пост недели River Song Сейчас она поймала себя на одном крайне нетипичном ощущении. Наверное так почувствовал бы себя человек, который вместо обычного пляжа явился на нудистский. Неловкость? Стыд? Не-е-ет, настолько эмоциональна Ривер не была. Стыд может ощущать лишь тот, у кого есть совесть. У нее же совести не было и в помине, никакой, никогда. Имелись моральный долг перед Доктором, необходимость соответствовать его стандартам, по крайней мере тогда, когда он смотрит и... милосердие. Убивать при Докторе — это плохо. Именно так. Без Доктора? Что ж, она давно научилась старательно обдумывать свои поступки, тем более на обдумывание много времени не требовалось.
26.09 3 года Тайму! Спасибо, что вы с нами!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #159vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Да будет королевская охота [World of Warcraft]


Да будет королевская охота [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Да будет королевская охота
сегодня шансы стали равными у ветра и огня ©
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://images2.imgbox.com/fe/5c/qOxE1yPx_o.gif

https://images2.imgbox.com/55/eb/resdX81c_o.jpg

https://images2.imgbox.com/31/e0/k6MVFZ8h_o.gif

У королей такая участь на земле -
Опасная и грязная работа.
Кто в грязь лицом, а кто проскочит и удержится в седле -
Покажет королевская охота...
©

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Varian Wrynn, Sylvanas Windrunner

пред-Легион; Восточные Чумные Земли

АННОТАЦИЯ

Мы же - на время - друг другу не враги?
Мы же договоримся, правда?
Договоримся. Смешное слово.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+4

2

Чтобы завоевать доверие нужна вечность, для разочарования достаточно одного мига. (с)
Без привычной тяжести доспехов было некомфортно. Непривычная легкость, от не сдавливающих плечи и спину наплечников даже раздражала. И хотя кольчуга, надетая под рубашку, перехваченную плясом из дубленой кожи, немного успокаивала, Вариан все равно чувствовал себя обнаженным. Опасность от предстоящей встречи с крайне опасным оппонентом, была велика, но остаться без доспехов было просто непривычно, вот и все. Да и договоренности король Штормграда соблюдал. Оставалось надеяться, что и она тоже.
В том, что Сильвана Ветрокрылая опасный противник, он знал не понаслышке. Не один раз им приходилось оказываться на одном поле боя плечом к плечу. Не единожды они собирались на совет, во имя спасения их общего мира. И кажется сейчас им предстоит нечто подобное. Генн Седогрив настойчиво предлагал откататься или послать вместо себя ещё кого ни будь. Но Вариан лишь отмахнулся. Кого послать-то? Седогрива? Который тут же обратится в воргена, сорвав переговоры на корню. Шоу? В таком случае он рискует получить отчёт в духе: «Ждали леди Ветрокрылую, не дождались. Ушли.»
А следом открыть пергамент с печатью Орды в котором будет значится, что королева Банши убита предположительно людьми короля Ринна. Совпадение? Не думаю.
Нет, конечно он мог, если бы захотел найти себе замену на эту встречу и на любую другую. Но он не хотел. Вариан предпочитался не прятаться за спинами соратников и, если угроза, исходящая от мертвой эльфийки будет направлена на него, пусть так и будет, но других представлять он не станет.
Матиас настаивал на усиленной охране, но Вариан и здесь не поддержал своего верного соратника, в очередной раз поступив по-своему. Что и говорить, он и из Штормгада ушел незамеченным, оставив указания, на случай, если не вернется. Впрочем, если его убьют, Сильвана дорого заплатит за свою дерзость, в этом можно было не сомневаться и она это понимает. Должна понимать.

Но все это осталось позади. Решение принято, он сделал ход в этой игре, и она началась. К самой сторожке король Ринн, одетый как простолюдин, подошёл с двумя своими людьми. Холщовая рубаха, из-под которой виднелась короткая кольчуга, широкие штаны, заправленные в сапоги, плащ из грубого льна темного цвета из-под которого виднелись очертания ножен. Ладони стражей лежали на их эфесах, готовые выхватить сталь в любой момент. Сам же Ринн шел привычной тяжелой походкой, но куда более свободно чем его спутники. Сложно было сказать, в каком он находился настроении, по его виду этого было не понять. Король мог шутить и гневаться с одинаковым выражением лица и единицы его приближенных и друзей могли уловить разницу в настроении. Сейчас оно, не смотря на обстоятельства, было приподнятым.

Мало кто знал, но король Штормграда не раз устраивал подобные маскарады. Когда ты сидишь во дворце, то быстро забываешь, чем и как живет твой народ. А доверять дворянству Вариан перестал очень давно. Поэтому он изредка устраивал вылазки, переодеваясь простым человеком. Так было можно увидеть многое, а услышать ещё больше. Но в последние годы Вариану было не до этого, слишком много бед обрушилось на Альянс, а сколькому еще предстоит случиться. Предвестники уже есть, иначе что он забыл здесь, в Чумных землях в заброшенной сторожке Кель’Литиен?

Их уже ждали. Или, судя по лицу эльфийки, так же переодетой в простые одежды следопыта, только его. Но Вариану было все равно что она думает конкретно по этому случаю, сейчас есть вещи поважнее. Кивнув страже, призывая их остаться на месте, он зашагал к ней навстречу, останавливаясь на расстоянии трёх шагов.
Сильвана молчала и ему пришлось начать первому.
Скрестив руки на груди, он произнёс:
- Я пришёл. Тебе есть что сказать?
Вот так, без приветствия и словно на допросе. Вариан никогда не скрывал своей неприязни к ней и становиться любезнее не собирался. Если Банши есть что сказать, пусть выкладывает, если нет, то он в пустую потратил время.

+4

3

лепет ли, шорох услышишь - не беспокойся,
не угадаешь голоса за стеной.
это мое королевство, зеленое воинство,
ночью пришло за мной.
выросло, будто встало в остывший след
темной водою,
горстью горячих ягод.
вереск, шиповник, таволга, бересклет
руки протянут.
листья на веки лягут.
мне ли не знать, что другой колыбельной нет.
©


...это было хорошее место -  с тех пор, как его очистили, сюда не приходил никто, и никто не решился здесь поселиться. Пустая, гулкая, насквозь продуваемая ветром сторожка Кель’Литиэн осталась памятником, могильным камнем тем, кто строил ее, кто вырезал затейливые узоры на шероховатом теплом дереве, тем, кто оставил ее навсегда - умер ли, убит ли, ушел ли. Мертвые помнить не могли, живые предпочли забыть.  Живые здесь не появлялись - боялись призраков или своей памяти? Кто знает? Но - странное дело - сюда не наползли и охвостья Плети, еще не до конца вычищенные по всем Чумным землям, будто бы остатки эльфийских чар еще перекрывали им дорогу. Здесь хозяйничал ветер - и никто более.

...это было плохое место. Здесь все время мерещились легкие-легкие шаги - то впереди, то сзади, они звучали и таяли, и звучали снова. За спиной слышались тихие вздохи, и все время ощущался чей-то холодноватый спокойный взгляд. Кель’Литиэн была полна теней, так и не покинувших ее - пусть эти тени и не хотели зла никому, но… Сильване казалось, что за ней по пятам ходит бесконечная, бездонная, бескрайняя чужая (своя ли?) тоска - и не желает отходить в сторону. Это чувство было сходно с тем, как болит на погоду старая рана - она плохо помнила это сама, но помнила, что это называется так. Она приехала раньше, сильно раньше назначенного времени, когда солнце еще только выползло на небосклон над Чумными землями, цепляясь круглым боком за острые верхушки сосен, и бродила по покинутому дому туда-сюда, сидела на отсыревших перилах, болтала ногами, щурилась на тусклый свет. И пела - потому что теням было все равно, а никто другой ее слышать не мог.

- Жили-были эльфы на холме,
Пели, чаши звонкие ковали,
Но однажды дело шло к зиме -
И сковали чашу из печали…

Она не помнила, откуда в ее памяти взялась эта песня, кто спел ее, с чьих слов она ее запомнила - и, кажется, она все-таки восстановила ее кусками, никак не целиком. Но здесь это было неважно - кому здесь было дело до нее и ее песен? Ни-ко-му. И это ей нравилось. Нет, все же это было хорошее место - и она верно сделала, что оказалась здесь раньше, чем тот, с кем она собиралась встретиться. Сейчас здесь было и звонко, и пусто, и холодно-спокойно - и никакие живые не нарушали этот покой.

- Вечер долог, ветер зол, чаша катится под стол -
Не разбилась, не сломалась, позабылась, потерялась.
Кто потом ее найдет - будет пить печальный мед,
Станет видеть он без цели
все, как есть на самом деле…*

Когда время приблизилось к договоренному - солнце переползло на середину неба и тут же спряталось за набежавшие серые тучи, оставив лишь пару длинных лучей, похожих на золотые стрелы - она прошла по пустому дому, который больше не был домом, а был лишь четырьмя стенами и крышей, спустилась по чуть поскрипывающим ступеням, остановилась на последней, откинула с лица капюшон потертого плаща и замерла так, не шевелясь, как статуя в Брилле. Живой бы устал, не-мертвому было все равно. Стой себе, жди, пока птицы не совьют на твоей голове гнездо. Впрочем, здешние птицы давно не вили гнезд.

Лук спал за ее спиной, и черные стрелы дремали в колчане.

Ей нечего было здесь опасаться.

...а вот отважному человеческому королю, кажется, было. Иначе явился бы он с охраной? Спасибо, что не со всем войском… “Вся королевская конница, вся королевская рать… Смеш-но…” Про себя она фыркнула, но ее лицо не изменилось - осталось примерно таким же, как у той самой статуи. Спокойным, ничего не выражающим. Мертвым. ”Ах да. Смеш-но…” Да, ей хотелось смеяться - так забавно все это было. Неужели он подумал, что приди она не одна - что-то бы его защитило? Всего два человека, смех-то. Если бы с ней был кто-то… Но с ней никого не было - да и задача была не в том. “А все же… - подумала она. - Взять с собой валь’киру и… были живые, стали немертвые, разве плохо? Почти ничего не изменится же. Жаль, жаль…”

Она покачала головой - как механическая гоблинская игрушка - живые так не двигались, улыбнулась, открывая острые зубы.

- Я плохо помнить человеческий язык, король Ринн, - она заговорила резким голосом, звучавшим так, будто кто-то провел ножом по стеклу, - ты хотеть сказать “мы пришли”? Плохо, плохо помнить. Но зачем? Ты меня бояться? Ты меня… мне не верить? Как сказать… я пугать тебя больше, чем Ле-ги-он? Чем их глаза и уши, которые быть вез-де? Как не-ра-зум-но.

https://images2.imgbox.com/f0/3e/SDeu1luL_o.gif

*песня принадлежит Скади целиком и полностью, я поиграю и отдам))

+4

4

Ринн невольно вздрогнул, стоило Сильване начать говорить с ним. Голос резкий и неприятный, противоестественный живому вызвал дрожь, пробежавшую по позвоночнику, неприятно холодя спину. Но мужчина тут же выпрямился, стараясь скрыть досадное проявление, сейчас оно было ни к чему. Нет, он никогда не привыкнет к ним. К неживым. К мертвым, что вопреки закону жизни продолжают ходить, оскверняя одним своим существованием Азерот. Вариан всей душой ненавидел орков, было за что, но все же нашёл в себе силы (пусть и не без помощи леди Джайны) заключить с ними хрупкий мир. Он общался с Траллом, когда он был вождем и когда покинул этот пост, передав правление Гаррошу. Довелось ему встречаться и с Вол'джином, новым вождем Орды. И зеленокожего орка с непривычными голубыми глазами и спокойного тролля он уважал. Да, расхождений во взглядах у них предостаточно, да, их народы долго враждовали, но ради общего благо с ними можно и нужно было поддерживать равновесие. Человек так устроен, что меняется под давлением обстоятельств и ради достижения целей, особенно таких глобальных, которые ставил перед собой король Штормграда. Каким упрямым и крепким ты бы не был, время изменит тебя, обточит, сломает и вылепит за ново, если придётся. Орки, тролли, таурены с ними можно было иметь дело хотя бы потому, что в их груди билось сердце, они ведали, что такое честь и имели понятие о справедливости. Но та, что стояла перед ним была мертва. Отрекшиеся больше не люди, это нежить, а нежить должна быть упокоена и в этом, Вариана никто не сможет убедить. За что они борются, ради чего живут? Зачем она здесь? Почему не Тралл, да кто угодно другой. Почему именно она?
Он смотрел на некогда прекрасную эльфийку, не в силах разгадать ее настроения или мыслей. Что ж… мимика ее была еще более скудна, чем его и понять, что там творится в ее голове ему было невозможно. Сильвана сохранилась намного лучше, чем ее подопечные. Не было отваливающихся конечностей, челюсть на месте, светлые волосы, виднеющиеся из-под капюшона, возможно при жизни она и правда была красавицей, как и ее сестра Вериса и другие представительницы расы Высших эльфов. Но перед ним стояло нечто чуждое ему, что признать красивым крайне сложно. Она говорила, она смотрела, она двигалась и билась наравне, а порой и лучше, живых, но в ней не было ни капли жизненной энергии или Света. Нет, он никогда не сможет принять отрекшихся. Так как ему принять её?
Ведя не первый год войну против порождений Короля-лича, король не раз ловил себя на мысли, что было бы, если таким однажды стал его близкий друг или родственник? Таким вот… неживым. Ответ был полон боли и разочарования от собственных мыслей - он бы не смог бы смириться с этим и постарался упокоить. Жестоко. Но разве в его жизни бывает иначе?
Болвар Фордрагон, бывший ему практически братом, человек, которому он доверил самое дорогое – сына, стал подобием нежити, уничтоженный чумой и огнем дракона и воскресший, чтобы занять место Короля-лича, после свержения принца Артаса. Уже тогда Вариан не знал, что делать и посчитал, что подобное решение является верным. Особенно учитывая, что не ему пришлось делать этот выбор.
Поняв, что пауза затянулась и Сильвана может истолковать все неправильно (а неправильно ли?) он резко выдохнул.
- Знал бы, взял с собой переводчика, - хотя Вариан не помнил, чтобы королева нежити плохо изъяснялась или испытывала сложность в общении раньше, скорее уж на издевку похоже. Они не раз встречались, будь то штурм Цитадели Ледяной Короны или общие советы, или суд над бывшим вождём Орды Гаррошем. Но всегда их окружали остальные, кто-то стоял рядом, отвлекая внимание на себя. Пожалуй, они даже не разговаривали друг с другом на прямую. И вот сейчас им предстоит непростой разговор, а возможно и доверие друг к другу? Не много ли? Вариан понимал, что не доверит мертвой эльфийке не только свою жизнь, но и самого захудалого преступника, что заключен в Штормградской темнице, но ради Альянса, ради всего Азерота перед лицом угрозы вторжения Пылающего Легиона он должен постараться хотя бы принять ее и выслушать. А там видно будет.
И тем сильнее задел его упрек в трусости. Глаза мужчины прищурились, внимательно изучая лицо Сильваны.
- Не трать наше время, королева-Банши, - хотелось бы просто назвать ее «банши», но не стоит. Да и что для нее время? Есть ли вообще дело до него, - Помимо тебя в мире полно опасностей, - прозвучало неубедительно, словно он пытался оправдаться, это начинало злить, - А о доверии я бы речи заводить не стал. И все же, я здесь. И ты здесь. И у нас есть, о чем поговорить, кроме как о моей охране, которая тебе не помешает.
Вариан вспомнил разговор с Матиасом на кануне отъезда из Штормграда. Шоу настоятельно рекомендовал взять несколько сотрудников ШРУ, которые обещались быть незаметными и быстрыми. А ещё расставить лучников по периметру. Но он отказался, ограничившись лишь двумя телохранителями. Ему нужна была конфиденциальность и чем меньше его людей знаю о цели поездке, тем лучше. Генн так вообще пребывал в неведении, куда уехал король, оставивший лишь пергамент с печатью, о возложении обязанностей на время своего отсутствия. Если сложить их всех и устроить костер, гореть будет ярко. Не хватало ещё, чтобы воргены устроили охоту и сорвали переговоры. Хотя можно ли их таковыми назвать? Они не будут заключать союзов и произносить клятв, не будут заверять друг друга в верности и обещать прийти на помощь. Зачем они здесь? Много вопросов, ответы на которые никто из них давать не спешил. А помимо таких важных, оставались и незначительные, вроде: Боялся ли он ее? Нет. Сложно сказать, чего он вообще боялся…

Я бояться отвык голубого клинка
И стрелы с тетивы за четыре шага.
Я боюсь одного – умереть до прыжка,
Не услышав, как лопнет хребет у врага.


Возможно подлости со стороны Орды и лично леди Сильваны Ветрокрылой, ведь это все ещё могла быть ловушка и тогда Вариан идиот, что так просто угодил в неё.

Отредактировано Varian Wrynn (17-04-2019 23:14:11)

+4

5

Время, как пыль, между пальцев течет –
Был уже начат обратный отсчет,
И на открытом счету истекают минуты.
Так что – беги! И решай на бегу,
Что предложить ты сумеешь врагу:
Меч или свиток, ружье, договор или руку.
©

глава, в которой героиня видит и слышит только то, что боится увидеть и услышать, ну и кто ж ей доктор-то


За спиной Сильваны ветер бродил по покинутому дому, трогал ледяными ладонями резное дерево, вздыхал жалобно и тоскливо, и тени пялились пустыми глазами из распахнутых окон. Человек смотрел на нее, а она - на него, и в его взгляде она читала то, что уже - почти - было привычно. Так они - все они - смотрели на нее и ее подданных, и что бы они - все они - ни говорили, что бы ни звучало в их словах, что бы они ни обещали и в чем бы ни клялись, в их взглядах всегда было одно и то же. Страх пополам с ненавистью - или пусть не с ненавистью, но с нелюбовью. Даже не с безразличием, нет. Безразличие было бы великим даром, что говорить.

Смерть всегда противна жизни. Никто не возвращается прежним. Возвращаются только чудовища - бессмысленные, как вурдалаки Плети. А если у них есть разум - и того же, тогда они опаснее. Так думают живые. Так - всегда - думают - живые. Живые всегда хотят, чтоб их - всех - не стало. Живые никогда не примут их - до конца - как бы там ни было. Все равно они не перестанут смотреть - так.

Наверное, когда-то давно ей было от этого даже больно.

Сейчас ей было никак.

Пус-то.

Ее черные сухие губы снова сложились в улыбку - или в ее подобие.

https://images2.imgbox.com/60/7d/wYNwuMxl_o.gif

Она по-прежнему не шевелилась, слушала слова, слушала ветер. Нет, все-таки это было самое лучшее место для встречи, думала она, лучше не придумать, и эта сторожка, полная тоски о бывшем и о несбывшемся, и эти земли, которые никому не исцелить до конца. Здесь она, часть этого искаженного, мертвого мира, была - как дома. Здесь все принадлежало ей - баньши, вестнице смерти.

Когда король людей договорил, Сильвана прикрыла алые глаза - и медленно, медленно подняла веки. Ее взгляд пугал живых. Всегда пугал. Когда она смотрела прямо, живые старались отводить глаза. Но сейчас она не стала проверять, будет ли это так. Успеется. Времени… о, времени у нее теперь было достаточно.

- О, нет никакого “нашего” времени, король Ринн, - она заговорила, и голос у нее не стал приятнее. Царапающий, ледяной… мерзкий. Да? Мерзкий? Что поделать, придется терпеть. Другого нет. Самой противно. Правда, коверкать язык она перестала - поддразнила и хватит. - Куда мне спешить? Я буду говорить, а ты будешь меня слушать, потому что Ле-ги-он опасен нам обоим. А я буду слушать тебя - по той же самой причине. И, кажется, в вашем языке “верить” и “доверять” - разные вещи? Но хватит этих глупостей. Хва-тит.

Она наконец шевельнулась, переступила с ноги на ногу - по старой привычке, от которой так и не могла избавиться, и продолжила:

- Нехорошо говорить о важных делах на пороге. Пойдем в дом. Если вдруг тебя не пугают призраки… впрочем, они здесь безобидные. Просто смотрят, не трогают. Здесь есть только они - и нет прислужников Легиона. И нет, это не ловушка. Я первая повернусь к тебе спиной. А как бы то ни было, я… не хочу умирать снова. Это не очень приятно и даже немного больно. Не люблю.

И она повернулась спиной, как и пообещала, и сделала первый шаг, и второй, и третий. Ступени чуть скрипели под ее ногами - после смерти это тело стало чуть тяжелее, и теперь, наверное, ей не удалось бы пробежать по самой-самой тонкой ветке. Но и зачем - если она могла летать. А дом был одинокий, тоскливый и гулкий, и ветер стих - остались только тихие вздохи да холодные взгляды из пустоты. Она прошла по террасе, положила ладонь на деревянную колонну, отбарабанила пальцами какой-то простенький ритм, всплывший из дырявой памяти, спросила, не оборачиваясь:

- Ну как? Не страшно?

Пожалуй, она была готова услышать тишину - и узнать то, что чужие тяжелые шаги ей мерещились.

Отредактировано Sylvanas Windrunner (29-04-2019 16:27:52)

+4

6

Это был шанс. Возможно один единственный, что выпал ему за все это время и другого может не быть. Шанс обнажить Шаламейн и всадиться его в спину Сильваны. Если представить, то можно услышать, как лезвия пронзают мертвую плоть, как ломаются кости королевы Отрекшихся и трещит доспех. А после сомкнуть ладонь на ее горле, сдавливая пальцы сильнее и сильнее, пока нежить не упокоиться, как ей и положено.
Так просто. Разве ему не привыкать убивать врагов? Разве она не враг? Всего-то и нужно всадить клинок, повернуть рукоять и резко выдернуть, отпуская из рук безжизненное, в этот раз уже окончательно, тело.
Так просто.
И мерзко.
Здесь не было никого, кто мог бы рассказать о случившимся, о подлости короля Альянса, который прикрываясь высокими идеалами поступил подобно разбойнику. И самое неприятное, что даже сторонники Ринна не стали бы упрекать его в этом, а кто-то, вроде Генна Седогрива и подавно поддержали. Да, старик был бы рад, узнав, что Вариан покончил с королевой нежити.
Но было одно «но». Весомое такое, и очень мешающее. Их здесь было только двое и один из них он сам. Король не посмел бы опуститься до такой подлости - ударить в спину, пусть даже врага.
Особенно врага.
Поступить подло, бесчестно, он не мог даже по отношению к той, кого презирал. Если понадобится, он лучше вступит с ней в схватку, лицом к лицу, но никак иначе. К тому же Ринн готов был поклясться, потянись он за мечом, Сильвана обернулась бы с уже готовой стрелой, лежащей на тетиве. Хитрая она, эта королева. Иначе бы не выжила. И сильная, как бы не хотелось это признавать. Поэтому он подождал, пока эльфийка пойдет в одном ей известном направлении и медленно двинулся следом, тяжело ступая на поскрипывающие под его весом доски, отгоняя навязчивые мысли куда подальше и отводя взгляд тонкой шее, с серо-пепельной кожей.
Так нельзя.
Надо признать, что последние слова Ветрокрылой «о новой смерти», неприятно резанули слух, отзываясь где-то в глубине души щемящим чувством. Вряд ли это можно было назвать сочувствием, та, что вызвала в нем эти противоречивые чувства, их не заслуживала. Но когда-то она была жива. Вариан никогда не задумывался о том, какова была ее первая смерть. Что именно сделал с ней Артас и сколько пришлось вынести бедной девушке оставалось тайной, которой не особо-то и интересовались в мире людей, своих забот хватало. Он знал лишь о том, как она сама свела счёты с жизнью не сумев отомстить своему главному врагу. И сделала это, надо сказать, крайне неудачно. Для них всех, а для Альянса в первую очередь. Впрочем, если бы она попросила, он бы с радостью или нет, скорее с готовностью упокоил ее. Но уж кого-кого, а его бы она об этом просить точно не стала и без него помощников найдется, только свистни – целый ряд выстроится, который потом сразу на борьбу с Легионом можно отправлять.

- Аж кровь стынет, - спокойно произнёс Вариан останавливаясь неподалёку от Сильваны, замершей подобного статуе. Оперевшись плечом на резную балку, он скрестил руки на груди и внимательно наблюдал за эльфийкой. – Скажешь, когда нужно начинать бояться? – хмыкнул Ринн, обводя взглядом террасу. Возможно для Сильваны это место что-то значило, но он был здесь впервые и никакого особого трепета не испытывал, разве что от холодного ветра, который был так неприятен живому.
Он вырос в Лордероне и знал эти земли довольно неплохо. Уж в то же Стратхольме до его сожжения был и не раз. Но вот это место как-то ускользнуло из его внимания. Молодого короля интересовали куда более занимательные вещи, нежели сторожки эльфов. Кто же знал, что однажды ему придется вновь оказаться в знакомых землях, с тоской смотря во что они превратились, возле некогда прекрасного города, ныне населяемого лишь нежитью, в заброшенной сторожке, чтобы вести переговоры с мертвой эльфийкой. Скажи ему тогда об этом он бы долго хохотал над фантазией собеседника. Но реальность оказалась куда страшнее выдумок. Он и про Артаса подобного подумать не мог. А ведь именно он принес гибель своему королевству и этим землям.
И ей.

Они тянули и это даже начинало, нет, не злить, забавлять. Ему стало смешно, и кривоватая ухмылка появилась на лице короля. Худших переговорщиков чем они сложно было подобрать. Идя на такое, нужно быть готовым к компромиссам, на кой черт он согласился, если знал, что это будет она? А ведь он знал. Когда Матиас передал ему письмо он думал, сколько? Минут пять? Десять? Он вообще редко затягивал с принятием решений. В этом была его и сильная и слабая сторона. Возможно следовало собрать совет, выслушать всех, начать спорить и доказывать, тратить время, что он уже совершенно не любил делать. И зачем все это, если Вариан и так знал, что пойдет на эти переговоры. Потому что рядом с пергаментом лежали новые донесения о вторжении демонов. Его люди страдали, его королевство вновь оказалось под угрозой уничтожения, куда более серьезной, нежели Орда и даже душу его дери, дракон. На этот раз угроза была куда серьезнее - ведь это грозило уничтожением всего Азерота.
- Верно, - медленно продолжил прерванный разговор Вариан, - Верить можно во что пожелаешь, а доверять порой бывает сложно даже себе.
Демоны бы тебя побрали!
И его любопытство тоже. Он мог и не приходить. Он мог отправить письмо с отказом. Но это была его сущность, влезть везде где можно и нельзя самому. Идти на пролом, не боясь последствий. Вот только в дипломатии все немножечко по-другому. Вообще по-другому. Тоньше нужно быть, играть на полутонах, танцевать с противником в словесной дуэли. Но это все куда сложнее, чем просто снести голову зарвавшемуся оппоненту. Возможно поэтому он их так не любил. Но начинать с чего-то надо и если леди не особо настроена на душевные разговоры, то выбора у него не остается.
Мужчина глубоко вздохнул.
- Почему именно здесь? Что это за место?
Он по-прежнему смотрел на нее немного щурясь. Откровенно говоря, ему и правда было интересно, ведь не просто так Сильвана ткнула пальцем на карте со словами: здесь! Если оно так и было, то придется разочаровываться.

+4

7

моя история еще не закончена
известно ли это мне достоверно?
мне известно, что камни приняли воду и время
как должное, мне известно, что покоем
оправдано прошлое и заброшенностью
мне известно, что новое зреет внутри древнего
и ничего более ему не препятствует
между потерянным, уничтоженным и отверженным
- мост и тонкая смысловая
разница
©

глава, в которой героиня изо всех сил демонстрирует навыки дипломатии, но неожиданно оказывается, что оных навыков у нее - чумная белка наплакала.


[float=left]https://images2.imgbox.com/94/9e/gbx9eXnv_o.gif[/float]Теперь, когда под пустыми неживыми сводами наконец-то зазвучал живой человеческий голос, Сильвана смогла спросить себя, ждала ли она удара все это время - и не найти ответа. И да - и нет. Но все же - скорее нет, чем да. Хорошо то или плохо - но человеческий король был честен. Должно быть, если он соберется убить ее, он предупредит заранее - и зря, конечно - и непременно снова назовет чудовищем, и… что там еще положено. Предсказуемо. И удобно. Всегда, всегда хорошо, когда знаешь, чего ждать от врага… даже когда он временно перестает быть таковым. “Надолго ли? - усмехнулась она про себя. - Надолго ли… “

Да что было о том думать?

Конечно, ненадолго. Конечно, до тех пор, пока всех пугает Легион. Или что угодно другое. Демоны - и обезумевшие драконы, и ледяное чудище на ледяном троне - почему-то оказываются страшнее даже немертвых, опаснее тех, кто противен самой жизни. И ради победы над немыслимым врагом можно даже говорить с теми, кто… кто. С теми, кто давно мертв, с теми, на кого и смотреть-то противно. С теми, кто ничем не отличается от Плети, да? Да?

На этот вопрос она знала ответ. “Да”. Да, только тогда и можно.

Сильвана отчего-то чувствовала себя безмерно усталой - хотя не должна была уставать вообще. Все же… с живыми должны говорить живые - даже если у этих живых клыки, когти и рога, и что угодно еще. Но они понимают друг друга намного лучше. Да, ей в этих землях намного проще не привлекать нежелательного внимания, да, она понимала всю необходимость этого разговора, да, но… “Ненавижу живых,” - в который раз подумала она. Но вслух выговорила, конечно, совсем не это.

- Скажу, - медленно отозвалась она, - непременно скажу. Только это не шутка, король Ринн. В этих землях давным-давно не осталось безопасных мест. Я бы не хотела, чтобы с тобой что-то случилось в моем присутствии. Думаю, ты и сам понимаешь, почему. Безусловно, тут... настолько спокойно, насколько это вообще возможно.

Она прислонила к деревянной стене костяной лук, поставила рядом с ним колчан, полный стрел с иссиня-черным оперением. Переговоры - так переговоры. Надо еще раз обозначить свою добрую волю - да будет так. А если она ошибается - ну что ж, ее не так-то просто убить, пусть даже в третий раз...

- Это… это - бывший дом, - продолжила Сильвана. - Он давно покинут теми, кто его строил, кто жил в нем - и остались только призраки, бледные тени. Сюда никто не приходит - никто из живых, конечно. Нет риска попасться на глаза тому, кому не нужно. Призракам нет дела до нас и наших разговоров. А если здесь появится демон - они забеспокоятся, и я услышу. Вот так...

Она оперлась ладонями на широкие перила, посмотрела вниз - трава ползла по невысокому обрыву, медленно, упрямо покрывала красноватые проплешины на измученной земле - и она подумала, что скоро - по эльфийскому счету и моргнуть не успеешь - дом разрушится, а на его развалинах - рано или поздно - расцветут цветы, а там и поднимутся деревья, и о страданиях, о тоске и смерти даже памяти не останется. Потом она перевела взгляд горящих алых глаз на человека и заговорила снова.

- Эта встреча не приносит мне никакой радости. Как и тебе. Возможно, будь на моем месте кто-то другой, он бы, может быть, на что-то рассчитывал… на что-то надеялся. Но я - нет. Я знаю, что разделяет наши народы. Эту пропасть не перешагнуть. Никогда. Но я здесь и не за тем. Я готова говорить о перемирии - о перемирии до тех пор, пока Легион не будет изгнан из Азерота. Не более того, - она чуть нахмурилась, дернула ухом, будто вспомнила что-то. - И о нем же готов говорить Вождь. А ты? Что - в конце концов - скажешь ты?

https://images2.imgbox.com/89/e1/JIp42ZWU_o.gif

+4

8

«Ясно» - единственное, что пришло ему на ум после рассказа Сильваны о месте, где они находились. Но произносить этого он не стал, зато мысленно назвал себя не самым лестным словом, определяющих умственные способности человека. Зачем спрашивал, если в данном контексте даже ответить оппоненту нечего - непонятно. Что и говорить, переговоры никогда не были его сильной стороной, но они умудрились не перебить друг друга в первые пять минут, а это уже не плохо. Совсем не плохо, учитывая, какое напряжение витало в воздухе до того момента, пока Сильвана не разоружилась, хотя он не просил ее об этом и уж тем более не настаивал. Свой меч мужчина оставил при себе, ведь: «В этих землях давным-давно не осталось безопасных мест». Что ж, спорить не будем.
Безусловно ей не хотелось, чтобы короля людей убили во время или после этой встречи. Да и кому хочется? Ему тоже было рановато на тот свет, пока орды демонов осаждают его королевство и весь Азерот, появляясь из ниоткуда и сея хаос и разрушения. Нет, оставить все это на плечи своего мальчика он не мог, не имел права. Все эти войны, катаклизмы и распри должны остаться на его доле, Андуину он собирался оставить мирное время и процветание, время, когда слова будут важнее мечей и не останется врагов, способных уничтожить Штормград. Ради этого он здесь, ради спасения их всех. И тем ужаснее будет его смерть для союзников, ведь она послужит катализатором непрекращающейся ненависти в застарелой войне двух фракций, что приведет к новой войне. Этого допустить было никак нельзя. Не сейчас. Не время.
Он слушал ее неживой скрипящий голос, почти не обращая внимания на то, как он звучит. Гораздо важнее слова, что королева Отрекшихся говорила ему. Они отозвались обнадёживающей теплотой разлившейся по сердцу воина. Кулак напряжения сжимающий все внутри в ожидании удара, ослаб, и мужчина медленно выдохнул. Если бы Сильвана принялась юлить, стеля дорожку обещаниями, которые не собирается выполнять, он бы развернулся и ушёл. Пусть Вол’джин ищет возможность встретиться, а с ней говорить не о чем. Но эта прямота подкупала. Прямо, не скрывая смысл за вуалью лжи - мы никогда не станем союзниками, и сейчас вынуждены объединится, чтобы сохранить Азерот таким, какой он есть. Им нужна помощь друг друга и пусть это будет бой плечом к плечу и крепко стиснутыми от ненависти зубами, они будут биться за Азерот, за их общий дом, вместе.
Чтобы после вновь погрязнуть в войне за жизнь.
Вариан закрыл глаза. Он понимал это не хуже нее. Может не так остро, как чувствовала это Сильвана, но уж точно никак не меньше. Он отказал Отрекшимся, когда восставшие жители Лордерона искали помощи и поддержки у бывших друзей. Возможно поступи он иначе, прими другое решение… нет. Он не поступил бы иначе, не принял бы нежить в ряды Альянса и уж точно не позволил бы своему народу жить в страхе рядом с такими соседями. Штормград и Лордерон всегда были близки, а их народы практически едины и приходили друг другу на помощь, когда она была необходима. Но помочь мертвым восставшим - живые не могут. И дело не в политике или более высоких материях. Вариан видел, как его подданные смотрят на Отрекшихся, пришедших в Штормград просить союза. Эту пропасть не преодолеть никогда.
- Ты права, - наконец нарушил он тишину, - Но мы, как и вы, хотим жить в этом мире и готовы биться за него вместе.
Хотя без вас этот мир был бы куда лучше.
Просто мысли. Не опасные, ведь он не скрывал своего отношения к Отрекшимся в целом и их королеве в частности, но неприятные и такие ненужные в данный момент.
Вопрос не в том, что он может ей сказать, а что стоит сказать.
Мужчина плавно, не смотря на его комплекцию отошел от балки и сократив расстояние, остановился возле перил недалеко от королевы-банши.
- Как бы я не хотел этого союза, он нам необходим, - он воздержался от громких выражений вроде «всем нам!» или «перед лицом опасности мы должны сплотиться». Бессмысленные фразы, ведь они и так здесь за этим, а то, что эльфийка предпочитает словам – действия он уже уяснил, - И я готов заключить его с Ордой.
Голос стал тверже, но звучал без угрозы.
- Ровно до момента, пока Легион не будет разбит. А после, - он отвел взгляд от расстилающегося перед ним пейзажа, что болезненной тоской отзывался в сердце, и посмотрел на нее такую холодную, с яркими словно горящие угли глазами, королеву-банши, - Я буду говорить с «кем-то другим».
Она сама произнесла это, ему оставалось лишь подтвердить. Вариан чертовски устал от воин, устал от походов и крови своих солдат, что были на его руках, ведь это он, переставляя фигурки на карте, решал, кто будет жить, а кто нет. Возможно Вол’джин был того же мнения и в глубине души мужчине очень хотелось в это верить. Какой лидер не хочет мира в своих землях? Дать возможность фермерам посеять зерно и собрать урожай. Дать возможность людям засыпать в своих домах, не боясь за завтрашний день. Дать возможность детям вырасти не в страхе, а в радости. В его правление таких лет было мало, безумно мало, и чтобы он не делал, всегда находились те, кто представляли угрозу. Но сейчас они все были под ударом – и живые и мертвые.
Вождь Орды, как и он сам дышали, их сердца бились и им было за что жить и за что умереть, но Сильване это было чуждо. Возможно он был не прав, видя в ней только лишь одну угрозу и заклятого врага, возможно он ошибался на ее счет, приприсывая мысли, которые были ей чужды. Но лучше так, чем идеализировать врага и жестоко поплатиться.
- Но не вздумай воспользоваться этой возможностью, чтобы напасть на нас. Если ты или твои… твой народ нарушит условия договора – я убью тебя, - он не отводил взгляда и не повышал голос, продолжая говорить спокойно и уверено. Так и будет, реши она напасть на Штормград или земли любого из народов Альянса - он убьет ее. И пусть их шансы на борьбу с Легионом станут намного меньше, но поступить иначе король не сможет.
Вариан отвернулся от нее, вновь переводя взгляд на печальный пейзаж.
- Я не угрожаю тебе, лишь предупреждаю.
Если она захочет уйти, она вольна это сделать. Но ведь Сильвана любит правду.  Или он ошибся и стоило быть хоть немного тактичнее. Очень может быть… очень. Он сдержанно выдохнул, проходясь по самому себе вдоль и поперек в своих мыслях. Идиот. Возможно совсем недалеко от этого места очередная группа демонов пришла в их общий мир, чтобы уничтожить его, а он стоит тут и говорит о том, что еще не свершено и не факт, что свершится. Ведь без людей Орда, вместе с Отрекшимися, не одолеют такого врага. Они уже фактически повязаны по рукам и ногам и как бы не хотелось, разорвать этот, еще не заключенный договор, не имеют права. Но то живые, а мертвые… что у них по части чести и долга?

+4

9

Совет недавно мне дала
Одна девчонка в школе:
— Когда закусишь удила,
Вспылишь помимо воли,
Чтоб поскорей в себя прийти,
Считай в уме до тридцати.

Я рассердился на щенка,
Хотел я дать ему пинка,
Но стал считать до тридцати,
И этот тип успел уйти.

Попал я в дедушку мячом
И закричал: — А я при чем? —
Но, досчитав до тридцати,
Сказал: — Ну, дедушка,  прости.

Разумным хочешь ты расти?
Считай в уме до тридцати! ©


...ей стоило развернуться и уйти. Прямо сейчас, не дожидаясь более ничего - разве того, что она уже услышала, было недостаточно, чтобы понять… чтобы понять все? Эта угроза - это предупреждение - касалось только ее и ее народа. Кто ж еще мог нарушить уговор - уж точно не живые, да? Конечно, не они. Живые, которые сотню, тысячу раз предавали и живых, и мертвых - но им верили снова, и снова, и не надоедало.

...ей стоило развернуться и уйти - как нужно сделать и тогда, давным-давно (или только вчера?), когда она услышала: “Ты больше не та, кто была моей любимой сестрой”. Если бы она тогда не стала выдумывать, что все может быть иначе - все было бы проще. Точнее - не было бы ничего. И пустой надежды - тоже. Всегда проще - не обманывать себя, не воображать то, чего на свете не бывает. Всех пугает ходячая смерть. Все не знают, чего от нее ждать. И ждут только одного - предательства. Удара в спину. Правда, иногда (или довольно часто) ее предает сама жизнь - но кого это волнует, верно?

https://images2.imgbox.com/2f/5a/GyhvsgYr_o.gif

...ей стоило развернуться и уйти, и отправить Вол’джину весть - вот тебе союз. Какой есть. Не нравится? Отправляй куда угодно - да хоть и в сам Штормград - кого угодно, разве что желательно - живого, потому что не-мертвые для этого не годятся. Выбери тролля, который без всяких сомнений жрет людей - или орка в ожерелье из человеческих черепов, неважно, лишь бы он был живым. И все получится.

...ей стоило…

Но она не сделала ничего. Она просто стояла и думала - надо же, казалось, что такие слова уже никогда не заденут. Надо же, казалось - уже ко всему привыкла. А нет. Вот же… досадно. Но показывать свою обиду - и свою слабость - она не собиралась. В конце концов - это же было просто предупреждение. Ни о каком доверии речи и быть не могло: так что оскорбительного было в том, что кто-то пытается защититься еще не только до удара - до самой мысли об ударе?

[float=left]https://images2.imgbox.com/5f/25/QxZR6vgo_o.gif[/float]- Убьешь... - повторила Сильвана, не отводя глаз от травы, которая склонялась под большой невидимой ладонью ветра. - Забавно. Меня уже убивали. Ничего, я поднимусь. Твое… предупреждение скорее смутило бы живого. Но это неважно. Я поняла - и могу лишь вернуть тебе твое… предупреждение. Среди твоих сторонников есть те, кому будет очень непросто удержаться от того, чтоб хотя бы попытаться перервать глотку немертвому - мне или кому-то из моего народа. И если такое случится - я до тебя дотянусь. А потом верну обратно, и никто мне не помешает. Ну как, это будет честно? Я думаю, что да.

Она обвела террасу невидящим взглядом и усмехнулась:

- Удивительно, что ты согласился говорить со мной наедине. Откуда ты знаешь, что прямо сейчас в твое живое - о, я слышу, как оно бьется! - сердце не нацелены десятки черных стрел? Мои следопыты ходят бесшумно, мои следопыты хорошо прячутся. Кто помешает мне отдать им приказ - прямо сейчас?.. Впрочем, нет. Их здесь нет. Но - как это говорится у людей?.. - лжет ли лжец, когда уверяет, что говорит правду?

Она рассмеялась - тихим, скрипучим, жутковатым смехом.

- Но какое это имеет значение. Да никакого. Есть ли что-то еще, что должны знать те, кто заключает с тобой союз - или у тебя более нет ничего, кроме невероятно ценного... предупреждения?

+4

10

Не надо верить обещаниям. А на свете их так много — обещают богатство, спасение души, любовь до гроба. Есть люди, которые считают себя вправе посулить всё что угодно. Есть другие — те соглашаются поверить в любые посулы, лишь бы они гарантировали им иную, лучшую участь. Те, которые обещают и обещания не выполняют, в конце концов становятся бессильными и никчемными. И это же происходит с теми легковерными, что хватаются за обещанное.


- Генн будет держать себя в руках, - как же нелепо и глупо сейчас звучат эти слова. Она не хуже него понимает, что Седогрив будет первым, кто с радостью нарушит любую договоренность и вцепится ей в глотку. Вариан не мог осуждать старика за это желание, зная, какое зло Сильвана принесла его народу и ему лично. Смерть Лиама навсегда останется кровоточащей раной на сердце Генна. Но даже смерть Банши не принесет ему покоя, возможно лишь облегчит боль, зная, что его сын отомщен. Ринн не знал, как бы он смог вынести такую утрату. Да, он терял тех, кого любил, но смерть Андуина уничтожила бы его самого. Возможно не физически, но морально король бы уже никогда не оправился. Андуин его сила и самая большая ценность. Поэтому он понимал Генна и не осуждал, жалея лишь о том, что поступает сейчас как должно королю, а не другу. Возможно стоило убить ее, принеся хоть немного облегчения израненной душе старика, но как король не имел на это права. Мужчина опустил голову, смотря невидящим взглядом на землю внизу сторожки. Она вернула ему его же предупреждение и не более того. Била оружием, что он сам вложил в ее руки, заявив о возможном предательстве. И если даже они все будут соблюдать договоренности, то кто говорил о невозможности провокации? Не станет ли Банши скучно, не захочется ли пройтись по тонкому лезвию, заставляя Альянс бояться за действия своих же людей, сея между ними раздор и недоверие? Демоны бы ее побрали! Нет, они не станут так поступать. Если внутри Альянса все хорошо, то никакой яд, не будет способен отравить их изнутри. Он зря допускает эти мысли.
Впрочем, Сильвана обошла его не только в дипломатии - перспектива оказаться в рядах нежити Вариана совсем не порадовала. Он и помыслить себе не мог, каково это, служить тому, кого ненавидишь. Делать страшные вещи, понимая, что именно ты творишь, но не иметь возможности сопротивляться. Кто-то, вроде Натаноса, преданного слуги или кем он там был для королевы, наверняка рад такой участи, но Ринна это не прельщало. Нет уж, умирать, так совсем. Живые должны жить, мертвые лежать в земле. Он собрался было сказать, что если бы и очнулся в теле живого мертвеца, то постарался бы умереть вновь, избавляясь от такого щедрого «дара», но вовремя прикусил язык. Пока что именно Сильвана вела себя не только мудро, но и сдержанно, как и полагается правителю. Не стоит дразнить ее, как знать, насколько крепки нервы у некоронованной королевы Лордерона.
- Дотянешься, - отозвался он, - Иначе что ты за следопыт, если в такую мишень не попадёшь.
И правда, тут нужно быть особо косоруким и слепым, чтобы не попасть в него. Не гном же он, в самом деле.
- Почему это тебя удивляет? – Вариан наконец повернулся к ней, встречаясь взглядом, - Я не заключаю мир, между нашими народами. Я, как и ты, хочу спасти Азерот от Легиона. И если бы ты этого не хотела, то не пришла. Что до моей смерти - она тебе не нужна. Во всяком случае сейчас.
Самоуверенно конечно, но этого у него не отнять. Шоу предупреждал его о возможной засаде и предлагал взять с собой его людей. Было бы забавно, если в кустах сейчас сидели агенты ШРУ и следопыты Банши, терпеливо ждущие кто из лидеров первым отдаст приказ. Обманываться не стоило, его смерть была выгодна как заклятым врагам, так и двуличным приспешникам, которых выдворить из Штормграда и его дворянства, наверное, не удастся никогда. Правление Вариана не нравилось многим, так что вероятность умереть была одинаково высока как в стенах крепости, так и за ее пределами. Пожалуй, за пределами даже меньше.

Она откровенно смеялась над ним, но не сам ли он был в этом виноват? Вол’джину или Траллу он бы смертью не угрожал, да... а ведь если подумать, лично ему Сильвана не сделала ничего. Она просто была мертвой и вела за собой мертвый народ, который и участи такой не желал.
Вот только не надо этого. Сомнений и сожалений. Ее это даже не задело. Или задело?..
Вариан пытался понять это по ее лицу, но тщетно.
А ему, выходит, для ненависти хватало одного лишь ее существования? Нет. Сиди Сильвана с Отрекшимися глубоко в руинах, он бы возможно и видел в ней угрозу, но куда более меньшую, чем она является сейчас. Разработка чумы, захват земель, нападение на Гилнеас, смерть сына Седогрива и, возможно, Болвара. Тогда было признано, что это не ее вина, а аптекаря  Гнилесса. Он и ее народ предали свою королеву, погубив как людей Вариана, так и армию Тралла. Или это была лишь уловка или провалившаяся компания? Что, если личная вендетта Сильваны была для нее выше, чем общая победа над Королем-Личом? Он не знал, но все деяния Ветрокрылой, были ужасны. А сейчас она и ее мертвые нужны живым, что победить орды демонов. Забавно. Разрозненные они легкая добыча. Ни одна армия, ни одно королевство не устоит перед врагом столь мощным и яростным. Только вместе, зарыв топор войны, они смогут победить.
Круг замыкался, история повторялась, делая новый виток. Альянс и Орда вновь должны сплотиться перед угрозой уничтожения. Но если верить истории, которая показывает, что нужно учиться на ошибках, резонно спросить - не предаст ли королева Отрекшихся вновь? Не оставит ли в решающий момент? Этого ему сейчас не скажет никто. Только время рассудит.

- Нам нужен будет общий совет, - чуть помедлив произнёс он, - Не только вождей и королей, но и военачальников и магов Даларана. Нужно понять общее положение дел в Восточных королевствах и на Калимдоре. Предстоит сложная работа и времени на подготовку нет.
Говорить стало легче. Они начали говорить о простых, понятных вещах и Вариан почувствовал прилив сил и даже какое-то спокойствие.
- Все что нам известно - они появляются в определенных точках с разной периодичностью. Для их сдерживания у нас хватает сил, - взяв небольшую паузу он все же произнес, - пока. – Как бы ему не хотелось этого признавать, но сил на сдерживание прущих из самой бездны демонов, у него становится все меньше. Регулярные войска он берег, отдавая предпочтение патрулям и стражникам на местах, ну и всяким героям, кто рискнет своей жизнью, чтобы защитить королевство и подзаработать золотых. - Но я думаю, это лишь разведчики, малые силы, чтобы понять куда нанести более ощутимый удар. Хуже всего то, что сколько бы мои люди их не уничтожали, демоны возвращаются вновь и вновь. Нападению подвергаются земли всех народов Альянса. Насколько мне известно, в Орде дела обстоят не лучше.
Наивно было бы полагать, что агентов Матиаса нет в землях Орды. Конечно есть, как и шпионы в землях Альянса.
- Или я ошибаюсь? Что ты мне скажешь, Сильвана.

+4

11

Тише.
Слушай.
Нам нужен план,
я же тут не ради стенаний.
Просто если в работу пойдёт
наиболее честный
сценарий
,
тот, который и малой лазейки нам
не оставил,
мы должны сочинить сигналы,
условиться о деталях.

© lllytnik

https://images2.imgbox.com/aa/31/OS8iJZL8_o.png

“В лапах”, хотела было фыркнуть Сильвана, и потом еще: “Да уж, сложно не попасть” - но ничего не сказала. Время ли было - для шуток? И не время, и не место, да и собеседник неподходящий. Потому она просто слушала слова живого, дышащие огнем и железом - и вместе с ними тихие, холодные перешептывания мертвых. Пыль, прах, пепел. “Интересно, - зачем-то думала она, - интересно, он их чувствует? Слышит? Мерещится ли ему что-то на самой грани - зрения ли, слуха ли? Клочки тумана, обрывки так и не досказанных слов, прохлада невидимых взглядов? Мне ни к чему это знать - а все же, все же…”

Она слушала и думала - а ведь на поле боя нам придется встать рядом. Людям - и Отрекшимся. Предавшим - и преданным. Орки с их короткой памятью, тролли, в свое время бывшими врагами и ей самой, и прочие гоблины ее совсем не волновали - по приказу признанного всеми Вождя они отложат свои мелкие обиды подальше и сделают вид, что ничего не было. До срока, конечно, до срока. Но ее народ… но она сама… Люди - снова! - будут смотреть на них так, как их король - человек! бабочка-однодневка! - сейчас смотрит на нее. Хватит ли им сдержанности, чтобы…

...чтобы помнить о том, что главная цель - это вышвырнуть с Азерота Легион?

Легион.

От этого слова несло проклятым жаром Скверны. Бессмысленная, страшная, нерассуждающая сила, которая уничтожала всех, не разбирая - о, она все еще помнила рассказы о бесчисленных мирах, сгоревших в зеленом огне, ее знакомому демону нравилось об этом говорить. И такое устрашало всех - и заставляло объединяться даже со злейшим врагом. Она вдруг подумала о тех самых мирах, что не устояли и исчезли навсегда. Были ли там те, кто враждовал ни на жизнь, а на смерть - и стояли ли они вот так же, рядом, в тайном убежище, и говорили о временном союзе, не забывая ударить противника побольнее хотя бы словом, а потом…

...а потом их поглотил огонь.

“Но они были слабы. Мы - сильнее, - сказала она себе. - Намного. Особенно… вместе. Как ни тошно признавать, но это правда.”

- Что я скажу… - Сильвана безотчетно потерла пятно на левой щеке, дернула левым же ухом. - Что скажу… В Орде дела обстоят немногим лучше, так и есть. И у нас тоже хватает сил... пока.

“Пока,” - он сказал, а она услышала. Честность - это было хорошо. И хорошо -  вернуть ее же. Благо никакой тайны в том не было - шпионов хватало с двух сторон.

а на самом деле... осторожно, откроешь кат - похерится весь пафос!

https://images2.imgbox.com/40/a6/3Cx53kri_o.gif

https://images2.imgbox.com/77/1f/tlJJyoH2_o.gif

- Легион прощупывает нас, ищет слабые места, пытаются измотать до решающего боя - потому что их силы Легиона бесчисленны, но все же не бесконечны. Но это ясно и так… - продолжила она, опуская ресницы, скрывая алое пугающее пламя. - Знать бы, какое место они выбрали для того самого решающего боя, решающего удара - или этого удара так и не будет. С демонами ни в чем нельзя быть уверенным до конца… Потому разведка нужна и нам - и это тоже ясно, как день. Но вот общий совет…

Она помедлила, подбирая слова - никогда ей это толком не давалось.

- Будь это война с… кем угодно другим, я бы согласилась. И мы собрались бы над магической картой, и чертили бы на ней стрелки, и ставили флажки, и что там еще обычно делается. Но демоны… Они знают о нас слишком много. Мне так думается. И порой будто предугадывают, каким будет следующий шаг. Нельзя дать им понять, что мы готовы драться с ними - вместе. Никак. Нельзя. По крайней мере, нужно сделать для этого все возможное. Все, что мы только можем. Что скажешь?

Отредактировано Sylvanas Windrunner (14-06-2019 15:38:10)

+4

12

Здесь нет ответов,
Здесь нет вопросов,
Здесь только ветер по лицу нам.
Здесь ждать не стоит нам ночью дня.
Здесь нет героев, только двое - ты и я.

Демоны бы ее побрали! Эту мертвую эльфийку. А ведь говорила она разумные вещи. Намного более разумные чем он. В пору было восхититься – что он в глубине души и сделал – но виду не показал. Лишнее.
Вариан повернулся к ней, встречаясь с алыми горящими глазами. Он хмурился, но причина была иной, нежели в начале их разговора. Она была права. Это он, погрязший в локальных войнах и распрях с драконами забыл, что демоны чхать хотели на Штормград или руины Лордерона. Им до одного места, что думают о них орки и дворфы за стенами своих столиц. Они пришли уничтожить их мир, и они выберут место, которое покажется удобным им, а не логичным, с точки зрения правителей Азерота. Столица? Зачем? Храм Древнего Бога? А оно им нужно? Кто знает, что в мозгах у этих тварей, которые их, жителей Азерота считают не более надоедливых насекомых, возомнившие о собственной важности.
Нет, он не отступал и не боялся. Но сердце забилось сильнее, дыхание участилось и мужчине пришлось приложить усилия, возвращая себе спокойствие. Все, что говорила Ветрокрылая стало своеобразным прозрением. И если до этого момента, Вариан с долей скепсиса оценивал разумность своего нахождения здесь, то сейчас слушал внимательно, не перебивая. Она так умело вкладывала в его голову простые истины, открывая глаза на реальное положение дел, что все это могло оказаться… ловушкой.
Она была логична. Вот только какую цель преследует? С одной стороны, все верно - они по-прежнему останутся врагами, тут даже притворятся не нужно, и демоны будут довольно потирать свои ладошки, донося командирам о распрях в стане врага. С другой стороны - он тяжело выдохнул - она может просто не допустить объединения войск. Своими интригами и личными амбициями разрушить такой важный союз. Но ради чего? Погибнуть всем вместе? Сильвана не так глупа, чтобы рисковать собой и своим народом перед лицом такой угрозы. Значит у нее есть оружие против Легиона. Но сможет ли она поработить их? Страшная женщина. Страшная. Если она еще и демонами управлять сможет, то в этом мире больше делать нечего. Длинноухая начинала сводить его с ума.
Он не знал, что ей сказать. Ему нужно подумать. Одному. Не посвящая в это никого. Ни одна живая, хм, и не живая душа не должна была быть посвящена в это. Вариан живо представил, чтобы началось, сидя они сейчас на общем совете. Демоны бездны! Да они бы друг друга уже перебили на радость Легиону! Нет, этот разговор до поры до времени должен остаться между ними.
- Я не знаю, - в который раз честно произнес он, чуть качнув головой.
Я не верю тебе. Но если так, то зачем ты здесь? Ответь себе, Вариан. Ведь ты же знаешь, что пойдешь на все, ради защиты и спасения. Громкие слова, для порой темных дел. Но разве бывало иначе?
- Хорошо, - пальцы правой руки отбивали мерную дробь на деревянной перилле, - Ты предлагаешь нам и дальше быть врагами. В этом есть резон, - он усмехнулся, - вот только как без общих советов? Как мы будем координировать свои действия? Такими встречами? По одному с каждой стороны? Согласись, сведения переданные остальным могут быть, хм, искажены. Ты опасаешься, что среди нас будет предатель? Скорее всего так и есть. Возможно уже сейчас.
Нас – не только тех, кто в Альянсе, но и в Орде. Сдается Вариану, что своим она верит не многим больше, чем чужим. Но Вол’джин доверяет ей, иначе не послал бы сюда. А посылал ли он… в курсе ли сам вождь Орды об этой встрече? Все ли так, как было представлено в письме? Черт. Он стиснул зубы, от чего и без того грубые скулы обозначились еще сильнее. Ему захотелось запустить пальцы в волосы, сжимая свою голову, лишь бы хоть ненадолго перестать думать о возможных темных интригах королевы Отрекшихся. Вариан был окружен более не менее честными людьми. Да и остальные правители Альянса были благородными и разумными. С ней же он уже и не знал, о чем думать, чего остерегаться. Любое ее слово могло быть как ложью, так и правдой.
Ринн приблизился к ней на шаг. Вроде расслабленно, но в тоже время осторожно, следя за ее движениями. Банши может быть смертоносной и без оружия, а сейчас он не хотел причинять ей вреда. То есть конечно он был бы не против исчезни она отсюда и с лица Азерота на веки вечные, но не сейчас.
Пф.
- И потом, - он кривит губы, выдавая подобие усмешки. Застарелые шрамы искажаются, делая лицо более неприятным, - Откуда мне знать, что ты не демон? Или что я не демон? Если мы будем подозревать всех и каждого, то как мы сможем работать вместе, воевать? К чему ты клонишь?

+3

13

Приходила кость, угрожала смертью, говорила, что заведет змею,
обещала с утра навести комету к моему жилью,
объясняла про целое море мрака, поднимающееся до полуторного этажа,
про слона и льва, и лесного зрака - ни замки, ни собаки, ни сторожа… ©


глава, в которой героиня сперва рассуждает разумно, а потом говорит: “Да ну нахер! Мама, он меня сукой назвал!”


Сильвана раздумывала. Она не спешила с ответами - в конце концов, здесь, под крышей, где время замерло навсегда, торопиться им было совершенно некуда. Она и сама пока что не до конца понимала, как осуществить задуманное - без следования знакомой колее, без привычной и понятной схемы “мы договариваемся, а потом действуем так, будто мы едины, а потом…” Все это было понятно и просто - но что-то подсказывало ей, что так, как раньше, действовать не нужно, и более того - опасно и бессмысленно. Демоны лживы, демоны могут обмануть почти любого, демоны способны принимать чужие обличья. Эта война будет другой - и даже не потому, что старые враги протянут друг другу руки. Совсем не потому…

Но, казалось, ее собеседника смущала вовсе не то, насколько сложно будет претворить в жизнь этот план. Впрочем, кто бы сомневался. Никто, никто не сомневался!

Она наклонила голову, опустила взгляд, разглядывая полустершиеся узоры на деревянном полу. Ответа на них не читалось. А жаль. Она бы, наверное, хотела прочесть такой ответ, который бы устроил всех - которому нельзя было не поверить. И еще лучше - если бы этот ответ дал кто-то другой.

“Сведения… искажены…”

“Среди нас будет предатель…”

“Возможно, так и есть…”

“Возможно, даже сейчас…”

Что бы это значило? Прямой, как полет стрелы, человеческий король решил поиграть словами? Старается понять, не смеется ли она над ним, не пытается ли запутать, сбить с мысли? Или считает предателем - ее? Или… или…

“Демон, ха, - зло фыркнула она про себя. - Да конечно, я - демон… Да кто согласится натянуть на себя такое уродливое обличье? Какими бы ни были солдаты Легиона, а все же они - живые, пусть и странно живые…”

Она подняла взгляд, вскидывая голову - смотреть в глаза высокому человеку при ее небольшом росте было не очень-то просто. И сделала шаг навстречу - всего один короткий шаг. Не угроза, нет - отражение чужого движения.

“Я тебя не боюсь. Ни капли не боюсь.”

- К чему я клоню? - возможно, ее голос звучал резче и пронзительнее, чем то было нужно, но ей было все равно.  - О, должно быть, к чему-то нехорошему, как же иначе! Да, я тоже не знаю, как все это осуществить - пока не знаю. И не знаю, как перестать подозревать всех и каждого - но разве мы и так не подозреваем друг друга? Что ты имел в виду, когда заговорил об искаженных сведениях? О том, что среди нас уже есть предатель? И кого же ты им считаешь? Дай-ка угадаю. Нет, слишком простая задача, даже скучно. Ты ни в чем мне не веришь? Так скажи прямо! Нет, ты не демон, и я не демон, но кого это спасает? Иногда мне кажется, что ты скорее поверил бы демону, чем мне!

https://images2.imgbox.com/22/fd/AGguq6k0_o.gif

+3

14

Вариан зло выдохнул. Сердце часто-часто забилось в груди. Ему все труднее было сохранить спокойствие и кажется, он уже не собирался больше прилагать усилий для этого. Все это время Ринн сдерживался, старался быть тактичным и максимально дипломатичным. Ладно, не все время, но большую его часть. Да он ни с кем еще так не возился! Ни из Орды, ни из Альянса! Ведь вроде бы договорились почти! Ну зачем?
- Что ты хочешь услышать, Сильвана? Что я ещё должен тебе сказать? На крови поклясться? - он не заметил, как резко изменился его тон. Вариан навис над ней, сверля взглядом, - Я сказал, что согласен пойти навстречу и заключить перемирие между Ордой и Альянсом! – он цедил эти слова сквозь зубы, - Ты хоть понимаешь, каково мне будет, объясняя остальным лидером, что я согласился встать в один ряд с вами! Эльфы с орками, люди с отрекшимися и остальными! Я иду на это только ради Азерота, - он ткнул пальцем в сторону леса, продолжая смотреть в алые угольки глаз, - Ради нашего дома и даже ради вашего дома, - указательный палец практически ткнул её в нагрудный доспех, - Да, я не доверяю тебе. Для её королевского высочества это открытие? Да, ты мой враг, Сильвана, как и я твой. И не ошибусь, если скажу, что мира между нами не будет, пока один из нас жив! Что ты с удовольствием убьешь меня, а я тебя.
В пылу спора Вариан даже не заметил, что выбрал не правильную формулировку. «Один из нас жив» - не самая лучшая фраза для королевы нежити. Хотя Ринн редко подбирал слова, предпочитая говорить прямо, и она должна была это уже понять.
- Но не сейчас, Ветрокрылая. Не сейчас. Мне не нужна твоя смерть.
Поняв, что и без того слишком близко приблизился к её лицу, навесная над женщиной, он резко отпрянул. Пара шагов и он вновь у перил, оставляя её позади.
Ветер приятно охлаждал лицо, откидывая черные пряди волос назад. Вариан не понимал, что она хочет и это злило больше всего. У него и так было крайне сложно с общением с противоположным полом и видимо давно он не общался с леди, раз был сбит с толку такой резкой сменой настроения. С Валирой и Тирандой было куда проще. Первая понимала его с полуслова, вторая была безгранично мудра. А вот с Джайной было порой сложновато. Но Сильвана сумела даже её переплюнуть.
- Я могу развернуться и уйти. Ты можешь развернуться уйти, но ответь себе, ты готова принять гибель своего народа? Готова признать поражение и смотреть как они умирают, сражаясь и зная, что не одержат победы из-за твоей гордыни? - он посмотрел на неё из-за плеча и вновь отвернулся, подставляя лицо ветру. - Нет. Это и делает тебя лидером. Тебе не нравится, все, что сейчас происходит, но иного пути нет. Я знаю, как только окончится война, мы вновь вцепимся друг другу в глотку. Так будет продолжаться, пока кто-то из нас не одержит верх. Вам же мало, Сильвана. Вам всегда мало, - в его голосе послышалась горечь. - Сколько бы союзов мы не заключали, сколько бы не старались жить в мире - вы, Орда, не способны на это.
А ведь он пытался и не раз. Правда пытался. И возможно, ещё при Тралле, они смогли бы достичь такого желанного мира. Но всегда кто-то был против.
- Орда вторглась в Азерот и уничтожает его. Вы не щадите ничего и никого. Но ты ведь высший эльф, была, когда-то. И ты знаешь, сколько раз люди приходили вам на помощь. Твои предки погибли бы без моих. И от кого? От троллей. Когда Орки пришли к стенам Кель’Таласа, кто вам помог? Альянс Лордерона. Люди. Такие ненавистные вам люди, - он покачал головой, смотря куда-то вниз. - А после, когда мы просили о помощи, вы отвернулись, предали. Вы воевали против Орды и вступили в их ряды.
Он замолчал. Не стоило говорить ей о том, что случилось дальше. Об Артасе и Плети. Не стоит. Вариан не злорадствовал тому, что случилось, сожалел.
Сильвана не нарушила молчания, и он продолжил.
- Я смог принять Гилнеас после их ошибки, - вновь пауза и ожидаемое продолжение, - Вас не смог. Ты знаешь почему, - как не знать, когда столько раз об этом говорили. Но знать одно, а понимать совсем другое. - Но я готов на время забыть о вашем предательстве, обо всем, что вы сделали, ради мира. Потому что люблю свой народ, как и ты свой. Поэтому мы оба до сих пор здесь. Я не верю тебе, и ты не обязана мне верить. Но если мы не спасём Азерот, наши подданные погибнут. И будет не важно, в какой раз: первый или второй. Давай разберёмся с Легионом и если выживем, решим, как быть дальше.
Закончив тираду, он остался стоять у края балкона, тяжело оперевшись руками на перила. Наверное стоило промолчать и дать ответить ей, но его уже было не остановить.
- Серьезно? Я бы доверился демону охотнее, чем тебе? За кого ты меня принимаешь, если так думаешь? - Вариан досадно поморщился. Вот уж кем-кем, а вздорной обиженной девчонкой он Сильвану не представлял. А, наверное, следовало бы. – Демоны могут быть среди наших доверенных лиц. Передавая тебе сведения, я могу быть уверен в своих людях, но демоны могут перехватить их. Сложно, но возможно. И ты получишь не то, что должна была. И вот теперь ответь, кого ты обвинишь? И кого должен буду обвинить я, если такая ситуация случится с тобой?
Ринн вопросительно посмотрел на нее и внезапно улыбнулся. Не ей, своим собственным мыслям. Сейчас он в какой-то степени понимал своих соратников и начинал их жалеть. Ведь это ему обычно что-то доказывали, а сейчас, он пытается убедить Сильвану работать открыто, при этом не спуская с друг друга глаз. Так себе перспектива, но не будут же они вечно упираться. «Пылающий Легион? Что, уже? Выйдите в портал и зайдите позже! Мы тут с леди Сильваной работать пытаемся!»
Нужно еще многое решить, а времени практически нет. Советы, обмен информацией, переписка… скверное дело. С глазу на глаз оно как-то надежнее, хотя и сложнее. С женщинами так особенно.

+3

15

Гордиться нечем. Пора
начать говорить слова.

Учусь: через кашель, удушье и тошноту.
Я чувствую свой прогресс, я знаю "уйди", "давай",
"прости",
"мне без сахара",
"некогда",
"завтра штурм". © lllytnick

глава, в которой героиня своей вины не признает, хоть вы тут все удавитесь


Сильвана слушала, изо всех сил сжав зубы, стиснув кулаки - будь она живой, ей было бы, наверное, даже больно. Но пусть так - никакая телесная боль не сравнилась бы с тем, что сжигало ее изнутри. Ей хотелось кричать - так, чтобы крик переходил в долгий и жуткий визг, что ввинчивался бы в уши, взмывал смерчем к небу, сносил все на своем пути, выпивал жизнь из всего, кому не посчастливилось его услышать. И это было бы легко - она бы завизжала и взлетела, и человек бы упал, и его навсегда погребла бы под собой обрушившаяся крыша. И тогда он бы замолчал навсегда - и не посмеет больше говорить о предательстве. И кому! Ей! Ей - королеве преданного всеми народа, ей - преданной столько раз, что и сосчитать невозможно.

Но она не кричала. Она молчала - и слушала, и каждое слово было - как удар. Обвинения. Напоминания. И снова - обвинения. “Вы, Орда”, “вы”, “вы”. Ей кажется, она и впрямь вздрагивала от каждого слова, как будто и впрямь от удара, и за каждым горьким и злым словом человеческого короля она слышала совсем другой голос. Точнее - совсем другие голоса. Ведь их было несколько, правда же?

“Чудовище, - говорили все они. - Чудовище.”

И сейчас ей больше всего хотелось стать этим чудовищем - да и остаться им навсегда. Зачем пытаться договориться? Зачем все это? Кому нужно все это проклятое притворство? Кому?! Зачем? Сейчас они договорятся, а потом этот хрупкий мир рухнет от одного неосторожного движения, и хорошо если не на поле боя. И к чему это все?

Крик рвался из груди, застревал в горле колючим комком. Ей нужно было отказаться - но поздно, поздно. Человек был прав - разворачиваться и уходить сейчас было глупо. Бессмысленно. Зачем, к чему тогда был нужен весь этот тяжелый разговор? Зачем?!

За ее спиной еле слышно шелестели здешние призраки, и человек продолжал говорить, а она молчала, не дыша, не сдвигаясь с места. Она могла бы ответить - ударить в ответ - но молчала. О, она тоже могла припомнить многое - но не произносила ни слова. Да и кому сейчас нужны были слова? Они умирали, так и не родившись, не сорвавшись с почерневших губ, обращались в невидимый пепел. И она молчала долго - так, что для того, чтоб заговорить, пришлось сделать усилие. Сперва разомкнуть губы, потом втянуть воздух в мертвые легкие, медленно, медленно, будто вспоминая, как - и зачем - это делают живые.

- Мне ни к чему твои клятвы, король Ринн, - хрипло прокаркала она, все еще чувствуя, как в груди скручивается долгий вопль, предвещающий смерть, -прибереги их для нашего Вождя. А что до меня… думаю, ты и сам знаешь - мне тоже есть что сказать о мире, о том, кто его хочет, а кто - нет. Люди когда-то давно помогли нам - но принц Артас...

Имя отозвалось холодом вечных льдов, звоном далекого колокола. Тени за спиной заметались, задрожали, зашелестели.

- Он же был человеком, я верно помню? - она усмехнулась. - Но это неважно. Значит, разберемся с Легионом и посмотрим, пусть так, пусть так… Демоны могут быть где угодно. Но в любом искажении сведений, в чем угодно мы - оба - обвиним друг друга. Как и любой из наших народов. В первую очередь. Ты же сам это знаешь. И кто, как не Пылающий Легион, постарается этим воспользоваться в первую очередь. Достаточно искры, чтоб пламя взметнулось до самого неба…  Потому я и думаю, что этот союз - если он все же случится - должен оставаться в тайне как можно дольше.  Возможно… возможно, и хорошо, что здесь именно я. Никто не поверит, что ты со мной о чем-то договорился. Все знают, что и Орда, и Альянс собирают силы, чтоб дать отпор Легиону. И это не изменится - а потом мы выступим вместе. Наши солдаты способны исполнять приказы, насчет твоих - тут тебе виднее. Я не требую ответа прямо сейчас...
Она прикрыла глаза, прислушиваясь к шелестам и шепотам, и выговорила:

- Итак, ты готов объединиться с нами ради Азерота. Все остальное, пожалуй, ни Вождю, ни… всем остальным знать не следует… Мне передать что-то еще?

https://images2.imgbox.com/57/02/jKMqQjM1_o.gif

+2

16

Но я устал, окончен бой,
Беру портвейн, иду домой.


- Да.
Вариан отвел взгляд от горящих глаз королевы. Мертвых. Неестественных, ярких словно магическая вспышка. Казалось они смотрели в самую глубину души, туда, куда очень не хочется кого-либо пускать. Говорят, глаза — это зеркало души и ему не хотелось знать, что за душа у нее.
- Я готов, - глухо повторил он, словно не подтвердил это несколько секунд назад.
Он чертовски устал. Словно из него разом выпили всю энергию. Они вроде так не долго «наслаждались» обществом друг друга, а он был без сил. Ему не хотелось больше говорить, доказывать, убеждать. Не хотелось спорить с ней. Как просто на поле боя. Или ты или тебя. А здесь они говорят об одно, но разными словами, а пропасть между их народами не соединится никогда.
Все изменилось. Теперь она почти союзник, а значит убивать они будут не друга, а демонов. Вместе. Так зачем она дает волю своим эмоциям?
Руки чешутся взять ее за плечи и как следует встряхнуть. «Что же ты творишь?..» Хотя нет, даже этого ему не хотелось. Просто уйти отсюда, с промозглого ветра, вернуться в Штормград, молча закрыться в спальне взять пару бутылок и расположившись на ковре сидеть и думать, смотря на алые угольки полений. Ему нужно о многом подумать и решить, что делать дальше. Эти решения изменят ход истории, возможно всего Азерота и примет их он один, ни с кем, не советуясь и не перекладывая ответственности. Только он сам. И пара бутылок виски.
- Передай Вол’джину, что Альянс поддержит вас в этой войне, - официально и холодно произнес он. - На этом пока все. Королева, - он немного склонил голову, не понятно в знак уважения или же наоборот, и выпрямившись развернулся к проходу, откуда они пришли. Мужчина почти дошел до него как остановился и развернувшись в пол оборота добавил:
- Я подумаю над организацией всего этого и напишу тебе. Только, - он полностью развернулся к ней, - Я думаю нам нужно слово, которое будем знать только мы. Пароль. Да.
С одной стороны, это казалось ему глупостью. Но паранойя начинала брать верх и Вариану было необходимо знать, что есть хоть что-то, гарантирующее подлинность писем. Эту маленькую гарантию, состоящую из слова или двух, он сможет включать в свой текст, передавая ей сведения. И будет более спокоен, увидев такое же слово, адресованное ему.
Он ждал ответа, чувствуя нарастающую внутри неловкость и даже неуверенность. Мужчина посмотрел в сторону, словно интерьер сторожки очень заинтересовал его. Он в полной мере считал, что переговоры прошли отвратительно, хотя они все же не убили друг друга и даже договорились. Но как все это было и как будет дальше… нет, об этом он будет думать уже далеко от сюда.

+2

17

но ты меня не слушай, в общем
что хорошего может знать мертвый
некоторые из нас коротают время
разложения после кладбища
в этом сером альтернативном городе
что когда-нибудь станет
твоим пристанищем ©

https://images2.imgbox.com/6b/76/8yeJ1Rwj_o.gif

Сильвана стояла, сложив руки на груди, не шевелясь, будто бы обратилась в статую вроде той, что торчала посередине Брилля - бесценный дар от ее доброго народа - смотрела, не мигая, не опуская ресниц ни на миг. Только наклонила голову, когда услышала “Да” и “Я готов”, обозначая - “и я готова”. Говорить не хотелось. Слова - как ей казалось - уже были не нужны. Все остальное будет решаться - потом. И не здесь. Вол’джин, вероятно, будет доволен - хотя, как обычно, этого не покажет. А она вернется домой - и там будет - снова - готовиться к войне вместе со своим народом. С теми, кто верил ей, и кому верила она - всегда. С ними будет проще. И в бою - будет проще. Понятнее. И - как ни странно это звучит - спокойнее.

Она и сама не знала, чего ей больше хочется - оказаться дома, в полумраке и тишине, или задержаться здесь, среди пустоты, призрачных шепотов и сквозняков, бродящих по оставленному дому. Сидеть на перилах. Петь. Молчать. Слушать. Не думать.

“Да, - подумала она, - так и сделаю.”

Нет, конечно, более впечатляюще было бы выбежать на крыльцо и молча, в жуткой тишине обратиться черной тенью и взлететь. Или призвать мертвого скакуна, смотреть, вскинув руки, как он собирается из праха и костей, вспрыгнуть ему на спину и умчаться, растворившись в красно-рыжем мареве Чумных земель. Но нет. Этого ей не хотелось. Пусть живой уходит, а мертвые - останутся.

Разве не правильно - именно так?

Ее губы сложились в кривую странную улыбку.

- Я буду ждать, Ваше Величество, - ее голос шелестел, шуршал, как голоса здешних призраков. Ей не хотелось говорить громко - в здешней хрустальной тишине и так был слышен каждый шорох. - Слово… Слово. Общая тайна. Это даже… в чем-то забавно. Что ж. Anar’ala belore... “Во имя солнечного света”. Все думают, что я давно забыла об… этом. Вот и хорошо. Если эти письма попадут не в те руки, это сочтут разве что издевательством. Пусть будет так. А теперь - уходи, король Ринн. Ты - живой. Пока - живой. А я… хочу побыть среди мертвых.

Она оперлась ладонями на резные перила и прикрыла глаза. Ей казалось, что ее волосы - белые, сухие, тонкие, как нити паутины - перебирает невидимый ветер - или то были призрачные руки тех, кто остался в мире живых лишь тенью самих себя? Она не знала - и ей было все равно.

“Тихо. Сейчас станет - тихо.”

https://images2.imgbox.com/ea/c2/eXXUcCUL_o.gif

+3


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Да будет королевская охота [World of Warcraft]