка на подбородке, подтяжки и... далеки. Там были далеки! Планета исчезла, целая большая Земля. Память подбросила ей образ Джека из того уже-теперь-прошлого-времени, соотнесла этот образ с Джеком-из-настоящего, а потом с Джеком из странного апокалипсического мира, что она совсем недавно видела в своем сознании. Голос в ее голове мог манипулировать сознанием. Что, кстати, новостью не было.

Гость… Он действительно называл себя «Гость»?

Лишь теперь, прислонившись затылком к прохладной двери, Донна осознала, что всё это время знала имя своего… второго пилота. Разве Гости ведут себя подобным образом?

«Мы хотим жить», - повторил он снова, будто напоминая о проблеме. Да… Земляне поступили бы так же, окажись они перед лицом опасности, имей они средства для решения проблемы, умей они проникать в чужие головы и устраивать там хаос.

- Джек, - позвала она тихо. Но Голос в голове лишь шикнул на нее.

«Там не Джек. И мы поговорим».

Мысли снова превратились в патоку – вязкую и тягучую – такую, будто Донна провалилась в сахарный сироп, в котором и вдохнуть невозможно, да и дышать уже не нужно.

Тук… Тук-тук…

Пальцы сами собой сжались в кулак, и она застучала по двери в ответ, так резво и быстро, будто азбуку Морзе она знала ничуть не хуже, чем делопроизводство.

- Манипулятор принадлежит нам. Мы желаем забрать свою вещь назад, позвольте нам вывести ее и никто не пострадает, - прошептала Донна одними губами, послушно отстукивая слово за словом, точку за точкой, тире за тире. Гость врал, но добавить от себя ничего лишнего Донне не удалось. Вранье... Много вранья. Торчвуд - умные ребята, только бы они поняли...

После вопроса последовала тишина, гнетущая, напрягающая, а потом последовал столь стремительный ответ, что Джонс едва успел все записать. Записать на английском. Аналитический склад ума, умение держать в голове несколько вещей одновременно, не терять концентрации.

Он был собой, ловко складывал пазл из чёрточек и точек. Нахмурился, читая ответ и посмотрел на дверь.

- Манипулятор принадлежит вам? - звучал его вопрос в ровном стуке по двери. Янто стремился потянуть время.

- Что вы планируете с ним сделать? - добавил он после короткой паузы, записывая свой вопрос для протокола.

Кулак начинал болеть, Донна дернулась, но продолжила стучать - остановить это было невозможно. Да и силу удара Гость похоже не соизмерял - ему важнее было донести информацию.

- Манипулятор принадлежит нам. Мы не спрашиваем, что вы, земляне, делаете со своими вещами. Отдайте нам манипулятор, откройте двери и никто не пострадает.

- Вы незаконного проникли на базу, подвергаете опасности землянина, и просите отдать вещь не предъявив на нее документы, - Янто бы усомниться в вопросах документации, но сейчас он все ещё сдерживал свою злость на тех кто угрожал им. Но вежливость пока что тоже никуда не делась. - Я стремлюсь договорится с вами, так что давайте поможем друг другу. Ответьте на вопрос.

- Мы используем манипулятор по его прямому назначению. Для создания комфортных условий.

Тук-тук, тук. Донна всё стучала и стучала.

- Это наша вещь, наша документация на нее носит нематериальный характер и не может быть предоставлена землянину по причине недостаточной ментальной матрицы для этого. Откройте двери или мы найдем способ выбраться из этого места. Но в этом случае нам придётся убить Донну Ноубл.

От сформулированных собственными, но будто чужими губами фраз по спине Донны пробежал холодок. Как бы не так... и не мечтай, тот красавчик в розовой рубашке да при галстуке дверь тебе не откроет.

"Посмотрим," - фыркнул Гость.

Янто кинул взгляд на Гвен, которая вела визуальный мониторинг за ситуацией, посмотрел коротко на все ещё лежащего на полу Джека и тихо вздохнул, так что его вздох никто не заметил. Агрессия нарастала. Это чувствовалось в жёстком ритме, который выдавали по двери, в словах, которыми бросались Гости. Сколько раз уже им грозились убийством? Достаточно, чтобы привыкнуть к этому. А сколько раз они избежали этого? Тоже достаточно. Время на раздумий у него минимальное,слишком долгая пауза вызовет лишний повод перетянуть ситуацию себе в выгоду для инопланетян, и в минус землян.

- Дверь невозможно открыть, - медленно начал отвечать валлиец, стремясь звучать нейтрально. - Вам не выбраться из этого помещения без внешнего вмешательства, то есть меня. И убить мисс Ноубл вам не выгодно,вы лишитесь физического носителя, что вряд ли вас устраивает. Поэтому - давайте решим вопрос без убийств. Ещё раз - для какой причины вам необходим манипулятор? Как именно вы планируете его использовать? Дав полную картину, вы имеет возможность получить помощь, а не вражду. Подумайте, стоит ли разбрасываться подобным предложением.

Обещать он ничего не мог, потому что обещал значит исполнил, а наследник Мастера в человеческом теле так себе исполнитель данных слов. Он помнил про свой медальон, который остался в пиджаке, он помнил про аккуратность. Он помнил - каждая жизнь на счету.

Донна ощущала, что Гость внутри начинал злиться. Это чувствовалось по напряжению, грубости, с которой пальцы выдавали шпионский степ. Что-то в сказанном Гостя раздражало.

- Как ты думаешь, Янто Джонс, по какой причине капитан лежит сейчас на полу? Как ты думаешь, почему он потерял сознание и до сих пор не очнулся? Ты достаточно умен, чтобы свести концы с концами. Я смог воздействовать на него несмотря на множество стен и замков, не бросив при этом тотальный контроль сознания Донны... Ты думаешь, я не способен покинуть ее глупую голову и перебраться в того, кто поумнее? Джек ведь знает все коды и пароли. Я уже в его голове и всё, что мне нужно, это убить носителя, чтобы обрести нового.

Донна остановилась, ожидая ответа. Внутри было пусто и тихо. Ни страха, ни сочувствия, ничего... Была обида. Донна нашла ее следы где-то глубоко внутри. Обида на проклятого Гостя, намеривающегося превратить ее героическую жертву во имя спасения человечества в банальную попытку сменить ее глупую (глупую?!) голову на голову красавчика.

А Джек без сознания. Надо же... Донна думала, что смогла отвлечь Гостя, вытащить его из сознания Джека. Но, похоже, нет. Или это блеф? Неизвестно. Она сама была перед Гостем словно на ладони, Гость же оставался для нее загадкой.

- Я вас понял.

Он отчеканил каждую букву по металлической двери, разделяющей его и Донну с гостем, и посмотрел на Гвен еще раз. Сигнала извне все еще не было, а значит, решать надо здесь и сейчас. Что же, если это ошибка, то платить за нее придется ему самому. Гибель спутницы, пусть и бывшей, Доктор вряд ли простил бы ему, как и Торчвуду в целом. А капитан... С ним Янто поговорит потом, когда эта ситуация решиться и можно будет трезво смотреть на ситуацию. Так же трезво, как он смотрел на нее и сейчас.

- Мне нужно 15 минут, чтобы разблокировать двери, - Янто посмотрел на запястье, засекая время. Нужно было намного меньше с паролем доступа Харкнесса, но делиться этой информацией он не был намерен. Некоторые вещи должны остаться секретом. Даже от подобных тварей.

- Будьте так добры, в качестве жеста доброй воли перестаньте копаться в голове капитана, - голос валлийца даже не дрогнул. Профессионализм в критической ситуации всегда брал верх над личными переживаниями. Этим агенты Торчвуда и славились. Ничего личное не встанет между долгом и разумом. - А так же, сохраните жизнь мисс Ноубл. Она первоклассный секретарь.

Если подумать, то всю эту кашу заварил он. Если бы наверху он не обратился бы к ней по имени, то можно было удержать ее в туристическом бюро подальше. Если бы не сорвался закрывать двери, то возможно, не столкнулся бы с необходимостью дать задний ход и пойти на уступки. "Если бы" слишком самонадеянно для простого администратора и архивариуса.

- Не своди с нее глаз, - бросил Джонс быстро возвращаясь в кабинет Джека и секунду замешкав, словно сомневаясь в своем решении, кивнул самому себе, вводя команды для активации разблокирования хабба.

Гость ликовал. Он заставил Донну подкатить тележку ближе к двери, а после - постукивать ногой в ожидании пока доступ к манипулятору будет открыт.

"Разлом" - слово несло для Донны какой-то глубокий смысл. Настолько глубокий, что она никак не могла подобрать подходящего описания. Просто слово легко вставало в один смысловой ряд с Торчвудом, Доктором и временем. А дальше с воспоминаниями возникали небольшие трудности, от которых неприятно гудела голова - совсем как батарейка на тележке.

"Вставишь ее в манипулятор, будь умницей",  - заверил Гость. Какой манипулятор? Какой Разлом? Какой... нет, какой Торчвуд Донна уже знала.

Пятнадцать долгих минут. Гость весь извелся, извелся настолько, что одежда Донны насквозь пропиталась потом. К концу ожидания она уже не сознавала, как покидает помещение, как тележка неприятно грохочет, но Донна всё равно схватила батарейку голыми руками, ощущая вибрацию и жар (или холод?). Она не понимала ничего, кроме зверского, почти неконтролируемого желания выгнать из себя существо, с такой легкостью манипулирующее ее сознанием. Батарейка оказалась там, где она оказаться была должна. Батарейка запустила то, что должна была запустить.

- Что? - спросила Донна, задыхаясь, когда непослушное тело опустилось на пол. - Что мы сделали?

"Мы получили ее, - ответил ликующий голос в сознании, - мы получили Землю".

...И тогда Донна заплакала.

Отредактировано Donna Noble (24-04-2020 09:34:26)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Impossible woman Donna [Doctor Who]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC