TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Let's keep this keep to ourselves? [slavic mythology]


Let's keep this keep to ourselves? [slavic mythology]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Давай оставим себе эту крепость?
loading 82%
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/a9IABCF.jpg
https://i.imgur.com/EJeE5eb.jpg
https://i.imgur.com/YA6Wdro.jpg

"... my friends say I should act my age. what's my age again, what's my age again?"

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Morana и Zmey Gorynych

современность? или прошлое? (с)

АННОТАЦИЯ

Они колят пиками, а ты говоришь "стой смирно, через столетия картину нарисуют". Они разбегаются по сторонам, а ты всего лишь спрашиваешь по какой дороге ближе - северной или восточной. Странные люди...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Morana (11-09-2020 23:39:28)

+1

2

[icon]https://i.imgur.com/UhR3b9S.jpg[/icon]
Последние несколько столетий Горыныч откровенно скучал. Жить среди людей становилось все труднее и труднее. Человеки с каждым годом умнели и умнели, почти научились видеть сквозь леса, горы и моря. Их вездесущие компьютеры, спутники и радиоволны мешали змею летать, буйствовать и даже просто спокойно лежать на солнышке. Один раз пару-тройку десятилетий тому назад он решил в настоящем обличии искупаться в каком-то илистом озере, так случайно, выныривая из воды, потопил лодку и перепугал рыбаков, а те орать, его запоминать, а потом всякие истории придумывать решили. В итоге нагнали туда каких-то исследователей и ученых, которые своими приборами умными все дно осмотрели и ничего, конечно, не нашли. Однако озеро славу мистическую приобрело и на роль купальни больше не годилось, а ведь какая ванная чудесная была – ила метра два, вода теплая, тинистая, все, как он любил. Прелесть что такое.
«Все в прошлом», - Горыныч нажал на тормоза, заставляя машину, за рулем которой он сидел в облике человека, разумеется, а не змея огромадного, замедлить ход, и припарковался у невысокого здания. Неоновая вывеска на кирпичной стене загадочно гласила: «Пьяный ойот». Видимо, ойот когда-то был койотом, но одна буква перегорела, а хозяева заведения так и не удосужились ее заменить на новую. В целом, место даже снаружи производило впечатление запустения и упадка: отколотые края ступеней, потертые перила, пыльные окна и обшарпанное крыльцо. Провинциальная забегаловка, на которую могли позариться только очень непритязательные люди. Однако Горыныч это место любил. Оно ассоциировалось у него с его собственной унылой жизнью, в которой больше не было ни сражений лихих, ни споров с богами, ни драк с драконами заморскими. Да и были ли живы эти самые драконы или повымерли все, сраженные рыцарями, инквизицией и прочими выдумками людей.
Эх, люди-люди! Самые живучие твари на Земле. Боги прячутся, нечисть спит, оборотни вывелись почти, а они плодятся и размножаются. Если бы он знал, что так все обернется, то камне на камне бы от их городов и селений не оставил, а не потешался бы. Теперь-то смеяться было не над чем, теперь можно было посмеяться над ним самим. Когда-то великий и ужасный Змей Горыныч, сын Чернобога, а теперь даже не тень, а полупризрак былой славы.
Горыныч заглушил двигатель и вышел из машины, машинально поставив ее на сигнализацию. Человеческие привычки начинали постепенно одолевать и его. Ученые, знай бы они историю его жизни, наверное, сказали бы, что он социализировался наконец-то.
Ага, спустя сколько-то там тысяч лет. Успех, больше похожий на провал.
Змей нащупал в кармане пальто смятую пачку сигарет и увесистую зажигалку Cartier, корпус которой был выполнен из золота высшей пробы, - шик для человеческой элиты, дешевая безделушка для него, привыкшего любоваться украшениями скифов, мимолетная дань прошлым забавам.
Щелчок. Хрупкий огонек, искра, запах табака, затяжка и привычный дым в легких. Еще одна отсылка к прошлому. К счастью, от рака он умереть не мог, а чувствовать дым, заполнявший легкие, было ностальгически приятно.
Вдох, выдох, вдох. Кажется, он забыл выдохнуть, а от сигареты уже ничего и не осталось, окурок, который он потушил пальцем и выбросил в ближайшую урну. Мусорить Горыныч не любил – люди и так с этим без него справлялись: всю Землю уже засрали своими отходами.
Горыныч задержал дыхание, а потом все-таки неохотно выдохнул дым и с шумом втянул ноздрями вечерний воздух, пропавший бензином, человеческим потом и чем-то прекрасным.
Змей встрепенулся, будто внезапно очнулся ото сна, и с звериной внимательностью огляделся по сторонам - девушка.
Темноволосая девушка шла через парковку. Это она так сладостно пахла чем-то, название чего Горыныч забыл, чем-то, что ему было очень нужно.
Не совсем соображая, что он собирался сделать, Змей метнулся к высмотренной добыче и резко схватил ее рукой за горло.
- Ты будешь моей! - прохрипел он. И его голос почему-то обрел нечеловеческие нотки. – Моей.
Он так и не понял, как принял свой истинный, природный облик, как мужская ладонь превратилась в когтистую лапу, как за спиной развернулись черные крылья, как трансформировался череп, а из плеч выросли еще две драконьи головы.
Осторожно обхватив девушку за талию и перестав ее наконец-то душить, он резко взмыл в ночное небо, предусмотрительно спрятавшись среди туч.
Полет пьянил, полет молодил, полет заставлял его чувствовать себя свободным, но в какой-то момент он осознал, что сделал что-то не то. А отмотать произошедшее назад было уже нельзя.
«Она будет нашей! Моей! Моей! Нашей!» - мысленно спорили две другие головы, не желая отпускать добычу.
- Пуф! – расстроенно фыркнув, Змей приземлился на поляну в лесу, аккуратно поставил девицу на ноги и опять обратился человеком.
- Не отпущу тебя, не отпущу, никогда не отпущу! – держа пленницу за руки, завороженно смотря на нее, как заговоренный, произнес Горыныч. Его зеленоватые, казавшиеся темными в вечерних сумерках глаза, засветились, словно в их радужке заметалось, заплясало живое пламя. Сейчас Змей был похож на классического дешевого демона из телевизионных человеческих страшилок. Хотя он и был демоном, по мнению некоторых горе-исследователей фольклора.
- Никуда не отпущу! – произнес он, обнимая девушку и вдыхая запах ее волос. Пахло от нее чем-то родным, славянским, почти позабытым. В этот момент Горыныч почти любил таинственную незнакомку, возможно, даже согласился бы обменять на нее все свои сокровища и каменья драгоценные.
Золото – всего лишь золото, а в девушке было что-то такое очень нужное ему.
- Как зовут тебя? – тихо спросил Змей, зарываясь носом в волосы своей собеседницы и даже не задумываясь о том, что ведет себя как обезумевший маньяк.

+1

3

Прекрасный летний день, как говорится. Вокруг ничего не предвещало беды. Это был обычный поход в магазин за продуктами. Один батон, две упаковки плавленого сыра, пять упаковок чёрного чая, два килограмма сахара... в общем, её небольшой список заканчивался красной изолентой. Как вы думаете, зачем Моране красная изолента? Ответ прост: чтобы была. Никогда не знаешь, что произойдёт дома, что понадобится что-то вроде этого. До дома оставалось где-то пару-тройку кварталов. Может и больше. Обычно она не считала расстояние, зная, что в любом случае рано или поздно будет дома, где её никто не ждёт, даже какой-нибудь кот.

И тут, парковка с относительно небольшим количеством машин и тишина. Такая подозрительная, что можно было бы подумать, что что-то тут не так... естественно, об этом она и подумала. Время в этом конкретном месте будто остановилось. И навряд ли она была этому причиной. Вокруг была какая-то гнетущая аура. Не мрачная и зловещая. А та, от которой веяло опасностью. Но, страхом она особенно никогда не славилась, поэтому достав из кармана жвачку и закинув её в рот, пошла дальше. Как случилось самое неожиданное - стоило ей повернуть голову налево и затем обратно, как её подняли над землёй. Одной рукой. Человек. Естественно, выше её ростом. В то время как её полтора метра не делали ей чести, то тот молодец, что её поднял над землёй ростом был явно выше. Впрочем, рассмотреть его хорошо не получилось от слова совсем, только очертания, потому что почти в ту же секунду, он сразу начал превращаться во что-то более привычное богине, но чего она уже давным-давно не видела. Небольшое уточнение - он был кем-то вроде дракона, но ровно до тех пор пока у него не отрасли ещё две головы. Но даже в тот момент, Морана не сообразила вспомнить кто это, потому что всё произошло слишком внезапно, да и думать было некогда, вплоть до того, что она даже не удосужилась спросить, почему это ей надо быть чьей-то? Она своя да собственная, на этом всё. После превращения, девушку взяли в когтистые лапы и взлетев, унесли куда-то к облакам. Тут было лучше. Спокойнее. Ни шума машин, ни людей... только эти три головы, которые спорили между собой, кому же всё-таки она достанется, на что Морана реагировала с лицом, не обременённым вниманием к происходящему.

А пока они летели, Морана заметила свой дом и пролетая над ним, она решила выронить пакет прямо на его крышу, надеясь что там не побьётся и не рассыпется... хотя бы половина того, что было в пакете. И вот, спустя какое-то время, змей, видимо, достиг своей точки назначения, которой оказалась поляна, не так далеко от города. А как только богиня хотела присесть, потому что за время полёта её спина затекла, она поняла - её ещё не отпустили. Но повернувшись, она увидела уже не того дракона, который её нёс, а того человека, которого она теперь смогла нормально рассмотреть. И повторял, что теперь он её никуда и никогда не отпустит, хотя он и до этого не собирался. Оно и к лучшему - не хотелось бы проломить крышу чьего-нибудь дома, выскользнув из лап этого змея, а потом объяснять что случилось или выбегая из помещения, выпив из графина воды, сказать "Я только немножко...".

- Да я... никуда и не ухожу вроде. - задумчиво произнесла Морана. Ей было самой интересно, кого же она встретила. Кто-то из семейки это навряд ли - больно уж по образу не подходит товарищ. Не Чернобог, это точно. За тем не замечалось, чтобы он любил превращаться в дракона посреди ночи, да и голова у него была одна. А потом пошли уже обнимашки от незнакомца, в ответ на которые Морана стояла как вкопанная с лицом, полным удивления и не знала что делать. Разумным было кое-как высвободить одну руку и похлопать по спине товарища. И тут, наконец-то, дошло до вопроса, который надо было задать сразу, в самом начале. Не превращаясь в дракона, не вводя богиню то в состояние "ну вот опять...", то в состояние "что? как?...". Задали простой вопрос - кто она, дескать, и как её зовут.

- Меня зовут Морана и я живу неподалёку, работаю по шесть дней без выходных, сплю до обеда каждую субботу и... - тут она поняла, что и так много чего наговорила лишнего о себе, а о собеседнике ей узнать хотелось не меньше. - ... стоп, а ты кто? Точно не из Прави. Не из Яви, возможно. Навь? Не томи.

Самое забавное в подобных встречах было то, что количество неожиданных действий и случайно сказанных слов превышало допустимую отметку и оба собеседника не понимали практически ничего, но были рады встрече, спустя... ну, по объятиям, Морана могла сказать, что незнакомец не видел её уже ОЧЕНЬ долго. И ради этого стоило хватать её и нести почти через весь город, видимо. Что касается информации о Яве, Прави и Нави, девушка могла сказать сразу - собеседник точно поймёт о чём ведётся речь. Тут редко встретишь заморских богов, они даже навряд ли знают о таком месте на карте. Но кого-то из родственников хотелось ей встретить ещё меньше. Особенно, если это был кто-то из Прави или Яви. С первыми - было сложно держать диалог и оставаться правым во всём его течении, а вторые... что ж, вторые были сами по себе личности неординарные. Но, лучше первых, это уж точно.

+1

4

[icon]https://i.imgur.com/UhR3b9S.jpg[/icon]
Девушка вела себя подозрительно спокойно для украденной не пойми кем не пойми зачем не пойми куда, но Горыныч, увлеченный мыслью о том, что он нашел кого-то, впервые за многие столетия сумевшего пробудить в нем какие-то непонятные чувства, отличные от скуки и тоски, нещадно терзавших его в повседневной человеческой жизни, не обращал на эту логическую несостыковку ни малейшего внимания. Даже имя, которое в былые времена он моментально признал бы, поначалу показалось ему незнакомым.
- Морана, - мечтательно произнес Змей, продолжая блаженно вдыхать запах волос. – Мора.. – он внезапно замолк, наконец-то уловив смысл сказанных пленницей слов. – Подожди! Чтоооо?
Горыныч моментально разжал тиски своих объятий и сделал пару шагов назад, пристально вглядываясь в лицо девушки.
- Да это же ты! – удивленно воскликнул он, все еще не до конца веря в то, что мог не узнать собственную мачеху. Хорошо, что он ей предложение крыльев и сердца не сделал, а то пришлось бы долго и неприятно объясняться с отцом, если, конечно, ему бы довелось когда-либо еще с тем свидеться. Да и в целом это было как-то преступно странно и нехорошо.
- Морана! – прогоготал Змей, содрогаясь всем телом от безудержного смеха. – Морана! То-то я думаю, что запах какой-то родной. А это ты! – он так развеселился, что даже частично потерял контроль над своим обликом: из его ноздрей повалил густой едкий дым, а за спиной призрачными тенями проступили образы двух драконьих голов, широко разевавших пасти и яростно щелкавших зубами. – Матушка, это же я! Неужто не помнишь меня? – он вновь бесцеремонно полез обниматься, абсолютно уверенный в том, что родственница тоже безмерно рада его видеть. – Ладно-ладно, названная матушка. Я же пасынок твой, Змей Горыныч! Как же я мог так глупо ошибиться! Думал, что ты девка людская обычная. Знал бы, что ты – это ты, то был бы осторожнее.
Из уст Горыныча, привыкшего считать себя всегда правым, эти слова прозвучали почти как извинение.
Он вновь то ли рыкнул, то ли гоготнул, то ли прошипел от хохота и неохотно отпустил девушку.
- Ой! Вот потеха-то! – он провел ладонью по лицу, опять принимая самый заурядный человеческий маскировочный вид. – А я думал, что ты в Нави вместе с отцом моим осталась. Знал бы, что ты где-то тут бродишь, то обязательно разыскал бы. Намного раньше разыскал бы.
Змей не лгал. И хотя в прошлом он не питал никаких особо нежных или приятельских чувств к своей мачехе, то теперь она казалась ему кем-то исключительно приятным для общения. Сказать правду, то он и обычного водяного был бы рад увидеть и нудные причитания болотной кикиморы выслушать, лишь бы не с людьми надоедливыми общаться. Люди его не понимали, никогда не понимали, а сейчас-то особенно. Все их техника, все их машины, все их прогресс окаянный портили. Давно позабылись древние поверья, былины и боги, а тут такая удача…
- Мораааана! – улыбаясь, как сельский дурачок, протяжно произнес Горыныч. – Расскажи, как тут живешь-поживаешь? Кого из наших видела, с кем дружбу водишь, с кем знаешься? И что ты там про работу говорила?
Мысль, что богиня может не захотеть отвечать на его расспросы, Змею, разумеется, в головы не приходила. Ведь как можно было отказаться от разговора с ним, таким чудесным, таким волшебным, таким исконно славянским. Ладно, не совсем славянским, но правильным и древним.

+1

5

Богиня медленно начала кивать головой, улыбаясь краем рта. Смешно ей не было, просто казалось, что она встретила того, кого не видела уже, примерно, несколько сотен лет? Тысяч? Сколько вообще живут драконы? Тяжело следить за жизнью других, когда и за своей-то уследить не можешь. Впрочем, Морана заметила, что собеседник не сразу понял кто она, услышав её имя. Она даже ненароком подумала, что ошиблась, что он из её родных краёв или от "соседей". Опять пришлось бы объясняться, как с тем китайским драконом... но не тут-то было. Незнакомца будто осенило и он прекратил обниматься и начал всматриваться в лицо Мораны, будто на её лбу было написано "тупая, ничего не помнит, склероз". Вдруг он такой "Морана, да это же ты!". И давай радоваться, будто нашёл не её, а возможность вернуть Русь до того как она стала... тем, что она сейчас собой представляет: никаких частоколов, прыжков в костры, да и татаро-монголы уже не набегают. Осталось наблюдать только за матрёшками на витринах и проходить мимо колодцев, заваленных хрен-знает-чем до крыш.

И тут в ход опять пошли обнимашки, со словами "Матушка, неужели не помнишь меня? Это ж я, Змей Горыныч". И до девушки вдруг внезапно дошло кто это и что её догадки были верны. Змей Горыныч, он же Горыня, он же Горын. Вот уж кого не ждали так не ждали.
- Да ладно тебе, все мы ошибаемся, Горыня... - сказала Морана, погладив по спине Змея. - На это и расчёт. Большинство твоих родственников меня тоже навряд ли узнает в этом обличии. Отныне так и будет.
Конечно же вдаваться в подробности почему именно она скрывается от родни, она не спешила. Но, причин было много, а перечислять все было бы долго. Морана отвыкла слышать извинения от смертных или кого бы то ни было. За столько времени-то. Но, родственные отношения они такие - сложные. Затем, Горыныч опять выпустил богиню из рук. Это напоминало уже марафон на предмет того, кто дольше будет обниматься и пока в этом марафоне побеждал именно Змей, так как Морана пыталась разобраться в своих ощущениях и собраться с мыслями всё это время, коих было довольно много и все они были, мягко говоря, полными загадок для неё.

Вот уж давно не помнила девушка, когда она общалась с кем-то из "своих". Ни с марами, ни с Кикиморой, ни с Лешим... и только сейчас она поняла, насколько много времени прошло. Впрочем, пришёл прогресс и о том, чтобы прийти к ближайшему пруду и встретить русалку или зайти в ближайший лес и встретить лешего, можно было уже забыть. В настоящее время уже так просто их не отыщешь... наверное. Богиня не думала о таких вещах настолько подробно. А может, ничего и не изменилось? Лесов меньше, но они всё ещё есть. Реки высохли, но вся вода не может испариться в мгновение ока. А вот городов, и самое главное - людей, всё коснулось гораздо глубже. Они забыли старые обычаи и обряды, перестали беречь природу, да и себя, в принципе. "Всё выглядит серо и уныло". Именно эту фразу можно было бы выбить на гробовой табличке "современного" мира. Впрочем, Морану радовали небольшие мелочи, которые остались с давних времён. Как физические, так и душевные. Но, первых было больше. Старым привычкам не откажешь.

Тем временем, Змею казалась эта ситуация всё более неловкой и забавной от души и он утверждал, что разыскал бы раньше, знай бы, что она здесь, в Яви. Но, хороший вопрос, который крутился в голове Мораны не давал ей покоя - а хотела ли она быть найденной всё это время? Или просто ей нужно было время, чтобы "найти себя"? Звучало бредово, но, так и есть. Оказавшись в первое время в современном мире живых и осознав, что теперь она тут надолго, она не могла привыкнуть к нормальной жизни. Да и сейчас не может, кому она врёт? Что такое налоги? Басурмане не нападают уже несколько веков на Русь, кому она должна платить дань-то? Но, увы, будучи смертной, Моране приходиться маскироваться и офигевать с ценников на кисломолочные продукты. Хорошо, что есть скидки, хоть здесь теперешний люд изобретательность проявил. Об отсутствии собственного замка в Нави и вовсе приходилось молчать. Но и возвращаться, наживая проблемы с "добрыми родственниками" тоже не очень хотелось.

Кстати говоря, вопросы о родственниках у Горыни как раз и посыпались. В этот момент ей хотелось провалиться сквозь землю, не только из-за того, что она не очень их любит вспоминать всуе, но и потому что она уже давно не виделась с ними и только приблизительно знает, что кто-то из них в Яви, кто-то в Прави, а кто-то в родном краю. Но всё же, ответить на этот ворох вопросов ничего не мешало. Да и не спешила она никуда теперь, пакет-то долетел до крыши дома... скорее всего.
- С чего же начать... - задумчиво произнесла девушка, сев на пенёк и подперев подбородок кулаком. - Худо-бедно, но живу. Не как при сыновьях Рюрика, в девятисотых годах-то, но полным провалом тоже не назовёшь. Наших никого не видела ближайшие сотни лет, а то и более, разве что мельком встречала.
Естественно, она могла их не встречать вообще, ей могло просто показаться. Да, дорогие мои, паранойя бывает у всех, включая и богов русских. Обычно подобная хворь застигает нас врасплох.
- О, забота моя-работа, как ж без неё - увлечённо начала рассказывать Морана. - С письменами всякими я работаю на дому. Как летописцы у нас делали... только вот вместо дощечки использую машинку печатную. Ох и тяжело к ней привыкать, ты б знал. Но я за это время поднаторела.

И тут богиня поняла, что забыла спросить со всеми этими распросами про дела Горыныча.
- А ты-то как, Горыня? Ты же не тратишь злато попусту и хранишь его от богатырей всяких? Расскажи мне, как дела твои процветают?

+1

6

[icon]https://i.imgur.com/UhR3b9S.jpg[/icon]
Только теперь, когда схлынули первые эмоции и немного поугас пьянивший его восторг, Горыныч непредвзято взглянул на Морану и не узнал ее. Перед ним стояла, а вернее уже сидела на трухлявом пне самая обычная человеческая женщина, немного уставшая, немного задумчивая, немного растрепанная, хотя последнее после принудительного полета в его лапах было как раз таки ожидаемо. И эта новая Морана ничем не походила на грозную богиню зимы, способную обвести вокруг пальца даже его отца, хитроумного Чернобога, властителя Нави. Не почуй он ее специфический, исконно славянский запах, а увидь, например, через окно автомобиля где-нибудь в пестрой толпе на улице, то ни за что на свете не признал бы. Не было в ней больше ничего магического, не чувствовалась та горделивая стать, что была присуща ей много веков назад.
Прошлое быльем поросло, в прах рассыпалось, в легенды превратилось, сгинуло на веки вечные.
Радость от внезапной встречи неожиданно обернулась разочарованием, оставлявшим неприятный привкус в мыслях, в сердце, в душе. Одно дело – знать, что боги заперты где-то там в других мирах, и десятилетие за десятилетием надеяться, что со временем они освободятся и вернут «мифологическим» - Вы только подумайте, какое слово диковинное для всех них придумали люди! – существам былое величие. И совсем другое – резко осознать, что боги тоже померкли, что и они не сумели сохранить свое сияющее могущество, что все поглотили беспощадный прогресс и его коварная приспешница-наука.
Легенды! Они все – от последней ехидной кикиморы до кузнеца Сварога - стали легендами, тусклыми картинками на страницах детских книжек. Прощай, слава! Последним ярким всполохом гори на погребальном костре, а прах твой захоронят неведомо где. Вернее, уже захоронили, а он в суете дней и не заметил, как настоящее пожрало прошлое.
Горыныча охватило уныние. Не такой участи он себе хотел. Он все еще мечтал о золоте, походах, войнах, а не об офисных буднях владельца крупного банка.
- Мда… - грустно выдал Змей, стараясь скрыть свое разочарование, чтобы ненароком не обидеть собеседницу. Не было ее вины во всем этом бесконечном безобразии. Не он один пострадал. Моране, наверное, было еще хуже. У него хотя бы остались его клады бесчисленные, упрятанные в горах, реках, озерах и курганах русских, да и не только земель. А что досталось ей? Три месяца, омраченных глобальным потеплением, зимы в году и все?
- Вот оно как, - растерянно произнес Горыныч, молча выслушав странный рассказ богини о том, как она работает, будто простая девка дворовая, а не властительница трети мира. – Чудные вещи ты молвишь, - он нахмурился и, подойдя ближе, уселся прямо на траву рядом с Мораной. Он нисколько не заботился о том, что его дорогое пальто могло испачкаться сором лесным или землей – какая же эта беда по сравнению с преступной потерей собственной жизни.
- Мда, - подбирая нужные слова, опять неразборчиво пробормотал Змей, доставая из кармана пачку сигарет, одну из которых тут же поспешно раскурил. Запах табака никогда ему особо не нравился, но вот дым в лёгких напоминал ему о его настоящей сущности, а ведь когда-то ему не нужны были подобные уловки, он мог сжигать селения, разорять города, не то что сейчас.
А стоила ли его жизнь маскировки? Может, следовало в последний раз покуражиться, да и сгинуть на веки вечные, хотя нет… Сгинуть бы он не смог, его бы не смогли убить, а запихнули в какую-нибудь огнеупорную лабораторию и морили бы голодом.
- Я как-то так, - он неопределенно помотал головой из стороны в сторону. Что должно было означать это движение – не знал и он сам.  Наверное, он попросту тянул время, хотел заполучить еще несколько секунд перед тем, как окончательно признать конец любимой эпохи, рассказать и о своей банальной человеческой жизни.
- Да где ты теперь богатырей-то сыщешь? – Горыныч выпустил из ноздрей плотные облачка дыма и потушил окурок о тыльную сторону ладони. Ожога на коже, конечно, не осталось. – Помнишь Святогора или Илью Муромца хотя бы? Не видать достойных их славы уж давно. Теперь такие «силачи» пошли, что я легко смог бы с ними разделаться, стоило бы только один раз огнем дыхнуть и… - он растер в пальцах остатки сигареты, растрепал фильтр, хотел бросить на землю, но не стал, а аккуратно убрал в небольшую металлическую коробочку, которую вынул из внутреннего кармана пальто. В отличие от короткопамятных и неблагодарных людей, Змей продолжал любить и заботиться о природе, пусть она и была безнадежно поругана, попрана и растоптана теми, кто был ей обязан больше всех.
- Золото мое и камни лежат в земле и оборонять их теперь приходится от археологов. Это такие… - он принялся было объяснять, но тут же опомнился. – Впрочем, ты и сама знаешь. Лезут везде. Всем им старинные артефакты подавай. Утащили мои серебряные амфоры в Лувр. Музей у них там. Выставляют теперь. Я планирую их оттуда забрать. Грабеж это. Мои вещи. Бесит все. Когда-нибудь им айфон в курган зарою.
Он нахмурился, продолжая сурово смотреть на темный лес. Ему не хотелось встречаться взглядом с Мораной. Тоскливо было на душе, ой, тоскливо. Не о такой встрече он мечтал, совсем не о такой.
Он хотел молчать. Он хотел уйти. Он хотел остаться и вечно вот так сидеть рядом с Мораной. Он не знал, куда себя деть. Он не знал, как дальше жить со знанием, что так неожиданно открылось ему.
- Почему ты не с отцом моим? – тихо спросил Горыныч. – Я бы предпочел быть в Нави.  Там все привычно. Там нет людей. Там золото тоже осталось.
Конечно, он не мог без золота, просто не мыслил себя без него, даже в человеческом обличии умудрился себя им окружить: золотая зажигалка, золотая авторучка, запонки из того же драгоценного металла, но еще более высокой пробы.
- Не пыталась никого из своих найти? Или не хотела? – он посмотрел наверх, на вечернее небо, на котором начинали появляться первые звезды. Ему почему-то было все равно, какой ответ даст богиня, соврет или правду скажет, это уже ничего не меняло. Слишком много лет прошло. – Неужели тебе нравится вот такая жизнь? Неужели ты не хочешь вернуть прошлое? Обратить течение времени вспять? – в голосе Змея послышалась откровенная, ничем не прикрытая досада.

Отредактировано Zmey Gorynych (Сегодня 11:18:35)

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Let's keep this keep to ourselves? [slavic mythology]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC