мифическая АКЦИЯ номер #217 vk
Swords never get tired [da:o]

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Не те, не там, не то [Marvel/Asgard]


Не те, не там, не то [Marvel/Asgard]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

НЕ ТЕ, НЕ ТАМ, НЕ ТО
"Мы пришли в одно из тех мест, где невольно задаёшься вопросом, зачем ты сюда припёрся"
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://forumuploads.ru/uploads/0017/ce/d2/789/t948164.jpg http://forumuploads.ru/uploads/0017/ce/d2/789/t838001.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Локи, Клинт Бартон

после Нидавеллира, какой-то параллельный мир

АННОТАЦИЯ

Локи это все еще старый добрый Локи, хотя и как бы немного сдохший, а вот мир уже не тот. В нем Клинт Бартон понятия не имеет, что такое Щ.И.Т. и почему ему должен быть знаком парень с именем, как у скандинавского бога.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

[indent] Сколько потерь не случилось в жизни, к чувству утраты нельзя привыкнуть и неизбежно переваривать в своей голове на пару с чувством вины его, разбрасывая по полкам оценку – где промахнулся? И каждый раз когда Локи казалось, что потерять больше уже просто невозможно, судьба снова и снова собирала свою жатву, нанося удары по брони и оставляя трещины одну другой глубже. Думал, что контролирует свою жизнь – потерял мост под ногами, думал что знает свое место – потерял все, во что верил, думал, что страшнее некуда – потерял мать.  Думал, что справедливо расплатился с отцом, потерял и его. Потерял Асгард, потерял трон, потерял смысл жизни – и вдруг обрел. По известному закону подлости, отправляясь на Нидавеллир в свите брата, трикстер задницей чуял, что грядут потери, но и помыслить не мог, что в этот раз норны сплетут нити таким образом, что он сам свою утрату одобрит, распечатает и подпишет. 
[indent] Там – в разгар яростной схватки – Локи уже понимал, что Таноса с его собаками им не одолеть, слишком силы не равны. Титаны мало уступали асгардцам в силе и мощи, да и численный перевес был на их стороне, и велик был бы соблазн удрать, использовав Тессеракт, спасти свою шкуру, только вот  - а что потом? Если фиолетовомордый заточил зуб на их народ, разгромив Тора и отряд на Нидавеллире, он придет в Мидгард, и все женщины, дети и простые работяги, еще помнящие вспышку взрыва Асгарда, окажутся под его ударом, превращаемые в ничто. Как  некстати, Суртур раздери!
[indent] Локи ощущал себя мертвым, разорванным на тысячи кровавых ошметков, и вся выносливость асгардийца не смягчала этой боли, вывернувшей наизнанку все нервные волокна и раздавившей внутренние органы. Лежа на бесконечном снегу, уходящем в горизонт, он не мог больше даже ползти, оставляя за собой кровавый след, растираемый по шероховатой поверхности ледяного поля. Холод этих земель был способен разорвать легкие любого существа, а льды сделать их мертвую красоту вечной, но ему – рожденному в Йотунхейме – низкие температуры не так угрожали погибелью, как полученные раны.  С трудом приподнявшись, трикстер едва нашел в себе немного сил безвольно перевалиться на спину, уронив ослабшие руки в мягкую перину снежного покрова.
- Ведь зарекался быть героем… - с первым словом  на губах проступила кровь, а потом – пузырясь  натянутой пленкой над едва раскрытым ртом – лопнула и потекла из уголков губ на подбородок, и асгардец закашлялся. Каждый толчок легких в ребра вызывал душащий приступ боли, от которого невыносимо хотелось перестать дышать. – Нет уж… фиолетовый ублюдок… я тебе здесь не стану… украш…ением ледяного сар… кофага. – Так хотелось немного полежать, утешая себя, что силы вернутся и можно будет встать и пойти, но лишь бы прежде немного – все же немного – отдохнуть, но Локи прекрасно знал убийственную обманчивость этих мыслей. В его состоянии силы не вернутся, даже пролежи он тут до мгновения, когда в Йотунхейме вырастут тропические леса. Силы скоро истончатся окончательно, и тогда лежать ему здесь вечно, став ледяной скульптурой….
… Трикстер отключился на мгновение все же видимо – потому что ему послышался знакомый голос из стелющейся по ледяным полям вьюги.  Стоило повернуть как в бреду голову, чтобы увидеть белый – сплетаемый из кружащихся снежинок – женский силуэт. Локи с силой зажмурился, прогоняя муть из взгляда, но силуэт оставался на месте через чур настойчиво. Взлетали на ветру темной меди пряди, вытанцовывая с рваными порывами длинного подола серебристого ванахеймского платья какой-то дикий дуэт.  – Тебе бы крылья, чистая валькирия… - закрыв глаза, чтобы изгнать нахальное видение, усмехнулся мужчина. И тотчас ребра сковали сталью боли, заставив с шумным вздохом ноздрями морозного воздуха замереть на месте неподвижно. Асгардца трудно убить, однако – как сказал Один – они не боги, они рождаются и умирают….
Иди ко мне. Не отступая,  пронес ветер мимо ушей тихий мелодичный зов.  Призраки пустынных льдов забавлялись, пожирая из умом умирающих вожделенные образы, и как дьявольские ундины, вытягивали последние силы, насыщая свое бесплотное существование.  Но это не выматывало его – злило, бешено злило сквозь любую плату за движение в виде боли. 
- Ага… К тебе… Сейчас…. – стараясь почти не шевелиться, он вынужден был прибегнуть к примитивной магии мидгардских колдунов, чтобы явить в свои руки спрятанный тессеракт, потому что сил на более высокие чары не оставалось. Окровавленные посиневшие пальцы чертили в снегу символы, что велел плавающий в озере вспышек боли и переутомления рассудок.  Локи искоса взглянул в метель, отмечая, что имеющий невыносимо знакомые очертания силуэт приближался, протягивая к нему смертоносно белые руки – чует, мразь, кто почти сдох, наглеет. – Приду обязательно, только – к настоящей. – Нагло усмехнувшись в лицо мраку, он продемонстрировал вспыхнувший в руке куб за мгновение того, как тот превратился в полночное чудище, оскалившись, а сам трикстер исчез, проваливаясь в паутины времени и пространства.
[indent] Удар о твердую поверхность так к ней и припечатал. Тессеракт, в последний миг снова скрытый магией от посторонних глаз, исчез, а запах сырой после дождя земли ударил в ноздри. По крайней мере не лед – подумал асгардец, прежде чем отключиться.

Отредактировано Loki (14-08-2020 20:53:10)

+2

3

Потерев слезящиеся от напряжения глаза, Клинт с выдохом повернулся в сторону от окна. Оперся затылком и плечами о стену, с брезгливой гримасой оглядывая полутемный чердак. Неприглядное загаженное голубями местечко, как раз под стать ощущениям в душе. Сплюнув, Бартон вытащил из заднего кармана джинс протеиновый баточик и резким движением вскрыл упаковку. Есть еще не хотелось, но с минуты на минуту мог появиться объект наблюдения, тогда уж не пожуешь. Придется запихивать в себя сейчас.
Мерно двигая челюстями, мужчина в очередной раз проверил величину заряда в фотоаппарате. Повезло его нынешнему объекту, "охота" велась не со снайперской винтовкой, а всего лишь через объектив. Для чего заказчику понадобились фото, Клинта не интересовало. Скорее всего для шантажа, подобные снимки всегда делаются для шантажа. А раз объект настолько беспечен, что не проверяет наличие слежки, то и сам дурак. Подставился, хотя и являлся довольно известной в городе персоной. Деньги, власть, положение в обществе. С такого можно много потребовать.
Наемник как раз дожевал и сложил обертку, запихивая обратно в карман, когда снижу послышался шум мотора. О, клиент созрел. Надо же, какой пунктуальный, сволочь. Удобная легкая мишень. За такие заказы Бартон обычно брался с неохотой, ему больше по душе было выслеживать объект, как добычу, находить подходы, обходить охрану. А это скука и рутина.
Зевнув во всю ширину рта, наемник устроил фотоаппарат на подоконнике, чтобы картинка не дрожала, и уставился в объектив. Как удачно, что дождь уже закончился, снимки получатся хорошего качества. Через пару минут в доме напротив, на верхнем этаже, началось движение. Объект вошел в квартиру, охрана осталась снаружи. Клинт лениво начал нажимать на кнопку, четко фиксируя все происходящее. Его совершенно не трогало, что любовнице объекта было едва ли пятнадцать на вид. Больше эмоций вызвала бутылка отличного коньяка, к которой объект периодически прикладывался. Облизнувшись, наемник поджал губы. Будь у него в руках винтовка, он непременно сначала выстрелил бы в бутылку, чтобы через прицел увидеть меняющееся от удивления до ужаса выражение лица объекта. Но не в этот раз.
Когда объект покинул квартиру, Бартон для верность подождал еще минут двадцать и только потом покинул чердак, закуривая сигарету еще на выходе на улицу. Он торопился домой, чтобы скинуть фотографии с карты памяти на электронный адрес заказчика и дождаться обещанный гонорар. И тогда можно будет себе позволить коньяк ничуть не хуже, чем у объекта. Что его не кинут, можно было быть уверенным. С его репутацией мало кто отваживался рисковать.
Торопиться-то Клинт торопился, но бдительности не терял. Проверял, нет ли слежки, и направился не сразу к дому, а покружил по округе.
Именно из-за этого и наткнулся на странного мужика, лежащего без сознания в тупике между домами. Добрым самаритянином Клинт не был никогда, перешагнул бы через лежащего на мокрой земле (и пусть спасибо скажет, что не наступил), но необычный наряд привлек внимание. Зеленый плащ. Серьезно, кто сейчас носит подобные плащи?
Неторопливо приблизившись, Бартон вытащил сигарету изо рта, выдохнул дым прямо в лицо лежащему и поинтересовался:
- Эй, чувак, ты живой?
В уме уже прикидывал, что если мужик не очнется, то можно и в карманах у него пошарить, вдруг что интересное завалялось и дожидается цепких рук Клинта.

+2

4

[indent] Убить йотуна – дело потруднее, чем справиться с асгардцем, но и первые менее чувствительны к боли, чем вторые, и больше вынесут безразлично, хотя слишком богатой мимикой их природа и так не наградила.  В отличие от Локи – потому что трикстер сполна мог передать лицом и взглядом всю гамму эмоций, что его наполняли, если того хотел конечно.
[indent] С разрушением Асгарда регенерация стала работать хуже и медленнее – в былые времена он через несколько минут как ни в чем не бывало, за исключением ссадин и синяков, шел в цепях мстителей после того, как ударами собственного тела подправил существенно полы в апартаментах Старка, - и потому внутренние повреждения восстанавливались куда неспешнее, сделав асгардца на это время очень легкой добычей для того дурака, что рискнет повестись на это.
[indent] Едкий дым вместо влажного воздуха проник в ноздри, пронесся по трахее и упал прямо в объятья легких, которые исправно – хоть еще не слишком ровно – работали, но рецепторы – тонкие как у змеи – среагировали намного быстрее. Игнорируя любую боль, тело откликнулось на боевые рефлексы, и вот мгновения не прошло, а  недавний покойник с виду, стоя на одном колене с выставленным опорным вторым, согнувшись как заправская балерина в пируэте, одной рукой держит запястье чужой руки с сигаретой, локтем второй вжимая кадык в шейные позвонки существа, кинутого на землю и прижатого сверху превосходящей массой асгардийца. Светлые до состояния льда глаза под черными бровями полны не гнева или страха, а неотвратимой решимости отобрать чью то жизнь.
[indent] Бартона спасает то, что он – узнан. Мгновение спустя сурово сдвинутые к переносице брови асгардского царевича расправляются в недоверчивом изумлении узнавания, а рука перестает душить.
- Есть на этой проклятой земле хоть один уголок, где мне опять не попадется твоя нахальная рожа, Бартон? – поинтересовался мужчина, отталкиваясь движением мышц от земли и поднимаясь в высоту своего роста, но движение не вышло таким гладким как обычно, и знавший его достаточно, чтобы это приметить, Бартон конечно заметил, но Локи было все равно.  Если этот надоедливый смертный лучник здесь, значит все относительно неплохо и вынесло чарами полумутного сознания его в Мидгард, куда то в Америку. Уже одна эта мысль была способна сделать его подобревшим на добрую сотню пунктов, обозначая – он не умер и не провалился к самому Суртуру на кулички , куда-нибудь вроде Сакаара. Где-то совершенно точно совсем недалеко асгардцы, которые – наверняка – уже вернулись и рассказывают остальным историю великой битвы при Нидавеллиры, где Локи в кои то веки герой. Ему не то чтобы нравилось расстраивать Сигюн и брата, но все равно позволить себе представить, как они оба страдают о его преждевременной, но уж очень почетной кончине, было лестно.  Сейчас он немного отряхнется, соберет силы в кучку и явится им как черт из табакерки, получит свою порцию перемешанных гневно-радостных нагоняев вместе с крепкими объятиями с угрозой треска костей – от Тора наверняка – и мокрых от слез поцелуев – от ванессы, и можно наслаждаться заслуженным триумфом.
[indent] Поняв, что свалился сюда в чем в бой ходил в Асгарде, сияя в этих помятых доспехах перед лицами людей – пока что только Бартона, но это не вечно – как их хваленая статуя мнимой свободы, он раздраженно дернул рукой, по особому театрально щелкнув пальцами – и все же досадовал, что приходится тратить энергию на это – и сменил костюм на более классический в этом времени у землянах, состоящий из монотонно черных рубашки, галстука, пиджака-брюк и ботинок.

+2

5

Ух, предполагаемый покойничек оказался живехонек. Даже слишком, на взгляд Бартона, которому теперь мешала дышать чужая рука и вообще жить увесистая тушка сверху. Неслабые рефлексы у мужика, аж завидно. Только что валялся, а уже скачет. И силищи немерено. Клинт, который и сам слабаком не был, вполне себе оценил.
Что-то предпринимать он пока и не пытался, оценивая обстановку. Засада? Вроде не похоже. Чувак явно не коп, слишком уж утонченный и ухоженный. А теневой стороне Бартон дорогу не перебегал. Может, конечно, старший братишка подгадил, но Барни нет в городе, абсолютно точно нет, Клинт сам три дня назад посадил братца на поезд, идущий на другое побережье. Разве что паршивец обманул всех и сбежал, но смысла не было, ехал-то Барни выполнять заказ, едва ли стал бы так рисковать.
С шумом вдохнув, когда его наконец-то освободили, Бартон выронил сигарету и закашлялся, но все равно вскочил, со страхом и изумлением глядя на незнакомца.
- Какого хрена? Откуда ты меня знаешь?
Возмущение вышло шипящим, но от этого не менее яростным. Клинт настороженно рассматривал незнакомца в странной одежде, судорожно перебирая в мыслях всех знакомых. На память он не жаловался, но, хоть убейте, не мог вспомнить это лицо. На вид мужику было чуть меньше лет, чем самому Бартону. Может, в детском доме вместе жили? Но с тех пор Клинт здорово изменился, вряд ли его можно было сходу вот так узнать. Ориентировки на него в полиции не выпускали, не настолько он крупная рыба, в смысле, пока копы не нарыли на него столько улик. Опытный киллер отлично умел прятать следы, и даже его фирменный знак - выстрел в левый глаз - ничем полицейским не помогал.
Черт, как же невовремя решил оставить пушку дома! Пистолет под рукой сейчас очень бы пригодился, придавал бы уверенности. Люди врут, оружие никогда.
А дальше произошло и вовсе из ряда вон выходящее. Незнакомец пафосно щелкнул пальцами, жест вышел бы смешным, не будь он сделан с такой серьезной миной, и Клинт машинально отпрыгнул в сторону, шарахнувшись от в миг изменившегося вида недавнего полу-трупа.
- Шикарный фокус, - голос не дрожал, и Бартон безумно собой за это гордился. - Это что, гипноз? Или ты стриптизер?
А что, одежда, которая рвется в секунду, нормальное объяснение тому, что плащ и помятый доспех сменился на приличного вида костюм. Все лучше, чем сваливать на дурацкую магию, в которую Клинт не верил.

+3

6

[indent] Полутруп – как его любезно именовал мидгардец в своих мыслях – несмотря на неестественную бледность лица, помирать передумал ровно в то мгновение как оказался на ногах. Как любое создание, особенно склонный к впечатляющей театральности трикстер временами впадал в фатализм и необратимость рока, воображая себе сценой одного актера и прочих невольных участников красивую драму «смерть героя», но намерение подыхать окончательно и бесповоротно еще ни разу на все сто процентов серьезно не взяло за горло. В конце концов – это совершенно не интригующе, взять и сдохнуть с концами. Не тогда – во всяком случае – когда еще есть шанс обыграть всех врагов и выйти победителем из обреченной, казалось, схватки. Асгардцы живучи, но им знакома боль, и именно она – сжимая в жестоких объятьях – подчас толкает мысли к краю пропасти, в слабовольном порыве сбежать от всего, что заставляет страдать, и сделать это раз и навсегда, но Один – при всех его огрехах воспитания – все таки учил сыновей не сдаваться не потому что, а вопреки всему на всех мирах. Смерть – она красива и ласкова, но приходит только один раз по настоящему, и после этого визита уже ничто нельзя изменить, а Локи обладал завидным упорством магического дирижера над театром кукол-марионеток в желании, чтобы спектакль доиграл по его сценарию и только тогда был окончен, когда триктер решит, а не Танос, не мидгардцы, не Хела, не кто иной кроме него самого, и пусть горит в пекле Суртура эта трусливая мысль – сдаться смерти, чтобы убежать от боли.
- Само собой разумеется, - небрежно отозвался асгардец, завертев головой по сторонам с пытливостью настороженного ястреба, но при этом не испытывая трудности в усвоении ответов собеседника и поддерживании с ним внятного диалога. – Кто-кто. Твоя эротическая фантазия, Бартон, кто же еще. На самом деле ты просто надрался в баре, и в твою пьяную фантазию тут же вылезли сокровенные желания о брюнетах в черных костюмах. Давай, дофантазируй музыку, сейчас раздеваться начну. – Умение ловко манипулировать собственным голосом приводило неоднократно к сложности в распознавании в обертонах истинного смысла, понимания – шутит трикстер, издевается или говорит абсолютно серьезно в своей богатой тональностями убедительности глубокого мягкого баритона.
[indent] С чего Бартону вдруг взялось корчить из себя невинную девицу из Сен-Жерменского монастыря, которая вдруг увидела в пруду голого мужчину, Локи понятия не имел и это наименьшим образом его в этот момент занимало. Он по своему привык к языкатому смертному, которого чудесным образом без всякой к тому нужды любила Сигюн – хотя честным будет сказать, что она тем самым безумным чудом любила всех смертных этого мирка, к чему трикстер тоже начал привыкать, пусть без восторга со своей стороны, - и к тому, что со времен их вынужденного сотрудничества перед атакой читаури на Нью-Йорк Клинт не упускал случая, чтобы не выкинуть какой-нибудь дурной фортель перед былым «работодателем». Может статься это было из той же оперы или же за ним велось некое наблюдение, из за которого лучник не мог публично обнародовать признание в таком знакомстве. Мидгардцы частенько страдали паранойей, это асгардца не напрягало – напрягало странное ощущение в воздухе, отражающееся в каждой струне души, что вокруг нечто было не так как должно. Будто чего то не хватало, а чего то  - напротив – было не к месту много, но Локи никак не мог сложить этот проклятый паззл в единую картинку. Он едва не носом водил по сторонам, втягивая запахи и не слишком обращая внимания на смертного рядом, потому что Бартон не представлял ему такой опасности, которую он бы не смог пережить, а вот то, что позеленевшие глаза , едва приметно мерцая, не могли ухватить сути интриги вокруг, злило и увлекало одновременно, словно диковинная загадка.
- Тор, Сигюн… все еще в Норвегии? Ты давно их видел? – наконец взгляд вернулся к лицу собеседника, сфокусировавших на глазах как на уникальном природном детектере лжи. Внутри назревало нехорошее чувство – точно что-то, всегда присутствовавшее где-то под сердцем, вдруг освободило свое место и образовало этим пустоту в привычной заполненности.  И к затылку подкрался нереальный холод, подбрасывая следом неприятную мысль о том, что брат мог не пережить битву, а ванесса… .
Как будто их нет.

+2

7

Сказать, что Клинт обалдел, значит, сильно преуменьшить действительность. Мало того, что почти труп весьма резво начал скакать через минуту после того, как пришел в себя, так он еще и продолжал упорствовать, продолжая звать Бартона по фамилии, заставляя мозги уже кипеть от попыток вспомнить, откуда этот долговязый тип может его знать, причем знать, похоже, отлично, потому что шуточки выдавал вполне себе в стиле наемника.
Что это были именно шуточки, сомнений не возникало. Наркота не действует так, по крайней мере, на него, как и алкоголь. Да и не выпил Клинт столько. И уж точно в его эротических фантазиях никогда не фигурировали красивые, но слишком бледные мужики в костюмах. Скорее рыжие бестии, опасные как пламя газовой горелки и такие же горячие. Правда, ни одной действительно опасной настолько и горячей он пока не встретил, но надежды не терял. Где-то же ходит по земле своими божественно-длинными ногами шикарная огненная лиса.
- Да гонишь ты, чувак! Хотя говоришь складно, приятно слушать.
Незнакомец смотрел странно, будто все чего-то ждал от Бартона. Пока вспомнит? Неужели он забыл что-то сильно важное? "Костюм" походил на агента ФБР под прикрытием или дона-мафиози. Однако, четких подтверждений своим выводам Клинт не находил. Настораживало его то, что этого типа он не мог прочитать. Обычно взглянешь на человека и знаешь уже, чего ждать и какими проблемами может грозить общение. А тут ноль, пустота. Человек есть, а предчувствия нет. Только ощущение опасности и подсознательное желание убраться подальше. Но когда Клинт его слушал?
- Тор? Сигюн?
Чувствуя себя кроликом перед удавом, Бартон уставился в зеленые глаза и удивленно вскинул бровь. Смешные имена. Подходят для каких-нибудь дурацких богов или кличек подпольного мира. Но незнакомые совершенно точно.
- Ты так говоришь, будто я должен их знать. Чувак, у меня для тебя плохие новости. Я понятия не имею, кто они. И кто ты, кстати, тоже. Так что прекращай пялиться.
Отвернувшись, наемник вытащил из кармана пачку сигарет, вытащил одну и жестом невиданной щедрости предложил пачку собеседнику.
- Будешь?
А ведь так хорошо день начинался, и продолжался тоже неплохо. Пока не попалось по дороге... это. Пугающее и чем-то завораживающее одновременно. Несмотря на неприличные шутки. Да ладно, Клинт тоже так умел, подумаешь. А еще неуместно разгорелось любопытство.

+4

8

[indent] Междумирье всегда было полно сюрпризов, кочующих от сладких грез до мрачных кошмаров, так что Локи был готов к любому повороту событий, когда активировал Тессеракт из последних сил, теряя тем самым возможность управлять перемещением в них от начала и до конца, но явившийся перед ним первым Клинт Бартон послужил тем миражом, что путает даже морально подготовленного путника.
[indent] Но слишком убедительно звучал смертный, Локи не мог поймать в его глазах – в которые смотрел пристально – ни капли смешка или узнавания, только элемент замешательства, который подходил бы лишь к правдивому Не-узнаванию.  Но если взять за расчет тот факт, что Бартон ему не врет и не может узнать, то почему? Либо он лишился памяти и часть воспоминаний просто стерлась на время, либо расклад будет еще хуже и Локи оказался не в той временной параллели Мидгарда, в которой до этого встречался с другим Бартоном – двойником этого.
- Предполагаемо – должен,  ведь они оба твои хорошие друзья, стрелок, - негромко почти проворчал себе под нос внезапно погрузившийся в задумчивость бог, подняв левую руку и меланхолично потирая пальцами лоб, на котором еще смутно, но можно было углядеть страшные до багрового росчерки синяков и ссадин, которые затягивались буквально на глазах, пока правую подпирал собственной талией.  – Но видимо не знаешь, стало быть вынесло меня не в ту временную параллель, - продолжая бубнить, едва шевеля губами, точно сам с собой, трикстер – казалось – в эти мгновения вообще позабыл, что рядом кто-то находится. Оказавшись не сам собою, Бартон по своему утратил для него интерес, потому что  внешнего сходства недостаточно, чтобы пробудить в асгардском полукровке сентиментальность от былых связей. Локи не питал наивных, свойственных людям иллюзий, и прекрасно знал, что этот лучник может быть совсем другим человеком против того, что был ему знаком.
- Что? Это? – вопрос заставил вынырнуть из кипящих в мозгу размышлений, и асгардец, не сразу сфокусировавшись в первые мгновения на задавшем его Бартоне, в течение какого то времени еще растерянно дергался взглядом по сторонам.  А потом увидел сигарету в руках смертного и фыркнул цинично:
- Вижу, намерения жить долго и счастливо у тебя в этом мире нет? Что ж так, Бартон? Неужели тут тебя жена все таки бросила, образумившись, и детей забрала? Или Фьюри по блату подгоняет своим агентам каждогодичную пересадку легких?  Завидую, себе я такую блажь позволить не могу, хочу пожить здоровым лет сто минимум. – Вдруг с высоты небес остро пахнуло озоном, и Локи с трудом сдержал довольную улыбку, предвкушая грозу, потому что напомнил об обманчивости предчувствия. Нет никакой гарантии, что в этом параллельном ходе времени его братец навещает землю, если вообще существует. На то и извилисты тропы межмирья, что любая чертовщина может повернуть каждый миг жизни на два, три и более разветвлений историй, каждая из которых в свои мгновения тоже будет разветвляться и так до бесконечности, пока не сплетется такой запутанной паутиной, что выбраться из неё в нужную точку пространства становится тяжкой задачей. Но – как известно – легких путей трикстер не искал, а трудностей не боялся.
Мне бы понять, что это за точка, тогда – может быть – пошевелив хорошо мозгами, удастся рассчитать закономерность и выяснить систему координат, чтобы вернуться домой. К Тору, будь он неладен со своим геройством, из-за которого так тупо подставился, что я теперь здесь. Выдерну клок из бороды в назидание и жабу в рагу наколдую в отместку, но  - проклятье! – никогда не подумал, что так яростно буду хотеть увидеть эту небритую харю вновь. И Сигюн… на одно надеюсь, пока я тут вожусь, там пройдет не слишком много времени, иначе ванесса уже мне проредит причесон со всей своей бесконтрольной эмоциональностью.

Отредактировано Loki (24-10-2020 12:13:27)

+3

9

Показалось, или мелькнуло в глазах напротив разочарование?
- Чего?
Вот тут Бартон напрягся еще сильнее. Этот тип совершенно точно что-то о нем знал, иначе не назвал бы стрелком. Не бывает таких совпадений, и едва ли возможно только по самому обычному виду определить, что человек занимается стрельбой. Если, конечно, к этому виду не добавляется незатейливая деталь в виде снайперской винтовки или хотя бы пистолета. Ничего похожего у Клинта, само собой, не наблюдалось.
Что же это было? Слежка? Хотят предложить контракт и подобным образом прощупывают почву? Сомнительно. Незнакомый модник не выглядел тем, кто кому-то может подчиняться.
Услышав еще одно имя, которое, видимо, должно было быть ему знакомым, наемник скептически фыркнул. Звучало еще хуже предыдущих. Клинт бы так попугайчика назвал, большого такого белого какаду, который сидел бы на плече, как у пирата, и хрипло кричал "пиастры". Задумавшись над этим, он даже не сразу среагировал на слова о жене и детях, зато когда дошло, чуть не выронил сигарету, сложившись пополам от смеха.
- Ну ты, блин, шутник...
Он и семья, смешнее шутки лет сто не слышал. Чтобы он приходил домой, надевал мягкие тапочки, целовал жену в щечку, потом снисходительно трепал по волосам детей и шлепал в комнату к пиву и дивану? Ха-ха, живот уже болит, и слезы из глаз. Из всего перечисленного в наличии был диван, и иногда пиво, потому что Бартон предпочитал напитки покрепче. Может быть, он просто не встретил еще женщину, с которой готов был разделить быт. Да даже если бы и встретил, что он мог ей предложить? "Прости, дорогая, сегодня задержусь, одну шишку из правительства прихлопну и сразу домой". А она такая в ответ "конечно, дорогой, только хлеба не забудь купить".
Отсмеявшись и вытерев рукавом глаза, Клинт выпрямился, прикурил, внимательно глядя поверх огонька зажигалки на незнакомца, и медленно выдохнул дым.
Шутки закончились.
- Так откуда ты меня знаешь?
Есть масса способов получить ответы на свои вопросы. Помня о силе мужика, наемник решил начать с самого простого. С диалога. Пока вроде бы модник-фокусник-стриптизер не выказывал агрессии и вроде бы не прочь был поболтать, стоило попытаться.
Недовольно глянув в небо, Бартон пожал плечами. Дождя не обещали, но верить прогнозам синоптиков можно примерно так же как обещаниям политиков.
- И что ты тут забыл?

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Не те, не там, не то [Marvel/Asgard]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно