TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » You are the one [Twilight]


You are the one [Twilight]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

YOU ARE THE ONE [TWILIGHT]
You're something so sweet and tender
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://thumbs.gfycat.com/DifferentQuickAnnelid-size_restricted.gif
H.I.M. - You are the One

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Alice Cullen (Ariadne), Jasper Hale

1948, Philadelphia

АННОТАЦИЯ

Yes, I've done my evil
I've done my good
Just believe me honey
I won't let go of you

Первая встреча в середине двадцатого века. Разве честно, что кто-то одна знает, чем эта роковая встреча закончится, а второй даже не знал, что она состоится?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Jasper Hale (13-05-2020 23:16:05)

+1

2

В Филадельфии всегда солнечно. По крайней мере, так говорят. Но если все же пожить в Филадельфии примерно год, понимаешь, что это далеко не так. Довольно часто серые тучи закрывают небо, скрывая солнце, что существенно облегчает жизнь. Сегодня был как раз один из таких дней, но Элис Брэндон как всегда была наготове. Легко быть вооруженной на любой случай, когда в твоей голове возникают картинки ближайшего будущего. А может и не ближайшего..
Каблучки цокали по мостовой, улица была практически пустынна. Если бы ее сердце могло биться - оно бы колотилось с немыслимой скоростью. Она ждала этого почти тридцать лет. Конечно, волнение присутствовало, его не могло не быть. Но пока видение было ярким и не стиралось из памяти, она могла быть уверена, что все пройдет как надо. Кто сказал, что вампиры не умеют переживать и волноваться?
- Мисс.. - молодой паренек в военной форме улыбнулся ей и открыл перед ней дверь закусочной, из которой только что вышел. Элис ослепительно улыбнулась и впорхнула в помещение. Все как она ожидала, закусочная была пуста, за исключением официантки за стойкой. Оглядев закусочную, девушка выбрала столик подальше от окна, хотя уже вечерело и солнце скорее всего так и опустится за горизонт, прячась за облаками, но рисковать не хотелось, а управлять погодой Элис пока не научилось.
- Желаете что-нибудь заказать?
- Чай, пожалуйста. - кивнула брюнетка официантке, снимая с головы шляпку и укладывая ее рядом с клатчем с краю стола.
Милое местечко. Простоватое, но так даже и лучше. Взгляд то и дело устремлялся к двери, но Элис старалась отвести его. Он придет. Обязательно придет. Иначе не может быть, до сих пор Элис никогда не ошибалась.
Джаспер Уитлок. Видение с медоволосым мужчиной было первым, которое появилось в ее жизни, в ее новой жизни. Она видела, что они будут вместе, видела, что все будет хорошо. Она видела, что они будут любить друг друга. Разве можно влюбиться в того, кого не видел никогда в жизни? Когда он возникал только в твоей голове? Странно, но у Элис это как-то получилось.
Девушка легонько усмехнулась, чуть закусив нижнюю губу, медленно стягивая длинные перчатки с рук. Наверное, сначала нужно было снять пальто. Точного времени, когда придет Джаспер, она не знала, а девушка, сидящая в теплом помещении в пальто долгое время выглядит немного странно. Да, это будет правильно.
Ей нравилась современная мода. На смену бесформенным мешковатым платьям пришли приталенные, с пышными юбками, словно люди наконец разглядели, что у женщин есть талия. Конечно, не так давно была война и как никогда хотелось видеть прекрасное, а в платьях-мешках это разглядеть, увы, весьма сложно. Длинные перчатки, мягкие волны волос, изящные туфельки... Туфли на хоть и небольшом, но все же каблучке, были просто незаменимой вещью, по крайней мере для Элис. Роста она была небольшого, что порой затрудняло ей жизнь среди людей, а каблуки делали ее хоть на два дюйма, но все же выше.
Чтобы повесить пальто на вешалку все же пришлось приподняться на цыпочки.
Тем временем официантка принесла чай. Поблагодарив ее, Элис уселась обратно, изящно скрестив тонкие щиколотки, напоследок глубоко вдохнув. Официантка пахла весьма... аппетитно. Но глаза Брэндон сейчас светились мягким золотом, она была сыта. "Вегетарианская" диета являлась частью ее будущего, их с Джаспером будущего, поэтому Элис и решила попробовать самостоятельно. Лишним не будет.
Придвинув к себе чашку, она аккуратно положила в нее два кусочка сахара и размешала чайной ложечкой. Пить его она, естественно, не собиралась. Часы на стене тикали, отсчитывая время.
Он придет. По другому быть не может.
[nick]Alice Cullen[/nick][status]эльф на минималках[/status][icon]https://i.ibb.co/y4b97HL/image.jpg[/icon][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">ЭЛИС КАЛЛЕН, 119</a><br><fn>twilight</fn>[/rus_n_fn][lz]Даже если рухнет весь мир, я останусь стоять. Даже если все отвернутся, я пойду за тобой. Даже если придется выбирать, я всегда выберу тебя. Ведь без тебя меня нет.[/lz][sign].[/sign]

Отредактировано Ariadne (15-05-2020 11:00:07)

+1

3

После засушливой жары Техаса Пенсильвания казалась промозглой и сырой. Серой и унылой. Небо в очередной раз затянуло бесцветное полотно туч, из которых то и дело проливались на тихие улицы города короткие летние дожди. Филадельфия во многом сохранила флер старого колониального городка, которым была лет сто пятьдесят тому назад. Джаспер мог бы найти в этом некую прелесть, если бы замечал архитектуру вокруг. Но ему было не до красот и особенностей города.

Каждый город, в котором он оказывался, виделся ему лишь очередной безликой остановкой на бесконечном пути в никуда. Он отмечал, по привычке, стратегические слабые места и удачные точки для возможной обороны, пути отступления и прочие полезные в бою вещи. Но не видел ни архитектуры, ни атмосферы городов. Да и какая могла быть атмосфера, когда все они были так ощутимо пропитаны безнадегой и обреченностью.

Мертвые города, наполненные ходячими мертвецами. Улицы Филадельфии, как и любого другого города, в котором ему довелось бывать, для Джаспера были наполнены лишь возможными противниками. Он видел опасность, таившуюся за чужими лицами. Кроваво-красный взор легко различал бьющуюся под кожей сеть кровеносных сосудов. Он слышал гул сердец, качавших жизнь по чужим венам. Города были наполнены добычей. Извечное противостояние, которое не заканчивалось никогда.

Это злило. Голод злил. Ощущение постоянного напряжения злило. Чувствовать себя одному во вражеском стану злило. Необходимость всегда быть начеку злила. Джаспера злило очень многое. Его гнало вперед это ощущение чужого враждебного дыхания на затылке. Непрерывное предчувствие опасности и тот животный ужас, который он неизменно ощущал от любого, с кем ему доводилось случайно встретиться взглядом. Смертные шарахались от него, не понимая толком почему. Бессмертные избегали его, прекрасно осознавая опасность. Невидимые простым смертным шрамы горели на его коже, отпугивая любых вампиров. Предупредительные знаки и отметки былых побед.

Только победителем Джаспер себя не чувствовал.

Порой ему казалось, что мир наполнен лишь скорбью и болью.

Филадельфия в этом плане не стала исключением. Он уже жалел, что задержался в этом слишком дождливом и старомодном городе. Здесь сама мостовая была пропитана историей. Если допустить оплошность, легко можно было напороться на призраков прошлого. Памятники героем гражданской войны и духи того времени. Джаспера и это тоже злило.

Шагая по мостовой вдоль стеклянных витрин лавок и закусочных, Джаспер Уитлок, надвинув кепку на лицо, стараясь скрыть в тени красный блеск глаз, в то же время привычно следил за обстановкой вокруг. Чужие враждебные улицы, пусть и полные призраков. В конце улице показались двое бессмертных… Джаспер втянул носом воздух. Старые. Их настрой считать на расстоянии не удалось, но, судя по всему, его они не приметили. Пока еще. До чего же он устал от этого дерьма. Вступать в конфронтацию не хотелось. И Джаспер, не глядя, свернул в сторону, шагнув в первую попавшуюся дверь.

Колокольчик звякнул над дверью. Запах кофе и яичницы с беконом. Светлое помещение стандартной закусочной, фактически пустой в это время дня. Тихий шелест радиоприемника за стойкой. Еле различимая мелодия. Аромат еды и теплой человеческой жизни. И нечто еще…

Весь мир был серым. Черно-белым, как в синематографе. И лишь ярким цветным пятном выделялась девичья фигура за дальним столиком.

Автоматически дойдя почти до самой стойки, Джаспер замер. Девушка сияла, изящная, миниатюрная, в платье насыщенного сиреневого оттенка. Она казалась единственной настоящей вещью во всем лишенным красок мире. И она была бессмертной.

Джаспер почувствовал ее вампирскую природу сразу же – нечто столь постоянное и глубокое, что таилось в ее янтарных глазах. «Янтарь?»

Ее вид на краткий миг лишил его равновесия. Оставаясь стоять, словно застывший соляной столб, он в то же время чувствовал, что куда-то проваливался. Он падал и на мгновение потерялся в ворохе ощущений – чьих? Его собственных? Ее? Острая радость, почти ликование, переполнявшая грудь теплом, которое он не испытывал уже даже в момент насыщения, когда казалось, что украденная кровь вот-вот заставить мертвое сердце биться вновь. Надежда…

Но вместе с этим пришла горечь. Вот она уж точно вытекала из самого Джаспера. Он чувствовал, как она поднималась на поверхность – ожидание того момента, когда девушка с невозможными глазами разглядит его и ее лицо исказится страхом и омерзением, когда ее эмоции омоют его потоком неприязни и ужаса. Джаспер загнанно оглянулся. За стеклом виднелись те два вампир, прогуливавшихся мимо. Джаспер обреченно остался стоять.

– ...всё еще подаем завтраки, – донесся до него голос официантки. Он и не заметил, что она успела с ним поздороваться и произнести целую речь. Лицо официантки терялось в сером тумане вместе со всей обстановкой закусочной. Только девушка за столиком находилась в постоянном фокусе, притягивая взгляд. Ее лицо он видел в мельчайших деталях, как и все складки на ее платье, изящные ножки в туфлях на небольшом каблуке, обтянутые перчатками руки… Ее образ он унесет с собой. Он запомнит каждую деталь, но не будет запоминать ту бурю негативных эмоций, что с минуты на минуту у нее вызовет один его вид.

Отредактировано Jasper Hale (24-05-2020 08:36:55)

+1

4

Ожидание. Оно давно перестало уже каким-то образом волновать. Когда ты бессмертное создание, которое уничтожить можно лишь с большим усилием, замершее во времени, ожидание волнует меньше всего. Твое сердце больше не бьется, отсчитывая секунды до твоей кончины словно дьявольский метроном. Ты уже мертв. В физическом плане, конечно. Чтобы существовать в городе, где скопление людей, а бессмертных лишь единицы, приходилось следовать маленьким правилам, не выделяться. Делать вид что дышишь, хотя каждый вдох наждаком раздирает горло, особенно, когда ты голоден, моргать, двигаться, в общем, делать кучу мелких, но важных вещей. Бесполезных для вампира и таких важных для слабых смертных.

Элис застряла в возрасте девятнадцати лет, навсегда замерев в красоте юности. Отчасти, можно сказать, что ей повезло. Если, конечно, бессмертие можно назвать везением. Цена была высока, кровь живых, которая хоть и на небольшое количество времени, но могла создать иллюзию бегущей по венам горячей крови, ненадолго усмиряло пожар, полыхающий в горле, под названием голод.

Мэри Элис научилась избегать смерти людей, хоть это было тяжело. Кровь животных тоже подходила для питания, но давала гораздо меньше сил и на меньшее количество времени притупляла чувство голода. Девушка сражалась с самой собой, избегая городом, предпочитая быть в лесах, чтобы охота не прерывалась случайно появившимся человеком. Горячая жидкость течет по кровеносным сосудам, густая, обволакивающая, пульсирующая... Элис пару раз срывалась, утоляя свою жажду, а на уже почти ставшей янтарной радужке снова проявлялись багровые нити...

Она почувствовала его прежде чем он зашел. Это было даже не обоняние, это было нечто другое. Более возвышенное, более совершенное. Она просто знала, что сейчас...

Звякнул дверной колокольчик, извещая о прибытии посетителя, Элис опустила взгляд от часов и улыбнулась. До чуткого носа донесся запах, самый чудесный аромат, который она слышала. Хоть девушка и видела в видениях, как выглядит Джаспер Уитлок, все же не решалась поднять на него взгляд, оттягивая сладкий момент еще на немного. Она слышала каждый его шаг, каждое движение, каждый шорох. Это словно особый вид мазохизма, оттягивать неизбежное.

Наконец, она подняла взгляд. И поняла, что пропала окончательно. Если бы вампирское сердце могло биться, оно обязательно пропустило бы удар. Это похоже на то, когда весь мир для тебя просто перестает быть значимым. Вся красота, что ты видел до этого, осыпается серой шелухой, являя истину, и только эта истина важна. Глаза встретились с алым взглядом, цвета свежей крови. Мы справимся с этим вместе, Джаспер...

Изящно вспорхнув со стула, Элис разгладила ладонями несуществующие складки на платье, и направилась к стоящему у барной стойки мужчине. Они не прерывали зрительного контакта, все шло именно так, как должно было идти. Шаг, шаг, еще один. Каблучки стучали по кафельному полу закусочной, отстукивая время, словно замена навсегда замершему сердцу. Чем ближе она подходила, тем сильнее чувствовался запах официантки, щекоча горло. Элис даже не взглянула на нее, сосредотачивая все свое внимание на Джаспере.

Даже если сейчас весь мир рухнет, он навсегда останется с ней. Она никогда не забудет это мгновение, когда наконец увидела его, того, кто не выходил из ее головы уже много лет. Это и есть любовь? До дрожи в кончиках пальцев в желании коснуться, очертить линию подбородка, запустить пальцы в эти медовые волосы, сняв с него кепку. Прижаться к нему, и никогда не отпускать. Быть для него опорой, надеждой, другом. Стать для него всем, что потребуется. Ведь она чувствовала, что без него уже не сможет.

- Ты заставил меня ждать, Джаспер, - Элис остановилась буквально в шаге от Джаспера и улыбнулась ему. Официантка что-то щебетала, но девушка обращала на нее внимания не больше, чем на муху за окном. - Меня зовут Мэри Элис. Элис. - сняла с руки перчатку и протянула ладонь к мужчине, лишь краем сознания успев остановиться за мгновение до касания, сделав вид, что не против рукопожатия.

Кого я обманываю, какое рукопожатие?!

[nick]Alice Cullen[/nick][status]эльф на минималках[/status][icon]https://i.ibb.co/y4b97HL/image.jpg[/icon][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">ЭЛИС КАЛЛЕН, 119</a><br><fn>twilight</fn>[/rus_n_fn][lz]Даже если рухнет весь мир, я останусь стоять. Даже если все отвернутся, я пойду за тобой. Даже если придется выбирать, я всегда выберу тебя. Ведь без тебя меня нет.[/lz][sign].[/sign]

Отредактировано Ariadne (29-05-2020 09:26:35)

+1

5

Стук ее каблуков по плиткам пола заглушал голос и сердцебиение официантки за стойкой.  Шорох ее юбки заглушал шум города за стеклом. Ее присутствие заглушало весь остальной мир. Джаспер растерялся. Невысокая, изящная девушка в сиреневом платье каким-то непостижимым образом заполняла собой все вокруг – пустую закусочную, Филадельфию и весь мир. Янтарные глаза смотрели открыто, взволнованно и поразительно уверенно. Без единой капли страха.

Джаспер прислушался к ее эмоциями. С каждым шагом, с каждым стуком каблука, ее эмоциональный фон читался все явственнее и четче. Ее настроение омывало его, словно морской прибой – теплой, мягкой волной. И не было в этой океанской глубине, что удивительно нежно, фактически ласково, выплескивалась на него, ничего враждебного, ничего испуганного, ничего… из того, что он привык ощущать. Ни отвращения, ни страха.

Ее улыбка лишила его равновесия. Ее спокойная, мягкая уверенность и поразительная, искренняя радость.

Эмоциональный фон девушки озарял его, словно поднявшееся из-за горизонта солнце… Он чувствовал тепло, исходившее от нее. Не физическое, но душевное. Ее готовность… поддержать его? Принять его?.. Джаспер на миг потерялся. «Что за странное колдовство?..» Он заворожено следил за тем, как она стянула с руки перчатку, находя этот простой жест поразительно эротичным. То, как ткань обнажала сантиметр за сантиметром белоснежной кожи… Джаспер удивленно моргнул.

Не отдавая себе в этом отчета, он взял протянутую руку – столь изумительно узкую и невесомую, но почему-то опалившую его пальцы огнем – и не пожал ее, но поднес к губам, коснувшись легким поцелуем тыльной стороны ее ладони. Ее кожа пахла свежестью нового утра и сладостью рассвета. Ее кожа благоухала чем-то родным и уютным. Чем-то до неприличия привлекательным. Нет, не кровью, чем-то куда более соблазнительным.

– Элис, – повторил он, так и не выпустив ее руку из своей. Он смаковал каждый звук ее имени. Оно казалось приятным на вкус. Но вся эта встреча… Всё было слишком странным. Слишком… Так не бывало. Да и она ведь знала его имя! Джаспер нахмурился. – Что это значит? Как ты меня знаешь? Ты меня ждала? Но откуда?..

Откуда она могла знать, что он окажется здесь, если он сам зашел сюда совершенно спонтанно? Вспомнились те кровососы на улице, которые фактически и загнали его в эту забегаловку. Что же получается, она с ними заодно? Неужели это была некая хитроумная подстава? Ловушка… Изумительная, невероятно теплая девушка, эмоции которой буквально кричали о том, что она рада ему, что она не боялась его… «Разве такое бывает? Нет, так не бывает». Идеальная приманка, идеальная обманка, чтобы усыпить его бдительность и сбить его с толку.

Джаспер неохотно выпустил ее ладонь. Пальцы ощутили прискорбную пустоту. Ее аромат всё еще витал вокруг него, а губы помнили мягкость ее кожи.

– Что тебе нужно? – спросил он резче, чем хотел, чувствуя, как непонятная горечь разливалась в груди. «Прекрасная ловушка». Ему безумно хотелось поверить ей, поддаться ее очарованию... Но ведь именно так и срабатывали самые лучшие западни. Стало обидно и печально.

Отредактировано Jasper Hale (30-05-2020 21:06:09)

+1

6

Она не могла отвести взгляд от глаз Джаспера. Она готова была рассматривать эти глаза вечно, каждый раз находя в них что-то новое. миллион оттенков красного, от цвета свежей артериальной крови, растекающейся по свежевыпавшему снегу, до глубоких оттенков бургундского долгой выдержки, с крапинками практически черного. Глаза гипнотизировали, завлекали в омут и не отпускали. Элис была готова сдаться окончательно и бесповоротно, поднять белый флаг, но нельзя было поддаваться нахлынувшим чувствам и эмоциям, по крайней мере, сейчас. Но соблазн был крайне велик.

Она могла бы и оставаться полностью неподвижной, застыть статуей, благо, такое для вампира было обычным делом, но все же ее пальцы чуть подрагивали. Волнение? Из за чего волноваться, она же видела, что все будет хорошо! Но все же, червоточина нервозности и сомнения нет нет а проскальзывала в ее мыслях, все же ее видения субъективны и зависят от принятых решений. Главное не поддаваться панике.

Джаспер взял ее руку в свою, а от места, где его пальцы касались кожи, словно побежал миллион маленьких молний. Элис с трудом сдержалась, чтобы не зажмуриться от удовольствия, как мартовская кошка, а лишь неотрывно наблюдала, как мужчина подносит ее руку к губам. Это похоже на предвкушение. Если бы Элис до сих пор была человеком и гастрономические привычки остались бы прошлыми, то это можно было бы сравнить с десертом. Вот он, красивый, произведение кондитерского искусства, стоит перед тобой, и ты понимаешь, что сейчас тебе будет хорошо. Вот и у девушки были ощущения похожие на эти. в момент, когда губы Джаспера коснулись ее кожи, она не выдержала и прикусила нижнюю губу зубами. Невыносимо.

Официантка, до которой, видимо, наконец дошло, что обращать на нее внимания не собираются в принципе, пожала плечами и удалилась на кухню. И тем лучше, люди, не обладающие слухом вампиров, представляют меньшую угрозу подслушать разговоры.
- Я увидела тебя в будущем, - просто ответила Элис, не сводя взгляда с губ Джаспера. Слишком много отвлекающих мыслей сейчас роилось у нее в голове, но она старалась их хоть как-то систематизировать, что было непросто, откровенно говоря.

Несколько мгновений спустя ее воплощенное видение выпустило ее руку, заставив девушку почувствовать себя... пустой. Словно у нее что-то украли, словно закатилось солнце. Но самым пугающим были глаза Джаспера. Он мгновенно замкнулся, словно накрылся щитом, челюсти сжались, обозначив напряженные желваки, а глаза словно потемнели. Он источал опасность, он был опасностью. В помещении даже стало холоднее.

Вместо того, чтобы отшатнуться от опасности, Элис сделала шаг вперед.
Никто и никогда не говорил, что будет легко. Да и посудить, тебя встречает абсолютный незнакомец, который знает твое имя. Это само по себе странно, а нужно еще учесть тот факт, что они вампиры. Это весьма и весьма усугубляет ситуацию.
Она не будет его бояться. Никогда. Она всегда будет бояться за него. И сейчас самое время, чтобы начать.

Ни тени испуга в глазах, спокойная, мягкая улыбка на губах. Элис делает шаг, тонкие руки взлетают наверх, словно крылья. Осторожно, самыми кончиками пальцев, девушка касается лица Джаспера, не сводя с него глаз. И пускай он может в доли секунды ей эти самые руки оторвать, она не боится. Нельзя бояться того, у кого твое сердце.
- Джаспер... я вижу будущее, и однажды я увидела тебя. Тебя в своем будущем. Я узнала твое имя и то, где и когда я смогу тебя встретить. - Элис убрала руки от скул Уитлока, медленно опустив ладони ему на грудь, - И я увидела, что ты будешь счастлив. - на мгновение девушка едва сдержала порыв коснуться поцелуем напряженных губ блондина, но она сдержалась, вместо этого отступив от него, прекращая физический контакт. - Ты имеешь полное право не верить мне, но вот она я.

[nick]Alice Cullen[/nick][status]эльф на минималках[/status][icon]https://i.ibb.co/y4b97HL/image.jpg[/icon][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">ЭЛИС КАЛЛЕН, 119</a><br><fn>twilight</fn>[/rus_n_fn][lz]Даже если рухнет весь мир, я останусь стоять. Даже если все отвернутся, я пойду за тобой. Даже если придется выбирать, я всегда выберу тебя. Ведь без тебя меня нет.[/lz][sign].[/sign]

Отредактировано Ariadne (09-06-2020 15:27:07)

+1

7

Шквал эмоций, исходивший от Элис, чуть не сбивает его с ног. Пусть внешне он и не показывает этого, оставаясь неподвижным и хмурым. От нее не исходит угрозы. Теперь он чувствует это совершенно отчетливо. Ее тянуло к нему. Он ощущал эту тягу кожей, кровью, нервами – каждой клеткой своего тела. Мысли взволновано роились в голове. Ощущения… Его собственное внезапное влечение. Или это реакция на то, что он ощущал от нее?

Чувствовать эмоции окружающих было одновременно и даром и проклятием. Если не быть осторожным, если не помнить о собственных границах, о рамках своей собственной эмоциональной сферы, легко было потеряться в чужих чувствах. Попасть под их влияние. Принять их за свои. Джаспер за долгие годы практики давно уже научился разделять свои эмоции от чужих. Но сейчас… Когда его неожиданно переполняли непривычные ощущения… Он опасался, что грани размывались.

«Видела в будущем?.. Что за…» Растерянность была явно его собственной. От Элис веяло уверенностью. Она ни в чем не сомневалась. Ни в своих словах, ни в своих бьющих через край чувствах. И всё еще ни капли страха.

Закусочная и весь мир вокруг исчезли. Растворились в том эмоциональном вихре, в центре которого они вдруг оказались. «Точно колдовство», почти испуганно подумал Джаспер, но так и не отпрянул. Не сделал ни единого шага, чтобы вырваться из этого «колдовского круга». Даже, когда Элис шагнула ближе, безо всякого страха касаясь тонкими пальцами покрытой шрамами кожи. От этого легкого, невесомого прикосновения лицо разгоралось огнем.

И привычные инстинкты молчали. Первой реакцией Джаспера на любое прикосновение была оборона. Отбиться, защититься. Но сейчас, глядя в ее глаза цвета карамели и чувствуя кончики ее пальцев на своих скулах, он не ощущал потребности обороняться.

И это тоже пугало. Это пугало до безумия. То, что она каким-то непостижим образом обезоружила его… Пусть от нее и не веяло опасностью. Только нежностью. Даже трепет ее был ласковым. Ее волнение – наполненным любви и заботы. Желания.

Желание сократить даже это небольшое расстояние между ними и коснуться поцелуем ее губ прожигало грудь. Джаспер сглотнул, стараясь сконцентрироваться не на ее губах, а на словах, которые слетали с них.

Ясновидение... Конечно, он знал, что дары крови у вампиров проявлялись по-разному. У него были эмоции. У кого-то чтение мыслей, у кого-то что-либо еще. Видение будущего тоже вполне укладывалось в эту картину. Хотя раньше Джасперу не доводилось встречаться с подобным талантом. «Мария бы душу продала за новообращенного с подобным даром», подумал он и тут же ощутил горечь во рту. Вспоминать Марию и всё, что было с ней связано, не хотелось. Было даже жутко представить, что бы стало с Элис, попадись она к ней в когти. Мысль о том, что он сам был бы вынужден сделать, будь он до сих пор в ее войске, вызывала тошноту.

«Ты будешь счастлив…» Она отошла от него, столь же невесомо и плавно, как до этого подошла. Ее губы соблазнительно изогнулись в улыбке. Джаспер чуть было не подался следом, не желая, чтобы она отстранялась.

– Я… – начал он хрипло и замолчал, не зная, как продолжить эту фразу. «Я не верю»? Но он верил. Он верил, что она могла видеть грядущее. Весь ее эмоциональный фон буквально орал об ее искренности. Эмоции – это фактически детектор лжи, особенно сильные. И эта красивая девушка, это сказочное создание в своем лавандовом платье, лучезарной улыбкой и неземными глазами, говорила правду.

От ее искренней заботы голова шла кругом. От того нежного тепла, которое он так явственно улавливал от нее. Джаспер прочистил горло.

– Но ты видела будущее, – грустно проговорил он. – Но не прошлое. Я… – Он вновь умолк. «Я чудовище». Как сказать такое подобной девушке и не почувствовать, как разбивается собственное сердце? Поступки прошлого висели на нем, словно клеймо, словно неподъемный груз грехов, с которым был открыт лишь один путь – в Ад. В то время, как перед ним явно стоял ангел.

– Ты ошибаешься. Нам не по пути, – каждое слово всё же разбивало ему сердце.

Отредактировано Jasper Hale (10-06-2020 09:58:10)

+1

8

Элис смотрела спокойно, открыто, даже не пытаясь скрывать свои чувства. Они читались в ее глазах легко, не нужно было даже приглядываться. она была спокойна и расслаблена, хоть в ее голове и роились мысли взбудораженным ульем. Если бы навеки замершее сердце билось - оно давно проломило бы ребра и упорхнуло к Джасперу, пригреваясь у него на груди.
Ее видения зависели от решений, принятых теми, кого она видит. Больше десятка лет она видела Джаспера Уитлока, больше десятка лет она знала, верила и надеялась, что она сможет сделать его счастливым. Более десяти лет она любила его, и могла сказать это с уверенностью. Любовь. Так много в этом слове, целый мир, который вертится вокруг одного, вокруг его глаз.

Мэри хотелось протянуть пальцы и коснуться морщинок, разгладить их, появившиеся от напряженно сжатых губ. Невидимые слепому человеческому глазу - и так явно заметные для нее. Она скользила взглядом по его лицу, на ее губах играла едва уловимая улыбка.

Хриплый голос Джаспера прошелся по ее коже, вызывая мурашки. Это было практически физическое ощущение, словно голос обладал плотью, словно это не просто звук, а пальцы мужчины скользнули по ее коже, по плечам вниз, обведя предплечья и коснувшись кончиков пальцев, которыми она сейчас даже ощутила покалывание. Невероятные ощущения.

- Прошлое оно на то и называется так, чтобы оставаться в прошлом, Джаспер, - ее взгляд скользнул снизу, с его рук, покрытых тоненькими полулуниями шрамов, невесомой сетью покрывающей его кожу, наверх, к шее, в которую так хотелось уткнуться носом, чтобы вдыхать неповторимый аромат, самый лучший аромат на планете. Элис нравилось произносить его имя, оно оставляло во рту сладость изысканного десерта. Хотелось кричать его, шептать, произносить на все лады. Ей хотелось коснуться его пальцами, провести по каждому из забытых боевых меток, залечить рану от каждого поцелуем, успокоить его сердце, разум и почувствовать его спокойствие.

Хрупкий мир, который мисс Брэндон успела выстроить для себя сама, начинал рушиться. Сеточка трещин сомнения угрожала расползтись по этому хрустальному миру, но Элис не могла позволить этому случиться. Она пойдет до конца, пройдет все, чтобы он был счастлив. Даже если она в планы этого счастья не входит.

- Может быть, когда-то ты захочешь рассказать мне что было там, тогда. А может и нет, я не обижусь. Но я хочу чтобы ты понял, то, какие мы есть определят не только наши поступки в прошлом. Самое главное то, что мы совершим в будущем, какие поступки и действия мы будем совершать потом. Ты не чудовище, Джаспер, - мягкий взгляд светившихся янтарем глаз вновь попал под чары винных радужек, - И я хочу показать тебе это, показать тебе то, каким я видела тебя. Каким ты можешь быть, если позволишь мне тебе помочь.

Его слова резали без ножа, разрывали на части и жгли огнем. Но как бы Мэри Элис не хотелось сейчас обхватить голову руками, забиться в угол и кричать, она ломала себя, не позволяя сдаться, борясь за свою любовь. Она не сдастся. Только не с ним. За него она будет биться до последней капли крови, пока свет по утрам разгоняет ночную тьму. Пока она может мыслить, пока не умрет, на сей раз окончательно.

Она колебалась лишь мгновение. Долю мгновения. Шаг вперед, приподняться на кончики туфель. Чтобы не дать самой себе шанса струсить. Одну ладонь она положила на сильную мужскую грудь, пальцы второй лаской коснулись щеки, губы прижались невесомым поцелуем к таким желанным губам.
И вокруг словно взорвался целый мир. Взорвался и исчез, оставив только их двоих, хрупкую девушку, что вложила в поцелуй все свои чувства, всю надежду, всю любовь и веру. Поцелуй, немного робкий и нерешительный, но с тем же уверенный. Поцелуй, который был для нее всем, и даже если это последнее, что она сделала в своей жизни, у нее останется этот миг. Эта мягкость любимых губ, этот дурманящий голову аромат и сводящий с ума вкус.

[nick]Alice Cullen[/nick][status]эльф на минималках[/status][icon]https://i.ibb.co/y4b97HL/image.jpg[/icon][rus_n_fn]<a href="ссылка_не_обязательно">ЭЛИС КАЛЛЕН, 119</a><br><fn>twilight</fn>[/rus_n_fn][lz]Даже если рухнет весь мир, я останусь стоять. Даже если все отвернутся, я пойду за тобой. Даже если придется выбирать, я всегда выберу тебя. Ведь без тебя меня нет.[/lz][sign].[/sign]

Отредактировано Ariadne (23-06-2020 06:34:56)

+1

9

Читать эмоции Элис было словно сделать глотку свежего воздуха после долгого пребывания в затхлом помещении. Джаспер пораженно ощущал каждый ее душевный порыв, каждое промелькнувшее ощущение так, будто оно было его собственным. Кристально чистое и столь явственное. Ее любовь, ее забота окутывали его подобного теплому, ласкавшему кожу летнему бризу. Словно воды теплого моря.

Лишь единожды в ее мягком уверенном тепле промелькнуло нечто, отдаленно похожее на страх… Но не страх перед ним. Нет. Она боялась разве что за него. Да и то лишь на краткую долю секунды, сразу же вновь вернувшись к своей решительной уверенности в своих чувствах. В возможности счастья…

Прошлое было в прошлом. В этом она была совершенно права, эта странная и поразительно пленительная девушка, видевшая будущее. Но именно из прошлого оно – это будущее – росло. Именно в нем зарождалось и зрело. Именно прошлые наши поступки и решения закладывали фундамент того, кем мы являемся, кем мы становимся.

Джаспер привык к тому, кем он являлся. «Убийца. Чудовище. Изверг»… Он свыкся со своей обреченностью. Со своей недостойностью. Он смирился с тупой болью в груди от осознания того, чем он стал. Тем, на что годился. «Джаспер, мой идеальный, бравый солдатик», голос Марии эхом звенел где-то в затылке. Хоть он уже и не мог сказать с уверенностью, произносила ли она хоть когда-либо эти слова, или это его собственное память играла с ним в игры. Даже вампирские воспоминания искажались по истечению времени. Бессмертие не хранило от людских заблуждений и слабостей. По крайней мере, ментальных.

Он свыкся с тем, что Джаспер Уитлок – тот, от кого шарахались бессмертные и люди. Он свыкся с тем, что его удел – чужой страх и ужас. Свыкся со своей ролью чудища из страшной сказки. Неприятная роль. Но иной он не заслуживал. Все положительные эмоции, которые он чувствовал от других, все они были направлены на кого угодно, но не на него… Потому что таковы были корни, растущие из его прошлого.

Если бы он видел сны, то и все они были бы кровавыми. Он и наяву, стоило Джасперу лишь прикрыть глаза, видел пред собой реки крови. Той, что он пролил. Не ради пропитания, но ради…

– Быть может, расскажу, – пробормотал он, не совсем отдавая себе отчета в произнесенных словах. Эмоции Элис отвлекали и волновали его сильнее, чем ему хотелось. Сильнее, чем он считал безопасным. Рассказывать о своем прошлом неземной девушке в сиреневом платье, что так изящно и красиво обтягивало ее хрупкую фигуру, не хотелось. Пусть она видела будущее, но она не видела прошлое. Если она не видела прошлое…

«То она не знает». Эта мысль больно кольнула сердце. Она не знала о тех проклятых реках крови. Почему-то эта мысль отозвалась какой-то непонятной вспышкой надежды. «Она не знает». Не знает, что он на самом деле обречен и безнадежен. Что ему не помочь. «Хотя как она может не знать? Она же видит шрамы…»

Несмотря на творившееся в душе смятение, боец в нем предвидел ее маневр почти так, словно он тоже мог видеть будущее. Едва заметные перемены в ее позе, поворот ступней и движения, крохотная замешка – всё это говорило о том, что она вот-вот кинется вперед. Нет, не нападая… Об этом красноречиво рассказывало ее эмоциональное состояние.

Но даже предчувствуя поцелуй, Джаспер оказался не готов к нему. Позволил поцеловать себя, не ожидая, какую бурю это легкое прикосновение вызовет в нем.

Ее губы казались мягче шелка и слаще… Он даже не мог сказать, слаще чего они были. Он не помнил ничего, что могло бы сравниться с их вкусом. Аромат ее дыхания обдал его неожиданным теплом. Всё в ней было мягким и теплым… Невозможным. Если бы его сердце билось, то в этот миг оно бы остановилось. Джасперу и показалось, что оно остановилось. Замерло в груди и забилось вновь. Он почти физически ощущал, как оно заколотилось под ребрами – болезненно и учащенно. Как кровь вновь заструилась по венам. Он почувствовал себя живым.

И всё, чего ему хотелось, было окунуться в ее запах полностью, растворится в ней и вдыхать ее дыхание полной грудью. Невозможная девушка сияла теплом и лаской. Ее поцелуй казался обещанием чего-то большего, настоящего и спасительного. Джаспер прикрыл глаза, наслаждаясь этим ощущением, что одновременно дарило умиротворение и будоражило кровь. Он пробежался ладонями по ее обнаженным предплечьям. Ее прохладная кожа казалась горячей.

«Если позволишь мне тебе помочь», вспомнились слова Элис. Произнесенные этим невыразимо мягким голосом, что каждым своими словом заливался медом в самую душу… «Но она не знает», больно царапнула прежняя мысль. Она не знала его прошлого. Не знала, что ему не помочь. Сердце болезненно сжалось от этого осознания. От досады, от безнадежности ситуации. Теплая, сияющая Элис… Ей было не место рядом с его холодной тьмой. Сердце сжалось в каменный ком, тяжко рухнувший в пятки.

Боль захлестнула Джаспера с головой. Не солдатские инстинкты, но вампирские рефлексы – молниеносное движение, быстрее человеческого взора, и вот он уже прижал Элис к дальней стены закусочной. Руки стальной хваткой вцепились в ее белые плечи. Человек ощутил бы боль. Ее изящные ножки в туфельках на небольшом каблуке висели в воздухе. Янтарные глаза смотрели невыносимо прямо ему в душу. Аромат ее волос окутывал их вместе с теплом ее кожи и сладостью ее дыхания.

И это тоже причиняло ему боль. Джаспер глядел красными взором в ее красивое лицо. Губы все еще помнили вкус ее. Тепло, мягкость. Ощущение этой живительной заботы… И всё, чего ему хотелось, было поцеловать ее вновь и позволить ей спасти его, окунуться в это мягкое тепло, поверить в возможность… Но ему казалось, что кровь на его руках никогда не высохнет. Он замарался слишком сильно. «И позволить себе поверить, значит только утянуть ее с собой». Обречь ее на тьму, которую она не заслуживала. Она была слишком светла, слишком хороша. Он же мог лишь утянуть ее  с собой в бездну. Ее попытки спасти того, кого уже давно было не спасти, обрекали только ее саму. Как бы ему ни хотелось поверить в обратное.

– Мне не помочь, – прохрипел Джаспер, чувствуя, как все в нем рвалось к ней, и как сердце разбивалось в груди.

+1

10

Элис, абсолютно не кривя душой, могла назвать этот момент самым счастливым в своей жизни. Голова кружилась, словно она пробежала марафонскую дистанцию по горам, недостаток кислорода сказывался даже для вампирского тела, не нуждающегося в нем. Это были бесконечно краткие мгновения, но настолько яркие, что вспышкой выжигаются на сетчатке глаза, мозге, клеймом отпечатываются в сердце. Это были бесконечно длинные мгновения, что сладкой патокой растекаются по сердцу, сводя судорогой мышцы, вырывают из горла стон, который невозможно удержать внутри. Это был весь мир, умещенный на кончике иглы.
Движение быстрее вдоха, быстрее мысли - для человеческого глаза слишком быстрое. Он разрывает поцелуй, а Элис чувствует, будто у нее что-то украли. Чуть недовольно морщит носик на мгновение, в следующее мгновение ощущая пластиковую отделку стены закусочной, к которой прижималась ее спина. Ноги не касаются пола, свободно болтаясь в воздухе, и от этого почему то на миг  становится смешно. Но эмоции меняются с бешеной скоростью, в своем собственном танце кружась в душах. А есть ли у вампиров душа?.. Извечный вопрос, на который никто пока не нашел ответа. Но, раз есть вампиры, почему бы не существовать и душам? Ведь что как не душа сейчас трепещет внутри Элис от близости этого безумно притягательного мужчины с глазами цвета бургунди, от которого у нее до сих пор кружится голова?..

Она пытается вернуть мысли в серьезное русло, но взгляд затуманен поволокой, а от касания ладоней Джаспера, удерживающих ее за плечи, шел вполне ощутимый жар, бросающий Элис в дрожь, заставляющий мраморную кожу... покрыться мурашками? Обман зрения, не более. Ей до безумия хотелось коснуться его, провести ладонями по груди вниз, коснуться стальных (она в этом не сомневалась) мышц живота. Он буквально сводил ее с ума. Почему же в ее видениях все было не совсем так, по крайней мере, она не видела что будет реагировать на близость Джаспера именно так. Это одновременно добавляло азарта, распаляло желание и резало без ножа.
Взгляд сверкает золотыми искорками, видимыми даже в полумраке закусочной.

Хриплый голос Джаспера заставляет девушку чуть вздрогнуть, это сильнее ее, это запрещенный прием. Настолько запрещенный, что ей хочется зарычать и вырваться из его хватки, набрасываясь прямо здесь, посреди закусочной. Что он с ней делает?

Усилием воли вернуть себя в приличное состояние. Она не сводит глаз с его лица, запоминая заново каждую черточку, которую уже и без того знает наизусть. В голове возникает вспышка - видение. Взгляд затуманивается, она проваливается в будущее как омут. Нет оформленного, лишь образы, тени, тела... Солнечный луч выхватывает участки обнаженной кожи - бриллиантовое сияние слепит и тут же исчезает во тьме. Волосы - длиннее, тело - то же, что вокруг - не важно, главным оказывается лицо Джаспера с потемневшими глазами цвета старого золота. На его лице такая улыбка, что сводит скулы, а стон помимо воли срывается с губ. И рядом - она...

Видение заканчивается также быстро, как и началось. Решение принято. Ей, им? разве это так уж и важно?..

- Я могу уйти, - шепчет она практически беззвучно, не спуская глаз и не прерывая контакта, - Но этим ты не заставишь меня поступиться своей уверенности. Я знаю, что ты не то чудовище, каким себя считаешь. Но, если ты того желаешь, пускай это знание останется при мне. - каждое слово плавило ей язык, сжигало внутренности кислотой, горечь стекала по горлу. Она больше была готова умереть, чем уйти. Она столько лет ждала его, она может подождать еще, но отпустить его - не в силах. Проще шагнуть в пламя. Меньше боли.

+1

11

Исходившее от нее возбуждение пронзило Джаспера насквозь, жидким огнем разлившись по венам. Оно горячило кровь и отзывалось в нем самым столь же сильным ответным ощущением… Или же оно пробуждало в нем то, что таилось в нем и само по себе? Девушка перед ним, столь влекущая и обжигающе живая, несмотря на свою вампирскую суть, казалась удивительно… близкой. Не только физически, в пространстве, но и духовно. Джаспер никак не мог избавиться от странного ощущения, испытываемого, стоило лишь заглянуть в ее глаза.

Она смотрела на него так, будто бы знала его. Будто бы на самом деле видела его. Не то, что он мог ей дать, ту пользу, которую он мог принести, как красноречиво – стоило ему лишь самого раскрыть глаза на очевидное – кричал расчетливый взгляд Марии. Не тот ужас и ту боль, что он приносил, отражавшуюся в испуганных глазах тех бессмертных, с кем он сталкивался обычно. Не все то, чем он боялся быть и за что себя ненавидел. Нет, она видела именно его. Того его, которого сам он даже не мог разглядеть.

Это пугало. Страх и возбуждение – его собственные – кружили голову. От нее всё так же не исходило страха. Лишь вспышка веселья, жаркое желание, уверенность и – Джаспер невольно сглотнул, ощутив, как повеявшая от Элис эмоция болезненно резанула его собственное сердце – короткий укол боли. Ее слова заставили его задохнуться. Перспектива того, что она могла исчезнуть из его жизни столь же стремительно, как в ней появилась, вдруг показалась ужасающей. Она казалась сияющим центром всего мира – по сравнению с ней меркло всё остальное. И мысль о том, что она могла растворится в неизвестности, забрав с собой свою яркость и этот невозможный взгляд, которым смотрела на него… Эта мысль казалась чудовищной. И ему стало ясно, что уйди она сейчас, он попытается вновь отыскать ее. Даже убеждая себя в том, что этого делать не следует.

– Нет. – Голос предал его. Слово сорвалось с губ до того, как он вообще решил что-либо ответить. – Останься.

«Эгоист. Проклятый эгоист». Джаспер отчетливо осознавал, что поступал предельно эгоистично. Если бы он думал о ее благе, то отпустил бы, не позволил своей тьме коснуться ее. Не позволил себе коснуться ее… Только тут он осознал, что до сих пор прижимал Элис к стене и, смутившись, отпустил ее, поспешно и неохотно сделав шаг назад.

Пальцы все еще ощущали мягкость ее кожи. Губы – вкус ее губ. Ее аромат кружил голову и тревожил чувства. Та боль, что он улавливал от нее, прожигала сердце кислотой. Это он ее причинил ей? Он сделал ей больно?! От одной этой мысли становилось тошно от себя самого. И одна эта мысль должна была заставить его уйти. Позволить ей уйти, пока он не причинил ей больше боли. Но эгоистичная часть его не хотела отпускать.

– Прошу прощения… – проговорил Джаспер неловко, не в силах взглянуть вновь в ее глаза. Он боялся не увидеть больше того взгляда. Он боялся увидеть на ее красивых чертах привычное полное неприязни, страха и отвращения выражение… Но от нее они не исходили.

Эта девушка ставила его в тупик, лишала равновесия и присутствия духа. Решимости.

Разумно было уйти. Позволить ей ускользнуть… Джаспер невольно качнул головой. «Нет». Ну и где же его хваленная решимость? Почему он ощущал себя таким растерянным? «Колдовство», подумал он шутя и сам невольно усмехнулся. «Прелестная ведьмочка. Приворожила». И ведь, если отбросить всю шелуху самобичевания, то он всё уже решил. Как только впервые посмотрел в ее глаза и почувствовал, что умирает заново одного лишь ее взгляда. Конечно же, он всё решил. «Прости, ведьмочка».

– Расскажи побольше о своем видении, – подняв взгляд на ее лицо, негромко проговорил Джаспер и, улыбнувшись, жестом предложил присесть за тот же столик, из-за которого она поднялась при его прибытии. – Элис… – Ее имя приятно щекотало нёбо и заставляло улыбаться шире. – Элис. – «Надеюсь, ты увидишь, когда настанет всё же время уходить». Что бы она ни видела в нем, он помнил, чем он был. Тьмой, не достойной ее света.

Отредактировано Jasper Hale (12-08-2020 15:18:45)

+2

12

Она не отводила взгляд, он тоже. Его глаза были непроницаемы, но в них она могла прочитать все до мельчайшей детали. В них словно вихри кружились мысли, заворачиваясь водоворотами. Или же это всего лишь игра света и тени? Нет, в другое мгновение кажется, что его глаза полностью поглощают свет, не давая ни отблеска. Ей предстоит изучать Джаспера еще долго, много веков, разделяя бесконечность на двоих, разделяя этот мир на двоих. И она была готова сделать это, отбросить всю шелуху сомнений и страхов, все мысли и стать свободной, безумной, дикой и неистовой, с ним... Скажи он только одно слово.

Останься

Губы Элис растянулись в улыбке, которую она не в силах была сдержать. Счастье переполняло ее изнутри, словно наполняя светом, заставляя застывшее сердце биться, разгоняя кровь по венам, заставляя разносить этот свет и это счастье. Одно слово - и мир сразу перестает быть прежним, он наполняется красками, придавая даже обшарпанной, но еще с претензией на стиль,  обстановке закусочной лоск и яркость. В глубине души он принял решение, даже если сам в это еще не поверил. Маленькая крупица, что тяжелее космической звезды, покрытая пеплом недовольства  самим собой, страхами, ненавистью. Она поможет этой крупице стать великой.

А что если бы она сказал ей "уходи"? Что было бы тогда? Покинула бы она его, оставив в покое, оставив верить в абсолютную ложь о том, что он чудовище, каким себя считает? Что сделала бы со своим разбитым сердцем сама Мэри? Нет, она не погрузилась бы в пучину отчаяния, проводя время в поисках средства самоубийства. При всех своих пороках, королевой драмы девушка никогда не была. Возможно она не доставала бы Джаспера своим навязчивым присутствием, а наблюдала издалека, мягко помогая ему не чувствовать себя чудовищем. Каким он на самом деле не являлся. Обстоятельства, во всем вина обстоятельств, а все они  лишь его игрушки в недетских играх.

Ноги девушки коснулись пола, глухо стукнули каблучками туфельки. Медоволосое божество сделал шаг от нее, но Мэри Элис знала, что он не уйдет. По крайней мере, пока не выслушает ее, пока не узнает то, что подтолкнуло его к этому выбору. А сама Элис была готова рассказать весь мир, начиная с того момента когда очнулась после нескольких дней нечеловеческой боли и поняла, что ей больше не нужен воздух. Ни мгновения "до" она не могла вспомнить, как бы не пыталась.

Он извинился и она приняла абсолютно ненужное извинение едва заметным кивком головы. Он не уйдет...
В закусочную словно вернулись посторонние звуки, закипающий кофейник, бормочущее радио в углу под потолком, приглушенные разговоры с кухни за вращающейся дверцей. А всего лишь из за того, что Джаспер улыбнулся. так мало надо для того, чтобы мир снова ожил? Всего лишь? именно та улыбка, за которую можно отдать все сокровища мира.
Мэри изящным движением села на стул, машинально расправив складки юбки на сведенных коленях. Кофе на столе безвозвратно остыл, но кто собирался его пить? На вкус не отличается от разведенного в воде пепла, в этом она была уверена.
Колебание воздуха принесло теплый запах живой крови, бегущей по жилам официантки, смешанный с дешевым парфюмом из синтетической амбры и удушливым, тошнотворно тленным запахом роз. Кошмарное сочетание. Элис на долю мгновения сморщила носик.
- Еще кофе?
Девушка на секунду прикрыла полную чашку ладонью, отрицательно покачав головой. Официантка пожала плечами.

- Я вижу лишь немногие картинки, но порой их бывает достаточно, - произнесла Элис, когда официантка наконец отошла. Элис... Ей понравилось, что Джаспер также как и она упустив в обращении ее первое имя, да и в его устах имя "Элис" звучало музыкой. - Ты видишь, что мои глаза не похожи на твои. Это было нелегко, но если питаться кровью животных, то они могут стать такими. Это намного облегчает существование. Да, она не приносит столько удовольствия и силы, но насыщает и этого достаточно чтобы жить. Чтобы не убивать. - девушка замолчала на мгновение, давая время Джасперу, чтобы переварить информацию. Он просил рассказать о ее видении - но как он отреагирует на рассказанное? Он должен почувствовать, что она не лжет ему.
- Видение о тебе было первым с тех пор, как я стала такой.  Сначала я увидела тебя, здесь. Ты казался опустошенным и потерянным, но себя я увидела тоже. Я поняла, что хочу помочь тебе, убрать печаль из твоих глаз. - все это звучало безумством, но было от того более безумным, что являлось абсолютной правдой. - Мое будущее зависит от принятых решений. Принятых мной, тобой, кем то еще. Оно изменчиво, но как только я решила, что хочу помочь тебе, видение поменялось. Там был свет, там была любовь. Там была семья. И там были мы. Ты улыбался и смотрел на меня светящимися золотом глазами. Поэтому я уверена, что ты будешь счастлив.

О втором видении, что явилось ей несколькими минутами ранее, Элис предпочла умолчать. Приличной леди не стоит рассказывать о таких вещах человеку, с которым знакома настолько немного. Пускай ей и кажется, что до него мир не существовал.

Отредактировано Alice Cullen (12-08-2020 14:10:45)

+1

13

Запах живой, теплой крови, исходившей от официантки, всё еще витал в воздухе, в то время как Элис говорила о животной крови и подобном способе пропитания. Джаспер не мог бы вспомнить лицо официантки, если бы его попросили ее описать, но аромат, исходивший от нее, чувствовал явственно. Для смертных самым аппетитным запахом в закусочной являлся аромат свежего кофе и жареного бекона, для вампира же – тот пульсировавший под кожей горячий поток живительной крови, струившийся по венам девушки в фирменной униформе с нелепым чепчиком.

Джаспер ощущал инстинктивный голод, просыпавшийся глубоко в груди и жадно сжимавший мертвое сердце. Всякий раз, стоило ему оказаться вблизи человека, как хищник давал о себе знать. Это было сильнее его и никак не связано с его собственной волей и устремлением. Вампирский голод, той или иной интенсивности, скребся по венам при любом намеке на добычу. За время, прошедшее с момента своего обращения, Джаспер привык к этому инстинкту. К той непрерывной, рвущейся на волю звериной части себя. К тому монстру, что жаждал лишь крови. Любой ценой. Прямо сейчас.

«Ты видишь мои глаза», сказала она, и он вновь потерялся в их янтарной глубине. Голодный зверь притих, но никуда не исчез, всё еще тревожно отмечая присутствие совсем вблизи «добычи» с кофейником. Джаспер старался не потерять нить ее рассказа, не позволить своему вниманию ускользнуть – ни в бездонную глубину ее глаза и поразительную мягкость ее губ, что красиво двигались по ту сторону столика, то и дело открывая изящные ряды зубов и красный язычок, ни в сторону вечно голодного хищника, фоном следившего за передвижением по помещению официантки.

Он старался вникнуть в ее слова, понять. Исходившие от Элис эмоции приятно согревали и, как ни странно, успокаивали. Ее тепло окутывало уютом и придавало уверенности. «В чем? В ее словах?»

– Не убивать? – переспросил он, вглядываясь в необычайный цвет ее светящихся глаз. «Так значит, именно человеческая кровь придавала вампирским глазам алый оттенок». Он никогда не задумывался об этом. В теплых глазах Элис блестело солнце, которого не было. Она сама была солнечным светом. Тем самым теплом… – Питаться кровью животных? – Джаспер знал, что это было возможным… В качестве экстренной меры, чтобы совсем уж не изголодаться, если не имелось нормальной крови. Кровь животных питала плохо, придавала меньше сил… Да и вкус был очень уж на любителя.

– Разве это жизнь… – пробормотал он, вспоминая свой вынужденный переход на кровь животных, случившийся с ним однажды, несколько десятилетий тому назад. Это было скверно. Поплатилось потом первое же поселение, на которое он наткнулся с голодухи. Повторять этот опыт не хотелось. Но глядя в ее светлое лицо и чувствуя исходившее от нее воодушевление, скептицизм Джаспера даль трещину. «Если ее это сделает счастливой… Что?! Что я несу… Я же ее не знаю даже».

Но ощущение было совершенно противоположным. И ее слова о первом ее видении о нем лишь подтверждали эти чувства. Искренность просвечивала в каждом звуке ее голоса, касалась его мягким теплом солнечных лучей и согревала. Но чем он заслужил такой подарок судьбы?

– И когда ты стала такой? – спросил он, задумавшись о том, как долго она уже ходила по Земле с его образом в памяти. Эта мысль была странной… Что кто-то мог думать о нем в то время, как он… Взгляд упал на его собственные руки, лежавшие на столешнице. Вереницы белых шрамов – отпечатки чужих клыков и челюстей. Следы былых битв и кровопролитий. Запах крови с удвоенной силой ударил в нос, раздражая нервы и будоража звериный голод.

Официантка с блокнотом и карандашом остановилась у столика.

– Прошу прощения, но по правилам нужно заказать что-нибудь, если вы собираетесь занимать столик… – Она неуверенно кивнула на табличку, висевшую за стойкой.

Запах крови сочился алой дымкой по воздуху – невидимой, но ощутимой, заставлявшей монстра внутри жадно клацать зубами. Джаспер резко повернул голову, уставившись кроваво-красным взглядом на официантку. На ее шее билась вена. В такт этому биению ворочался голод. Зверь жаждал горячей, ароматной крови. Зверь жаждал вспороть ей горло и залить всё здесь багровым потоком…

+1

14

Разве это жизнь...
Тихий голос, с нотками горечи, льется в уши Элис, вызывая у той грустную полуулыбку, даже скорее тень улыбки, самыми уголками губ. Она помнила свои первые попытки перейти на кровь животных. Помнила вкус, которым не могла насытиться, сколько бы ни пила. Олени, волки, крупные хищники, даже белки. Все было не то, все было не тем. Не хватало пряности, пряной сладости, которая сиропом обволакивает горло, жаром спускается к желудку, даря эйфорию. Гемоглобиновые наркоманы.
И сколько бы лет она уже не сидела на "диете", воспоминания о том периоде все равно обдают жаром горло, испытывая выдержку и силу воли девушки. И снующая туда сюда официантка ничем не помогает.
- Жизнь, как она есть, - Элис пожимает плечами, бросив взгляд куда-то в сторону. Здесь даже врать не имеет смысла. Что делает жизнь жизнью? То, чем мы сами ее наполняем. Это эмоции, чувства, реакции. А способ пропитания - не более чем средство к существованию. Так раз от этого не зависит жизнь, стоит ли углублять на это внимание? - Но раз мы можем с этим жить, то почему бы и нет?

Вообще, в приличном обществе некультурно задавать девушкам вопросы об их возрасте. Но применимо ли это к их ситуации? Рожденные в одном году с ней выглядели много старше, сама же Элис навеки застыла в своем возрасте. А раз так, то есть ли смысл хранить тайну? Да и зачем, собственно, ей хранить какие-то секреты от него.
- Двадцать восемь лет назад я очнулась неизвестно где. И с тех пор не менялась.
Она помнила этот кошмар. Помнила ту раздирающую горло боль, тот звериный голод, что истязал и сводил с ума, а ты не знаешь чем его заглушить. Все остальные чувства и желания становятся неважными, кроме одного, дикого и необузданного - вцепиться в глотку любому прохожему. Хуже того, она не помнила абсолютно ничего, кроме боли. Откуда она, как оказалась здесь, что она такое. Если Джаспер спросит - она расскажет ему все, что помнит. Но, увы, это слишком мало.
Девушка проследила за его взглядом. Не нужно было читать мысли, чтобы понять, какие мысли вызывают эти шрамы, густой сетью оплетающие его запястья. Элис подавила желание коснуться их пальцем, словно пытаясь стереть с кожи и из воспоминаний навсегда. И зная, что этого у нее никогда не получится. Единственное, что под силу ей сделать - так это сгладить их, наполнить жизнь Джаспера новыми воспоминаниями, счастливыми. Если, конечно, он ей позволит...

Кровь заливает кафельный пол, багровыми струйками заливаясь в швы, бисером оседая на поверхностях... хрип из вспоротого горла уже едва слышен... и багрово-красные глаза...

Видение застает внезапно, но уже слишком поздно. Ухо Элис успевает захватить лишь окончание фразы вновь подошедшей официантки (и что ей опять надо?!), дезориентация во время видений - бич девушки, во время них она словно выпадает из мира, не успевая одновременно и тут и там.

Взгляд выхватывает движение Джаспера, слишком быстрое для человека. В нем проснулся хищник, остановить которого ей будет не по силам. Элис вскакивает, опрокидывая стул, стремясь очутиться между глупой жертвой и вампиром, ей даже удается оттолкнуть девушку с траектории нападения. Она двигается на пределе своих возможностей, ей надо остановить его, не допустить очередного кровопролития.

- Джаспер, нет!.. - успевает выкрикнуть девушка, но сильный толчок в область живота отбрасывает ее в сторону, заставляя отлететь и с силой удариться о стену закусочной. По отделочному пластику ползет трещина, сама Элис падает на пол. Он слишком быстр. Слишком силен. Если она и остановит его, то уже не сегодня.
В воздухе растекается запах человеческой крови, заставляя горло полыхнуть огнем и сжаться. Держись, ради него, держись!..
Элис поднимается на ноги и медленно направляется к распростертому на полу телу официантки, над которой склонился Джаспер Уитлок. С каждым шагом жажда становится все сильнее, искушение сдаться и впиться зубами, присоединиться к кровавой трапезе. Она не чудовище. Он не чудовище.
Девушка опускается на колени рядом, не обращая внимание на то что тонкая ткань платья мгновенно пропитывается кровью. Слегка подрагивающие пальцы осторожно касаются запястий Джаспера. Он может сейчас ее убить. Мгновенно, без лишних церемоний и расшаркиваний, но Элис верит. Единственное, во что она сейчас верит, так в это в свою любовь к тому, чью боль хочет облегчить.
Кровь горячая, она обжигает ледяную кожу, жажда огнем заливает горло, еще немного и она не сдержится, слишком велик соблазн. Но ради него она будет сильной.

+1

15

Всё случается быстрее скорости мысли. Реакции хищника за прошедший век стали его второй натурой. Или даже первой. Жажда, бурлившая во взбудораженной встречей с Элис крови, оказывается сильнее и стремительнее голоса разума.

Когда красная пелена спала с глаз, и он стоял, наклонившись, над телом официантки, чувствуя, как кровь горячими подтеками стекала по подбородку, Джаспер подумал, что, наверняка, поступил так чуть ли не специально. Почти намеренно саботируя то хорошее и светлое, что намечалось. Казалось, что он сознательно поддался своими звериным импульсам, чтобы наглядно показать Элис насколько она ошибалась… Какое чудовище он представлял из себя на самом деле. Ужаснуть ее, оттолкнуть ее… Боже, он ведь на самом деле оттолкнул ее!

Джаспер почувствовал тошноту. Не от нападения на официантку, не от жадно выпитой человеческой крови, аромат которой наполнил собой все помещение. А от воспоминания о том, как Элис, пытаясь его удержать, отлетает в сторону и падает на пол…

Уитлок резко повернул голову, глядя на девушку рядом с собой. Чувство вины, болезненно захлестнувшее сердце, на миг затмило даже исходивший от нее шквал эмоций.

– Ты не ранена? – прошептал он. Почему-то говорить в полный голос не получалось. Кровь запятнала ее платье, разводы покрывали руки и плечи. Человеческая кровь, не ее собственная. «Значит, не ранена». Он протянул руку, чтобы повернуть ее к себе и удостовериться, что все в порядке. Но, заметив, что с его собственных пальцев все еще стекала кровь, опустил руку, так и не коснувшись ее. Стыд. Как он смеет дотронуться до нее? Замарать ее своим чудовищным прикосновением. Разве он сделал не достаточно уже?! Позволил ей попасть под удар… Одно дело увидеть и совсем другое – быть отброшенной в стену…

– Я… – Никакие слова не могли это исправить. Да и что исправлять? Ты ведь хотел открыть ей глаза на свою истинную суть? Вот и получил.

Только сейчас Джаспер заметил исходившие от Элис эмоции. Взгляд карамельных глаза, с которым она уставилась на истекавшее кровью тело официантки на полу. Жажда… Он чувствовал ее желание. «Жизнь, как она есть», сказала она чуть ранее… Но сейчас, столкнувшись с живительной и такой манящей человеческой кровью, оказавшейся совсем близко – всего лишь поддаться вперед и погрузить зубы в все еще живую пульсировавшую вену… Сейчас она испытывала соблазн поддаться.

Джаспер не обладал даром предвидения. Но в этом краткий миг он отчетливо представил себе картину будущего: вот они оба с ярко-красными глазами, оставляя после себя вереницы обескровленных трупов, путешествуют по миру, занимаются любовью на окровавленных простынях, в то время, как мертвые тела хозяев постелей валяются рядом на полу. Им ничего не страшно. Им ничего не нужно. Весь мир принадлежит им…

Это была красивая картина. Но черты Элис в этом беззаботном и бесстыдном будущем расплывались, становились жестче и чужим. Она не была похожа на ту светлую девушку, которой он увидел ее сегодня. Она не была похожа на себя… Это была пугающая картина.

– Элис. – Джаспер поспешил стереть кровь с подбородка, и, взяв девушку двумя пальцами за подбородок – на коже остались красные следы его пальцев – заставил отвести взгляд от тела и посмотреть на себя. – Элис, пойдем отсюда. Двадцать восемь лет, говоришь? Очнулась неизвестно где? Звучит интригующе… – Он улыбнулся, болтая дальше, чтобы отвлечь ее от вида и запаха крови. Официанта на полу всё еще, хоть и с трудом, но дышала. – То есть, ты не знаешь, кто тебя обратил? Или всё же знаешь? Пойдем отсюда. Куда ты хочешь?

Его самого всё еще трясло от аромата крови и ее горячего вкуса на языке. Но Элис и буря ее эмоций, налетавшая на него, подобно стае юрких птичек, были сейчас важнее всего.

Отредактировано Jasper Hale (01-09-2020 15:59:59)

+2

16

Жажда обволакивает подобно одеялу, жаркому, выжигающему своим прикосновением, невероятно колючему, будто созданному из терновника. Разум покрывает пелена, алом цветом заполняя все ее естество, когда Элис вдыхает горячий запах крови, железом оседающим на кончике языка. Она словно в неком трансе, кажется, что мир замер и она двигается невероятно медленно, но это лишь иллюзия. Молниеносный взгляд - и девушка не отводит глаз от багровой капли, стекающей с уголка губ Джаспера вниз, к подбородку. Вампир нервно сглатывает, стараясь не шевелиться.

Все вокруг обрело невероятную резкость, электрический свет ламп словно ржавой струной режет оголенные нервы. Элис видит, как поднимается рука Джаспера, словно стремясь коснуться ее, и останавливается, так и не закончив свой путь. Красный. Такой красивый цвет, идеально контрастирующий с бледной кожей Уитлока. Кровь очерчивает ниточки шрамов, невидимых человеческому глазу, проявляя тот рисунок, на который Элис готова была любоваться вечность.

Голос мужчины тонет в нарастающем звоне в ушах, она не слышит вопроса, слышит лишь как последние, натужные, удары сердца выталкивают кровь, ручейками вытекающую из рваных ран. Все смолкает в один миг, наваждение слетает, стоит Джасперу коснуться ее подбородка. Элис мгновенно переводит взгляд, снова утопая в багровой пучине его глаз, но на этот раз ей удается сосредоточиться. Острый запах крови ударяет в нос, но девушка словно отгораживается от него. Сквозь железо и природную густую сладость она чувствует аромат древесного мха, сандала и свежести. Она чувствует аромат Джаспера.

- Я в порядке... - бормочет девушка, касаясь кончиками пальцев предплечья Уитлока, - Все в порядке... - кого она убеждает в этом, его, себя?
Смешно. Она пришла бороться за него, а в итоге он пытается отвлечь ее саму. Ее, которая убедила уже даже саму себя, что может спокойно наблюдать человеческую кровь, что ее вполне устраивает кровь животных. И вот сейчас, она стоит на коленях рядом с истекающей кровью девушкой, больше всего на свете желая прильнуть губами к густеющей сладкой крови, вытекающей из раны на шее...

Если бы вампиры умели плакать, то она точно сейчас прослезилась бы. Горечь от смерти официантки, заполняющее ее сердце, начала отпускать свои стальные тиски, снова заполняясь... светом? Так ли это можно назвать? Но другого название этому ощущению, которое вызывал у нее Джаспер, она дать не могла.

Им надо убегать. Как можно скорее, потому что неизвестно когда в кафе заглянут еще посетители, а больше смертей она не хотела.
- Я расскажу тебе все, - девушка на мгновение коснулась пальцами скул Джаспера, - Но сейчас нам надо уходить. - стрелой метнувшись к входной двери, Элис повернула рычажок замка и перевернула табличку на стекле, следом опуская жалюзи.  Мозг думал как четко отточенный механизм. Пожар! Нужно устроить пожар! С такой же скоростью она переместилась на кухню, только и затрепетали кухонные двери. Нашарив взглядом шланг, ведущий к газовому баллону, Элис рванула его из плиты, позволяя газу распространяться по помещению. Спички нашлись на полке. Сбросив с ближайших столов салфетки в небольшую кучу, брюнетка остановилась неподалеку от выхода.

- Уходим... - умоляющий взгляд на Джаспера. Сейчас должна произойти развязка этой ситуации. Пойдет ли он с ней? Позволит ли увести себя, чтобы она могла показать ему, что готова сделать ради него все? Позволит ли ей попытаться показать ему другого Джаспера? - Джаспер, пожалуйста, пойдем со мной. Это всего-лишь недоразумение..

Часы на стене тикали, отсчитывая секунды, на кухне шипел оторванный газовый шланг. Элис Брэндон стояла, не сводя глаз с того единственного, ради которого она существовала эти годы, не пытаясь найти способа прекратить свою "жизнь" чудовища. Она протянула руку с раскрытой ладонью, на тонких пальцах все еще оставались следы крови. Если он сейчас откажется, если решит, что одному ему будет лучше, она поймет. Но это разобьет ей сердце на миллион кусочков. Она их бережно соберет, она будет лелеять останки своей мечты, она последует за ним тенью.

+1

17

Когда с тихим шипением кухня начала заполняться газом, Джаспер вдруг увидел девушку в сиреневом платье в новом свете… То, с какой легкостью и скоростью она принялась заметать следы его промаха, вызывало яркую волну восхищения. Та мимолетная картина, только что представшая перед его внутренним взором, в которой они с Элис – два вампира против всего мира – проносились по городам и селам кровавой и огненной бурей, на кратчайший миг сделалась до боли заманчивой. Исходившая от Элис уверенность в том, что она могла сделать его лучше… Ее тепло. Ее… «Любовь?» Та поддержка, которую она так жаждала ему оказать. Всё это казалось таким опьяняющим. Вместе они могли бы покорить весь мир…

Джаспер невольно скривился, последняя промелькнувшая мысль неприятно напомнила своим тоном слова Марии. Эта она говорила о том, как они вместе – а на самом деле она с его помощью – завоюют чуть ли не весь мир. И ведь он верил. Вот и сейчас возникло это ощущение: рядом с Элис всё возможно. Вместе с ней они могли бы… Она хотела, чтобы он отказался от человеческой крови. Но если наоборот… «Нет. Нет. Нет». Ее свет нельзя замарать. Нельзя позволить ему померкнуть…

«А где, кстати, повар?» Неужели остался свидетель его необдуманного проступка? Джаспер с досадой мотнул головой, прислушиваясь. От Элис исходила волна тревоги. Она звала его идти. Мертвая официантка продолжала по инерции истекать кровью посреди закусочной. У черного входа курил повар, устроивший себе перерыв в честь затишья. «Ладно». Повар, очевидно, ничего не слышал. Аромат сигаретного дыма доносился еле ощутимо с другой стороны здания.

Джаспера вновь окатило исходившей от Элис надеждой. Надеждой и верой, ощутимо приправленной тревогой. Опасением за него. Он не помнил, чтобы когда-либо ощущал это чувство, направленное именно на него. Ему часто приходилось испытывать чужие опасения, страх. Но обычно боялись его, а не за него. Она же… Она смотрела на него невозможными янтарными глазами, заметно потемневшими от голода, вызванного пролитой им кровью. «Недоразумение… Какое смешное слово».

Из кухни ощутимо тянуло запахом бытового газа, невидимым и смертоносным туманом стелившегося по кафельному полу. Всего лишь несколько секунд, в которых вместилось так много. Скоро закусочная наполнится огнем, газ воспламениться, если не от брошенной Элис спички, то от тлевшей сигареты повара у черного входа. Пламя охватит окровавленное тело мертвой официантки в красной от крови униформе и висевшие на стенах плакаты. Нетронутую чашку кофе на столике и бумажное меню. Всё, что стало невольным свидетелем их первой встречи. Само это место перестанет существовать… Вот к чему приводит знакомство с Джаспером Уитлоком.

Он знал, что нужно было уйти. Но сначала убедиться в том, что Элис в порядке. Да. Нужно было позаботиться о ее безопасности! Джаспер радостно ухватился за эту мысль. Именно ею он объяснил то, что, поспешно стерев кровь с ладоней горстью бумажных салфеток, схватил Элис за руку – ее тонкое запястье казалось раскаленным железом, обжигавшим кожу. Но это была приятная боль, от которой сердце трепетало в груди.

– Пошли! – Он улыбнулся, ощутив необъяснимую радость, так не сочетавшуюся со всем происходящим, и кинулся к выходу, увлекая девушку за собой. Колокольчик над дверью звякнул на прощание.

Оказавшись на городской улице, Джаспер лишь ускорил свой бег – они были лишь порывом ветра для смертных прохожих, размытым цветным пятном на краю поля зрения.

Движение давалось легко. Приятная скорость. Мир вокруг расплывался в неясное месиво оттенков, обрывков звуков и ароматов. Филадельфия исчезла и растворилась. Лишь бежавшая рядом с ним девушка в сиреневом платье и ее узкая ладонь в его существовали сейчас. Ее обращенный на него взгляд. Изгиб ее губ. Улыбка.

На краткий миг Джаспера переполнило небывалая эйфория. Чувство ничем не замутненного счастья. Пусть даже он понятия не имел, куда именно они бежали. Но цель сейчас совершенно не имела знания. Важен был лишь этот идеальный момент, отражавшийся в глазах Элис.

Заметив, что она начала чуть отставать, Джаспер, без раздумья и не сбавляя скорости, подхватил ее на руки. Аромат Элис, смешавшийся с попавшей на нее человеческой крови, кружил голову. Счастье казалось осязаемым.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » You are the one [Twilight]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно