пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Драконы нью-йоркского утра [Dragonlance & World of Warcraft]


Драконы нью-йоркского утра [Dragonlance & World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ДРАКОНЫ НЬЮ-ЙОРКСКОГО УТРА [DRAGONLANCE & WORLD OF WARCRAFT]
Я не позволю вам даже сбежать
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://static.diary.ru/userdir/6/6/1/4/661428/53425635.jpg
Эпидемия - Стены моей цитадели

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

lady Blaumeux, Raistlin Majere

Кринн, 350 г. п.к.
Седые Холмы, во время событий Легиона.
Полгода спустя после снятия Купола на Манхэттене.

АННОТАЦИЯ

Куда пропал Колдун на полпути?
И чей оскал мы видим впереди?
Великой силы ледяной дракон
Нам преградил дорогу в Ксентарон.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]Raistlin Majere[/nick][status]надежда - глупое чувство[/status][icon]https://pp.userapi.com/F3m3n-PpoqEpKjVEF_VjsloyFFgyajvOjn1sNw/ZIbr-GDicJo.jpg[/icon][sign]— Зловредные тайвары целились в нас, — объявил Стурм, едва отдышавшись.
— Они целились в Рейстлина, — уточнил Полуэльф.
— Я говорил, что тайвары злобные, но в здравом смысле им не откажешь, — буркнул Флинт. [/sign][lz]Рейстлин Маджере, 24
Маг Ложи Алых Одежд, наемник, человек-песочные-часы, вжикающий кендеров во всякие непотребные места. И это совсем не то, о чем вы подумали. И вас вжикнет, если потребуется.[/lz]

Отредактировано Слепой (17-03-2019 11:15:13)

+1

2

Путешествие по землям Абанасинии дается труднее, чем можно было ожидать. В Х’рармонте редко бывали бурные снегопады, но ветер уже сейчас холодный и пронизывающий. Всю дорогу Карамон кутает меня во все новые и новые слои одежды так, что тело под мантией уже кажется не тщедушным и тощим, а непривычно упитанным. Это сковывает движения и злит. От холода кашель разыгрывается с новой силой и иногда кажется, что до Соламнии мы уже не доберемся живыми. Отвар трав помогает ненадолго заглушить боль и приступы кашля, но в такую погоду я слишком слаб и уязвим.
Иногда на пути попадаются трактиры и постоялые дворы. Иногда – нет, и ночевать приходится под открытым небом, ощущая на утро царапающую боль в горле. Мы спим у заколдованного костра, но ближе к утру, когда сон наиболее сладок, он гаснет, оставляя нас замерзать на холодной земле. И так день за днем.

- Ты устал, Рейст? Давай отдохнем немного.
В ответ только дергаю плечом. Мы бы и на милю не продвинулись за это время, если бы останавливались каждый раз, когда ему вздумается меня пожалеть. Но я молчу. Молчу и терплю, иногда просто поражаясь своей выдержке. Изредка огрызаюсь, но сейчас лишний раз открыть рот – значит, сбить себе ритм дыхания и замерзнуть еще немного. Боюсь, тогда брата хватит удар. Не хватало еще появиться на земле Соламнийских Рыцарей в медвежьих объятиях Карамона, когда он будет нести мое бездыханное тело. 
В очередной деревне я нахожу торговца магическими артефактами. В прошлый раз, где-то в двух днях пути от Утехи, нам тоже попадались торговцы того и этого, но ничего магического в их безделушках не было. Одно шарлатанство. Ни один маг на это не поведется, будь он в здравом уме. Проблемы же доверчивых идиотов остаются проблемами доверчивых идиотов.
В этот раз все иначе. То, что я вижу перед собой – сплошь магия самого разного вида и назначения. Глупо делать вид, что ничего не смыслишь в таких вещах, когда на тебе алая мантия, но я стараюсь казаться незаинтересованным. Самонаполняющиеся кубки с вином, броши, притягивающий противоположный пол. Все не то. Уже подумываю, что возвращаться мне в гостиницу с пустыми руками, как на глаза попадается скромный куб. Он не светится, не искрит, и вообще выглядит вполне безобидно. Но я уже знаю, что это, и понимаю, что нашел лучшее из всего, что мог найти.
Наскоро расплачиваюсь за артефакт и ухожу. Здесь делать мне больше нечего, самое ценное уже у меня в руках.
Карамон, увидев мою находку, смотрит косо и неодобрительно. Мы собираемся в путь, и я наскоро объясняю правила: не ныть, не отвлекать, не шевелиться, пока я не закончу читать заклинание. Должно быть предельно понятно даже для самого отсталого тупицы. Карамон быстро кивает, уже заранее соглашаясь со всем, что я скажу. Но смотрит все равно хмуро.
- А это не опасно, Рейст? Мы можем задержаться еще на одну ночь, и ты отдохнешь, прежде чем мы…
- Хватит, - я обрываю его блеянье, вскинув руку. – Это сэкономит нам несколько дней пути.
Наконец, он замолкает, позволяя мне сосредоточиться. Под рукой все необходимое. Все мои вещи – карманная книга заклинаний, ингредиенты для зелий и мешочек с травами – висят на поясе или разложены по карманам. Нож спрятан в широком рукаве мантии. В месте, куда мы переместимся, нас может ожидать что угодно, будь то лагерь Соламнийских Рыцарей или засада разбойников. Что бы там ни было, мы будем готовы.
Нахожу в книге заклинаний подходящее, несколько раз пробегаю его глазами, а затем берусь за магический куб. Он легко помещается у меня в ладонях, а на ощупь такой холодный, что, кажется, не согреется даже в огне дракона. Вызываю в памяти образ деревушки в землях Соламнии и принимаюсь за заклинание.
- …имбас мойпар танах…
- Рейст, а может?..

Идиот. Не успеваю даже в полной мере ощутить укол раздражения, когда проваливаюсь в магический водоворот. Последнее, что я вижу – не искаженное интеллектом лицо Карамона. А затем меня поглощает бурный поток. Все длится секунду. Приземляюсь куда-то, словно бы просто прыгнул вперед, и подошвы врезаются в твердую землю. 
Времени осмотреться у меня не оказывается. Мерзкие твари, похуже хобгоблинов, тут и там. В нескольких дюймах от моего лица проносится когтистая лапа. Отшатываюсь, едва не падая, и тут же запускаю пальцы в карман мантии. Довольно трудно парировать удары неведомой твари, когда находишься, по-видимому, в гуще сражения. Карамон? Но он остался по ту сторону телепортационного потока, и уже никак не сможет помочь.
Куда бы я ни попал, мне здесь, однозначно, не рады.
- Аст тасарак синуралан курнави!
Взмах руки, бросающей розовые лепестки, привычное едва заметное свечение и… ничего. Какого Чемоша здесь происходит? Сонное заклинание рассеивается, только коснувшись ужасного существа. Оно чихает, издает какой-то странный звук и заносит когтистую лапу для удара. За это короткое мгновение я не успею даже достать кусочек меха, не говоря уже о том, чтобы прочитать заклинание. Однако помощь приходит совершенно неожиданно. Что-то темное и жгучее захватывает чудовище, и я сам почти задыхаюсь от этой темноты. Я, еще не ведавший тьмы и желавший некогда света.
Не знаю, кем был мой спаситель, но времени на размышления нет. Сонная магия действительно не срабатывала на некоторых видах, такие случаи встречались мне в книгах еще во время учебы у Теобальда. Мастера Теобальда, конечно, но у старика только и выходило, что одно-единственное заклинание… Ну, конечно! Вряд ли у кого-то кроме огненных драконов есть иммунитет к огню. А драконы покинули Кринн очень давно.
- Аст кираинаинн соат аираин сухх каили ялаираин!
В ладони вспыхивает огненный шар. Меня он не обжигает, чувствуется лишь едва заметное тепло, но противников и зверей обычно отпугивает одной только демонстрацией. Поэтому поворачиваюсь вокруг, держа магический огонь наготове. В горле предательски скребет, извещая о приближении кровавого кашля, но я сдерживаюсь. От магии зависит слишком многое.

[nick]Raistlin Majere[/nick][status]надежда - глупое чувство[/status][icon]https://pp.userapi.com/F3m3n-PpoqEpKjVEF_VjsloyFFgyajvOjn1sNw/ZIbr-GDicJo.jpg[/icon][sign]— Зловредные тайвары целились в нас, — объявил Стурм, едва отдышавшись.
— Они целились в Рейстлина, — уточнил Полуэльф.
— Я говорил, что тайвары злобные, но в здравом смысле им не откажешь, — буркнул Флинт. [/sign][lz]Рейстлин Маджере, 24
Маг Ложи Алых Одежд, наемник, человек-песочные-часы, вжикающий кендеров во всякие непотребные места. И это совсем не то, о чем вы подумали. И вас вжикнет, если потребуется. По вечерам любит смотреть Катаклизм.[/lz]

+3

3

Относительно трудный и долгий переход через Зул'Драк был прерван привалом в крепости Драк'Тарон, которая осталась подконтрольна разрозненным отрядам Плети и ледяным троллям, даже после того, как пал Артас и его место занял Болвар Фордрагон.
Блойме слышит его Голос в своей голове даже здесь на этой отдаленной территории. Хоть и оказывает сопротивление влиянию нового Короля Лича, это доставляет некоторое неудобство и требует большей, чем хотелось бы, концентрации. И она усердно игнорирует навязчивый гул, ввинчивающийся в виски. Не с руки сейчас выяснять отношения с новым Владыкой, так настойчиво требующим к себе пристального внимания. К тому же она уже так близка к своей цели. Блойме остается лишь пересечь Седые Холмы, не потревожив при этом племена фурболгов, пребывающих в весьма раздраженном состоянии в это время года, и добраться до крепости Кровавой Дымки, надеясь на то, что там еще продолжает нести свое бдение тень мага Аругала и что он поможет ей пролить свет на ряд вопросов, возникших после повторного поднятия ее тела из посмертия в пустом Наксрамасе.
Но, увы, этим чаяниям не суждено было сбыться. Покинув крепость она натыкается на человеко-медведей, то ли вздумавших провести один из тайных шаманских ритуалов, то ли патрулирующих отдаленные окрестности рядом с Седой Пастью, в которой обитает добрая половина всех живущих племен. Рыцарь хотела обогнуть их по кривой дуге и не тревожить лишний раз обычно миролюбивых обитателей лесных земель, но удача, похоже, смотрела ей сегодня под ноги. Натолкнувшись на взгляд одного из местных шаманов, чемпион поняла, что стычки не избежать.

Руна крови с шипением и едва уловимой алой дымкой падает под ноги растревоженным полулюдям одновременно с разорвавшим пространство порталом, выплюнувшим под ноги фурболгам тощего человека в мантии и отбросившим волной на добрые пять метров рыцаря смерти.
- Черпорога тебе в зад, - рычит сквозь зубы подобравшаяся для броска Блойме, распознав в человеке, заблудившемся в собственном подоле, мага.
Фурболги в ярости бросаются на не прошеного гостя, свирепея в миг, будто вспыхнувшее в сухих ветвях пламя. Рев племени эхом разносится меж высоких стволов деревьев, вспугивая птиц и мелких животных, вплетающих свои тонкие голоса в общую какофонию и мешанину звуков.
Рядом с ногой в латном сапоге в землю впивается копье и чемпион тут же разворачивается к опасности лицом, теряя интерес к вопящему какую-то ересь на непонятном языке магу. Это его речь? Или ругательства? Разбираться будет потом, если конечно, этот идиот останется жив. Лучше бы нет. Одной проблемой меньше.
- Спляши им, вдруг понравится? – не выдерживает Блойме и фыркает, припечатывая ногой в латном сапоге одного из фурболгов, когда очередной нелепый кульбит мужчины не возымел действия на зверолюдей.
Секундное замешательство и крепкий удар приходится прямо в латную грудину, зато цепкая лапа не достает до лица рыцаря и тут же кровавым тюком падает под ноги полузверю, отрезанная выверенным движением рунического меча.
- Чего ты танцуешь с огнем, идиот, они же не звери! – рыцарь смерти злится, - Любой их шаман даст тебе фору с твоим пыхающим шариком, - как будто в подтверждение слов женщины прямо на них летит огромный фаербол, закручиваясь по спирали и набирая обороты,
- Не мешайся! - чемпион бесцеремонно толкает мага в спину, делая одновременно с этим подсечку ему под ноги, и тот растягивается на земле, а в том месте, где только что была его голова пролетает клокочущее пламя, которое Блойме ловко отводит руническим щитом, вспыхнувшим зловещим ядовито-зеленым коконом вокруг тела женщины в радиусе двух метров. Фурболги, потревоженные незваными гостями, сердитые в зимнюю пору, прут как безмозглые йормунгары, не смотря на потери среди соплеменников.
Блойме клянет, на чем свет стоит незадачливого мага, спутавшего все карты и вклинившегося телепортом в самую гущу битвы. Пытаясь покинуть место как можно скорее, она чертит руну беспощадной зимы, накрывшую место битвы. На несколько секунд все будто замирает и становится совсем тихо, как будто из воздуха выкачали все звуки, а затем уши закладывает от нестерпимо холодного завывающего ветра. Он поднимает в воздух с земли остатки снега и пожухших листьев, вгрызается льдинками в шкуры фурболгов, рвя их и причиняя боль, сцепляя прочный мех, затрудняя движение и вытягивая жизненные силы. Рыцарь смерти не намерена сражаться честно, ей это не с руки, да и переход до острова займет еще добрую половину недели, если она не найдет себе лошадь или другой транспорт, способный сократить время пути. Сейчас она готова обрадоваться даже упертому барану дворфов, лишь бы убраться отсюда как можно скорей.

Отредактировано Lady Blaumeux (13-04-2019 01:38:00)

+1

4

Адская пляска смерти происходит вокруг. Удар в спину и под колени заставляет рухнуть на землю, благо, я успеваю выставить руки и не разбиваю себе лицо. Хотя, если задуматься, на мне три тонны зимней одежды – разве можно пораниться? Пожалуй, это первый случай за последнее время, когда стоило бы сказать Карамону «спасибо». И, похоже, не только ему, потому что воительница, спасающая и меня заодно, до сих пор сражается, и даже одерживает верх.
Разглядывать ее у меня особо нет времени, но я все-таки успеваю заметить некоторую странность.  Красива, как Такхизис в самых смелых мальчишеских снах. И это вижу я. Без искажения, без взгляда сквозь время, когда на моих глазах ее молодое лицо покроется морщинами и сгниет, обращаясь в ничто. Это до боли странно, но у меня не оказывается времени, чтобы получше ее рассмотреть. Быть может, мой взгляд был слишком мимолетным, а она сама – слишком молода?
Я знаю, что так не бывает.
У проклятия нет исключений. Оно показывает мне, как изменяется с возрастом и умирает все живое, до чего только сможет дотянуться мой взгляд. Зрачки в форме песочных часов – лишь верхушка айсберга моих вечных страданий.
Выяснив, что и огонь нападающим тварям не страшен, я благоразумно предпочитаю отступить с поля боя, поэтому и не рвусь подниматься и снова бросаться в атаку. Физически мы с тварями, однозначно, не равны. Я знаю, что телом довольно слаб. Зато сильна моя вынужденная защитница, использующая такую темную магию, что иногда чувствую удушье от одного ее применения. Вот и сейчас как-то интуитивно ощущаю острый укол тревоги, говорящий о предстоящей опасности. Едва успеваю произнести защитное заклинание, когда все поле накрывает особенной, не знакомой мне магией.
Тело пронзает острая боль. Опасная магия все-таки коснулась меня раньше, чем я успел дочитать заклинание. Я не успел. Остро ощущаю досаду и злость на себя. Что вообще происходит с моими силами? Защитные чары лишь развеивают остатки враждебного заклинания. Перед глазами прыгают цветные пятна, в голове ощущается болезненная тяжесть. Что-то похожее я чувствовал, когда болел лихорадкой еще в детстве. Тогда я не ел несколько дней, и от слабости не мог даже пошевелиться, пока Карамон насильно не накормил меня мясным супом.
Но здесь нет брата, и я могу рассчитывать только лишь на себя. Сжав зубы, я очень медленно поднимаюсь, ощущая на себе остаточное действие магии. Твари только-только пытаются подняться, значит, у нас с воительницей есть еще несколько секунд. Окидываю ее коротким взглядом, и на удивление отмечаю ее некоторое сходство с Китиарой. Тот же горящий взгляд, та же усмешка. Темные волосы, светлая кожа. Не нагрешил ли где-то один Соламнийский Рыцарь, воспроизведя на свет столь похожих женщин? Но о родстве мы сможем поговорить и позже.
Встаю на некотором расстоянии, чтобы не путаться под ногами, а сам спешно просчитываю варианты:
- Я – маг из Башни Высшего Волшебства. Почему на них не действует моя магия? Кто они такие?
Перебираю в голове варианты, пытаясь вспомнить хоть одно заклинание, действующее не напрямую на противника, а обращающееся к силам природы. Почему бы, например, не уронить их случайно в земной разлом? Вряд ли они быстро выберутся. Особенно, если его своевременно захлопнуть. Но магию применять и не приходится. Моя спасительница вдруг срывается с места и мчит по направлению к какому-то лесу. Не долго думая, я срываюсь за ней.
Пожалуй, бегство можно назвать стратегически разумным ходом. Ей явно больше известно об этих местах, а оставаться один на один с неизвестными мне отродьями – не самая лучшая мысль. Бежать в длинной мантии непросто, она не предназначена для такого, но меня подгоняет страх.
Почему не действует магия?
В голове вспыхивает ярко, словно огонек в ночи, мысль. Может быть, это все-таки Бездна? Возможно, мое перемещение прошло совсем не так хорошо, как могло бы, не вмешайся Карамон со своим причитанием. Все из-за братца. Хочется высказать ему всю ту горечь, что жжет меня изнутри, но его снова нет рядом, и остается только бежать за воительницей, высматривая ее силуэт между деревьями.
Бежать все труднее, легкие жжет огнем. Не рискую оборачиваться, чтобы не потерять драгоценные секунды. С трудом нашариваю на бегу в поясном кошеле крошечный пузырек. Надеюсь, это то, что мне нужно. Зубами откупориваю крышку, едва не уронив ее под ноги. Спотыкаюсь на корне какого-то дерева, выругиваюсь про себя, и замедляюсь. Делаю крошечный глоток – мне не нужно много. И тут же ощущаю, как сила наполняет мое тщедушное тело, как пружинят по земле стопы, словно я не человек больше, а дикий зверь. Закупориваю волшебный бутылек, и всего за несколько мгновений нагоняю свою спасительницу. По ее лицу невозможно определить, удивлена ли она моей прытью. Возможно, ощущает лишь досаду от того, что убогий калека снова будет путаться у нее под ногами.
Но пока что она – моя единственная связь с местом, в которое я попал. И мне очень, очень, Чемош его дери, нужно получить ответы.
- Куда мы бежим? – благодаря зелью я не чувствую даже одышки, но долго это длиться не сможет. – Где мы? Далеко ли до Соламнии?
Потому что если нужно куда-то сворачивать, лучше делать это прямо сейчас. И я искренне надеюсь, что это все же не Бездна.
[nick]Raistlin Majere[/nick][status]надежда - глупое чувство[/status][icon]https://pp.userapi.com/F3m3n-PpoqEpKjVEF_VjsloyFFgyajvOjn1sNw/ZIbr-GDicJo.jpg[/icon][sign]— Зловредные тайвары целились в нас, — объявил Стурм, едва отдышавшись.
— Они целились в Рейстлина, — уточнил Полуэльф.
— Я говорил, что тайвары злобные, но в здравом смысле им не откажешь, — буркнул Флинт. [/sign][lz]Рейстлин Маджере, 24
Маг Ложи Алых Одежд, наемник, человек-песочные-часы, вжикающий кендеров во всякие непотребные места. И это совсем не то, о чем вы подумали. И вас вжикнет, если потребуется.[/lz]

+1

5

Развернувшись на пятках и недолго думая, Блойме прыгает через кусты и маленький ручеек, бережок которого под тяжелыми латными сапогами оседает и обваливается в холодную воду, на краткий миг, превращая чистую ледяную воду в месиво грязи. Идеальным вариантом было бы пройтись вниз по течению, сбивая запахи и путая следы, хоть не намного отвлекая от себя чрезмерно пристальное внимание растревоженных полузверей. Но теперь эта возможность стремительно тает, благодаря вмешательству мага так некстати попавшего под горячую руку. У рыцаря остается всего несколько секунд, пока не спадет руническое заклинание и фурболги не начнут приходить в себя, а потому она спешит как можно скорее убраться подальше от места битвы.
В морозном пахнущем свежестью и хвоей воздухе шаги чемпиона раздаются гулким эхом. Примятая пожухлая прошлогодняя трава, проступающая сквозь не до конца сошедший снег, пружинит под ногами. Рыцарь двигается стремительно и легко, игнорируя вес своего доспеха и двух тяжелых рунических мечей. После длительного отдыха в крепости Драк'Тарон, теперь можно не думать о привале несколько дней, хотя лошадь все же была бы лучше, чем чесать через дикий почти не тронутый цивилизацией лес.

В другое время можно было бы остановиться и медленно и неспешно пройтись по затянутым низким седым туманом холмистым лесам. Насладится тишиной и покоем, царящим в этих навечно промерзших борах, привлекающих своей строгой суровой красотой. Полюбоваться огромным, оставшимся от падения Древа Жизни пнем, возвышающимся даже над самыми высокими кронами деревьев, в ночной тиши разглядеть тысячи мерцающих огоньков в его уже мертвом чреве от света жилищ фурболгов. Столица зверолюдей по дикому прекрасна и удивительна, но сейчас, когда в любой момент в спину может прилететь огненный шар, даже думать об этом не хочется. Блойме поводит плечами, желая стряхнуть наваждение припекающего лопатки фаерболла, и прибавляет шаг, огибая по кривой дуге Фордрассил и расположившуюся в нем столицу. На сегодня ей хватило радушных встреч с местными жителями.

Ей приходится забрать сильно южнее, ближе к горному кряжу и приблизиться к Приюту Янтарной Сосны, проходя там, где не так много охранных тотемов фурболгов, зато есть риск напороться на патруль Альянса. Выбирая из двух зол меньшее, Блойме предпочитает столкнуться нос к носу с людьми, чем в очередной раз выяснять отношения с полудикими хозяевами этих лесных просторов.
Чертов маг не отстает, и чего увязался, даром она что ли в няньки нанялась? К тому же задает откровенно глупые вопросы, от которых как от оскомины сводит челюсть. Вот чего все эти юбочники такие дотошные? Шел бы своим путем, кто ему мешал.
Блойме вздыхает и сбавляет наконец шаг, осторожно пробираясь мимо смотровых башен, стоящих по периметру высокого холма, где расположились основные силы Альянса в этой местности. Сколько уже лет прошло, а все еще несут дозор. В Нордсколе давно спокойно, Болвар сидит себе на троне и держит Плеть в узде. Новый Король Лич, не в пример прежнему, плетет свои интриги тайно, не посвящая в них даже самых приближенных рыцарей, выжидая подходящего момента. Удобная позиция нейтралитета, в которую верит даже Могрейн. Вот уж точно блаженный идиот. Чемпион не верит в это затишье, слишком оно гладко выстелено снегами Ледяной Короны, под которыми неосторожный путник не видит острые ледяные кромки, готовые сомкнуться над его головой, стоит только сделать неверный шаг.

Интересно, а сколько человек знают о том, кто восседает на Троне? Или все думают, что Король пал и нового нет?

Рыцарь смерти фыркает себе под нос и останавливается, вглядываясь в холодные пики горной гряды, чтобы решить каким путем все же лучше идти. Где-то рядом топчется маг. Вот же троггов прилипала.
- Какого вурдалака ты за мной увязался? Тебя что из Кирин-Тора поперли, потому что ты головой ударился о магический гримуар и забыл все заклинания? – наконец не выдерживает Блойме и поворачивается к нежеланному спутнику направив на него один из рунических клинков, - Телепортируйся в Даларан пока цел и грызи свой магический гранит дальше, не подавись только, а меня оставь в покое.

Отредактировано Lady Blaumeux (13-04-2019 11:47:25)

+2

6

Никогда не мог похвастаться физической силой. Это удел Карамона: он сильнее, я - в значительной мере умнее. Природа сыграла с нами интересную шутку, заключив острый ум в немощное тело, и не оставив моему братцу ничего, кроме воистину исполинской мощи, обделив какими-никакими мозгами. Это всегда забавляло меня. Должен же быть в мире какой-то баланс?
Но каким бы ни был Карамон, это я сейчас убегаю от неведомых тварей, не в силах совладать с собственной магией. Как тебе была бы такая шутка, брат мой?
Мы бежим и бежим, холм, что раньше был вдалеке, неумолимо приближается. А силы моего зелья, тем временем, иссякают. И чувствуется уже тяжесть в ногах и биение собственного сердца в районе трахеи.
Скоро накатит нечеловеческая усталость. За все в итоге придётся платить.
Но пока ещё есть силы, я собираю волю в кулак и бегу. Бегу за странной спутницей и моим, видимо, единственным спасением. И когда она, наконец, позволяет себе сбавить темп, я с облегчением выдыхаю. Легкие уже жжет огнём, ноги налились будто свинцом.
Усталость накатывает волнами, грозя утопить насовсем. Я замедляюсь настолько, насколько могу, чтобы не отстать. Дышу глубоко и громко, в горле уже застревает кашель.
Захожусь в приступе, но быстро подавляю его, отхлебнув из маленькой фляги на поясе. Это, конечно, лишь временное избавление, но оно позволит мне не упустить свою спасительницу из виду.
И внезапно из защитника она превращается в нападающего. Клинок направлен остриём прямо в меня. Еле сдерживаюсь, чтобы не оскалиться и сохранять нейтральное выражение лица. Моя магия здесь работает не так, как обычно. Не стоит ввязываться в неравную битву. Я примирительно вскидываю руки:
- Спокойно. Я иду за тобой не по своей воле. Если бы я мог телепортироваться обратно - я бы не устраивал забег через леса, - фыркаю, не сдержавшись, но тут же снова беру себя в руки: - Я из Утехи. Посёлок в землях Абанасинии, - пытаюсь поймать на ее лице хотя бы тень узнавания, но тщетно. Смотрит на меня так, словно это я здесь ничего не понимаю. Кто из нас ещё повредил разум?
- Утеха, понимаешь? Сейчас. Мне просто нужно вернуться к брату.
Незаметно я стискиваю зубы, чтобы не выплюнуть парочку ядовитых фраз о поразительной схожести в безмозглости некоторых обладателей холодного оружия. Но сдерживаюсь. Сейчас есть вероятность не уйти отсюда живым. А я любым способом должен вернуться к Карамону. Хотя бы для того, чтобы сказать ему, насколько он идиот.
Поэтому одним движением достаю из кармана небольшую карту, тут же снова демонстрируя своей спутнице руки. Карта. Просто карта. Я не опасен.
- Скажи мне, в какой части мы оказались. Это не похоже на Соламнию... может быть, тут? - я тыкаю пальцем в гористую местность на карте, хотя и сам понимаю, что совпадение в данном случае весьма сомнительно.
Но мне нужен хоть какой-то ответ. Хотя бы что-то, чтобы понять, что я не спятил. Не умер, не попал в Бездну. И все это - не происки темных Богов, а лишь досадное недоразумение?
Я все ещё надеюсь, что нестареющая моя спутница узнает хоть что-то из нанесённого на карту Тассельхоффа.
- Просто помоги мне найти путь обратно. А я смогу щедро тебя отблагодарить.
И во взгляде ни капли лукавства. Такие, как она, чуют ложь собственной кожей, знают, когда ты пытаешься скрыть от них истинные порывы.
Кажется, что ещё немного, если я не пойму, что тут происходит на самом деле, и не верну себе полный контроль над всей этой ситуацией, у меня начнётся истерика.
Губы предательски растягиваются в нервной улыбке.
[nick]Raistlin Majere[/nick][status]надежда - глупое чувство[/status][icon]https://pp.userapi.com/F3m3n-PpoqEpKjVEF_VjsloyFFgyajvOjn1sNw/ZIbr-GDicJo.jpg[/icon][sign]— Зловредные тайвары целились в нас, — объявил Стурм, едва отдышавшись.
— Они целились в Рейстлина, — уточнил Полуэльф.
— Я говорил, что тайвары злобные, но в здравом смысле им не откажешь, — буркнул Флинт. [/sign][lz]Рейстлин Маджере, 24
Маг Ложи Алых Одежд, наемник, человек-песочные-часы, вжикающий кендеров во всякие непотребные места. И это совсем не то, о чем вы подумали. И вас вжикнет, если потребуется.[/lz]

Отредактировано Слепой (04-05-2019 19:51:36)

+1

7

Нет, он точно головой ударился. Блойме не убирает меч и взгляд ее становится все холоднее и жестче с каждым произнесенным магом словом, но тот, похоже, даже не замечает, что находится на волосок от смерти и что терпение у чемпиона не безграничное. Оно вот-вот изотрется и лопнет, как старая тетива у охотничьего лука и тогда одним юбочником на этом белом свете станет меньше, а настроение у рыцаря во много раз благожелательнее. Может и правда его просто пришпилить к дереву? Взгляд невольно скользит по ближайшим крепким стволам и Блойме прикидывает, с какой силой надо ударить, чтобы лезвие клинка вошло хотя бы на треть, проливая древесный сок и  смешивая его с кровью этого бездаря. Судя по его комплекции и тому, как он хлещет магические зелья, товарищ не слишком-то уповает на свои силы. За все время дороги даже ни разу не использовал скачок, хотя это уж первое, что стараются кастовать маги, когда обнаруживают поблизости от своей драгоценной тощей тушки кого-нибудь из братии немертвых рыцарей. Только этот почему-то бежит не прочь, а за ней.

Что он там лопочет и тычет каким-то обрывком в лицо. Карта? Блойме прикрывает рукой глаза и чуть не смеется в голос, ее плечи пару раз вздрагивают, пока она пытается сдержать приступ неконтролируемого хохота, но тот все же вырывается наружу и, запрокинув голову, чемпион уже не сдерживается, смеется в голос. Гулким эхом он бьется в лесных кронах, распугивает птиц с окрестных деревьев с гомоном разлетающихся в разные стороны. И как она только не догадалась сразу? Странный говор, внешний вид, зрачки эти песочными часами, будто он время проглотил.
- Можешь подтереться своей бумажкой, - успокоившись, чемпион убирает свой меч, решая, что пока не станет убивать этого мага. Кто же думал, что ей вот так будет везти на попаданцев в ее родной мир и что она сама будет гостьей чужих земель, не начертанных ни на одну карту Азерота.
Желтолицый маг кажется на грани нервного срыва, уж больно улыбка у него кривая и болезненно ломанная. Того и гляди сейчас начнет вновь палить своими нелепыми огненными шариками и ругаться по-вурдалачьи, плюясь одному ему известными заклинаниями, которые тут, похоже ни на кого не действуют. Даже жалко как-то немного бедолагу.

Блойме прислоняется к ближайшему дереву плечом и решает сжалиться над своим невольным спутником.
- Иди куда хочешь, маг, но дорогу в свою Соламнию ты не найдешь. Это другой мир. Азерот. И мы сейчас в Нордсколе, в Седых Холмах. Что-то ты наплел сдуру в своих заклинаниях, и тебя выбросило сюда. Сам ищи свой путь. Мне некогда.
Рыцарь смерти отлепляется от дерева и взмахивает рукой, желая показать тем самым, что убивать она его больше не намерена, но и терпеть под боком тоже. Она и так потеряла слишком много времени на этого пришибленного, а ей еще нужно придумать, где найти ночлег. В предгорьях в это время года дождливо. Снег, набрякший от воды, едет под ногами и опасно подмывается талыми потоками снизу, свернуть шею на перевале совсем не хочется, а потому придется идти только днем, а ночью отдыхать и слушать завывание волков.

Ох, ели б не этот маг, она бы уже была на полпути к острову Кровавой Луны, позаимствовала бы тихо в лагере Ункава скакуна и уже через две ночи была у руин Дракил'джина, а там рукой подать до Аругала.
Блойме проверяет подсумки и свою дорожную торбу, поправляет клинки и подтягивает ремни на рукавицах, а потом поворачивается, чтобы уйти и наталкивается на пронзительный взгляд золотолицего мага.
- Ты еще здесь, - бросает равнодушно и отрешенно, не спрашивает, а констатирует факт раздражающего наличия человека у себя под боком, - иди уже восвояси, пока я не передумала и действительно не отчекрыжила тебе башку.

Отредактировано Lady Blaumeux (27-05-2019 01:10:56)

+1

8

Делаем глубокий вдох. Выдох. Вдох и выдох. Говорят, это помогает успокоиться. Если я уже умер и попал в Бездну – это очень, очень плохой вариант, потому что томиться мне в ней до конца своих дней. Но, если это и правда, то Богиня как-то подрастеряла свою харизму. Если, конечно, это и вправду она. О, Лунитари, ну почему именно Бездна? Почему все так на нее не похоже?
Рука, держащая карту, подрагивает, я вот-вот зайдусь в новом приступе кашля. Интересно, насколько хватит моих трав, чтобы суметь выжить здесь? И если в Бездне растут главные составляющие зелья, так же они отвратительны, как и вода? Ну, и как моя новая (новая ли?) знакомая, разумеется.
Барский жест – живи, мол, но выживай как-нибудь сам. Смешок. В общем-то, все наконец-то встает на свои места. Я читал об иных мирах, но никогда не видел их воочию. Да и посещать чужие края без должной подготовки – зачастую самоубийство. На такое отважился разве что один мой весьма непоседливый знакомый. Я быстро просчитываю все в уме. Перемещение между мирами – процесс сложный, а без должной подготовки и вовсе практически невозможный. Но теперь я точно знаю, куда должен попасть, и как здесь оказался. Так что нет ничего проще, чем произнести нужное заклинание. Оно должно вернуть меня хотя бы в мир Трех Лун. А оттуда я как-нибудь доберусь. Удивительно, как быстро меняются приоритеты по уровню возрастания моих неприятностей.
По инерции я все еще следую за той, кого принял за Темную Госпожу. Да уж, стоило ли вообще ломать голову? Хотя, признаться, я догадываюсь, что даже из Бездны есть выход, если знать, где искать. Но об этом я подумаю на досуге.
А пока лишь воспроизвожу в памяти заклинание – благо, я ни разу не использовал его, и от того не забыл, как это бывает с другими. Лишь бы моя магия сработала. Пальцы проникают в бездонный карман мантии и сжимают там маленький стеклянный шар, похожий на тот, что держит когтистая лапа дракона на моем посохе. Неожиданно женщина, о которой я уже успел позабыть, вдруг останавливается. И я останавливаюсь.
- Интересно, куда я могу идти еще, если здесь всего одна дорога?
Кажется, моей голове действительно угрожает опасность, но я тут же начинаю чтение заклинания. Не намерен здесь оставаться. Шар, зажатый у меня в кулаке, нагревается сначала от тепла сухих ладоней, а затем становится все жарче и жарче. Волшебство наконец-то имеет силу. Все так просто.
Иногда мне кажется, что лишение магии для меня хуже смерти. Я предпочел бы не выживать в случае, если дар покинет меня. Это как снова быть никем, немощной тенью своего более сильного близнеца. И сейчас, снова почувствовав магию на кончиках пальцев, я вновь обретаю уверенность в себе. Это все, что мне нужно.
Даже дамочка, от которой так и веет темной магией Нуитари, перестает быть для меня интересной. Спасибо этому миру за отсутствие гостеприимства, но я должен вернуться к своему непутевому брату. По чьей милости я тут, вообще-то и оказался. Я даже не отвечаю женщине на угрозы. Просто читаю свое заклинание.
Пальцы сжимаются еще крепче, шар жжет почти нестерпимо. Я думаю о Карамоне, о постоялом дворе, в котором мы остановились, о запахах тлеющего угля в камине и жареного мяса с картошкой. Рот не наполняется слюной от таких мыслей – ем я постольку-поскольку, придерживаясь принципа: «есть, чтобы жить», и ни в коем случае не наоборот. Никогда не понимал зверских аппетитов своего братца. Но образы в голове очень красочные.
Когда последнее слово в сложно составленном заклинании срывается с моих губ, мир вокруг тут же начинает вращаться, кружа меня в магическом водовороте. Небо меняется местами с землей, пейзаж вокруг смазывается, и последнее, что я вижу – это бледное лицо прекрасной, но острой на язык женщины, что спасла меня от странных существ. Последней моей мыслью проскальзывает надежда на то, что не она все же произвела на свет бога Темной Луны.
Чтобы не потерять сознание, я закрываю глаза. А когда открываю их, меня тут же ослепляет яркий свет, какого я не видел никогда в жизни. Уши закладывает от странного шума, словно многотысячная армия хобгоблинов пыхтит, храпит и бряцает доспехами одновременно.
Мир сдвинулся с места, и я не уверен, что хотел бы его спасать.

[nick]Raistlin Majere[/nick][status]надежда - глупое чувство[/status][icon]https://pp.userapi.com/F3m3n-PpoqEpKjVEF_VjsloyFFgyajvOjn1sNw/ZIbr-GDicJo.jpg[/icon][sign]— Зловредные тайвары целились в нас, — объявил Стурм, едва отдышавшись.
— Они целились в Рейстлина, — уточнил Полуэльф.
— Я говорил, что тайвары злобные, но в здравом смысле им не откажешь, — буркнул Флинт. [/sign][lz]Рейстлин Маджере, 24
Маг Ложи Алых Одежд, наемник, человек-песочные-часы, вжикающий кендеров во всякие непотребные места. И это совсем не то, о чем вы подумали. И вас вжикнет, если потребуется.[/lz]

+2


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Драконы нью-йоркского утра [Dragonlance & World of Warcraft]