пост недели River Song Сейчас она поймала себя на одном крайне нетипичном ощущении. Наверное так почувствовал бы себя человек, который вместо обычного пляжа явился на нудистский. Неловкость? Стыд? Не-е-ет, настолько эмоциональна Ривер не была. Стыд может ощущать лишь тот, у кого есть совесть. У нее же совести не было и в помине, никакой, никогда. Имелись моральный долг перед Доктором, необходимость соответствовать его стандартам, по крайней мере тогда, когда он смотрит и... милосердие. Убивать при Докторе — это плохо. Именно так. Без Доктора? Что ж, она давно научилась старательно обдумывать свои поступки, тем более на обдумывание много времени не требовалось.
26.09 3 года Тайму! Спасибо, что вы с нами!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #159vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Какая встреча! [marvel/asgard]


Какая встреча! [marvel/asgard]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

КАКАЯ ВСТРЕЧА!
и такое случается в жизни слишком часто, что врагом проще счесть, чем разбираться в истинных мотивах...
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://i.yapx.ru/DwRIq.gif   http://i.yapx.ru/DwRIn.gif

Repo Mambo - Marco Beltrami

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Локи, Клинт

конец февраля 2017

АННОТАЦИЯ

Асы плотно обосновываются в Норвегии, на пустынном побережье растет поселение. Добраться до него можно только пешком, оставив машину у подножия и преодолев перевал верхом или на своих двоих. Поэтому Бартон, решив навестить старого знакомого, а заодно вызнать, как настроены к текущей ситуации асгардцы, вынужден совершить небольшой вояж. Вроде и идти недалеко, если силен и подготовлен, даже если идти по снегу, но в пустынных местах среди скал всегда можно встретить явно не того, кого ждал. А еще смешнее - встретить его, когда немного сбился с пути в поднявщуюся вьюгу и заплутал.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Loki (25-03-2019 11:36:07)

+2

2

Не то чтобы Клинт не жаловал старушку-Европу. По долгу службы приходилось где только не бывать, так что Старый Свет был еще очень даже ничего, по сравнению с той же Индией или любой из мелких африканских стран с вождем-людоедом и странными обычаями. Впрочем, в Африку его отправляли не так часто, все-таки белому среди, скажем так, темнокожего местного населения затеряться сложнее при всех навыках маскировки агента.
Но Норвегия... суровая северная страна. Нет, конечно, викинги, все дела, но почему бы асгардцам не выбрать место для жительства где-нибудь поближе к экватору, потеплее? И не пришлось бы сейчас скакать по сугробам, которые по недоразумению гордо именовались дорогой через перевал. Хоукай повыше поднял меховой воротник парки и от души выругался. Может, хоть эля нальют и покормят. Тор, с которым вроде бы получалось у них неплохо ладить, наверняка занят своими царственными делами, а вот на красавицу-богиню Сигюн агент возлагал большие надежды. Обрадуется встрече, похлопочет, как умеет только она одна. Губы невольно расплылись в улыбке, просто так, безэмоционально, вспоминать ванессу не получалось.
Машина с теплым салоном осталась далеко позади. Пришлось оставить, потому что проехать по местным тропам не представлялось возможным. Хитрые асы, сделали все, чтобы незаметно до них было не добраться. С точки зрения безопасности - отлично, с точки зрения гостей - отвратительно. Одни гость как раз и пробирался к ним в надежде, что успеет добраться до начала пурги. Бартон и так собирался навестить друзей, а невесть как прознавшее про это начальство радостно потерло ручки и велело заодно, ненавязчиво, но внимательно, осмотреться и по возвращении доложить, что и как в новом поселении. Согласился, а куда деваться... вместо поездки отправили бы в какую-нибудь очередную задницу мира, где вот прямо немедленно требуется помощь агента уровня Хоукая. Например, старушку через улицу перевести.
Сейчас лучник согласился бы и на перевод старушки. Да хоть двух! Лишь бы пронизывающий ветер не бросал в лицо колючий снег, и видимость не падала с пугающей быстротой. Клинт на свое чувство направления обычно не жаловался. Но попробуй сориентируйся, когда все вокруг одинаково белое. И скалы эти высоченные, запросто можно нужный поворот пропустить и свернуть с основной тропы в лабиринт из расщелин. А останавливаться холодно, и воспользоваться навигатором это для слабаков.

Отредактировано Clint Barton (26-03-2019 11:49:16)

+2

3

[indent]Белый пушистый снег кружился на ветру долго, прежде чем опускался на землю, добавляя толщины рыхлому одеялу под ногами.  Человеку поднявшись над перевалом ветер казался злым и суровым, но Локи испытывал неудовольствие на нем только от того, что мощные порывы постоянно наводили хаос в его прическе.  Черные пряди постоянно лезли в лицо и асгардец был уже готов тратить драгоценные силы на то, чтобы магией удерживать их в статичном положении. Легко было не заморачиваться об этом, когда Асгард сиял где то в небе путеводной звездой, и резервы казались безграничными, но теперь осторожный и рациональный мозг постоянно напоминал, что лучше лишний раз не увлекаться. Мелочь мелочью, но именно этот несчастный миллиграмм сил может стать решающим  в назначенный час. Хорошо, что хотя бы половина крови по отцовской линии свое отрабатывала на ура, и ступая почти по колено в снегу, он не ощущал холода. Магические ловушки, широким жестом души выставленные им вокруг поселения, барахлили в районе перевала – то ли естественный фон мешал, то ли уже чары хромали, но на всякий случай Локи обходил их раз в день. Ему все равно особо нечего было делать – асгардцы внизу вроде как и простили, и приняли обратно в свою общину, и даже обращались «ваше высочество», но все было каким то не таким, как он хотел. Он ощущал, что его присутствие все равно беспокоит. Как нестабильный элемент, который вынуждены были встроить в рабочую схему, потому что нет выбора. А трикстер слишком хорошо  знал, что его добрых начал при всех порывах сентиментальности от таких косых взглядов хватит ненадолго, вскоре желание отомстить и подгадить станет слишком сильным, чтобы он не уступил ему. В конце концов, разве это не справедливо? Давайте окружающим то, что хотели бы для себя, - если ему дают недоверие, какой дружбы хотят в ответ? В такие мгновения паранойя расцветала буйным цветом, но успокаивать её крутясь под ногами у Сигюн оказалось глупой идеей, потому что ванессу то тут любили. Не просто любили – обожали.  И хотя последнее приключение помогло в какой то мере расставить нужные точки и общение у них пошло на лад, Локи раздражало все это – он находил подобное лицемерием, глядя со своей стороны. Нельзя любить все и всех на свете. Либо чувства эти неглубоки  и несерьезны, либо это ложь чистой воды. Если с асгардцами было все понятно, их поди просто восхищала красавица-ванахеймка, готовая и каждого утешать, и каждого выслушать, и обнять да пожалеть, то вот к принцессе то вопросы появлялись посерьезней. Если она истинно верует в свою песенку «всё люблю на свете я» и её это нравилось, то эгоистичному трикстеру не особо комфортно было валяться где то там вровень со  всеми.  Желание сделать девушке выговор как то в геометрической прогрессии росло с каждым днем, которых и прошло то два, но последний подобный разговор закончился лишь недоумением взаимных претензий – Сигюн упорно его не желала понимать. Братец тоже был по уши занят царствованием, чтобы оказаться достаточно свободным тренироваться в привычным пикировках. А тут – все какое никакое дело полезное, бдить за защитой деревни и под ногами ни у кого не болтаться. 
[indent]Вынужденное ослабление системы все еще оставляло ее действенной. Любой незваный гость, попадая в её пределы, обречен был плутать в этих скалах пока бы не замерз или не пал жертвой несчастного случая. Жестоко конечно – но полукровка не особо беспокоился об этом. Люди просили уважать договор с ними – асгардцы уважают. Но и без приглашения в их земли никто не обязывался пропускать, мало ли какому идиоту в голову взбредет сюда пробраться и хорошо если только с туристическими целями, ну или там озверелой фанатке в очередной раз на Тора посмотреть вблизи захочется. И как назло –просить дважды не пришлось – по ушам резануло тонким свистом  замкнувшейся ловушки. Кто то непрошенный попался – и обречен, и Локи уже хотел было развернуться и продолжить путь, но в который раз со скуки продался любопытству.  Он подкрался, как хищный зверь, позволив человеку пройти вперед по тропе, которая была ложной и уже вела в ущелье, и только тогда выступил из снежной завесы за его спиной, чуть придерживая капюшон плаща, который нарочно накинул на голову так, чтобы скрыть лицо.
-  И кто же это такой решается без приглашения вторгаться в земли Асгарда? – достаточно громко окликнул он путника, чтобы тот услышал даже через вьюгу.

+2

4

Время уходило, холод постепенно забрался под теплую парку, нос, кажется, уже заледенел и скоро покроется сосульками, если неосторожно чихнуть. А дороги как не было видно, так и... Плюнув и посчитав себя слабаком, Клинт достал-таки навигатор. Однако даже хваленый прибор, попищав для вида, оповестил, что помех слишком много, и со спутником связываться он отказывается. Закатив глаза, лучник потряс злосчастный прибор, но и это не помогло. Совесть в навигаторе не проснулась. И окружающие скалы, к сожалению, тоже никуда не делись.
Пришлось продолжать идти. Теперь уже без особой цели, просто двигаться, чтобы не замерзнуть, а если крупно повезет, то найти какое-то укрытие, вроде небольшой пещеры, где можно будет переждать буран. Интересно, через сколько агента хватится куратор? Через день? Неделю? Наверняка, не будет волноваться, ведь Хоукай отправился в гости. Загуляет, забудет о конторе, с кем не бывает. А что связи с агентом нет, так может, это все асградские технологии блокируют. Секретность и прочее. Вот смеху-то будет, когда Бартон вернется и начнет жаловаться на навигатор. Неее... ни за что. Свидетелей нету? Нету. Все, не было такого.
Но стоило только подумать, что на всю округу он один такой живой тут ошивается, как из-за спины раздался голос, достаточно громкий, чтобы перекрыть вой ветра. Благо лучник был агентом опытным, не подпрыгнул на метр от неожиданности, а всего лишь слегка вздрогнул, и то можно было списать на порыв ветра. Неторопливо оглянулся, прищурившись, оценивающе глядя сквозь мельтешение снежинок на высокую фигуру в плаще с надвинутым на голову капюшоном. Небрежно опустив руку на пояс, нащупав метательный дротик, Клинт ответил также громко:
- Очень даже с приглашением. Это вы тут гостей не встречаете. Забрались в какую-то задницу, дорогу нормальную не сделали...
Продолжая ворчать, Бартон шагнул ближе, не спеша пока особо расслабляться. Из выживших асов его практически никто не знал. Решит еще страж границы, что нечего время тратить на мидгардца, вести его в поселение, проще тут снежком присыпать. По весне найдут, может быть.
Голос и фигура упорно казались знакомыми. Явно не Тор и уж точно не Сигюн. А кого еще Хоукай знал? Получается, что только Локи. Но это же не он? Правда? Скажите, что не он!

+2

5

Бартон.
- А что, ежели все это призвано дать вам понять, что здесь и не ждут гостей? - Тонкие губы Локи немедленно расплываются в издевательской усмешке, почти против замысла и воли.  Он невольно припоминает те дни, когда лучник нес свою службу у него на побегушках, парализованный волей скипетра и камня разума. Кажется Бартон был не в восторге от этих событий, судя по его выражению лица там, в кабинете Старка – болезненное поражение, которое Локи ненавидел и к которому одновременно стремился, как дикий зверь, попавший сам в капкан Камня и ненавистного чужого приказа. Бессилие – вот что сводило с ума. Оказаться во власти камня, осознавая что выполняешь не свою желание и не свой порыв, и не иметь сил освободиться от этих пут. Впрочем, Локи всегда находил выход – даже там, где остальным казалось, что все лишь случайность и план пошел крахом. Он не мог сам отказаться от навязанного приказа, зато мог саботировать его там, где реальность входила в тонкое русло двойственности. Где можно было нарушить – не нарушая. И проиграть, чтобы выиграть. Но боль всегда есть боль, какова бы не была надобность в ней или причина, породившая, и поднимаясь с раздолбанного в крошку собственным телом пола в кабинете, он сполна ощущал свои повреждения. Тогда ускоренная регенерация  крови двух самых выносливых созданий в девяти мирах позволила восстановиться быстро, уже через пару часов оставив только ссадины там, где были переломы. Теперь так может и не быть – и Локи уже не рисковал понапрасну, хотя в нем все еще присутствовала эта неуместно игривая удаль – смотрите, смертные, каков я. Наверно именно поэтому он рассмеялся, ловким движением обеих рук – изрядно пафосным – скидывая капюшон назад, на плечи. Ветер тут же снова вцепился в волосы, но теперь дул в лицо и избавлял хотя бы от нужды глупейшим образом поправлять собственные локоны.
- Здравствуй, Хоукай. Давно не виделись. – И улыбочка стала еще шире, почти этакая братская приветственная, только те, кто знал тонкости братских отношений со стороны Локи, не стал бы ей радовать.  Даже движения трикстера изменились – первый шаг мягкой подошвой сапога в припорошивший землю снег был плавным, неторопливым, позволяющим сполна осознать, кто приближается.  Театральный актер вечной божественной жизни, воплощающий отведенную роль, с которой справлялся лучше кого либо, вот кто вновь был сейчас Локи, которого еще десять минут назад совершенно серьезно беспокоила защита поселения и ничто более.  Тернист путь к исправлению, но он исправления и не искал, лишь менял роли, которых у него было много. Каждая из них была важной и нужной, и главной задачей кукловода было лишь не перепутать их и выпускать демонов своевременно и поочередно.  Но вид Мстителя – почти против воли – пробуждал желание пошалить, подразнить бедного, одиноко заплутавшего Бартона, который – судя по нахмуренным в подозрительности бровям – уже успел осознать, кто перед ним.  Клинт ведь понятия не имел ни о целях, ни о планах трикстера, как и том, что тогда асгардец совсем не намерен был причинять смертному какой то серьезный вред. Ему нужны были союзники, больше похожие на слуг, но все же и таковых он не собирался пускать в расход просто блажи ради. Он бы забрал тессеракт и покинул базу, не начни Фьюри считать, что круче всех и вся. Он не просил открывать по себе огонь – не сделай они этого, прояви положенное уважение к принцу Асгарда, отделались бы легким испугом… и временным служением его цели, конечно.  Благоразумием – впрочем – мидгардцы никогда не отличались, особенно же с дней, когда решили презреть старых богов.  – Разве не обнимешь старого друга? – второй шаг навстречу мужчине, и руки – приподнимаясь – расходятся в сторону, как открываясь для объятий.  Выражение лиц смертных в такой момент было самым забавным, смесь недоверия, удивления и смятения. Мало из тех, кто хоть немного слышал о Локи, готов был по собственной воле оказаться так близко к нему, чтобы позволить сомкнуть руки за своей спиной. Разумно, в каком то смысле – его силы таких обнимашек хватило бы, чтобы сломать кости несчастному, лишенному даже робкого шанса сбежать из этого живого капкана. Но Бартон отличался этаким милым гонором – хорохорясь – что мог бы и рискнуть, и на это тоже было интересно взглянуть. Риск или здравый смысл – что возьмет верх?  На ум пришло выражение лица Джейн Фостер, и он хихикнул.

+1

6

Этот голос, такой знакомый. И эти ехидные интонации, сладкие, как смазанное вареньем лезвие. Нет. Ну нет же... ну не могло ему так не повезти! Хоукай страдальчески вздохнул, прикидывая, что будет, если запустить в голову аса опозорившимся навигатором. Пусть хоть так делу послужит, раз уж не помог выбраться. Выходило, что асу ничего не будет, навигатор почит смертью храбрых, а Бартону достанется. Насколько он помнил, хотя и изо всех сил пытался забыть, Локи вольностей не любил и силу показывать не стеснялся.
И смех с примесью злорадства лучник тоже помнил. И улыбку, которая растягивала губы, но почти никогда не добиралась до зеленых глаз. Увы, приходилось признать крайне печальный, но очевидный, факт. Он все же встретился с Трикстером.
- Привет, Локи. - Клинт очень постарался, чтобы по ширине его улыбка не отставала от улыбки асгардца, и тут же умилился, хлопая ресницами. - Ты помнишь, как меня зовут. Рад видеть, что склероз тебя не коснулся. Или это я был настолько запоминающимся?
Те несколько дней были самыми ужасными в жизни Бартона. А это что-то да значило. Начиная от жизни в приюте, через цирк и преступный мир в агенты, Хоукай прошел длинный путь и видел многое. Но ни одна инъекция "сывороток правды" не сравнится с ощущением того, что твое тело тебе не принадлежит, что ты вроде бы и ты, но видишь все будто со стороны, как марионетка подчиняясь кукловоду. И кошмары об этом продолжали преследовать лучника до сих пор.
А теперь оживший кошмар ехидно улыбался прямо в лицо. И деваться некуда. Клинт в любом случае не стал бы отступать, о его безбашенной и отчаянной храбрости ходили легенды.
- Разве не обнимешь старого друга?
Характер у Локи тоже остался прежним. Откровенным издевками он предпочитал тонкие намеки и полутона, и это было... интересно. Обычно Хоукай мог переболтать любого, кроме, пожалуй, Старка, который и сам за словом в карман не лез. Но с Трикстером чаще проигрывал перед тысячелетним опытом.
Глядя на готового к объятиям аса, поначалу растерявшийся лучник открыто и весело рассмеялся.
- Что-то я Тора тут не вижу. Кого обнимать-то?
Выкуси. Вот чего-чего, а обнимашек с богом Обмана ему точно не нужно. Ребра дороги как память, как и прочие кости. Пусть Локи и выглядел хрупким, и многие на это попадались, но обмануть Бартона он уже не мог, насмотрелся на возможности Трикстера за время, невольно проведенное рядом с ним.
- Так и будем тут стоять? Давай, проявляй асгардское гостеприимство.

+1

7

- Жаль разочаровывать, но ты сильно не во вкусе моего брата, чтобы он с тобой обнимался, не красна девица, - скорчил скорбную мину обманщик, нарочно грустно вздыхая. Притом не ясно чему именно – то ли тому, что обнять его отказались, то ли пристрастиям брата исключительно к девицам, то ли тому что Клинт не девица. Аж зудело в мозгу выкинуть гадость поизящнее, свербело, но кто бы мог подумать, что наступит светлый день в котором Локи в здравом уме и трезвой памяти вынужден будет отказаться от соблазна. Что поделать – движение вперед часто требует кардинальных мер, и хоть они не по вкусу, он сам затеял эту игру. В конце концов, это не шанс начать все с начала, но вернуть на какие то приемлемые круги.  Силы восстановить Асгард не вот этой пародией еще не найдены, и если уж суждено ему жить до того времени в единстве с асами, то хоть не с плевками презрения в спину.
- А кто тебе сказал, что мы гостеприимны? – широкие черные брови картинно подлетают на лоб, выражая изумление, будто он услышал что то очень странное. Трикстер, заложив вновь руки за спину и сомкнув в замок, лениво направил свои стопы в сторону гостя, вышагивая так, словно нарочно тянет время. – Хозяева гостеприимны, когда гость ожидаем и желанен, а ты  - таковой? – теперь брови хмурятся, будто озадачен мыслью. – Что-то не припомню на сегодня имени твоего в списке гостей… - и радостный возглас: -Ах, да! Его же там нет! – к этому моменту он уже в шаге от Бартона, и зуд совершенно нестерпим, но магическое колебание долетает изнутри, касается вскользь и отскакивает как мячик. Локи – точно потревоженная лисица – вскидывает голову, напрягшись, и вытягивает шею. Разве что не принюхивается, хотя разбери со стороны. Что то не так, но потоки слишком часто теперь шалят, порожнее вибрируя от малейших всполохов с Вальгаллы, из грубой раны межмирья.
- Ты зачем явился? – игривость как ветром сдуло. Бог обмана хмур, серьезен и точно постарел разом на десяток лет. Голос его, низкий, звучит с сердитой хрипотцой, но не агрессивен и даже не насмешлив. Усталый скорее.  – К Тору по делу или зевакой по поручению своих боссов?  - брови выгибаются домиком. – Не надоело вечно на побегушках то бегать, Хоукай?  - будь тут сейчас братец, не среагировал бы, а вот ванесса уже одарила бы укоризненным взглядом. Сколько бессмысленных лекций о том, что Локи знал лучше нее и не делал лишь потому, что ему было – плевать. Плевать на правила приличия смертных. На их тонкую душевную организацию. На их дар обидеться на простой и даже правдивый вопрос. Он ей так и отвечал, в общем то. Только Сигюн была порой упряма хуже Одина и не прекращала попыток добиться не очень понятно чего от него. Локи подозревал – она и сама не знает. Может просто бурную деятельности имитирует – перед Фриггой или Тором, или еще кем. Отцом, например.  – Кому теперь служишь? Кто подослал? – черные волосы давно припорошило снегом, который на них не таял.  Прелесть была своя в том, что Йотунхейм то не пал, и йотунская магия жила, и кровь отца в нём становилась сильнее по мере того как угасала асовская. Локи подметил это недавно, но уже нашел свои плюсы.  По крайней мере скорое старение ему уж точно не грозит. Посинение  - да. Красные глазищи – да. А так будет долго юн и прекрасен. Относительно.
[indent]Интересно, а как братец с невестой отреагируют, увидь они его в этом облике? Такими темпами скоро будет известно, а пока преимущество в том, что ему не было холодно. Совсем. Прохладная кожа в местном климате создавала впечатление, будто ас сильно охлажден, но ему дискомфорта не доставляла ни внешнего, ни внутреннего.

+1

8

- Теперь вот даже и не знаю, радоваться, что я на девицу не похож, тем более на красную, или огорчаться, что не во вкусе Тора.
Клинт с радостью продолжил бы беседу, пусть даже и с Локи, где-нибудь в другом месте. Желательно в теплом и максимально безветренном. На здешние горные ветра успел насмотреться, до костей прочувствовать. Спасибо, пока хватит. И так в ушах свистит.
- В смысле, кто сказал? - от возмущения и удивления Хоукай чуть на месте не подпрыгнул. Да ладно, это ж Локи, рогатик, побывавший у него в голове и все там перевернувший. Перед ним-то можно не строить из себя крутого невозмутимого агента, которого сложно чем-нибудь удивить. - Знаешь, сколько Тор рассказывал о гостеприимстве асов? Ух!
В попытках показать всю величину асгардского гостеприимства по словам Громовержца, Бартон энергично развел руки в стороны и для верности еще ими помахал, заодно и согрелся немного. Тор любил вспоминать о родине, особенно после того, как убедился, что сокомандники это очень благодарные слушатели. И помимо рассказов о славных битвах и любовных победах были и рассказы о пиршествах в честь гостей. Огромные залы, заставленные длинными столами, которые с трудом держаться под грудой еды и питья. Клинт вздохнул и сглотнул накопившуюся слюну. Конечно, сейчас у асов трудные времена и о залах со столами временно придется забыть, но покормить-то они могут усталого путника?
За размышлениями о превратностях судьбы гордого народа из вершины Девяти миров лучник упустил из вида, что его собеседник не какой-нибудь там добродушный викинг с топором, а бог, и расслабляться рядом с ним не стоит. Только многолетняя выучка позволила не вздрогнуть и не отшатнуться от оказавшегося непозволительно близко Трикстера.
- Да быть не может! Просто забыли включить, - с непробиваемой уверенностью упрямого барана стоял на своем Клинт.
Собрался уже добавить, что надо у Сигюн спросить. Вот уж кто точно его ждет, если Тор забыл старого друга. Но не успел. Локи снова заговорил, слетела с него напускная радость, оставив усталость и скуку.
- В гости я, говорю же. К Тору и Сигюн. Уж прости, не знал, что ты тоже тут обретаешься. - И уж точно не ожидал здесь встретить давнего врага. Хотя, скорее всего, сам бог обмана не считал простого смертного, даже и супергероя, своим врагом. Что он может ему противопоставить? - Мне-то не надоело. Сверхурочные зашибись. А тебе не надоело за братом разгребать?
В эту игру можно играть вдвоем. Бартон тоже знал, куда бить, чтобы побольнее.
А в Локи что-то поменялось. Или может быть, виной такого ощущения был снег, который оставлял на лице Хоукая мокрые следы, но не таял на коже и волосах Трикстера. Хотелось даже потрогать кожу пальцем, чтобы проверить температуру тела. Как в старой шутке "это я горячий, или ты остываешь?".
- Ты повторяешься. Служу все тем же, все там же. Никто меня не подсылал. Меня пригласила Сигюн.
Что за отношения были у Локи и красавицы-ванессы, лучник точно не знал. Видел только, что Сигюн хмурилась при упоминании, но взгляд у нее при этом был нежный.

+2

9

[indent]Вот скажи лучник, что соскучился и решил навестить самого бога обмана, Локи бы удивился. Так удивился, что на самом утратил бы дар речи ненадолго, как бывало с ним в те редкие – по пальцам на перечет – моменты, когда чья та души вытаскивала наружу то, чего трикстер не ожидал. Но к Тору – это так ожидаемо, так закономерно, что он знал этот ответ еще до его оглашения. Имя Сигюн могло бы удивиться его – случись это годик назад еще – потому что её имя было не слишком известно людям. Она сама из природной скромности, даже являясь в Мидгард, предпочитала скрывать свое истинное происхождение, да и мифы людские не особенно о ней судачили. Оно логично – она тогда была совсем крохой, когда почитание асов было в разгаре. Интересно получается. Я понятия не имел, что Хёниру взбредет в голову назвать дочь Сигюн, когда виртуозно врал смертным, путая их мозги иллюзией. Что поделать – время такое было, не женат – подозрительно им. Сомнительно.  Иногда норны презабавно играют собственными картами. Так что один раз для воплощения хорошей коварной шутки соврал – и понеслось, людской разум легко додумает даже то, отчего у него самого бы уши отвалились.  Но все это было несущественной мелочью сейчас, потому что после прибытия в Мидгард в этот раз Локи уже успел насмотреться на любовь ванессы крутиться в компаниях смертных. Откуда её знал Бартон – другое дело. Но видимо знал.
- Вот как? – черные аккуратные брови приподнялись «домиком», холодные глаза блеснули. – Раз Сигюн , значит был повод. – Усмехнувшись, Локи уже понимал, что пожалеет, но не выпендриться перед смертным своей божественной сущность попросту не мог. Иначе жизнь превратится в совершеннейшую скуку, и придется разыгрывать Тора примитивными людскими подушками-пердушками.  Хотя куда забавнее подсунуть тому детскую головоломку кубиком, но этот процесс утомит на второй дне наблюдения, если братец не раздолбает вещицу со злости раньше. 
[indent]Не спеша подняв руку, с максимально пафосным выражением лица, трикстер щелкнул громко пальцами. Мерцающая зеленым пламенем вспышка возникла между ними прямо из воздуха, по радиусу заполняя стремительно между ними пространство, пока не обрушилась на него и смертного, и не погрузила их во мрак. Темнота длилась не больше секунды, но потом рассеялась – они стояли уже по ту сторону хребта, у подножия. Тихий ветерок поглаживал волосы и кожу, принося с моря, которое было видно уже отсюда – оно заполняло весь горизонт – легко узнаваемый аромат. Зеленая трава покачивалась, блестя под теплыми солнечными лучами с безоблачного неба, кругом из неё выглядывали густо цветущие травы, добавляя медовой ноты. Жужжали пчелы. Крылом высоко в небе расчерчивали воздушные потоки птицы. Из лесочка неподалеку вышло небольшое стадо оленей, безразлично взглянувших на обоих мужчин и снова нырнувших носами в траву, будто никого нет кроме них.
[indent]Картинка. Просто картинка мечты с обложки вашего глянцевого журнала, не так ли, Бартон? В таких краях вы – люди – мечтаете жить, и сами уничтожаете то, что дарила вам природа. Вы уничтожаете ваш мир, превращая его в подобие Свартальхейма. Но на кого вы надеетесь теперь, на спасение чьей божественной милостью? На нашу уж точно не рассчитывайте.
[indent]Локи усмехнулся, наблюдая за человеком.
- Иди за мной, - небрежно обронив фразу почти в командном тоне, асгардец весьма энергично зашагал вниз, прямо через цветущее поле. Там, на самом берегу  - примерно в километре от их место положения - почти можно было различить уже каменные и деревянные строения, при всей искусности работы лишь отчасти и передающие прежнюю красоту Асгарда. Где искать Тора, брат знал наверняка. Но раз Бартон желал еще и Сигюн узреть – вот с ней придется повозиться. Ванессу неведомые черти вечно уносили в самые невероятные места.

+2

10

О, надо запомнить, что одно упоминание красавицы-богини, и даже Локи тает. Впрочем, может и не тает, а только делает вид, кто его разберет. Но что именно имя Сигюн, а не Тора, произвело впечатление, было неожиданно. В Новом Асгарде вроде бы Громовержец должен всем заправлять.
Клинт поежился и поднял плечи, закрываясь от пронизывающего ветра. Попасть бы уже поскорее в более гостеприимное место. Почему-то лучник был уверен, что асы обустроили для жизни теплый уголок среди этой вечной зимы и снега. Не хотелось бы ошибаться. Они, конечно, суровые северные боги, но не до такой же степени!
Сосредоточенно-возвышенное выражение лица Трикстера не предвещало ничего хорошего. Как и использованная им магия, от которой по спине пробежало стадо мурашек. Хоукай сжал кулаки, когда его окутала темнота, и уже почти схватился за лук, когда в глаза ударил яркий свет.
- Что за...
Проморгавшись, Бартон огляделся по сторонам. Чего уж, большим идиотом, чем он уже выглядел в глазах бога, выглядеть едва ли было возможно. Теплый ветерок, особый запах моря и травы, оглушительная после свиста ветра тишина.
- Не мог без своих фокусов, да? - ворчливо поинтересовался у Локи, расстегивая куртку. Жарко же, одевался-то в расчете на метель и мороз. Нет бы сразу перенести их сюда! Но нет, сначала проморозил как следует. Еще наверняка и поиздевался, глядя на то, как человек пытается найти дорогу и радостно блуждает в скалах.
И раз уж на то пошло, не мог перенести сразу поближе к тем домам? Топай теперь по полям и цветам. Не то чтобы Клинт не любил цветы и траву, просто успевать за длинноногим дылдой было нелегким делом. А навигатор как вышел из строя, так обратно и не вошел. Хоукай со вздохом подумал о том, что искать его никто не станет. Пропал и пропал. Все равно ненадежный агент, перебежчик, все такое...
- А красиво здесь, - молчать лучник не хотел принципиально. Спасибо, намолчался, тихой тенью следуя за Богом Обмана в те жуткие дни нападения читаури. И сейчас ситуация немного, но напоминала о том времени. - И как ты теперь без скипетра? Тросточкой не обзавелся? Возраст, ревматизм?

+2

11

- Ближе нельзя, - точно прочитав мысли человека, лениво отозвался трикстер.  Показную веселость с него как ветром сдуло, по цветущей лужайке шел серьезный, мрачный асгардец. Шел почти так же, как несколько лет назад – рядом с Бартоном – по коридорам их общей базы, слушая, что еще надо лучнику для воплощения плана.  Отвлечь внимание – тогда прозвучало. Что ж – со своей работой Локи тогда справился просто блестяще, отвлек так отвлек.  Устроил краткий показ шоу.  Все это было совсем недавно по меркам асов, буквально вчера – и как в прошлой жизни. Только и остается, что усмехнуться. – Не я один маг в этих мирах. – Разъяснять он не стал. И без того очевидно, что ставить один рубеж защиты, проходимый магическим образом, немотивированно глупо. Если бы он хотел обмануть и уничтожить последние остатки своего народа ударом исподтишка, тогда да – но Локи к этому не стремился. Он считал себя чужим Асгарду, но теперь познал, что прочим расам чужд еще больше.
[indent]Он пытался прикинуть наиболее вероятную версию прибытия человека.  Шагал по траве широким шагом, не размахивая руками при этом, только полы жилета танцевали вокруг ног, как трепещущие крылья.  Черные пряди на плечах едва шевелились даже под порывами ветра, а черным бровям очень трудно было оставаться в мимическом положении безразличия. Лучник  - сам того не зная – попал в цель. Поддел и без того нездоровую струну, вызывая в трикстере страстное желание отправить смертного добираться до Тора одного и крякая – потому что иного звука утки не издают. Жирная бы вышла утка. Сочная. Брат с голодухи мог товарища боевого и не признать – по тонким губам расползается змеиная улыбка.
[indent]Но тратить силы на даже забавную месть нерационально. И Локи с неохотой отстраняет возникшую идею, обещая себе вернуть её в день, когда вернет сам Асгард. Пока не зная – как – но что то точно придумает. В голове порхали всполохами мысли, туманные образы, воскрешаемые по фразам из старинных книг, только пока не могли сойтись в одну картину.
- Асгард был прекраснее, - слышится ли или в холодном низком голосе теплеют обертона?   - Но ты прав, места тут приятные глазу. – Локи ухмыльнулся, бросив на спутника недолгий взгляд искоса. – Знакомой твоей работа.  Ваны неуютно чувствуют себя среди голых скал на пустом берегу фьордов, природа им отзывается, расцветает. Ваши предки назвали бы их нимфами, - пауза. И снова смешок. – А наша нимфа без своих садов Ванахейма чахнет, вот и превращает пустошь в зеленый Эдем…. - … тратя силы почем зря. Вообще она там не одна, из соплеменников, и все это коллективная работа, но от того не более толковая. Локи охотно пережил бы среди пустого поля, зато при своих силах, чем в дурманящем запахами саду – без них. Но ваны и ванки так не считали и впряглись обживать крохотный кусок мирка, загоняя асов в свои условия существования. Хотя Тор – посмотреть если – себя неуютно не ощущал.  С охотой время убивал, выворачивая валуны, таская камни или расчищая бревна для стройки.  Брат в своем репертуаре, с утра встанет, разденется по пояс и давай силой мускулов всех девок окрестных от дел отвлекать. Залипнут – дурехи – хоть всем косы обрезать, не заметят.  А тот и рад, чего ему еще надо. О врагах да утратах брат есть – думать. – А за мой ревматизм не бойся, Хоукай, он наступит, когда десятый правнук в десятом поколении от твоего правнука  уже закроет глаза навеки. Иными словами, ты не доживешь, смертный. – Лгал. Год назад бы правдой было, а теперь лгал. Без Асгарда они увянут раньше, его дети, повязанные с праотцом  в жизни и смерти. Но человеку неоткуда было это знать, и потому Локи лгал легко и небрежно, с свойственной ему в общении с смертными нотой высокомерного самодовольства.  – На что тебе скипетр? Я думал, под его властью ты в прошлый раз набегался. Никак еще хочешь? – они уже подходили к высоким резным воротам, на манер старых варяжских открывающих проход в деревню. Со стороны посмотреть – так просто местные власти реконструкцией увлеклись, воссоздали на пустом берегу древнее поселение викингов. Закрыты высокие ворота, голова дракона скалится над ними с арки, сверкает красным камнем в глазницах. Где-то там бдит Хеймдалль, уже зная о их приближении.

Отредактировано Loki (19-07-2019 17:56:12)

+1

12

Не один маг, значит? О, у Клинта буквально зачесался язык, спросить, неужели величайший маг девяти миров признает существование каких-то других специалистов по магии. Но привычка чувствовать настроение Локи, как бы себя не ненавидел за это внезапно обнаруживший ее Хоукай, осталась. И нарываться без повода сейчас было явно чревато. Нет, лучника обычно подобная ерунда не останавливала. Однако, они еще не пришли. В самом деле, с Трикстера станется в ответ на шутку пошутить еще более "смешно". Вон какой мрачный вышагивает, бегай за ним.
На косой взгляд Бартон тоже покосился на аса. Надо же, сколько информации соизволил выдать. Как пить дать, спросит потом и за это. Хорошо, что Тор и Сигюн славные друзья, ради них можно и потерпеть общение с вздорным божеством. Локи напоминал ворона, в плаще этом, серьезный, будто готов сию минуту изречь какую-то житейскую мудрость.
- Так ты считаешь, что зря это они? Хоть ты мое мнение и не спрашивал, скажу, что для поднятия духа самое то. Обживаться на новом месте, быть занятым так, что некогда грустить о былом.
По крайней мере, самому Клинту так было бы проще. Сколько раз уже он менял свою жизнь, отказываясь от прошлого, с головой уходя в новое. Из приюта в цирк, из цирка в Щ.И.Т. Оттуда в Мстители, а теперь обратно, на вольные хлеба. А что, мог себе позволить. И главное, что хотел. Все эти перемены, порой казавшиеся ужасными, в итоге привели к успеху. Его рекорд в Академии до сих пор не превзошли. Тут Бартон подумал о том, что эти перемены опять свели его с прошлым и Локи за компанию, и запнулся.
- Ты признал, что у меня могут быть потомки? - прижав руку к сердцу, Хоукай уставился на бога с восторгом идиота, которого похвалили за слепленный из песка куличик. - Столько доброты от тебя сегодня, прям куда девать...
На ехидное напоминание о разнице в тысячи лет в сроках жизни лучник не обратил внимания. Потому что это правда, люди столько не живут. А к тому, что он может умереть в любой момент, Клинт давно уже смирился. Не с его стилем и умением вляпываться в неприятности.
- Мне? Нет, спасибо, обойдусь.
Терять себя Хоукай больше не хотел. Даже Ванде тогда досталось от него, лезть в голову лучник больше не кому не собирался позволять. А просто так обладать скипетром, он же не маг, комаров отгонять разве что. Представив себе эту картину, Клинт фыркнул.
- О тебе ж забочусь. Без него ты какой-то... не тот стиль, вот.
Задрав голову и задумчиво попялившись на ворота и драконью голову, оценив степень укрепленности, лучник облегченно выдохнул. Добрался таки. Понаставили ловушек, понимаешь ли!
- А звонок тут где? Или надо постучать?

+2

13

[indent]Локи усмехнулся.
[indent]Насмешливая, небрежная усмешка перекосила линию рта, как будто предвещая собой выходку, не обещающую никому ничего по настоящему хорошего. Но на самом деле настроение асгардца было скорее грустным – наглядный пример того, почему злодеи не любят идти на исправление. Стоит лишь ошибиться где-то один раз, получить клеймо на лоб – мерзавец и негодяй – и исправиться просто не дадут, потому что людям нужен кто-то, на кого можно взвалить все свои грехи. Даже желая исправиться, не дадут. Заставят прежде терпеть. Унижаться. Семь стальных сапог истоптать. И все равно – снова и снова – будут припоминать свершенный проступок при каждом случае, ожидая видеть ярое раскаяние. Локи унижаться было поперек самой природы. Если бы Тор завел эту песенку на корабле, требуя самобичевания, трикстер сейчас здесь бы не стоял. Одному паскудно, но лучше, чем в кругу тех, кто алчет только разрушающих чужую сущность эмоций.
- Слушаю я тебя, Ястреб, и раздумываю, - асгардец подошел к воротам, легко толкнув их от себя. Створы, казавшиеся неподъемными, вросшими в землю, подчинились тут же и без сопротивления, медленно расползаясь в стороны, с каждой секундой открывая все больше и больше перед взором уютное поселение в странном смешении асгардского и старонорвежского стиля, - то ли ты отчаянный дурак, то ли рисковый шут, - в голосе не было ожидаемой злобы. Локи сказал это таким тоном, как будто предлагал усталому путнику гостеприимно стакан воды утолить жажду.  - Или думаешь, что в те дни в Нью-Йорке породнились, как сентиментальные любовники, и в честь доброй памяти ничего не грозит? - Сказал – и шагнул за ворота.  И двинулся таким же по прежнему энергичным шагом к одному из зданий.
[indent]Поселение жило своей жизнью. Ванессы привычно глазу беспечно перекликались своими звонкими мелодичными голосами, похожими на звук капели. Асиньи – более степенные и серьезные – чаще возились возле домов, хлопоча по хозяйству. Чтобы понять, каково их внутреннее взаимодействие, достаточно представить деревушку, в которую завезли и поселили вместе англичан и ирландцев. Асиньи, уважая Сигюн, слушаться и подчиняться предпочитали все же Фригг или Сиф, а ванессы презрительно фыркали, получая распоряжение от оных и под различным предлогом уклонялись. Бабья война. Пока что это никому не вредило, а Локи так даже забавляло – он не упускал случая внести толику лишних страстей меж представительницами двух родственных народов. Шутки эти были безобидны, грозили лишь потраченными нервами и осипшими от криков друг на друга голосами, зато настроение поднимали. Иначе никак – в таком миролюбивом болоте можно затонуть.
[indent]Медовый зал представлял собой длинное строение с высокими сводами, похожее на украшенный резьбой по камню и дереву ангар. Внутри не было разделений, один единый большой зал, два ряда колонн, подпирающих купол, да стены с четырех сторон.  В конце зала на возвышении стояло высокое массивное кресло, означавшее пока что трон. Чтобы дойти на него, надо было миновать два ряда длинных столов со скамьями – и для пиршества, и для собрания места. Окунувшись в аутентичность ушедшим эпохам, войдя в зал, легко было ждать здоровенного косматого викинга с холщовой рубахе и плаще из меховых шкур.
[indent]Пройдя до самого конца зала, Локи скинул с плеч плащ, бросив его прямо на скамью, и сел тут же рядом, широко расставив ноги. Позирующим жестом откинул от лица на спину черные пряди и откинулся назад, с видимым комфортом. Он облегчил соприкосновение спины с углом столешницы упором в нее и локтей, отведенных назад, но кисти рук свободно  и расслабленно свисали с края стола.
- Ты садись, придется обождать. Друзья твои на троне штаны не просиживают, вечно где-то болтаются… - зеленым ободком вспыхнули глаза так ярко, словно фонари внезапно зажглись. Зрачок после расширился, расползся почти на всю радужку, сделав глаза черными, только с этим полыхающим – теперь уже слабой пульсацией – ободком ядовитой зелени. На секунду лицо трикстера приобрело вид совершенно отстраненный, но все быстро вернулось на круги своя. Черты ожили, глаза обрели привычный серо-зеленый цвет с обычным для освещения размером зрачка. – Скоро прибудут. – Локи улыбнулся, на мгновение почти как дружелюбный хозяин, но это длилось коротко. Губы перестали двигаться, застыли – плотно сомкнутые. А глаза, набрав в себя холода, следили – не мигая веками – за Бартоном в каждом его движении.

Отредактировано Loki (30-08-2019 10:14:37)

+3

14

Клинт покосился на меланхолично настроенного бога и решил воздержаться от шутки типа "неужели ты умеешь раздумывать?". Ожидаемая шутка была не такой интересной, а лучник подозревал, что чего-то подобного от него и ждут.
Как и все, за что брались асы и ваны, ворота были основательные и массивные. Обычному человеку ни за что не сдвинуть. Зато их перед ним открыли. И кто? Сам брат короля. Мысленно посмеявшись над тем, насколько возвысился, Хоукай покачал головой.
- Не ломай голову, а то заболит еще от усилий. - Ладно, все-таки не удержался. - Я и то, и другое.
Подумаешь, дураком назвали. Лучник и сам знал, что по сравнению со многими не так умен, но, как говорится, на жизнь хватало. А шут... после того, как побывал настоящим шутом в цирковых представлениях, это не было оскорблением. Скорее подчеркиванием заслуг. Цирк научил юного стрелка на отлично.
- Доброй памяти? - ехидный выпад про любовников Бартон пропустил мимо ушей. Не было ли между ними чего, не спрашивал только ленивый. И Кэп. Стиву в принципе было такое неинтересно. К сожалению, Старку было. Даже жаль было разочаровывать Тони, но никаких пикантных подробностей вообще не было. Они занимались захватом Мидгарда и ничем больше.
Интересно, чего пытался добиться Локи своими угрозами. Они же оба знали, что ничего Клинту не будет. По крайней мере здесь, на территории поселения. Асгардцы всегда были рады гостям. Другое дело, что не каждый мог стать гостем. А потом, за воротами... будет потом.
Догонять длинноногого бога опять было проблемой. Ну хоть согрелся окончательно, и перестало казаться, что нос сейчас отвалится. Лучник едва успевал вертеть головой по сторонам, благо при его наблюдательности не обязательно было на что-то смотреть в упор, чтобы увидеть. Непривычно было видеть больше женщин, чем мужчин. Отовсюду словно веяло стариной, и не скажешь, что поселению совсем немного времени. Подмигнув хорошенькой ванессее, или асинье, Бартон их не отличал, Хоукай решил, что ему тут нравится. Суровая спокойная красота.
В огромном зале Клинт не удержался от восхищенного свиста.
- Ух ты! Тор рассказывал про пиршества, но я и представить себе не мог масштаб.
Здоровенные столы, высоченные колонны, сразу чувствуешь себя маленьким и слабым. Хорошо, что лучнику было на это ощущение наплевать. Он немного отстал от Локи, разглядывая резьбу по камню. Какая искусная работа, проняло даже далекого от ценителей прекрасного Бартона.
За это время Трикстер уже успел расположиться на скамье. И почему он всегда садился так, будто позирует невидимому фотографу? Сейчас вылетит птичка! Хотя... присутствующая "птичка" вылетать пока не хотела.
- Почему ты говоришь про Тора во множественном числе? - удивился, переждав довольно пугающее представление. Сигюн вроде штанов не носит и на троне не сидит. Впрочем, они давно не виделись, все могло измениться.
Сняв парку и машинально пригладив взъерошенные волосы, Клинт уселся на скамью, оседлав ее, лицом к Локи. Угрожает что-то или нет, а терять врага из вида не годится. Подождать Хоукай был совсем не против.

+1

15

Несмотря на то, что Локи существенно помог им во время Рагнарека, теперь, когда угроза миновала, разве что ленивый не насторожился, разумно ли доверять трикстеру охрану. Тор, безусловно, любил брата, но прекрасно знал, насколько тот может быть непостоянен, а Сигюн, признаться, вообще не знала, что отвечать на эти робкие замечания. С одной стороны, Локи ей едва ли не клялся, с другой, у него вечно была фига в кармане, что бы он не говорил, что бы не обещал, и на свой страх и риск было верить, что в этот раз ас слова не нарушит. И с третьей, стоило помнить и то, что он сейчас с ними в одной упряжке, пока живёт в деревне, носящей гордое имя «Новый Асгард», ведь и ему нужна защита от тех сил, что всё еще могли угрожать асам.
Сигюн с утра хватало дел; недавно испытав на себе, что способны творить искажения пространства, творимые Вальгаллой, она всерьёз беспокоилось, как бы не приключилось чего похоже. На её плечи была возложена дипломатия, общение со смертными и, едва только Хеймдалль сообщил о том, что ворота миновал смертный в сопровождении Локи, девушка весьма поспешно изменила свой маршрут. Трикстер не был злым, но не был и добрым, а его отношение к смертным всегда находилось на грани жестокой издевки над последними; слишком долго оставлять посла, а иному нет смысла спешить сюда, наедине с женихом могло окончиться ненужным накалом обстановки, ведь высокопоставленным смертным редко нравится, когда над ними издеваются.
Первую часть пути она шла степенно и неторопливо, подражая Фригге, но потом, едва скрылась от глаз, пустилась едва ли не бегом, подхватив подол платья для удобства. Оказавшись у медового зала, Сигюн решительно толкнула дверь и шагнула внутрь. Медно-рыжая копна была на гардарийский манер заплетена в косу, тело скрывало от прохладного ветра с моря длинное, приталенное сверху и сильно расклешенное от талии темно-синее платье из тонкой шерсти с вышивкой по рукавам и вороту.
- Хоукай?! – с неприкрытым изумлением опознала она их гостя, забавно приоткрыв рот от удивления. – Нежто это ты? – она нерешительно сделала несколько шагов, прежде чем убедилась, что зрение её не обмануло, и только тогда, подбежав, крепко и порывисто обняла мужчину; Локи съязвит потом, это точно, но и Суртур бы с ним! Ванесса слишком давно не видела человека, с которым успела подружиться во время пребывания в Мидгарде и к которому была очень расположена. Просто говоря, она искренне любила Бартона как верного друга. – Как же я рада видеть тебя! Совсем не изменился вовсе: все так же силен, строен и, думаю, что ловкость при тебе навечно, - девушка ласково улыбнулась. – Но что ж сидите вы, как два ворона не жерди, отчего с дороги хмельного меда не предложишь гостю, Локи? – взгляд метнулся с одного мужчины на другого, для чего ванессе, правда, пришлось сильно изогнуться в талии.  Но посмотрела она на трикстера не с укором, а исключительно с немой просьбой в глазах, мол, не будь упрямцем, прояви гостеприимство. – Или горячего чаю? Быть может, молока парного? Не стесняйся, друг мой, говори, чего душа желает, асы всегда лоб разобьют, но гостю угодят. – Она с своеобразным женским лукавством подмигнула Клинту.

+1

16

- Ибо он есть Бог, а бог един и множен одновременно, - ехидно отозвался развалившийся на скамье трикстер. Он пощелкивал пальцами в костяшках в произвольной мелодии и нисколько не тяготел интересом к происходящему. Так казалось. На самом деле Локи не было нужды смотреть прямо на гостя, чтобы – что тот делает. Впрочем, Бартон ничего и не делал, лишь с любопытством таращился по сторонам и на самого асгардца тоже, как на диковинку. В Нью-Йорке не насмотрелся, хотелось поддеть смертного. Но Нью-Йорк был промашкой и самого Локи, поэтому лишний раз вспоминать о тех днях ему не нравилось. Подумать только, пасть жертвой камня, бездумной марионеткой Таноса! Стрелок – поди – не питал к нему любви за порабощение, но понятия не имел, что в этом то плане они были равны до конца. Хотя Локи не собирался раскрывать неприятных карт ради оправдания самого себя, посматривал он на смертного изредка и из угла глаз, мерцающих зеленью.
[indent]Среди этих людишек им придется жить. Может пока не удастся вернуть свой дом, а может и вечно. Нет. До смерти. Тонкие губы искривились в усмешке, не адресованной кому-то конкретному, просто самому Пространству. Придется научиться чтить их законы, распознавать культуры и хранить ценности, иначе финал будет таким, с каким горсткой выживших не тягаться. Локи не нравилось здесь, он каждой клеткой тела не принимал Мидгард, но мирился вынужденно – пока мирился. Тор старался делать вид, что все в порядке и здесь тоже может быть хорошо. Сигюн вертелась веретеном, обустраивая край ближе к ванахеймским землям по стилю. Но он не был готов здесь жить и радоваться дружелюбию людей, ясно же, что их попытаются использовать, в этом вся суть тщедушных мидгардских душенок. А использоваться добровольно во славу смертных трикстер не собирался, но его пока что держали прочными цепями брат и невеста. И мать. Ради них он влез своей головой в Рагнарек, ради них и прозябал здесь.
[indent]Сигюн явилась как всегда внезапно, хотя сомнений не было, явится раньше Тора. Как всегда порывиста, как всегда эмоциональна, как всегда до отвратительности ласкова к смертным. Локи не утруждал себя скрыть с лица гримасу, возникшую в ответ на обласкивания гостя, но в остальном даже не шевельнулся. Он просто внимательно теперь наблюдал за их общением. Очень внимательно. И Сигюн могла не раз и не два напороться на туманный, непонятный взгляд серо-зеленых глаз. Трикстер словно раздумывал над какой-то идеей, не видя окружения, потому что взгляд обращен вглубь себя и размыта радужка, но на самом деле сейчас это означало лишь сдержанное неодобрение. Он точно говорил – мне это не нравится, но я тебе не мешаю.
- Если я ему меда хмельного налью, твоего друженьку придется отсюда выносить под белы рученьки лыка не вяжущим, - преспокойно и лишь с едва уловимой издевкой откликнулся асгардец к девушке. – А оне с Тором глаголить желають. К слову, а где сам Тор? Вроде не время с бочонком бороться. – В глазах промелькнула зловещая искра. Последнее время братец пил слишком уж часто, без видимой к тому причины, кроме конечно же горя великого. Асгард прое… проиграли, народ потеряли большей частью. Отец помер. Правильно. Чего б не пить! А возвращать Асгард – это уже Локи подумает. Все как всегда. Все как всегда.
[indent]Трикстер неохотно поднялся и вальяжно прошелся до большого бочонка с краником, сиротливо притулившимся в темном углу поодаль от трона. Сняв с полки два кубка, наполнил их и поднес один Сигюн. Потом оценивающе взглянул на смертного.
- Что, стрелок. Рискнешь напитка самих богов отведать?

+2

17

Не то, чтобы Клинта напрягала тишина. Но сидеть в тишине рядом с Локи... это как со змеей, невольно начинаешь прислушиваться к шорохам и звукам, если не смотришь в ту сторону. А смотреть не только на бога очень хотелось. Интересно ж, попал в место, похожее на то, о котором слышал от Тора. Размах и величие поражают, даже если это просто бледная копия. Все-таки как ни старались асгардцы, Мидгард это другое дело. "Труба пониже, дым пожиже", как любила говорить Нат. Они с Вдовой столько времени провели вместе, что иногда ее русские поговорки непроизвольно всплывали в памяти. Надо бы Тору намекнуть, что Романовой тоже было бы неплохо побывать в гостях. Или не надо? Может быть, Громовержцу неприятно будет показывать положение своего народа.
- Хоукай?!
Радостный возглас отвлек Бартона от созерцания барельефа и размышлений о нелегкой судьбе народа, потерявшего родину. Подпрыгнув от неожиданности и сделав вид, что это для того, чтобы встать на ноги, лучник широко улыбнулся, наблюдая за тем, как Сигюн направляется к нему.
- Привет, богиня!
Тепло обняв ванессу, Клинт от удовольствия вздохнул. Нечасто все-таки его баловали хорошим отношением, каждую такую минуту Хоукай ценил. За это был привязан к Наташе, к Стиву, неожиданно нашел друга и в Сигюн. Их история была не слишком длинной, зато насыщенной, и Бартон был искренне рад ее видеть.
Из-за плеча рыжей красавицы на заднем плане маячило недовольное лицо Локи и несколько портило трогательный момент. Клинт предпочел бы не видеть кислой физиономии и внимательного взгляда, но не жаловаться же теперь, когда Трикстер и без того проявил несвойственную ему доброту, приведя потерявшегося лучника к воротам Нового Асгарда.
- Да скажешь тоже! - Хоукай покачал головой. - Это ты по-прежнему прекрасна. А я уже старый больной...
Конечно, кокетничал. Постоянные прятки с правительством и зарабатывание денег на хлеб с икрой (привет опять, Нат) здорово помогали держаться в тонусе и следить за собой. В таком деле, как ремесло наемника, одной удачи мало.
- Не умеешь, ты, Локи, гостей встречать, - порадовавшись, что можно сказать гадость в ответ на гадость, мягко пожурил аса Клинт. Рядом с защитницей он чувствовал себя спокойнее, поэтому следить за языком перестал. Ишь, выносить бы его пришлось... Ну и вынесли бы, отоспался и все. Не так уж часто теперь бывший Мститель мог себе позволить полностью расслабиться. - Спасибо, милая, но от молока все же откажусь. А если что понадобиться, скажу.
В зале было тепло, так что и горячий чай вроде как уже и не требовался, согрелся достаточно. Но не обижать же полным отказом такую заботливую богиню.
На кубок в руке Локи посмотрел как на склянку с ядом. Чего бы это ас решил сделать доброе дело? Неужели ради Сигюн? Ох, любопытно.
- А давай, рискну. - Кубок оказался тяжелее, чем выглядел, напитка Трикстер не пожалел. - Если что, можно меня не выносить, оставить спать где-нибудь в уголке.
Глубоко вздохнув, Клинт решительно отпил и стал ждать результата.

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Какая встреча! [marvel/asgard]