TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Пятьдесят оттенков красного полусладкого.


Пятьдесят оттенков красного полусладкого.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ПЯТЬДЕСЯТ ОТТЕНКОВ КРАСНОГО ПОЛУСЛАДКОГО.
Самое странное отп
и ничего лишнего.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.ibb.co/WcWj21t/20200308-181806.jpg
Пили всю ночь, гуляли всю ночь до утра.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Fenris, (fem!)Dionysus

Антива, бар дель «sex&wine»

АННОТАЦИЯ

Встретились как-то в баре свободный эльф и богиня вина...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[icon]https://i.pinimg.com/originals/99/e8/4d/99e84d0c62df55ace89fd57a4266e1f1.gif[/icon]

Отредактировано Dionysus (15-04-2020 01:27:58)

+3

2

Фенрис глубоко вздыхает и наконец открывает глаза. Не смотря на распахнутое настежь окно, в комнате было душно. Удушливый аромат благовоний, вина и спермы создавал в комнате неповторимый запах. Днём к нему примешивает резкий, но приятный запах свежевыделанной кожи. Если кто-либо когда-нибудь попросит описать Антиву с помощью запахов, то эльф без доли сомнения назовет именно это сочетание. Воин осторожно встаёт, стараясь не разбудить Зеврана и какую-то безымянную женщину с низкой социальной ответственностью. Не то чтобы его интересовал спокойный сон Антиванского Ворона и шлюхи, просто хотелось подумать в тишине. Фенрис высовывается в окно, ночной воздух приятно холодит кожу.
Он приехал в Антиву около двух недель назад. Его броня и меч, полученные ещё от Данариуса, постепенно приходили а негодность, а где можно достать лёгкую качественную броню и крепкий меч как не в Антиве? Если в высшем свете главную торговую страну ценили за ароматные пряности, дорогие ткани и самое лучшее вино, то в подпольном мире - все было совершенно по-другому. Оружие, контрабанда, пиратство, развитая сеть борделей для различных слоев населения... И Дом Отдохновения. Гильдия убийц владела, или как минимум имела влияние на хозяев, во всех сферах криминального мира. Тайно, разумеется. Антиванские Вороны тщательно следили за своей репутацией и брали на себя ответственность только за свое кровавое ремесло, тщательно открещиваясь от всего остального. И разумеется только у них можно было купить  крепкую, но при этом лёгкую броню и меч из лучшей стали Тедаса. Этот простой факт знали все кто так или иначе крутится в подпольном мире. Вроде бы все просто - были бы деньги, но и тут существовал нюанс - клиент может действовать только через члена Гильдии. Тогда-то Фенрис и вспомнил про Зеврана.
С Араннаем они пересеклись в Киркволле благодаря все тому же вездесущему Хоуку и его желанию помочь всем и одновременно с этим подзаработать. Тогда они помогали Воронам поймать их беглеца, но в процессе дела все круто поменялось. Заказчик был благополучно скинуть в Недремлющее Море и сожран его обитателями, а Зев стал ещё одним полезным знакомым.
И вот спустя несколько лет это знакомство пригодилось не кому-нибудь, а именно Фенрису. Эльф не сильно скрывался, чувствуя себя уверенно в родной стране. Это можно было понять - не смотря на то, что они убийцы - Вороны пользовались уважением. Как он сказал, когда они встретились? "С королями никогда не останешься без работы. Либо они хотят убить, либо их". Фенрис тихо усмехается, глядя на море. Было что-то притягательное в словах и предложении убийцы, но... Но "нет". Призрак выбрал себе цель ещё когда решил вернуться на нелюбимую родину.
— Что решил? - мягкий голос Ворона раздается над самым ухом, заставляя война вздрогнуть, а его сильная рука скользнула по его боку, останавливаясь на бедре. Фенрис не обращает внимание на касание. Есть ли смысл после того, что случилось буквально пару часов назад?
— Я удивлен, что ты стал Мастером Гильдии. В прошлую нашу встречу Гильдия охотилась на тебя как на предателя Дома, - эльф не оборачивается, всё также смотря в сторону моря. Араннай также тихо смеется, но ничего не отвечает. Да и не обязан. Они не друзья и вряд ли ими станут.
— Ты не ответил.
— Нет. Я умею убивать, но редко получаю от этого удовольствие. Да и оно быстро проходит. Почти мгновенно, - помолчав, эльф все же отвечает, отворачивается от моря.  — Сколько ты должен заплатить за шлюху? Разделим пополам, - он не смог сдержать смешок, сам понимая комичность и иронию сказанного.
— Нисколько. Это моя клиентка. Теперь она полноправная владелица этого борделя. Это она мне заплатила, - Зевран смеётся чуть громче, женщина в постели недовольно мычит, но не просыпается.
— Отвратительное место, - морщится Призрак, окидывая взглядом комнату.
— Я покажу тебе место гораздо лучше, - Араннай внезапно переходит на шепот, практически вплотную прижимаясь к нему. Фенрис лишь хмыкает, не поддаваясь на явную провокацию развратного эльфа.

Бордель выглядел богато. Фенрис никогда не был в заведениях подобного уровня, по необходимости посещая места "попроще". Женщины и мужчины (и люли, и эльфы) лавировали между столами, выглядели скорее эротично, чем пошло. На первый взгляд даже не скажешь, чем это заведение занимается на самом деле. Богатые клиенты в масках неспешно потягивают вино в приятной компании. Мужчины как будто бы незаметно посматриваю в глубокое декольте, а женщины делают вид, что не замечают этих взглядов. Всё предельно аристократично. Действительно заведение высшего света. Большую двусмысленность происходящего он видел только в Игре орлесианской аристократии.
— Интересный бордель, - оставливаясь у барной стойки, замечает Призрак.
— Ты что! Это элитный клуб, - на лице Зеврана отражается все возмущение мира, а в глазах пляшут бесенята, невербально давая понять Фенрису, что не так уж он и не прав. — О, пойдем познакомлю тебя! - цепким взглядом обводя зал, Антиванский Ворон в какой-то момент хватает Синего Призрака за руку, потянув в сторону главной лестницы. Фенрис, едва не расплескав вино, безмолвно следует за ним. Он почти привык к прикосновениям и больше не хочет ломать руки каждому, кто имел неосторожность коснуться его.
— Дорогая, ты великолепна. Впрочем, как и всегда, - Зевран рассыпается в комплементах и наконец-то отпускает его руку. Эльф пристальным взглядом изучает спустившуюся из верхних комнат женщину. Длинные темные волосы слегка вьются, смуглая бархатная кожа слегка поблескивала в свете свечей. Она была действительно красива. Её одеяние умудрялось одновременно скрывать и открывать тело прекрасной женщины. Таких как она в во всех уголках Тедаса называли роковыми. И она отлично вписывалась в атмосферу борде... клуба. Даже более того - её появление как будто завершило картину.
"Хозяйка", - решает Фенрис, остановившись чуть в отдалении и наблюдая издалека, плечом опираясь на статую, украшавшую основание лестницы.

+4

3

[icon]https://i.pinimg.com/originals/99/e8/4d/99e84d0c62df55ace89fd57a4266e1f1.gif[/icon] [indent] «Нет, это не странно, — за каким-то чёртом убеждал сам себя Дионис. — Я делал много чего и похлеще этого, к тому же здесь рядом со мной нет совершенно никого, кто мог помешать мне сделать это. Я достаточно безумен для того, чтобы попробовать себя в новом образе. Возможно, мне даже не понравится. А, чёрт с ним, слишком много размышлений!»
[indent] Это последние здравые размышления, о которых она помнила. Просто в какой-то момент она подошла к зеркалу и подумала, что в её жизни пора что-то менять. Да, ей в очередной раз стало скучно. Хотя тогда было ещё уместно говорить он. Возможно, если бы её мысли в тот день действительно были бы здравыми, она бы поняла, что затея сама по себе глупая, что стоит быть тем, кем суждено было быть с самого рождения. Но, во-первых, её коньком всегда было безумие, а не здравомыслие, а во-вторых, не зря же её отец просил воспитывать как девчонку. Первое время она действительно думала, что лишь взглянет на себя в ином обличье и вернётся к своему истинному облику как ни в чём не бывало, но, когда она по щелчку пальцев увидела в зеркале новое собственное отражение, она поняла, что просто не может оторвать взгляд от самой себя. Из зеркала на неё смотрела будто бы её полная противоположность. Эта девушка была изыскана и утончённа, обворожительна и грациозна, единственное, что оставалось схожим - искра безумия в глазах. Она склонила голову и улыбнулась самой себе. В тот момент она осознала, что создана для большего. Она может покорять мужские сердца не только своим изысканным напитком, но и собственным великолепием.
[indent] Она не помнила точно, что привело её к новой жизни. Острое чувство одиночества, жажда внимания или же страх потерять своих почитателей. Времена менялись и она понимала, что поклонение ей не будет длится вечно. Рано или поздно о ней забудут, хоть и продолжат пить вино, дарованное ею. И тогда она останется совершенно одна. Брошенная и потерянная. И, если другие боги не переживали на сей счёт - конечно, их почитало куда большее количество людей, о них слагались легенды, писались письмена, во имя их строились храмы, им не зачем было переживать за то, что когда-нибудь о них забудут. Она была другой натуры. Всегда отличалась от своих родственничков, оттого и была вечно сама по себе. Ей было важно, чтобы о ней не забывали. И, пожалуй, она была готова пойти на всё, что угодно ради того, чтобы ей поклонялись.
[indent] На всё, что угодно. Решение изменить свою жизнь и навсегда попрощаться со своим прошлым далось даже легче, чем решение попробовать на себе новый образ. Словно бы само зеркало подсказало ей, что её затея верная и обязательно приведёт её к успеху. Но опускаться до банального и носить с собой зеркальце, чтобы всякий раз в случае чего убеждаться, что она права, она, конечно же, не стала.
[indent] Почему она оборвала все связи с Олимпом и перебралась в другой мир она не знала. Здесь богам поклонялись совершенно иным, но она всё равно умудрилась оставить при себе свой статус. Пришлось изрядно постараться, чтобы добиться признания, но ведь она была готова на всё и не отказывалась от своих слов. Пожалуй, впервые за много лет она почувствовала настоящую свободу. От осознания того, что она, возможно, больше никогда не увидит ни Геру, ни отца, ни их жалких отпрысков, на душе становилось легче. Она была одной из немногих, кто не пренебрегал людским вниманием и не сторонился их, предпочитая наблюдать за ними издалека. Она любила людей. В её глазах они всегда были забавными и причудливыми, но теперь, находясь среди них практически постоянно, она осознала, что они по-прежнему могут многому научить её.
[indent] Улыбка расплылась по её лицу, когда в её заведении вновь появились уже знакомые ей лица. Сейчас она была гораздо спокойнее и даже могла выдержать беседы, которые раньше навевали ей неимоверную скуку, она была куда меньше одержима сомнительными авантюрами и была куда более сдержаннее, чем раньше, но единственное, что в ней ещё осталось прежним, кроме безумия, это ей ослепительно сияющая улыбка. Быть может, такой дочерью отец бы даже гордился. Но навряд ли он принял бы решение дочери стать той, кем она не является. Однако, было ли важно его мнение хоть когда-нибудь?
[indent] Мир, выбранный ею, не был идеальным, впрочем, бывают ли идеальные миры? Несовершенство она находила даже на Олимпе, месте обитания совершенных существ, стоило ли чего-то ожидать от простых смертных? Этот мир привлекал её своим разнообразием. Здесь рядом с человеком уживались магические существа, которым не было бы места в реальном мире. Ей не были интересны их конфликты и войны, она не преследовала цели прийти на помощь, она лишь оставалась верна своему предназначению.
[indent] Как она и ожидала, в Антиве небольшой скромный бордель вписался безупречно. Скромным на самом деле его назвать было сложно, но именно таким он задумывался изначально. Но кто поверит? Конкуренция её не заботила вовсе. Она прекрасно знала, что посетители и так потянутся к ней, потому что она могла обеспечить их качественным алкоголем и хорошо проведённым временем за несущественную плату. Как бы ни пыталась она создать атмосферу простоты и скромности своего заведения, само его предназначение сулило обратное, да и, в конце концов, ей самой хотелось изысканности. И, кажется, перестаралась. Её бордель начали называть элитным, а посещать в основном те, у кого в карманах было достаточно денег, чтобы считать себя частью светского общества. Однако, саму хозяйку сложно было заинтересовать подобными лицами. В её глазах они выглядели неинтересно, однако, надо отдать должное, они поклонялись ей. Пусть и не так, как она привыкла в прошлой жизни.
[indent] — Мой чудесный эльф, — ласково улыбаясь, поприветствовала богиня уже знакомого ей эльфа, — рада вновь видеть тебя здесь. О, вижу ты привёл друга, — её глаза загорелись, и она, не скрывая своего любопытства, окинула взглядом эльфа, облокотившегося о статую. — Осторожно, дорогой, они очень ранимы, — заботливо предупредила хозяйка. — Как твоё имя?
[indent] Сама же она представилась своим новым именем, которое, на удивление, прижилось к ней довольно быстро, хоть и схожести с прежним именем было мало. За то оно стало частью её новой жизни. Надо признать, любезности богине сегодня было не отнимать. Решив, что двое эльфов станут прекрасной компанией для неё этим вечером, она любезно предложила им составить ей компанию и выпить с нею по бокалу вина. Конечно, упоминая лишь бокал, она сильно преуменьшала.

+3

4

Позвоночник прошивает от одного взгляда женщины. Во рту резкое пересохло, по телу медленно расползается жар и кожу будто покалывают маленькие тоненькие иголочки, будто кто-то пропустил сквозь его тело грозовую магию. Но не убийственный разряд, а совсем слабый и такой приятный. "Что это? Магия?" - мысли хаотично носятся в голове, разум подсказывает, что надо уйти и понять откуда идёт воздействие. Но... Но он не может отвести взгляд от красотки, не говоря уже о том чтобы уйти. Клейма пульсируют, но не вспыхивают. Эльф медленно обводит взглядом зал и отстраняется от статуи, почти(?) по своей воле делает шаг на встречу. А в голове: "Сопротивляйся" - и лёгкая паника, что, уже привычный, лириумный барьер не поглотил атаку. Но чем ближе он к странной женщине, тем меньше его беспокоят эти мысли.
— Фенрис, - заглядывая в глаза, хрипло отвечает, осторожно прикасаясь к самым кончикам пальцев хозяйки клуба. И откуда только взялась эта идиотская паника, все же хорошо... Хозяйка клуба смотрит приветливо и какой-то лаской и обещания чего-то необычного во взгляде, Зевран стоит рядом, улыбаясь одной из своих лукавых улыбок. Явно что-то знает, чёрт плоскоухий.

Они ушли вглубь клуба, подальше от общих залов и приватных комнатушек для обычных гостей - ушли в закрытые личные покои хозяйки. Фенрис оглядывается, рассеянно проводят рукой по дорогой мебели, бордовой бархотной обивке, взгляд скользит по серебряной посуде. Сейчас, когда воистину роковая женщина отвлеклась от него - стало полегче. Голова как будто прояснилась и вернулись беспокойные мысли. Эльф присаживается на край мягкого кресла, взгляд скользнул по Ворону. Араннай ощущал себя как дома, вольготно расположившись на софе во весь рост. "Неужели не чувствует?" Фенрис смотрит пристально, пользуясь тем, что от него отвлеклись, облизывает губы, сохранившие кисловатый привкус вина. "В вине?" - казалось бы очевидный ответ, иначе отчего бы его разум затуманился так внезапно и быстро. Взгляд снова возвращается к наемному убийце. Зевран был точно такой же как и всегда. Пошловатый, лукавый и держащийся абсолютно  непринужденно.
— Тебе как будто палку в... - эльф коротко хохотнул, — в задницу засунули. Хотя я б не отказался, - взгляд Зева в который раз за вечер скользнул по войну. — Выпей.
Фенрис не отвечает, молча принимая буквально всунутый в его руку кубок. Тевинтерец уставился в темную жидкость так, будто она нанесла ему личную обиду. "Всё сложнее, чем кажется", - приходит к мысли Призрак, но пить все равно не решается.

+3

5

[indent] Воздух пропитан духами, табаком и вином. Хотя последнее ощущается намного резче, потому что не успевает выветриваться. Вдоль стен располагались стеллажи, в которых можно было отыскать бутылку вина на любой вкус и цвет. Эти стеллажи не пустовали никогда, при этом каждый вошедший мог выбрать нужную ему бутылку. Свет всегда был тусклый, а во всех возможных местах располагались свечи. Каждый чувствовал лишь тот аромат, который хотел чувствовать. Это место называли vip-залом, в который можно попасть лишь по приглашению. И совершенно неудивительным будет тот факт, что многие посетители этого заведения грезили желанием попытать именно здесь. Всем не терпелось узнать, что таится за закрытыми дверями. Это место очаровывало отнюдь не только тем, что в нём чаще всего можно было застать хозяйку борделя, ни ароматами, ни изобилием вина. Это место было единственным, где можно было позволять себе абсолютно всё. Здесь исполнялись желания.
[indent] Ей нравилось наблюдать за внутренней борьбой своих гостей, как они до последнего пытаются сохранить контроль над собой и противостоять соблазну. Она с упоением лицезрела тот момент, когда соблазн побеждает здравый смысл, и жертва «уходит в отрыв». Те, что были сильны духом помнили многое из того, что с ними происходило, у остальных воспоминания были обрывочными или же их не было вовсе. Первые ей нравились куда больше, с ними она встречалась неоднократно и поддерживала с ними хорошие дружеские отношения. Других называла однодневками.
[indent] Эльфы оказались её главной слабостью, предметом её обожания. С ними она вела себя совершенно по-другому. Она была к ним более добра и благосклонна, она почти никак не воздействовала на них, желая, чтобы они сами прониклись созданной ею атмосферой. Почти. Ей казалось, что эти существа с заострёнными ушами, способны понять её. Что привело её к этой мысли, она толком сказать не могла. Какое-то внутреннее предчувствие - очередное чувство, испытанное ею впервые именно здесь.
[indent] Разумеется, весь секрет заключался в вине. Она бы не была собой, если бы её чары воздействовали на человека через что-то иное, богиня даже не рассматривала других вариантов. Она многое могла изменить в себе, в своём восприятии мира и отношение к существам его населяющих, но изменить своего происхождению - ни в коем разе. Быть верной себе, кем бы она ни была и не притворялась - всегда стояло в приоритете. Она давно поняла, что многим разумным существам не многого надо для счастья. И это немногое она могла им дать. И это лишь подкрепляло веру в неё. А много ли богам нужно для счастья? Лишь вера.
[indent] Она практически не сводила глаз с Фенриса. Он явно всё ещё чуял подвох и пытался понять, в чём тот таится, он не готов был так просто поддаться соблазну. Уголки губ богини приподнялись, и она протянула руку к бокалу, что стоял прямо перед ней. Вечер может стать более долгим и увлекательным, нежели она рассчитывала. И этот эльф определённо пришёлся ей по душе. В нём таилась какая-то загадка. Конечно, богиня не была той, что любит разгадывать загадки и приходит в восторг от ребусов и головоломок, но она успела достаточно изучить местных, чтобы знать, что недоверие к чему бы то ни было не возникает из воздуха. Такие собеседники, как правило, куда более интересны, чем те, что с порога готовы раскрыться незнакомому человеку, таких собеседников хочется изучать вновь и вновь и всякий раз им будет чем удивить.
[indent] Богиня медленно наклонилась в сторону Фенриса так, что расстояние между ними оказалось минимальным. Ласково коснувшись пальцами его подбородка, она приподняла его голову и заглянула ему в глаза. Богиня ни раз слышала о том, что глаза - зеркало души, и это было одно из немногих утверждений, с которым она была согласна. Глаза говорили о многом, порой в них можно был прочитать всю историю того, кому они принадлежат. Но в этих глазах она увидела боль, засевшую глубоко внутри, спрятанную за гаммой других эмоций, в которых, возможно, эльф искал утешение. Эмоции способны съедать изнутри, тем самым опустошая его, делая недоверчивым и нелюдимым.
[indent] — Всё в порядке, — своим самым миролюбивым чарующим голосом произносит Богиня. — Ты можешь доверять мне.
[status]твой личный сорт вина[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/99/e8/4d/99e84d0c62df55ace89fd57a4266e1f1.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

6

Фенрис замирает, заворожённый взглядом и чуть хрипловатым голосом женщины. Сам поддается ласковому прикосновению, приподнимая голову. Губы невольно размыкаются, но эльф не помнит, что хотел сказать. Да и хотел ли на самом деле? Все слова возмущения, подозрения вновь отходят на второй план. Эльф не отрывая взгляда от женщины подносит бокал к губам.
Вино приятно обволакивает и оседает на языке сладостью, но совсем не приторной, какой всегда отдают тевинтерские вина и не сводит скулы кислятиной, как марчанские и ферелденские. Он снова переводит взгляд на бокал. В этот раз удивлённый. Буквально несколько мгновений назад напиток был совершенного другого вкуса и оттенка. Делает ещё один глоток, желая убедиться в собственной догадке. Агриджио Павали.
Вопросительно косится на Зеврана, но тот не видит его взгляда [или делает вид, что не видит] без остатка вовлечённый в игру, правила которой Фенрис не знал. "Нужно спросить, что тут происходит", - бьётся на краю сознания последняя здравая мысль. Он уже открыл рот, чтобы привлечь к себе внимание Ворона. Но тот и так "вернулся" к нему.
— Тебя можно вечность кормить чищенным виноградом с рук, - сладкий липкий сок течёт по пальцам убийцы, золотистые глаза смотрят с призывом, от которого у эльфа внутри всё сжимается. Фенрис, чуть поворачивая голову, косится на хозяйку, но та все с той же лукавой улыбко наблюдает за эльфами. — Смотри на меня, - шепчет гильдмастер, лёгким прикосновением вынуждая охотника на малефикаров повернуть голову к нему. Эльф сглатывает, когда Араннай губами вкладывает в его рот сочную ягоду. Внутри всё застыло, чтобы в следующее мгновение понестись с головокружительной скоростью. Влажный язык скользнул по его губам, заставляя война громко сглотнуть ещё раз и раскусить наконец эту чёртову виноградину лишь бы не поддаться приглашающей у к большему Зеврану.
Дыхание сбито, на грудь что-то давит, сдимаеттее со всех сторон. Он запоздало вспоминает о доспехе. Пальцы привычно ищут ремни нагрудной пластины, но к собственному удивлению не находит их. Опускает взгляд ниже, скользит им по собственным рукам. "И когда?.." - мысленно вопрошает воин, но снова сталкивается с нечитаемыми взглядами хозяйки и разбойника. Детали доспеха и когтистые перчатки обнаруживаются на столике у дверей.
"— Куда ты меня привёл?" - хочет спросить эльф, но вопрос так и останется в его разуме, когда как тело плавно подаётся к женщине. Ладонь, которая ещё совсем недавно крепко сжимала рукоять меча, со всей возможной нежностью скользит по тонкой талии. Губы прижимаются к смуглой шее, слегла прикусывая ее. Острое ухо улавливает тихий выдох. Фенрис едва заметно улыбается, пряча эту улыбку в темных локонах хозяйки.
Его подозрения медленно тонули в охватывающих тело и сознание вине и похоти.

+1

7

[status]твой личный сорт вина[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/99/e8/4d/99e84d0c62df55ace89fd57a4266e1f1.gif[/icon][sign] [/sign][indent] Ей всегда будет мало. Ей никогда не надоест. Прошло уже бесчисленное множество столетий, но она так и ни разу не изменила своему предназначению. Где бы она ни была и кем бы ни являлась, как только появлялась возможность устроить вакханалию - она не упускала возможности. Каждый день на её глазах вытворялось такое, что многие могли лишь мечтать увидеть. Со стороны для любого незваного гостя это выглядело бы не более, чем грязный секс, но для неё это было целое искусство. Которое она без малейшего намёка на скромность приравнивала к живописи, музыке или прозе. А иногда и вовсе утверждала, что её искусство не сравнимо ни с чем. Ведь те, в чьих жилах течёт алкоголь способны на большее. Они раскрывают себя с тех сторон, с которых в иной раз ни за что не раскрылись бы. Не имело никакого значения сколько вина потребуется для их раскрепощения. В конечном счёте у них уже не возникает вопросов о том, что они здесь делают и зачем, и будут ли они жалеть о содеянном. Это место предназначалось для воплощения всех своих самых непристойных желаний, в этом не было ничего постыдного. Они получали полную свободу для творчества и вовсе не имел значения тот факт, что кому-то это искусство покажется безобразным. Те просто не пробовали.
[indent] Нельзя сказать, что сама богиня редко позволяла себе принимать участие в организованных ею же утехах. Она достаточно долго изображала из себя безучастного наблюдателя, чей вечно горящий страстью взгляд побуждал к действию. И вне сомнений, ей нравилась эта роль, но когда вокруг кипит страсть и каждая клеточка тела буквально изнывает от желания, устоять практически невозможно. Богиня была неприхотлива, но выбирала лишь тех, кто ей больше приглянулся и с головой втягивала в свой омут. И как бы ни была крепка сила воли жертвы, до тех пор, пока на неё действовал алкоголь, она принадлежала только ей.
[indent] За всё время своего существования она думала, что свести с ума её ещё больше уже попросту невозможно. Если страстью её глаза наполнялись во время вакханалий, то безумие в них не затухало никогда. Страсть от безумия отличается лишь тем, что одно из них недолговечно. У богини не было простых взаимоотношений со своим недугом. Она ненавидела его, а вместе с ним и весь белый свет; она находила в нём выгодные стороны, но с каждым новым всплеском эмоций, всё разрушалось вдребезги, терялся контроль, она не отдавала отчёта своим действиям. Её психика качалась из стороны в сторону, словно богиня находилась на каких-то качелях, которые никогда не остановятся. Гармонии не было. Были лишь те промежутки времени, в которые она могла контролировать своего внутреннего монстра, но всё могло рухнуть в любой момент.
[indent] Порой ей становилось страшно от самой себя, от своих действий и поступков. В те редкие моменты её существования, когда она задумывалась о том, чего она смогла достичь и какими путями и средствами - ей становилось страшно. Та ничтожная йота человечного, что в ней оставалась и по сей день, не прекращала взывать её к благоразумию. Она уже не так юна, чтобы полностью посвящать себя пьянкам и распутству. Как много она могла бы сделать во благо земным существам. Но ведь она пыталась. Она думала, что способна изменить себя, думала, что уже достигла многого, но богиня не замечала элементарных вещей - она по-прежнему играла с чужой жизнью, с чужими чувствами и эмоциями. Все её изменения, которыми она так гордилась, были бесполезны и ни на что негодны. Мир менялся быстрее.
[indent] Фенрис словно был новой стадией её безумия. Его аромат кружил ей голову, а прикосновения пробуждали в ней [несвойственный ей] животный инстинкт. Никакого самообладания. Она - инструмент в руках умелого музыканта. Ещё один томный вздох. Богиня впервые была покорной и податливой, позволяющей идти у похоти на поводу. Но это всего-лишь прелюдия. Ей нужно большего. Ногти невольно царапают обнажённую мужскую спину, она прикусывает губу. Мимолётным влечением это называть трудно. Он сводит её с ума.
[indent] В какой-то момент она щёлкает пальцами и всё вокруг исчезает [вместе с Зевраном], создавая перед ними иную иллюзию. Из комнаты хозяйки исчезла вся роскошь и изысканность, словно оставив одни лишь голые стены. В полумраке едва ли можно что-то различить кроме двух силуэтов. Она его украла.

Отредактировано Dionysus (29-07-2020 13:21:00)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Пятьдесят оттенков красного полусладкого.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC