мифическая АКЦИЯ номер #217 vk
Swords never get tired [da:o]

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Расскажи мне, дочка... [greek mythology]


Расскажи мне, дочка... [greek mythology]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

РАССКАЖИ МНЕ, ДОЧКА...
If I conceal my fear
Will I be in the clear
Or am I giving life to phantom pain?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://pm1.narvii.com/7610/dff7cd8739a5e7474ac8b2181ef9d30911639e9dr1-1920-1920v2_00.jpg
Диана Гурцкая - Ты знаешь, мама...

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Demeter, Persephone

Древняя Греция

АННОТАЦИЯ

Деметре возвращают любимую дочь из мрака Загробного Царства. В мире вновь просыпается жизнь, поля зеленеют, деревья дают плоды, все живое радуется возвращению любимой дочери Деметры и Громовержца. Но почему сама дочь... несчастна?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Persephone (12-09-2020 20:52:15)

+2

2

Деметра находилась на Олимпе. На ней было траурное одеяние. Она оплакивала разлуку со своей любимой дочерью Персефоной. От материнского отчаяния богини перестали всходить урожаи, люди умирали от голода и не приносили жертвы богам. Когда наступало время сева, простые люди устраивали в честь Деметры празднества. В них принимали участие главным образом женщины. Праздники сопровождались ритуалами, которые способствовали увеличению плодородия природы, плодовитости людей и животных. Но сейчас, когда Персефона отсутствовала и мать была в трауре, греки праздновали Элевсинские мистерии, которые символически представляли горе Деметры из-за утраты дочери. Им лишь бы праздновать, - рыдала Деметра, понимая, что сейчас проходят великие таинства, потому что ей так плохо, очень плохо. Она отказывалась от вина и еды, никого вокруг не замечая. Деметра пообещала себе, что скинет траурные одеяния и украсит свою голову венком из васильков только когда увидит дочь.  Так длилось долгое время, пока Персефона находилась в разлуке с матерью. Зевс уговаривал Деметру не печалиться так сильно, но она никого не слушала. Тогда Зевс отдал приказ Аиду вернуть матери Персефону. Аид не стал спорить с Зевсом и решил на время отпустить Персефону с условием, что та вернется в положенное время обратно в Аид.   Деметра знала, как опасно царство Аида. Оттуда не так-то легко выбраться. Она сейчас не готова была вернуться в царство Аида с Олимпа, но уже согласна была ступить на землю: Деметра надеялась, что в Элевсине ей могут помочь найти дочь. Сейчас с дочкой не было никакой связи. Ни свитков с утешительным письмом, ни какой другой весточки. Ничего! Полная неизвестность. А может быть у нее неприятности.  О горе, жить в разлуке с моей девочкой совершенно невыносимо! Как это тяжело!- Рыдала Деметра, и похоже, уже все на Олимпе хотели, чтобы Персефона поскорее вернулась. Чтобы только не слышать этих материнских жалоб и причитаний.И вот настал этот счастливый день, когда вдруг, совершенно внезапно, Деметра увидела на небе золотую колесницу Зевса, которая приближалась к ее чертогам! А кто мог ехать в такой колеснице? Только бог или богиня. А может быть ее доченька? Это было невероятное предположение, но богиня иногда верила и в чудеса, хотя была очень практична. Деметра пригляделась. Это была колесница Аида! Мать нахмурилась: она думала, что видит колесницу Зевса, что он послал за ее дочерью... Привез Персефону.  Но это была колесница братца. Колесница приближалась все ближе и ближе к Деметре.
Кого нам везут оттуда?- Подумала богиня. Слово "оттуда" означало из подземного царства. То, что Аид отпустил ее дочь подобру-поздорову, в это Деметра поверить не могла. Из колесницы выпорхнул Гермес, на его ногах были великолепные крылатые сандалии, благодаря которым он с легкостью мог летать. Гермес проник в распахнутое окно и сказал богине:- Твоя дочь вернулась к тебе. Радуйся, Деметра!
Ты не обманываешь меня, Гермес? Неужели этот счастливый для меня и для всех Богов день настал? Я сейчас увижу свою доченьку? Мою ненаглядную Персефону? О Гермес, не томи же меня, приведи поскорее Персефону, чтобы я смогла обнять ее!- И тут же открылись двери и вошла прекрасная Персефона и мать протянула к ней руки:
Доченька моя, золотая, ненаглядная моя девочка! Обними же меня скорее!

Отредактировано Demeter (27-08-2020 23:05:39)

+2

3

Персефону разрывало на части. Как может настолько измениться мнение за такой короткий срок? Диаметрально поменяться отношение, мысли, чувства... Еще три месяца назад Персефона прыгала бы от счастья, узнав о своем возвращении к матери, но сейчас ее грыз червь сомнения. Она привыкла к Подземному миру, ее чаровала его непохожесть на слишком яркий мир смертных, на ослепляющий свет Олимпа. Здесь все было другое, здесь он был другим...

Черные лошади грызли удила, перебирая копытами, а ведущий жеребец косил на богиню чернильным глазом. Орион был любимцем Персефоны, хотя она никогда не говорила это вслух, чтобы не обижать других "ужасных" жеребцов Гадеса.
- Не такие уж вы и ужасные... - тихо пробормотала весна, поглаживая шелковую гриву коня. Тот мягко ущипнул ее губами за плечо, мотнув головой, когда Персефона пошла назад, к самой колеснице.

Гадес молчал, ей же самой было нечего сказать. Их отношения были похожи на утреннюю дымку, робкую, эфемерную. Она вроде есть - но в любой миг может исчезнуть, как видение. А Персефоне не хотелось бы, чтобы она исчезала.
Слова уже были сказаны, ничего нового она выдать не могла. С помощью Гермеса взобравшись на золотую колесницу супруга, она не обернулась, чтобы не растерять остатки самообладания. Колесница сорвалась с места, устремляясь наверх, сквозь рощу призрачных деревьев, туда, где светит солнце, туда, где ждет ее мать.

Солнечный свет резанул глаза, но Персефона упрямо держала их открытыми. Набежавшие слезы можно списать на отвыкшие от солнечного света глаза, не теряя лицо перед матерью и уже поднадоевшим Гермесом. Колесница неслась быстрее ветра, вот уже показался сияющий Олимп. Испытывала ли Персефона тоску? Как ни странно, нет. Она совершенно не соскучилась по Олимпу, но сейчас сердце упрямо поднывало, вспоминая прекраснейший сад с лунного цвета нарциссами.

Кони остановились, звонко цокая подковами о мрамор. Персефона спрыгнула с колесницы, проигнорировав предложенную руку Гермеса. Позади раздалось слегка возмущенное ржание, заставившее богиню обернуться и столкнуться с четырьмя парами чуть обиженных глаз. Мягко коснувшись каждого жеребца, Персефона обхватила шелковую морду Ориона, на мгновение прижавшись к  нему лбом. Словно Орион был средством связи с Гадесом. Услышит ли он?
- Я вернусь... - одними губами произнесла девушка, напоследок коснувшись невесомым поцелуем лба коня.

Золотые двери, словно сотканные из солнечного света, распахнулись, пропуская вернувшуюся дочь Деметры и Громовержца. Мать, шумным золотым ветром с запахом свежего хлеба и летнего зноя, практически бежала ей навстречу, распахнув руки в приветственном объятии.
- Мама... - шепнула богиня, только сейчас осознав, насколько же она соскучилась по ней. Утонув в объятиях, девушка гладила Деметру по спине, снова вспоминая собственную маму. - Я соскучилась... - слова утонули в пшеничных локонах богини плодородия.
Гермес наконец вспомнил правила приличия и удалился из покоев Деметры, позволив Персефоне выдохнуть. Ощущения были... странными. Она была дома, но сейчас ощущала себя будто приехала в гости. И ведь это было верным, отныне она жена властителя Загробного мира, и ее дом, ее истинный дом, был там. При мысли о муже сердце подозрительно трепыхнулось.

Персефона выпустила мать из объятий, стараясь спрятать за улыбкой нотки грусти. Главное - не смотреть ей в глаза.

+1

4

Персефона вошла в покои Деметры не одна. Ее сопровождал Гермес. Деметра легким движением руки приказала Гермесу отойти вглубь комнаты. Гермес скромно отошел и замер по стойке смирно у стены. Деметру уважали и боялись многие небожители, и Гермес был одним из тех, кто избегал суровых очей Деметры. Но сейчас Деметре было не до Гермеса. Эриния совершенно не собиралась испепелять бога за то, что он явился без приглашения. Мог бы и выйти из покоев.  Не нужно мешать счастливой встрече двух любящих людей. Но Гермес вел себя тихо и почти не шевелился. Деметра обняла Персефону, прижала к своей груди. Как же хорошо и спокойно вдруг стало у Деметры на душе! Дети всегда кажутся своим матерям малышами, нуждающимися в заботе и материнской ласке. Малышка, моя маленькая добрая девочка,- подумала богиня. Сердце Деметры трепетало от нежности и ликования. Самый любимый, драгоценный человек был рядом. Иначе и быть не могло. Положив руку на сердце, Деметра чувствовала огромное облегчение от того, что дочь вернулась к ней. 
Соскучилась по мне? Я тоже.- сказала мать. Ее голос чуть дрогнул при этих словах. Богиня подумала, но не произнесла этого вслух: я не только скучала, а несколько месяцев на коленках простояла, молясь всем богам Олимпа о том, чтобы ты поскорее вернулась из этого ужасного, гадкого Аида. Деметра не испытывала никаких романтических воспоминаний при мысли о подземном царстве и его обитателях. Аид казался ей самым отвратительным местом, которое только может быть на свете. Место, наполненное болью попавших туда, насыщенное страстями, ложью и обманом. Но скучала ли Персефона по Аиду и поймет ли она Деметру? Нет, лучше ничего не говорить дочери, не вспоминать про Аид, свое мнение лучше держать при себе. Достаточно возвращения Персефоны домой и ее радости при их встрече. Мать разомкнула объятия, чтобы взглянуть, что делает Гермес. Гермес взглянул на Деметру и вышел из опочивальни в зал, где слуги уже сервировали стол к обеду. Наверное, отправился к столу,- подумала Деметра.    Шум, который издавали лошади у стен дворца, вдруг затих. Гермес!- Позвала Деметра крылатого бога, и он тут же появился в покоях. Спасибо за все,- сказала ему мать. -Ты сопровождал мою дочь и я так благодарна тебе. Скоро будет праздник в честь возвращения Персефоны на Олимп, я приглашаю тебя. - Деметра легонько улыбнулась Гермесу, затем подошла к дочери, провела рукой по ее волосам и поцеловала в лоб.
Праздник в честь возвращения Персефоны к Деметре весь Олимп должен запомнить как день всеобщего ликования и счастья!

Отредактировано Demeter (07-09-2020 21:48:47)

+1

5

Проведя в Аиде достаточное количество времени, Персефона заметила, что сейчас ее слепит свет Олимпа. Словно все было... ненастоящим. Слишком золотым, вычурным и искусственным. Свет Гелиоса слепил, покои матушки, где она прежде находила покой, давили стенами и едва не заставляли слезиться глаза. Я хочу обратно... мелькнула мысль и богиня постаралась не зацикливаться на ней, пугливо отогнав в сторону, как новорожденный олененок шугается незнакомого мира.
Заметив движение руки Деметры, Персефона нахмурилась. Ей показалось это движение слишком... фамильярным? Гермес входил в число двенадцати высших олимпийцев, по статусу он превосходил Персефону (если упустить тот момент, что с недавних пор она являлась супругой Гадеса), а Деметра же отослала бога как слугу. Благо, при всей своей взбалмошности, Гермес отличался благоразумием и мудростью, поэтому ничуть не смутился, отходя в тень, подмигнув-таки богине Весны.

В Аиде все было проще. Честнее. Лежало на поверхности. Там был другой мир, с другими обитателями, с другим менталитетом и честностью. Ложь и игры олимпийцев им были чужды, этим Загробный мир покорил Персефону. И его владыка был... стоп, стоп, стоп. Нельзя.

Моргнув Персефона отогнала мелькнувшую в глазах грусть и отстранилась от матери. Та окликнула Гермеса, вышагнувшего из за колонны, приглашая на праздник. Праздник? Какой может быть праздник на руинах?..
Поймав взгляд быстрого как мысль бога, Персефона послала ему мысль.
Прошу, передай ему... что... нет, ничего не передавай
Гермес улыбнулся шалой улыбкой в ответ и кивнул. И в сознании юной богини поселилась мысль, что он все прекрасно понял.

Наконец, в покоях Деметры они остались одни. Поцелуй матери все еще ощущался кожей лба, когда Персефона сделала шаг назад, чуть склонив голову к плечу.
- Праздник? О каком празднике идет речь, мама?
Настроения что-то праздновать у Персефоны не было абсолютно никакого. Хотелось спрятаться в тишине своих покоев, зарыться в одеяло и никого не видеть. Или сбежать подальше от шумного Олимпа, от его постоянного движения, от снующих туда сюда полубогов, нимф, стремящихся утянуть богиню в танец, от громкого смеха и разврата, вниз, в Ниссейскую долину, где когда-то тени соткались в него...

- Не нужно праздника, молю.. - Персефона отвернулась, начиная движения, проходя сквозь невесомые полотна ткани на балкон. Вид открывался великолепнейший. Палаты олимпийцев находились выше уровня облаков, скрытые от глаз смертных, и сейчас гора словно утопала в невесомом лебяжьем пухе. Протянув руку, Персефона "подхватила" ладошкой небольшую его часть и подула, позволяя невесомому белоснежному облаку мягко скользнуть с ее руки. Все было безмятежно и до приторности... неправильно.

+1

6

"Перси, дорогая, не нужно грустить"- улыбнулась Деметра. Она видела, что дочь тревожится о чем-то, но решила ничего не спрашивать. Деметра не собиралась копаться в душе дочери. Придет время, и доченька сама все расскажет, если захочет. А пока Деметра снова улыбнулась и ответила дочке на ее вопрос: -"Как какой праздник? В честь твоего возвращения на Олимп! Это очень приятное и радостное событие." Деметра внимательно посмотрела на дочь, но не обнаружила в ней никаких признаков радости. Богини вышли на балкон. Может быть, причина грусти Персефоны кроется в том, что она оставила в Аиде кого-то дорогого своему сердцу? Неужели она влюбилась? Этого еще не хватало-  с досадой подумала Деметра.  Может быть, она хотела бы стоять на балконе не со мной, а кем-то другим,[/i]- мелькнула страшная догадка. Но Деметра, с присущей ей самоуверенностью, отогнала от себя эту мысль. - Моя дочь любит меня, а грустна она потому что... потому что... еще не освоилась на Олимпе.  Это было благодатное размышление и все объясняло, Деметра опять заулыбалась. Она снова обратилась к дочери: "Кроме праздника, который будет устроен в честь твоего возвращения, будет еще один праздник! Мы будем праздновать возвращение самого Зевса. Если ты не хочешь праздновать свое возвращение, то в честь возвращения Зевса все олимпийцы будут обязаны собраться в тронном зале, а чуть позже на пиру. Отказаться нельзя."
Деметра понимала, что от приглашения Зевса нельзя отмахнуться, богиня надеялась, что это также ясно понимает и ее дочь Персефона. Было только одно неприятное обстоятельство, которое омрачало всю радость. Деметра никак не могла забыть последний умоляющий взгляд Гефеста, не могла забыть о тех проклятиях, которыми он осыпал головы всех олимпийцев. Будет ли правильным помочь Гефесту и вызволить его из темницы с помощью свитка с заклинаниями?- подумала Деметра. За несколько минут до прихода Персефоны Деметре принесли свиток, который она считала потерянным. Слава Зевсу, свиток был цел и невредим. Служанка подняла его с пола... Кто-то хозяйничал в покоях Деметры, пока она отдыхала или обедала . Деметра нерешительно держала свитки, думая о том, возьмет их Персефона или не возьмет. Согласится ли она читать свиток? Захочет ли помочь Гефесту?  Деметра ясно представила, как порадуется Гефест возможности выбраться из темницы, как он прочитает свиток...  Но слишком много было недосказанного между Деметрой и Персефоной. Поэтому Деметра решила пока ни о чем не просить дочь. Весь облик Персефоны вызывал недоверие у прямолинейной, хозяйственной и горделивой богини полей. Не понимала она состояния дочери и не собиралась понимать. У нее была только одна цель: ее дочь должна трезво размышлять, быть богатой и рассудительной. Выгодно выйти замуж и стать хорошей хозяйкой. Но хотела ли того же самого дочь?

Отредактировано Demeter (15-10-2020 02:26:06)

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Расскажи мне, дочка... [greek mythology]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно